Судебная практика по уголовным делам



жүктеу 1.69 Mb.
бет17/19
Дата22.02.2016
өлшемі1.69 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

Комитет ООН против пыток26



Сообщение: Инасс Абишу против Германии. Сообщение № 430/2010. Решение принято Комитетом 21 мая 2013 года.

Тема сообщения: высылка из Германии в Тунис.

Вопрос существа: угроза применения пыток после выдачи.

Правовые позиции Комитета: Комитет должен определить, нарушило ли государство-участник… свое обязательство по пункту 1 статьи 3 Конвенции не высылать или не возвращать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток. Комитет подчеркивает, что он должен вынести решение по этому вопросу в свете информации, которой государство-участник располагало или должно было располагать на момент осуществления выдачи. Дальнейшие события представляют интерес только для оценки того, в какой степени государство-участник располагало или должно было располагать

информацией на момент выдачи27 (пункт 11.2 Решения).

Комитет напоминает, что цель такой оценки – определить, угрожала ли лично заинтересованному лицу предсказуемая и реальная опасность подвергнуться пыткам по возвращении в Тунис. Комитет также ссылается на свое Замечание общего порядка № 1 (1997 год) относительно осуществления статьи 3, согласно которому "при оценке степени риска применения пыток должны анализироваться основания, выходящие за пределы одних лишь умозрительных предположений и подозрений. Вместе с тем при оценке этого риска не следует брать за


26 Комитет ООН против пыток (далее – Комитет) действует на основании Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 года. Российская Федерация является участником указанного международного договора и в качестве государства – продолжателя Союза ССР признает компетенцию Комитета получать и рассматривать сообщения лиц, находящихся под его юрисдикцией, которые утверждают, что они являются жертвами нарушения государством – участником положений Конвенции.

27 См. сообщение № 428/2010, Калиниченко против Марокко, пункт 15.2; №

233/2003, Агиза против Швеции, Решение, принятое 20 мая 2005 года, пункт 13.2.

основу критерий высокой степени вероятности"28, а показать, что такая опасность угрожает лично автору и является реальной. Поэтому Комитет счел, что опасность подвергнуться пыткам должна быть предсказуемой, реальной и личной29. Кроме того, Комитет напоминает, что согласно его Замечанию общего порядка № 1 он уделяет серьезное внимание фактам, установленным органами соответствующего государства-участника30, но при этом не считает себя связанным их выводами; напротив, на основании пункта 4 статьи 22 Конвенции Комитет правомочен свободно оценивать факты с учетом всех обстоятельств по каждому отдельному делу (пункт 11.3 Решения).

Комитет должен принять во внимание все относящиеся к делу обстоятельства, включая существование постоянной практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека. При этом он напоминает, что цель такого анализа состоит в том, чтобы установить, угрожает ли лично данному лицу предсказуемая и реальная опасность применения пыток в стране, в которую он подлежит возвращению. Из этого следует, что наличие практики грубых, вопиющих и массовых нарушений прав человека в той или иной стране само по себе не является достаточным основанием полагать, что соответствующее лицо окажется под угрозой применения к нему пыток по возвращении в эту страну; должны существовать дополнительные основания, свидетельствующие о наличии личной угрозы для соответствующего лица. Верно и обратное: отсутствие постоянной практики вопиющих нарушений прав человека не означает, что соответствующее лицо не может подвергнуться пыткам с учетом конкретных обстоятельств его дела. Высказываясь по вопросу о наличии предсказуемой, реальной и личной опасности, Комитет не выражает мнения относительно обоснованности или тяжести уголовных обвинений (пункт 11.4 Решения).

Комитет напоминает, что запрещение пыток носит абсолютный характер и не допускает отступлений и что никакие исключительные обстоятельства не могут использоваться государством-участником для оправдания актов пыток31. … Комитет напоминает, что



28 Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, пятьдесят третья сессия, Дополнение 44 (A/53/44), приложение IX, пункт 6.

29 См., в частности, сообщение № 258/2004, Мостафа Дадар против Канады,

Решение, принятое 23 ноября 2005 года, и сообщение № 226/2003, T. A. против Швеции, Решение, принятое 6 мая 2005 года.



30 См., в частности, сообщение № 356/2008, Н.С. против Швейцарии, Решение,

принятое 6 мая 2010 года, пункт 7.3.



31 См. доклад Комитета против пыток, Замечание общего порядка № 2 (2007 год) об имплементации статьи 2 государствами-участниками, Официальные

дипломатические заверения не могут быть использованы в качестве инструмента, позволяющего избежать соблюдения принципа недопустимости принудительного возвращения, предусмотренного в статье 3 Конвенции32 (пункт 11.5 Решения).



Оценка Комитетом фактических обстоятельств: Комитет принял к сведению аргументы заявителя о том, что, учитывая частое применение пыток в Тунисе и жестокое обращение с двумя задержанными по тому же делу, существует серьезная опасность того, что Онси Абишу также будет подвергнут пыткам либо бесчеловечному или унижающему достоинство обращению в случае его выдачи Тунису. Он также отметил аргумент государства-участника, согласно которому Онси Абишу не относится к группам, подвергающимся такой опасности, поскольку выдвинутые против него обвинения не связаны с терроризмом. Наряду с этим государство-участник указало в Комитете, что просьба о выдаче сопровождается дипломатическими гарантиями Туниса в отношении того, что по делу Онси Абишу будет проведено новое разбирательство, в ходе которого будут соблюдены права, предусмотренные Международным пактом о гражданских и политических правах, и что в случае повторного обвинительного приговора он будет содержаться в пенитенциарном учреждении, соответствующем Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными (пункт 11.5 Решения).

Несмотря на представленные дипломатические заверения, Комитет должен принять во внимание реальное положение в области прав человека в Тунисе на момент выдачи мужа заявительницы. Комитет ссылается на свои заключительные замечания по второму периодическому докладу Туниса (CAT/C/20/Add.7), сформулированные в 1998 году, в которых Комитет заявил, что он "особенно обеспокоен сообщениями о многочисленных случаях применения сотрудниками сил безопасности и полиции пыток и других видов жестокого и унижающего достоинство обращения, которые в некоторых случаях приводили к смерти лиц, содержавшихся под стражей"33. Позднее, в 2008 году, Комитет по правам человека, рассмотрев периодический доклад Туниса (CCPR/C/TUN/5), выразил "обеспокоенность в связи с поступающими серьезными и заслуживающими доверия сообщениями о том, что на территории государства-участника по-прежнему имеют место случаи




отчеты Генеральной Ассамблеи, шестьдесят третья сессия, Дополнение

44 (A/63/44), приложение VI, пункт 5.



32 См. дело № 444/2010, Абдусаматов и др. против Казахстана, Решение, принятое 1 июня 2012 года, пункт 13.10.

33 Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, пятьдесят четвертая сессия, Дополнение 44 (A/54/44), пункт 72.

применения пыток и других видов жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения"34. Комитет по правам человека также выразил "обеспокоенность по поводу сообщений о том, что на практике полученные под пытками признательные показания не исключаются из доказательной базы в ходе судебного разбирательства"35. Эти сведения подтверждаются многочисленными неправительственными источниками, упомянутыми как заявительницей, так и государством-участником, причем последнее даже признало, что на момент выдачи Онси Абишу положение в области прав человека в Тунисе вызывало озабоченность, и сочло, что "вероятность незаконного обращения с подозреваемыми в Тунисе исключить нельзя" (пункт 11.6 Решения).

Таким образом, на момент выдачи Онси Абишу власти государства- участника знали или должны были знать о том, что в Тунисе систематически и в широких масштабах применяются пытки в отношении как политических заключенных, так и заключенных, осужденных за уголовные преступления. Комитет также принял к сведению утверждение заявительницы о том, что двое задержанных по обвинению в рамках того же дела были подвергнуты пыткам с целью получения признаний не только в период их предварительного задержания, но и в ходе судебного разбирательства, после того как следственный судья распорядился о проведении доследования. Комитет придает большое значение сведениям на эту тему, которые были представлены и документально оформлены заявительницей, в частности свидетельствам самих обоих обвиняемых и их жалобам на применение пыток, переданным в судебные органы Туниса, которые были отклонены без проверки и расследования. Пытки, которым, очевидно, были подвергнуты эти два лица, лишь повысили степень опасности, угрожавшей лично Онси Абишу, который после его выдачи Тунису должен был пройти через новое судебное разбирательство и, следовательно, через новые процессуальные действия, включая новое расследование, будучи подвергнут в таких обстоятельствах реальной опасности применения пыток или жестокого обращения. Получения государством-участником дипломатических заверений было недостаточно для того, чтобы оно могло игнорировать эту явную опасность, тем более что ни одна из предоставленных гарантий не касалась непосредственно защиты от применения пыток или жестокого обращения. Тот факт, что Онси Абишу в конечном счете не был подвергнут такому обращению после его выдачи, не может ретроспективно поставить под сомнение или приуменьшить серьезность


34 CCPR/C/TUN/CO/5, пункт 11 (см. сноску 7 выше).

35 Там же, пункт 12.

этой опасности на момент выдачи. Комитет приходит к выводу, что заявительница достаточным образом продемонстрировала, что Онси Абишу на момент его экстрадиции в Тунис подвергался предсказуемой, реальной и личной опасности (пункт 11.7 Решения).



Выводы Комитета: Комитет против пыток … постановляет, что имеющиеся в его распоряжении факты свидетельствуют о нарушении государством-участником статьи 3 Конвенции (пункт 12 Решения).
Сообщение: Я. против Швейцарии. Сообщение № 431/2010.

Решение принято 21 мая 2013 года.



Тема сообщения: высылка заявителя в Турцию.

Вопрос существа: опасность применения пыток по возвращении в страну происхождения.

Правовые позиции Комитета: Комитет напоминает свое Замечание общего порядка № 1 об осуществлении статьи 3 Конвенции, в котором говорится, что "при оценке степени риска применения пыток должны анализироваться основания, выходящие за пределы одних лишь умозрительных предположений или подозрений. Вместе с тем при оценке этого риска не следует брать за основу критерий высокой степени вероятности" (пункт 6), однако он должен быть реальным и

личным36. В связи с этим в своих предыдущих решениях Комитет постановил, что опасность применения пыток должна быть

предсказуемой, реальной и личной. Комитет также напоминает свое Замечание общего порядка № 1, в соответствии с которым бремя доказывания возлагается на заявителя (пункт 5) (пункт 7.3 Решения).

Комитет напоминает, что применение в прошлом жестокого обращения и пыток является лишь одним из подлежащих учету элементов (пункт 7.7 Решения).



Оценка Комитетом фактических обстоятельств: Комитет отмечает, что утверждение заявителя о том, что ей будет угрожать опасность применения пыток в случае ее возвращения в Турцию, основывается на следующих обстоятельствах: в 1998 году ее задерживали и пытали; она подвергалась краткосрочным арестам при посещении своей сестры в тюрьме; после выезда ее сестры из страны в 2002 году за ней была установлена слежка, и при этом она стала жертвой преследований, запугиваний и задержаний из-за политической


36 См., в частности, сообщения № 203/2002, А.Р. против Нидерландов, Мнения от 14 ноября 2003 года, пункт 7.3; № 285/2006, А.А. и др. против Швейцарии, Решение от 10 ноября 2008 года, пункт 7.6; № 322/2007, Нджамба и Баликоса против Швеции, Решение от 14 мая 2010 года, пункт 9.4.

деятельности своей сестры и подозрений в том, что она воспользовалась их внешним сходством для содействия бегству ее сестры из Турции; ее собственная деятельность по линии Месопотамского культурного центра в Стамбуле; опасность преследования семьи в связи с ее близкой родственной связью с ее сестрой (пункт 7.3 Решения).

Комитет отмечает, что, хотя арест и жестокое обращение с заявителем в 1998 году не оспариваются, государство-участник утверждает, что заявителю не удалось обосновать связь между этими событиями и ее выездом из Турции в 2008 году. Кроме того, государство-участник считает преувеличенными утверждения о многолетних постоянных преследованиях и слежке со стороны турецких властей, в том числе после выезда сестры заявителя из страны в 2002 году, и высказывает предположение, что власти приняли бы иные меры в том случае, если бы она представляла для них интерес (пункт 7.4 Решения).

При оценке опасности применения пыток в рассматриваемом случае Комитет принимает во внимание арест заявителя и жестокое обращение с ней в 1998 году, а также утверждение о том, что она страдает психическими расстройствами вследствие жестокого обращения, которому она подвергалась в прошлом, и постоянных притеснений и преследований со стороны турецких властей. В связи с этим Комитет указывает, что в качестве документальных доказательств заявитель представляет письмо реабилитационного центра ТОВАХ с подтверждением, что она проходила в нем лечение с 2002 по 2006 год, и медицинское заключение от 23 апреля 2010 года, выданное швейцарским психиатром, который, среди прочего, отмечает подозрения на посттравматическое стрессовое расстройство. Комитет также принимает к сведению доводы государства-участника о том, что заявитель не упомянула о проблемах с психическим здоровьем на слушаниях по вопросу о предоставлении ей убежища, что причина таких проблем не доказана, что предполагаемое посттравматическое стрессовое расстройство не может считаться значимым признаком преследования заявителя в Турции и что в Турции она может пройти лечение в связи с ее заболеванием (пункт 7.6 Решения).

Комитету надлежит решить, угрожает ли в настоящее время заявителю опасность применения пыток в случае ее возвращения в Турцию. Признание того факта, что в прошлом она подвергалась пыткам, отнюдь не означает, что по прошествии 15 лет после этих событий она по-прежнему будет находиться в опасности применения

пыток в случае ее возвращения в Турцию в ближайшее время37. В связи с этим Комитет отмечает утверждения заявителя о том, что до своего бегства в Швейцарию в 2008 году она была жертвой постоянной слежки, преследований, кратковременных арестов и гонений, однако при этом указывает, что она не представила каких-либо материалов в обоснование признания таких действий пытками. Кроме того, несмотря на заявления о том, что власти "по всей видимости" подозревали ее в выполнении функций своей сестры по линии подпольного политического движения, она не предъявила никаких свидетельств того, что ее хоть раз вызывали на допрос или вменяли ей в вину предполагаемое участие в деятельности КРП; не представила она и подтверждающую информацию в связи с утверждением о том, что полиция искала ее в родительском доме после ее бегства в Швейцарию. Комитет также отмечает, что заявитель никогда не утверждала, что проживающие в Стамбуле члены ее семьи подвергаются преследованиям в связи с бегством в Швейцарию ее сестры и ее самой. Не оспаривается также, что в отношении заявителя в Турции не выносилось судебного приговора, она не привлекалась к суду и не обвинялась в совершении какого-либо преступления; что она не вела активную политическую деятельность в Швейцарии; и что она не сотрудничала с членами КРП ни в Турции, ни в Швейцарии (пункт

7.7 Решения).

Комитет принимает к сведению представленную сторонами информацию об общем положении в области прав человека в Турции. Он учитывает содержащиеся в недавних докладах указания на определенный прогресс в деле соблюдения международного права о правах человека, на предпринимаемые Турцией усилия для обеспечения юридических гарантий предотвращения пыток и жестокого обращения в рамках текущей кампании "нулевой терпимости" в отношении пыток38 и на сохранение тенденции к снижению количества и степени тяжести случаев жестокого обращения39. В докладах также сообщается, что поводом для обеспокоенности остается чрезмерное применение силы сотрудниками правоохранительных органов40 и по-прежнему поступающая информация о случаях применения пыток41. Вместе с тем




37 См., например, сообщение № 245/2004, С.С.С. против Канады, Решение от 16 ноября 2005 года, пункт 8.4.

38 Государственный департамент Соединенных Штатов Америки ," Turkey 2012

human rights report", стр. 5.



39 Европейская комиссия "Turkey 2012 progress report" (10 October 2012), стр. 19. Размещено: http://ec.europa.eu/enlargement/pdf/key_documents/ 2012/package/tr_rapport_2012_en.pdf.

40 Там же, стр. 19 и 72.

41 См. Государственный департамент Соединенных Штатов Америки, " Turkey 2012 human rights report".

Комитет отмечает, что ни в одном из этих докладов не указывается, что в отношении членов семей активистов КРП принимаются особые принудительные меры и что они подвергаются пыткам. По поводу утверждения заявителя о том, что по возвращении в страну она подвергнется аресту и допросу, Комитет напоминает, что сама по себе опасность ареста и допроса не является достаточным основанием для вывода о наличии опасности применения пыток42 (пункт 7.8 Решения).

В свете вышеизложенных соображений Комитет считает, что представленные факты не позволяют ему сделать вывод о том, что возвращение заявителя в Турцию угрожает ей предсказуемой, реальной и личной опасностью применения пыток по смыслу статьи 3 Конвенции. Соответственно Комитет считает, что ее высылка в Турцию не будет представлять собой нарушение статьи 3 Конвенции (пункт 7.9 Решения).

Выводы Комитета: Комитет против пыток… делает вывод о том, что высылка заявителя в Турцию государством-участником не будет представлять собой нарушение статьи 3 Конвенции (пункт 8 Решения).
Сообщение: Д.Ю. против Швеции. Сообщение № 463/2011.

Решение принято Комитетом 21 мая 2013 года.



Тема сообщения: высылка заявителя в Узбекистан.

Вопрос существа: опасность применения пыток по возвращении в страну происхождения.

Оценка Комитетом фактических обстоятельств: В данном случае Комитет принимает во внимание замечания государства- участника о положении в области прав человека в Узбекистане и вывод миграционных властей и суда о том, что существующие в этой стране условия сами по себе не являются достаточным основанием считать, что принудительное возвращение заявителя в Узбекистан будет представлять собой нарушение статьи 3 Конвенции. Комитет также выражает обеспокоенность в связи с событиями в Андижане в мае 2005

года и последующими действиями властей43. Комитет напоминает о

своей обеспокоенности, вызванной многочисленными и последовательными утверждениями о повсеместном применении пыток и другого жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания сотрудниками правоохранительных и


42 Сообщение № 57/1996, П.К.Л. против Канады, мнения от 17 ноября 1997 года, пункт 10.5.

43 Выводы и рекомендации Комитета против пыток, Узбекистан,

CAT/C/UZB/CO/3, пункты 6–9. См. также Заключительные замечания Комитета по правам человека, Узбекистан, CCPR/C/UZB/CO/3, пункт 8.

следственных органов либо по их подстрекательству или с их ведома, зачастую с целью получения признаний или сведений для использования в уголовных разбирательствах (пункт 9.5 Решения).

Комитет отмечает, что государство-участник обращает внимание на неувязки и противоречия в утверждениях и представлениях заявителя, которые ставят под сомнение общее доверие к нему и правдивость его утверждений. В частности, заявитель назвался чужим именем и представил фальшивые документы при подаче первоначального прошения об убежище в Миграционный совет, а предъявленные им в Миграционный суд документы с целью подтверждения его якобы подлинной личности оказались ненадежными. Вследствие этого сохраняются сомнения относительно того, кем он является на самом деле. По мнению государства-участника, он не смог представить письменных доказательств в подтверждение своих заявлений о том, что его приговорили к трем годам тюремного заключения, запретили перемещаться и установили за ним надзор со стороны полиции, в которой он должен был ежедневно отмечаться. Его заявления по поводу якобы имевшего место жестокого обращения в процессе рассмотрения дела менялись, и в самом начале речь шла о действиях, которые не являлись пытками. Он не смог сообщить достаточно подробностей о событиях в Андижане в мае 2005 года и изменил свои первоначальные утверждения о расположении его полка (пункт 9.6 Решения).

Комитет также отмечает, что заявитель оспаривает оценку государства-участника и утверждает, что назвался собственным именем только в Миграционном суде из боязни того, что служба безопасности Узбекистана может разыскать его и подвергнуть репрессиям, и что он сообщил достаточно подробные сведения о событиях в Андижане в мае 2005 года, об участии в них, о своем тюремном заключении, а также о применении к нему пыток и жестокого обращения. Вынужденная необходимость уточнять или изменять свои первоначальные утверждения объясняется отсутствием у него правовых знаний, его страхом по прибытии в Швецию и недостаточно конкретными вопросами со стороны миграционных властей. Он утверждает, что выданное шведским Красным Крестом медицинское заключение наряду со всей представленной им информацией сверх всяких разумных подозрений доказывает, что в тюрьме его пытали (пункт 9.7 Решения).

Комитет принимает к сведению замечание государства-участника о том, что заявитель предъявил Миграционному совету фальшивые удостоверяющие его личность документы и что впоследствии Суд не смог удостоверить подлинную личность заявителя; что он не раз менял свои первоначальные заявления; что не смог сообщить простую

информацию о событиях в Андижане, например название главной площади, на которой проходила демонстрация; что он не представил никаких документов о его осуждении военным судом и о запрете на перемещения и не смог описать эти документы; что его утверждения о пытках носят расплывчатый характер и не содержат подробных сведений об обстоятельствах применения таких пыток. Хотя в медицинском заключении шведского Красного Креста указывается, что на теле заявителя имеются следы, которые могли быть оставлены пытками, и что при оценке опасности, которой подвергаются просители убежища из определенных групп населения Узбекистана, включая лиц, имевших отношение к событиям в Андижане, власти должны проявлять крайнюю осмотрительность, заявитель не представил доказательств в подтверждение своего участия в андижанских событиях, своего тюремного заключения, суда и приговора. Комитет отмечает, что вопреки утверждениям заявителя его дети, первоначально выехавшие с его женой в Казахстан, вернулись в Узбекистан и проживают с его родителями и что заявитель не сообщил о применении каких-либо мер в отношении членов его семьи помимо попыток полиции получить информацию о его местонахождении. Соответственно, Комитет считает, что заявитель не смог представить достаточные доказательства в подтверждение своих утверждений о том, что в случае возвращения в Узбекистан ему будет угрожать реальная опасность применения пыток (пункт 9.8 Решения).

Выводы Комитета: Комитет против пыток… делает вывод о том, что высылка заявителя в Узбекистан государством-участником не будет представлять собой нарушение статьи 3 Конвенции (пункт 10 Решения).
Сообщение: Р.С.М. против Канады. Сообщение № 392/2009.

Решение принято Комитетом 24 мая 2013 года.



Тема сообщения: высылка заявителя из Канады в Того.

Вопрос существа: угроза применения пыток после высылки.

Правовые позиции Комитета: Комитет ссылается на свою практику и на свое Замечание общего порядка по статье 3, согласно которым бремя аргументированного изложения дела обычно лежит на заявителе, а при оценке степени риска применения пыток должны анализироваться основания, выходящие за пределы одних лишь умозрительных предположений или подозрений. Учитывая это замечание общего порядка, Комитет рассматривает полученные сообщения, принимая во внимание всю информацию, представленную ему автором сообщения или от его имени и соответствующим государством-участником, и, следовательно, Комитет правомочен

свободно оценивать факты с учетом всех обстоятельств по каждому конкретному делу (пункт 7.2 Решения).



Оценка Комитетом фактических обстоятельств: Комитет отдает себе отчет в том, что положение в области прав человека в Того вызывает озабоченность, и в своих заключительных замечаниях по итогам рассмотрения второго периодического доклада Того в ноябре 2012 года он сам указал на серьезные нарушения прав человека, особенно в местах содержания под стражей44. При этом он отмечает, что представленные факты не позволяют ему сделать вывод о том, что заявителю в случае его высылки в Того будет угрожать личная,

предсказуемая и реальная опасность применения пыток. Заявитель не представил достаточных материалов, подтверждающих его членство в Союзе сил за перемены и его деятельность в рядах этой политической партии. Он также не представил ни доказательств в обоснование своих утверждений о содержании под стражей и пытках, ни подробной информации о характере этих событий. Заявитель не представил ни медицинской справки, ни какого-либо другого документа, позволяющего проверить факты его предполагаемого ареста и жестокого обращения, которому он предположительно подвергался в период содержания под стражей с апреля 2005 года по май 2006 года, и подтверждающего его заявления или свидетельствующего о возможных последствиях этих событий. Аргументы относительно положения в области прав человека в Того, которые заявитель изложил после приезда в Канаду, недостаточны для выявления наличия грозящей лично ему опасности (пункт 7.4 Решения).

Приняв во внимание всю представленную ему информацию, Комитет приходит к выводу, что заявитель не привел достаточных доказательств того, что, если он в настоящее время будет выслан в Того, ему будет грозить предсказуемая, реальная и личная опасность применения пыток (пункт 7.5 Решения).

Выводы Комитета: Комитет против пыток … заключает, что решение государства-участника о высылке заявителя в Того не является нарушением статьи 3 Конвенции (пункт 8 Решения).
Сообщение: Y.B.F., S.A.Q. и Y.Y. против Швейцарии. Сообщение

№ 467/2011. Решение принято Комитетом 31 мая 2013 года.



Тема сообщения: высылка заявителей в Йемен.

Вопросы существа: угроза применения пыток после возвращения в страну происхождения.


44 CAT/C/TGO/CO/2.

Правовые позиции Комитета: Для целей статьи 3 Конвенции угроза применения пыток, которым может подвергнуться соответствующее лицо в случае возвращения, должна быть предсказуемой, реальной и личной (пункт 7.7 Решения).

Оценка Комитетом фактических обстоятельств: При оценке риска применения пыток в данном случае Комитет отмечает утверждения первого заявителя, что в мае 2009 года и в январе 2010 года он арестовывался и задерживался йеменскими властями в трех отдельных эпизодах и что, находясь под стражей, он подвергался избиениям и угрозам. Он также принимает к сведению замечания государства-участника о том, что эти утверждения не были обоснованы первым заявителем при обычных слушаниях в органах по вопросам убежища в государстве-участнике и что представленные доказательства не проясняют причины любого из этих арестов. Кроме того, Комитет отмечает, что государство-участник сомневается в подлинности справок, выданных тюремными властями Эль-Мансура, организацией "Эль- Мауна", Южной Демократической Ассамблеей в Соединенном Королевстве и канцелярией бывшего Президента Демократической Республики Йемен, поскольку, в частности, в них отсутствуют указания на источники информации и они не в полной мере соответствуют утверждениям первого заявителя. Комитет также принимает к сведению информацию, представленную заявителем по этим вопросам. В связи с этим он отмечает, что первый заявитель не представил какие-либо доказательства, подтверждающие его заявления о том, что он был подвергнут жестокому обращению со стороны властей Йемена до его прибытия в Швейцарию, в том числе медицинские справки, подтверждающие, что он был травмирован в результате удара дубинкой по носу, или свидетельства того, что органы государственной безопасности или другие власти в Йемене его разыскивают (пункт 7.5 Решения).

Комитет далее принимает к сведению утверждения заявителя об участии в деятельности Южной демократической ассамблеи. В частности, он отмечает его утверждение о том, что тот занимает важную должность в Южной демократической ассамблее в кантоне Фрибур, что его имя и фотографии связывают его с этой организацией и опубликованы в сети Интернет. Комитет отмечает далее утверждение первого заявителя о том, что он является выходцем из семьи политических активистов и что достаточно одного лишь упоминания его фамилии, чтобы вызвать подозрения у йеменских властей, но констатирует, что заявитель не пояснил это утверждение и не представил каких-либо доказательств для его обоснования. По мнению Комитета, заявитель не представил достаточных доказательств того, что

его политическая деятельность в Швейцарии имеет такое значение, что не может не привлечь интерес йеменских властей, и не представил каких-либо других веских доказательств того, что власти в его родной стране разыскивают его или что ему лично угрожает опасность подвергнуться пыткам по возвращении в Йемен (пункт 7.6 Решения).

Соответственно, Комитет делает вывод, что представленная заявителем информация, в том числе неясный характер его политической деятельности в Йемене до его отъезда из этой страны и невысокий уровень его политической деятельности в Швейцарии, не является достаточным доказательством того, что ему лично угрожает опасность быть подвергнутым пыткам в случае возвращения в Йемен. Хотя Комитет и беспокоят многочисленные сообщения о нарушениях прав человека, в том числе о применении пыток в Йемене,45 он

напоминает, что для целей статьи 3 Конвенции угроза применения пыток, которым может подвергнуться соответствующее лицо в случае возвращения, должна быть предсказуемой, реальной и личной. В свете вышесказанного Комитет считает такую угрозу недоказанной (пункт 7.7 Решения).

Выводы Комитета: Комитет против пыток… делает вывод о том, что решение государства-участника о возвращении заявителя в Йемен не будет представлять собой нарушение статьи 3 Конвенции (пункт 8 Решения).
Сообщение: М. Б. против Швейцарии. Сообщение № 439/2010.

Решение принято Комитетом 31 мая 2013 года.



Тема сообщения: высылка заявителя в Иран.

Вопрос существа: угроза применения пыток после высылки в страну происхождения.

Оценка Комитетом фактических обстоятельств: Комитет отмечает, во-первых, что ситуация в области прав человека в Иране может считаться проблематичной во многих отношениях. Однако он отмечает, что заявитель не подвергался пыткам в прошлом ни из-за его этнической принадлежности, ни по каким-либо другим причинам. Несмотря на утверждения заявителя о том, что его семью преследовали власти, разыскивающие его брата, который, по словам заявителя, был


45 Комитет отмечает, что Йемен также является государством − участником Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, и напоминает о своих Заключительных замечаниях 2010 года (CAT/C/YEM/CO/2/Rev.1), пункты 8, 12 и 13.

политическим активистом и состоял в местной подпольной арабской оппозиционной партии, у заявителя нет ни одного доказательства, подтверждающего эти факты. Что касается общей жалобы заявителя в отношении преследований арабского меньшинства, в частности в Хузестане, то Комитет считает, что это не позволяет сделать вывод о том, что существует серьезная, личная и реальная опасность для заявителя применения пыток в рамках настоящей жалобы (пункт 7.7 Решения).

Комитет отмечает далее, что заявитель не участвовал в политической деятельности в стране своего происхождения, в связи с которой ему могла бы угрожать опасность в случае возвращения. Что касается политической деятельности в Швейцарии, то Комитет отмечает, что один раз заявитель участвовал в манифестации группы арабов перед зданием посольства Ирана в Берне, после чего фотография принимавших участие в демонстрации, среди которых был и заявитель, была размещена на странице в Интернете среди сотен других фотографий. Комитет отмечает, что аргумент государства-участника, который заключается в том, что в данной манифестации принимало участие несколько десятков человек, заявителем опровергнут не был. Комитет считает, что участие в одной только массовой манифестации, даже если власти Ирана об этом и знают, в отсутствие других фактов не дает оснований полагать, что заявителю угрожает применение пыток или иные преследования в случае его возвращения в Иран (пункт 7.8 Решения).

Что касается данных заявителем разъяснений по поводу трудностей представить доказательства своих утверждений или невозможности сообщить точное название партии, в которой состоит его брат, и указать род его деятельности по причине засекреченности подобных сведений, то Комитет напоминает, что в соответствии с его практикой бремя аргументированного изложения дела, как правило, лежит на заявителе, а при оценке степени риска применения пыток должны анализироваться основания, выходящие за пределы одних лишь умозрительных

предположений или подозрений46 (пункт 7.9 Решения).

Выводы Комитета: Комитет против пыток, действуя на основании пункта 7 статьи 22 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, приходит в связи с этим к выводу о том, что возвращение




46 См., в частности, M.Ф. против Швеции, сообщение № 326/2007, Решение от 14 ноября 2008 года, пункт 7.7; или Мехди Заре против Швеции, сообщение № 256/2004, Решение от 12 мая 2006 года, пункт 9.5.

заявителя в Иран не станет нарушением государством-участником статьи 3 Конвенции (пункт 9 Решения).


Тексты приведенных решений и замечаний общего порядка Комитета ООН против пыток находятся в справочной системе

«Международное право», установленной в ведомственном контуре Государственной автоматизированной системы «Правосудие», а также на официальном сайте Комитета: http://www.ohchr.org/en/hrbodies/cat/pages/catindex.aspx



1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет