Судебная практика по уголовным делам



жүктеу 1.69 Mb.
бет11/19
Дата22.02.2016
өлшемі1.69 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   19

Исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации обязан отказать в принятии решения о включении в границы населённого пункта земельного участка, относящегося к категории земель «земли особо охраняемых территорий и объектов».


Постановлением Правительства Московской области в границы населённого пункта К. включён принадлежащий на праве собственности ООО «С.» земельный участок площадью 64 500 кв.м (категория земель

«земли особо охраняемых территорий и объектов», вид разрешённого использования «для строительства санатория - профилактория»).

Этим же постановлением вид разрешённого использования земельного участка изменён для строительства многоэтажной жилой застройки (п. 2).

Общественная благотворительная организация «П.» в интересах неопределённого круга лиц обратилась в суд с заявлением о признании недействующим указанного нормативного правового акта, полагая, что он противоречит федеральному законодательству, нарушает законные экологические интересы и конституционные права граждан на охрану здоровья и благополучную окружающую среду, право на защиту окружающей среды от негативного воздействия, на приоритет охраны жизни и здоровья человека, согласно которому должны осуществляться земельные отношения.

Решением Московского областного суда заявленные требования удовлетворены, постановление признано недействующим со дня его принятия.

Правительство Московской области обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с апелляционной жалобой.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не нашла оснований для отмены решения суда.

Суд, удовлетворяя заявленные требования, проанализировав нормы федерального законодательства, регулирующего вопросы включения земельных участков в границы населённого пункта и изменения вида разрешённого использования, исследовав представленные материалы, на основании которых принят оспариваемый нормативный правовой акт, сделал правильный вывод о том, что он противоречит законодательству, имеющему большую юридическую силу.

Согласно подп. «в» ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации вопросы владения, пользования и распоряжения землёй находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, в связи с чем принимаемые по ним законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам.

В соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 1 Земельного кодекса Российской Федерации одним из принципов, на которых основываются данный кодекс и изданные в соответствии с ним иные акты земельного законодательства, является принцип, согласно которому правовой режим земель определяется исходя из их принадлежности к определённой категории и виду разрешённого использования в соответствии с зонированием территорий и требованиями законодательства.

Пунктом 1 ст. 7 Земельного кодекса Российской Федерации установлено, что земли в Российской Федерации по целевому назначению подразделяются на 7 категорий, в том числе на земли населённых пунктов (подп. 2), земли особо охраняемых территорий и объектов (подп. 4).

Как следует из содержания ст. 8 Земельного кодекса Российской Федерации, категория земель указывается в официальных документах, в том числе в государственном кадастре недвижимости, в договорах, предметом которых являются земельные участки, а также в документах о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (п. 2). Перевод земель населённых пунктов в земли иных категорий и земель иных категорий в земли населённых пунктов независимо от их форм собственности осуществляется путём установления или изменения границ населённых пунктов в порядке, определенном названным кодексом и законодательством Российской Федерации о градостроительной деятельности.

Изучив материалы дела, суд установил, что ООО «С.» является собственником земельного участка, расположенного рядом с населённым пунктом К., относившегося до издания оспариваемого нормативного правового акта к категории земель особо охраняемых

территорий и объектов с видом разрешённого использования «под строительство санатория-профилактория». На момент принятия оспариваемого постановления генеральный план данного городского поселения не был утверждён.

Суд при разрешении возникшего спора руководствовался положениями ст. 41 Федерального закона от 29 декабря 2004 г.

№ 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 191-ФЗ), согласно которым до утверждения генеральных планов городских округов, генеральных планов поселений, схем территориального планирования муниципальных районов, расположенных на территории Московской области, но не позднее 31 декабря 2014 г., включение земельных участков в границы населённых пунктов осуществляется исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации в порядке, предусмотренном данной статьёй (ч. 1).

Проанализировав приведённую норму в системном единстве с положениями ч. 1 ст. 8 Федерального закона от 21 декабря 2004 г.

№ 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую», согласно которым включение земельных участков в границы населённых пунктов является переводом земель или земельных участков в составе таких земель из других категорий в земли населённых пунктов, принимая во внимание положения ст. 3 и 5 Закона Московской области от 7 июня 1996 г. № 23/96-03 «О регулировании земельных отношений в Московской области», определяющих соответственно полномочия Правительства Московской области и порядок перевода земель из одной категории в другую, Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции о том, что оспариваемый нормативный правовой акт принят Правительством Московской области в пределах предоставленных законодательством полномочий.

Суд первой инстанции при рассмотрении настоящего гражданского дела правомерно применил часть 19 статьи 41 Федерального закона

№ 191-ФЗ, предусматривающую исчерпывающий перечень обстоятельств, являющихся безусловными основаниями для отказа в принятии решения о включении земельного участка в границу населённого пункта, сделав правильный вывод о том, что Правительство Московской области должно было отказать в удовлетворении заявления ООО «С.» о включении принадлежащего ему на праве собственности земельного участка в границы населённого пункта К.

Федеральный законодатель, регламентировав в названной статье порядок включения земельного участка в границы населённого пункта, установил обязанность исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации отказать в принятии решения о включении земельного участка в границы населённого пункта, если федеральными законами установлены ограничения изменения целевого назначения и (или) вида разрешённого использования земельного участка (п. 1 ч. 19 ст. 41).

Такие ограничения в отношении земель, относящихся к категории особо охраняемых территорий и объектов, предусмотрены разделом XVII Земельного кодекса Российской Федерации, устанавливающим особый правовой статус названной категории земель, к которым относятся земли особо охраняемых природных территорий, земли природоохранного, рекреационного и историко-культурного назначения, а также особо ценные земли (п. 2 ст. 94). Так, в п. 5 ст. 98 Земельного кодекса Российской Федерации содержится прямой запрет осуществления на землях рекреационного назначения деятельности, не соответствующей их целевому назначению.

Между тем оспариваемым региональным правовым актом в отношении земельного участка, относящегося к категории земель

«земли особо охраняемых территорий и объектов», изменён вид разрешённого использования: вместо строительства санатория- профилактория разрешено использование земельного участка для строительства многоэтажной жилой застройки.

Федеральный закон от 21 декабря 2004 г. № 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую», который является одним из нормативных правовых актов, осуществляющих правовое регулирование отношений, возникающих в связи с переводом земель или земельных участков в составе таких земель из одной категории в другую (ст. 1 названного закона), также устанавливает ограничения изменения целевого назначения земель особо охраняемых территорий и объектов, предусматривая возможность перевода названной категории земель в другую категорию только в том случае, если их использование по целевому назначению невозможно ввиду утраты ими особого природоохранного, научного, историко- культурного, рекреационного, оздоровительного и иного особо ценного значения при наличии положительных заключений государственной экологической экспертизы и иных установленных федеральными законами экспертиз в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране окружающей среды (ч. 1 ст. 10).

Поскольку Правительство Московской области включило названный выше земельный участок в границы населённого пункта с нарушением положений п. 19 ст. 41 Федерального закона № 191-ФЗ, суд законно удовлетворил заявленные требования.

В связи с изложенным не имеют правового значения и не влекут отмену судебного постановления заключение Комитета по физической культуре, спорту, туризму и работе с молодёжью Московской области об утрате спорным земельным участком особого рекреационного назначения и письмо Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации об отсутствии оснований для проведения экологической экспертизы.

Суд признал несостоятельным довод жалобы о неверном определении судом правового статуса земельного участка, включённого в границы города, в силу того, что данный статус установлен кадастровым паспортом земельного участка и свидетельством о государственной регистрации права собственности ООО «С.».

Судебная коллегия нашла ошибочной позицию, изложенную в апелляционной жалобе, об отсутствии у заявителя процессуального права на обращение в суд с заявлением об оспаривании нормативного правового акта, который, по мнению заинтересованного лица, очевидно не затрагивает его права и свободы.

В силу статьи 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации организация вправе обратиться в суд в защиту неопределённого круга лиц в случаях, предусмотренных законом.

Как следует из Устава Общественной благотворительной организации «П.», целью её деятельности является охрана окружающей среды, для реализации уставных целей предусмотрено право обращения в суд с исками по вопросам, касающимся охраны окружающей среды, негативного воздействия на окружающую среду.

Статья 12 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» предусматривает право общественной организации, осуществляющей деятельность в области охраны окружающей среды, обращаться в суд с иском в интересах неопределённого круга лиц.

Поскольку оспариваемое постановление изменило правовой статус земельного участка, ранее относящегося к такому виду особо охраняемых территорий и объектов, как земли рекреационного назначения, установив вид использования для многоэтажной жилой застройки, обращение заявителя с требованием о признании этого

нормативного правового акта недействующим соответствует приведённым законоположениям.

На основании изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации решение Московского областного оставила без изменения.

Определение № 4-АПГ13-16

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   19


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет