Тактика в боевых примерах батальон



жүктеу 3.46 Mb.
бет1/16
Дата07.07.2016
өлшемі3.46 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
ТАКТИКА В БОЕВЫХ ПРИМЕРАХ

БАТАЛЬОН
Под общей редакцией генерал-лейтенанта Е. Т. МАРЧЕНКО

Ордена Трудового Красного Знамени ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР

МОСКВА - 1974

ПРЕДИСЛОВИЕ

В памяти народной никогда не померкнет бессмертный под­виг героев Великой Отечественной войны, тех, кто в суровые и тяжелые дни не дрогнул в бою и с оружием в руках самоотверженно и храбро сражался за честь, свободу и независимость на­шей Родины, во имя счастья всех живущих на земле людей.

За годы Великой Отечественной войны нашими войсками было проведено много классических операций и боев, показавших все­му миру превосходство советского военного искусства.

В ходе боевых действий против коварного, хорошо технически оснащенного врага наши соединения, части и подразделения при­обрели богатый боевой опыт в прорыве подготовленной обороны противника, в форсировании с ходу крупных речных преград, в овладении городами и крупными населенными пунктами, в отражении сильных контратак противника, в его неотступном пре­следовании, в быстрой организации обороны и последующем пе­реходе в решительное наступление, в успешном ведении встречных боев. Войска накопили опыт ведения боевых действий в сложных условиях наземной -и воздушной обстановки, на различных театрах военных действий в любое время года и суток.

Центральный Комитет нашей партии и Верховное Главнокоман­дование в ходе войны придавали исключительно большое значение изучению опыта, приобретавшегося в жестоких боях. Творческое применение его способствовало быстрому развитию и совер­шенствованию оперативного искусства и тактики.

В ходе войны большое внимание уделялось изучению всеми ка­тегориями офицеров организации войск противника, его оружия и тактики. Зная боевые возможности частей, подразделений и ору­жия, а также тактические приемы ведения боя противником, наши командиры умело организовывали маневр своих подразделений и его огневое обеспечение и добивались победы с наименьшими по­терями.

В годы Великой Отечественной войны наши солдаты, сержанты и офицеры проявляли высокую организованность и дисциплину, массовый героизм, творчество, инициативу, смелость и находчи­вость, внезапный, обоснованный риск - как раз именно то, что так необходимо воспитывать в себе каждому воину и в настоящее время, чтобы успешно выполнить свой священный долг по защите Родины.

С каждым годом в рядах наших Вооруженных Сил остается все меньше и меньше участников Великой Отечественной войны, носи­телей ценного боевого опыта.

Боевой опыт, накопленный Советской Армией в годы Великой Отечественной войны, должен стать основой теоретической и прак­тической разработки приемов и способов ведения современного боя с учетом новой организации и вооружения.

Подчеркивая значение опыта прошлого для современности, В. И. Ленин говорил: «Нельзя научиться решать свои задачи новы­ми приемами сегодня, если нам вчерашний опыт не открыл глаза на неправильность старых приемов»

Член Политбюро ЦК КПСС, Министр обороны Союза ССР Мар­шал Советского Союза А. А. Гречко указывает, что боевой опыт, накопленный Советской Армией в годы Великой Отечественной войны, является нашим бесценным приобретением, что такого опыта нет ни в одной армии мира и в этом наше преиму­щество.

Задача и обязанность всех наших офицеров, и особенно мо­лодых, - глубоко изучать опыт боевых действий Великой Отечест­венной войны и творчески его применять при обучении и воспита­нии подчиненных.

Предлагаемые читателю боевые примеры из опыта воины, на наш взгляд, могут дать представление о проведенном бое в тех или иных условиях, позволят глубже познать природу современ­ного боя.

Примеры боевых действий батальона, изложенные в данном труде, написаны на основе архивных документов, воспоминаний участников боев, опубликованных в разные годы в нашей перио­дической печати.

В целях облегчения отыскания нужного примера они сгруппи­рованы по видам боя: наступление, марш и встречный бой, оборона.

Каждому виду боя предпосылается краткий обзор взглядов на организацию и ведение боя по уставам и наставлениям периода Великой Отечественной войны. В конце каждого примера дается краткое заключение с указанием положительных (или отрицатель­ных) сторон в организации боевых действий или в действиях под­разделений.

Авторы приносят глубокую благодарность генерал-полковнику

X. М. Амбаряну и дважды Герою Советского Союза генерал-пол­ковнику танковых войск Д. А. Драгунскому за помощь и ценные советы при подготовке книги к изданию.



НАСТУПАТЕЛЬНЫЙ БОЙ



ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ И ВЕДЕНИЯ НАСТУПЛЕНИЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОИНЫ

Практика ведения наступательного боя в первые полтора года войны с немецко-фашистскими оккупантами показала необходи­мость уточнения ряда положений существовавших уставов, особен­но о построении боевых порядков, об артиллерийской подготовке наступления, о роли командиров в организации боя, управлении им и по ряду других вопросов.

Боевой устав пехоты Красной Армии, вышедший в свет 9 нояб­ря 1942 г., требовал:

- при ведении наступления наносить противнику поражение мощным огнем всех средств и, нанося удар на всю глубину его обо­роны, вести решительное наступление в целях уничтожения или за­хвата в плен противника;

- боевой порядок подразделений строить так, чтобы можно было использовать максимальное и одновременное участие в бою пехоты и ее огневых средств от начала и до конца боя;

- создавать резервы для отражения внезапных ударов против­ника, особенно на флангах и стыках, для поддержки ведущих бой подразделений, а также для развития и закрепления достигнутого успеха;

- сосредоточивать основные силы, средства и усилия на на­правлении главного удара и атаковать меньшими силами на вспо­могательном направлении;

- при управлении боем командирам батальонов находиться за боевыми порядками своих подразделений, на месте, с которого они могли бы наблюдать за ходом боя своего подразделения, фланго­вых подразделений соседа, видеть свой боевой порядок и вести на­блюдение за противником;

- для повышения эффективности поражения противника и увеличения морального воздействия на него применять залповый огонь отделением, взводом, а в некоторых случаях и ротой;

- особое внимание уделять организации и поддержанию вза­имодействия всех родов войск и соседей в бою; тщательно органи­зовывать взаимодействие подразделений пехоты с подразделениями артиллерии, танков, поддерживающей авиацией и т.д., ибо успех в современном бою может быть достигнут лишь согласованными усилиями всех родов войск.

Для выполнения боевой задачи батальон всегда усиливался ар­тиллерией. При прорыве, а к концу войны и в других видах боя, стрелковому батальону придавались танки, саперные и другие подразделения.

В зависимости от наличия средств усиления и предполагаемого сопротивления противника стрелковый батальон атаковал на фронте до 700 м.

Боевой порядок батальона в наступлении обычно строился в один эшелон с выделением резерва в составе взвода автоматчи­ков или стрелков, взвода противотанковых ружей, нескольких станковых пулеметов и противотанковых орудий.

Роты в батальоне развертывались и действовали в зависимо­сти от обстановки в линию, углом вперед, углом назад, уступом вправо или уступом влево.

Танковые части и подразделения предназначались для совместных действий с пехотой и для выполнения самостоятельных .задач.

Танки, усиливая пехоту на главном направлении, действовали в тесном взаимодействии с ней как танки непосредственной под­держки пехоты; их основная задача заключалась в том чтобы уничтожить пехоту и танки противника и обеспечить продвижение боевых порядков своей наступающей пехоты.

При выполнении самостоятельных задач танковые части и подразделения использовались для развития успеха в наступле­нии. При ведении наступления танковые части и подразделения чаще всего не дробились, а действовали в своем штатном составе

Танковый батальон наступал на фронте 500-1000 м строя боевой порядок в один эшелон. Построение боевого порядка ба­тальона зависело от характера объектов атаки, ширины фронта атаки и местности. Боевой порядок батальона строился в линию углом вперед (назад) и уступом вправо (влево). Боевой порядок в линию применялся при фронтальной атаке. Боевые порядки уг­лом вперед и углом назад применялись в тех случаях когда об­становка недостаточно ясна, что давало возможность при необхо­димости быстро менять направление действий батальона Боевые порядки уступом вправо и уступом влево применялись при необ­ходимости обеспечивать один из флангов боевого порядка ба­тальона.

Для управления боем командир танкового батальона продви­гался скачками, занимая такое положение, которое обеспечивало удобство наблюдения за полем боя и управления.

Танковому и стрелковому батальонам указывались ближай­шая, последующая задачи и направление дальнейшего наступления.

Ближайшая задача батальона заключалась в уничтожении живой силы противника и огневых средств противника в опорных пунктах рот первого эшелона. Последующая задача заключалась в уничтожении живой силы и огневых средств противника на глубину обороны батальона.

В дальнейшем батальон во взаимодействии с подразделениями развивал наступление в указанном ему направлении.

Организация боя командиром батальона проводилась, как правило на местности.

После получения боевой задачи на прорыв обороны противника или ввод в бой при действии во втором эшелоне (резерве) командир батальона оценивал сложившуюся обстановку, вместе с командирами рот и средств усиления выдвигался вперед для разведки местности, расположения противника и отдавал боевой приказ. Затем здесь же на местности он организовывал взаимодействие и давал указания по обеспечению боевых действий.

При благоприятной обстановке и наличии времени командиру батальона на организацию боя предоставлялось до одних суток. При прорыве обороны с ходу на организацию боя командиру батальона предоставлялось 2-3 часа и менее.

Наступление начиналось с исходного положения, которое стрелковые батальоны занимали исходя из условий местности, как можно ближе к обороне противника. При наличии скрытых подступов исходное положение занималось не далее 800 м от противника. Танковые батальоны начинали атаку с исходных по­зиций, которые назначались на удалении 1-3 км от переднего края обороны противника. Атака противника осуществлялась с предварительным занятием рубежа атаки или без остановки на нем. При наступлении на надежно подавленного противника атака осуществлялась с ходу.

С переходом в атаку командир батальона имевшимися в его распоряжении огневыми средствами поддерживал роту, достиг­шую наибольшего успеха, подтягивая резерв в готовности к вво­ду его в бой для развития успеха. Танки, приданные батальону, наступали впереди пехоты на удалении 200-400 м.

При действиях в глубине обороны противника широко приме­нялись охваты, обходы, преследование по параллельным путям от­ходящих подразделений противника, захватывались с ходу переправы, важные узлы дорог, что способствовало успешному на­ступлению наших войск.


НАСТУПЛЕНИЕ СТРЕЛКОВОГО БАТАЛЬОНА С ПРОРЫВОМ ПОДГОТОВЛЕННОЙ ОБОРОНЫ ПРОТИВНИКА

(Схема 1)

В июле 1944 г. 193-й гвардейский стрелковый полк оборонялся в непосредственном соприкосновении с противником 0,3 км восточное Обеч.

Подразделения полка вели усиленную подготовку к наступле­нию. Батальоны проводили регулярные занятия по боевой подго­товке в тыловом районе полка на учебном поле, оборудованном по типу обороны противостоящего противника. На этих занятиях стрелковые роты отрабатывали ведение наступательного боя на подготовленную оборону врага.

При подготовке подразделений большое внимание обращалось на отработку вопросов взаимодействия с артиллерией и самоходно-артиллерийскими установками, а также на управление подраз­делениями в бою. В итоге подразделения батальонов были хоро­шо слажены и подготовлены для ведения наступательного боя.

20 июля полку была поставлена задача прорвать оборону про­тивника на участке (иск) безымянный ручей, Обеч, уничтожить подразделения противостоящего батальона 16-й пехотной диви­зии и наступать в направлении выс. 327,0, ур. Гучки.

Местность на направлении наступления имела много балок, допускающих скрытное размещение огневых позиций артиллерии и минометов противника.

Гребень возвышенности, идущей на юго-восток и северо-запад от выс. 327,0, господствовал над окружающей местностью, способ­ствовал организации противником прочной обороны и просмотру местности в расположении наших войск.

Противник готовил оборону более трех месяцев. На направле­ния наступления батальона противник имел на глубину до 8 км шесть сплошных траншей полного профиля, соединенных между собой ходами сообщения. Впереди первой траншеи были установ­лены противотанковые и противопехотные минные поля и прово­лочные заграждения в два-три ряда кольев. Местность как перед .передним краем, так и в глубине обороны противника прострели­валась плотным косоприцельным и фланговым ружейно-пулеметным огнем.

Населенные пункты и командные высоты были превращены противником в опорные пункты.

Утром 22 июля командиру 3-го батальона была поставлена за­дача прорвать оборону противника на участке (иск) безымянный ручей, сар. 300 м северо-восточнее Обеч с ближайшей задачей ов­ладеть опорным пунктом в районе выс. 327,0; в последующем вый­ти на рубеж дороги, идущей из Юзефувка на Хлебичин Лесьны; в дальнейшем наступать в направлении ур. Гучки, безымянная высота 2 км северо-западнее ур. Гучки.

Батальон в своем составе имел три стрелковые роты, пулемет­ную, минометную роты, взвод 45-мм пушек. Батальон усиливался батареей 76-мм и батареей 45-мм пушек полка, батареей самоходно-артиллерийских установок (САУ-76), взводом саперов.

Справа наступали подразделения 195-го гвардейского стрелко­вого полка. Слева наступал 1-й батальон 193-го гвардейского стрелкового полка,

В этот же день (22 июля) командир батальона провел реког­носцировку с командирами рот и приданных артиллерийских ба­тарей. По окончании рекогносцировки командир батальона объя­вил решение, в котором указал, что боевой порядок в наступле­нии будет построен в два эшелона: в первом эшелоне - две стрел­ковые роты и во втором - одна. Стрелковым ротам он поставил следующие задачи: .

7-й стрелковой роте с батареей 45-мм пушек и пулеметным взводом уничтожить обороняющегося противника и наступать в направлении северных скатов выс. 327,0.

9-й стрелковой роте с батареей 76-мм полковых пушек, взво­дом 45-мм пушек батальона и при поддержке батареи самоходно-артиллерийских установок уничтожить противника на выс. 327,0 и наступать в направлении ур. Гучки.



8-й стрелковой роте с взводом пулеметной роты, составляя второй эшелон батальона, наступать за 7-й стрелковой ротой в го­товности к отражению возможных контратак противника с на­правления Юзефувка.

После постановки задач командир батальона на местности от­работал вопросы взаимодействия с командирами стрелковых рот и артиллерийских батарей. Командирам были вручены подготовлен­ная штабом полка схема инженерных заграждений и сооружений противника на направлении наступления батальона и схема об­щих ориентиров, которые командир батальона показал на местности всем присутствующим.

В ночь на 23 июля стрелковые роты первого эшелона батальо­на заняли исходное положение в первой траншее, находившейся в 300 м от переднего края обороны противника. Все стрелковое оружие было подготовлено для ведения огня по противнику во время артиллерийской подготовки и с началом атаки пехоты.

Командный пункт командира батальона находился в 300 м от первой траншеи. С командирами рот командир батальона имел телефонную связь.

До рассвета действовавшие на участке батальона дивизионные саперы сняли свои мины перед первой траншеей и проделали проходы в минных полях противника. Под проволочные заграж­дения были заложены удлиненные заряды, которые намечалось подорвать с началом артиллерийской подготовки.

Утром 23 июля личному составу была поставлена и разъяснена боевая задача. Сержанты и солдаты в светлое время изучили мест­ность и объекты атаки.

В 9 часов 23 июля началась артиллерийская подготовка атаки, спланированная на 70 минут.

В 10 часов, т. е. за 10 минут до конца артиллерийской подго­товки, стрелковые роты первого эшелона, ведя на ходу огонь из винтовок, автоматов и ручных пулеметов, начали выдвижение к первой траншее противника. Командир дивизии, видя, что подраз­деления первого эшелона подходят к траншеям врага раньше установленного времени, подал команду о переносе артиллерий­ского огня в глубину неприятельской обороны.

Прижимаясь к разрывам своих снарядов, стрелковые роты ворвались в первую траншею, уничтожая уцелевшие группы вра­га. Противник был настолько ошеломлен мощью огня артиллерии и стремительной атакой нашей пехоты, что не оказал значитель­ного сопротивления и пытался по ходам сообщения уйти в глубину своей обороны.

7-я и 9-я стрелковые роты, поддержанные огнем орудий сопро­вождения и самоходно-артиллерийски-ми установками, быстро продвигались вперед. В течение нескольких минут они очистили от противника первую и вторую траншеи и под прикрытием огне­вого вала устремились к траншеям врага в районе выс. 327,0.

Орудия сопровождения и самоходно-артиллерийские установ­ки не отставали от передовых подразделений пехоты и своим ог­нем обеспечивали ее продвижение.

При подходе к выс. 327,0 подразделения батальона были об­стреляны ружейно-пулеметным огнем противника с этой высоты, в результате чего их продвижение замедлилось. Командир баталь­она, оценив обстановку, приказал сосредоточить огонь орудий и минометов по району выс. 327,0. Вскоре огневые точки противника были подавлены, и подразделения батальона стремительной ата­кой ворвались в траншею врага в районе выс. 327,0. В 11 часов высота была очищена от противника. Разгром противника в рай­оне выс. 327,0 оказал существенное влияние на продвижение со­седей.

Противник разрозненными группами начал отходить в опорный пункт 800 м северо-западнее выс. 327,0. В этой обстановке требовалось стремительным наступлением не дать возможности врагу привести себя в порядок и закрепиться в опорном пункте. Но командир этого не сделал. Заняв район выс. 327,0, он приказал 7-й и 9-й ротам приостановить наступление и подтянуть орудия сопровождения и самоходно-артиллерийские установки. Для пре­следования врага из состава этих рот было приказано выделить по одному стрелковому взводу.

В результате нерешительных действий командира противник получил возможность оторваться от подразделений батальона, укрепиться в опорном пункте и оказать упорное сопротивление стрелковым взводам, выделенным для его преследования, а позднее и всему батальону, подошедшему к опорному пункту.

Бой за опорный пункт принял напряженный характер. Только в результате переключения на поддержку батальона дивизионной артиллерии удалось подавить огневые точки врага, и подразделения батальона во взаимодействии с соседями овладели опорным пунктом. В бою за опорный пункт было уничтожено 50 вражеских солдат и захвачено две зенитно-артиллерийские батареи.

Овладев опорным пунктом, батальон продолжал успешно про­двигаться вперед и к 14 часам вышел на линию дороги Юзефувка - Хлебичин Лесьны. В районе перекрестка дороги и тропы 7-я стрелковая рота стремительно атаковала противника, сбила его с занимаемых позиций и захватила 81,4-мм минометную батарею.

К. моменту выхода батальона на указанный рубеж сосед справа был контратакован противником с направления Юзефувка. В результате его продвижение было задержано. Для обеспечения правого фланга и оказания помощи соседу командир батальона выдвинул свой второй эшелон - 8-ю стрелковую роту - в район восточное перекрестка дороги и тропы с задачей огнем и атакой содействовать правому соседу в овладении Юзефувка.

Выполнив ближайшую и последующую задачи, батальон раз­вил наступление в северо-западном направлении и к исходу дня овладел безымянной высотой 2 км севернее Хлебичин Лесьны.

За день боя батальон продвинулся на 6 км, овладел сильно укрепленными первой и второй позициями, уничтожил до 100 сол­дат и офицеров. Одиннадцать вражеских солдат были взяты в плен. Подразделениями батальона было захвачено шесть зенит­ных орудий, четыре миномета, шесть пулеметов, две радиостан­ции и более 40 винтовок и автоматов.

* * *


Наступлению батальона предшествовала тщательная подго­товка личного состава. Бой в течение всего дня проходил при хо­рошо организованном взаимодействии подразделений батальона со средствами усиления и соседями.

Взаимодействие стрелковых рот с орудиями сопровождения и самоходно-артиллерийскими установками в ходе наступления не нарушалось. Артиллерия с закрытых огневых позиций массиро­ванным огнем по огневым точкам и опорным пунктам врага в глубине его обороны также своевременно оказывала помощь стрелковым подразделениям, обеспечивая их продвижение вперед.

Заслуживает внимание широкое использование подразделения­ми батальона ружейного, автоматного и пулеметного огня в ходе боя. Как недостаток необходимо отметить следующее:

- постановка роте второго эшелона ограниченной задачи (в готовности к отражению возможной контратаки) не отвечала ин­тересам общей задачи батальона; целесообразно было определить ей одно или два направления для развития успеха;

- преждевременный подъем в атаку и подход пехоты к разры­вам своих снарядов мог привести к залеганию личного состава и срыву стремительной атаки;

— решение командира батальона на остановку стрелковых рот первого эшелона в районе выс. 327,0 было нецелесообразным; в данной обстановке следовало бы продолжать движение вперед, чтобы с ходу овладеть опорным пунктом, о существовании кото­рого командиру батальона было известно.


НАСТУПЛЕНИЕ БАТАЛЬОНА С ПРОРЫВОМ ПОДГОТОВЛЕННОЙ ОБОРОНЫ ПРОТИВНИКА

(Схема 2)

Полк после прорыва внешнего обвода Варшавского укреплен­ного района был остановлен на подступах к выс. 119,0 сильным пулеметным и артиллерийско-минометным огнем противника. Батальон, наступавший в первом эшелоне полка, закрепился на ру­беже отдельные постройки на северной окраине Мандан, озеро 0,5 км юго-западнее выс. 119,0. Командир полка поставил баталь­ону задачу овладеть выс. 119,0. Батальон был усилен одним диви­зионом артиллерийского полка и двумя взводами саперов. На подготовку к бою отводилось четыре дня.

Первоначальным наблюдением было установлено, что перед занимаемой противником высотой от шоссе до озера тянется сплошное заграждение из металлических противотанковых ежей, расположенных в два ряда и опутанных сверху колючей проволо­кой в виде спирали, по южным и юго-восточным скатам высоты проходит траншея с открытыми пулеметными площадками. Ко­мандное положение выс. 119,0 над окружающей местностью дава­ло противнику возможность вести наблюдение в радиусе 4-5 км. С высоты противник вел пулеметный огонь постоянно в одних и тех же направлениях; это показывало, что на ней имеется ряд ог­невых точек с ограниченным сектором обстрела. Все вместе взя­тое заставляло предполагать, что на выс. 119,0 имеются долговре­менные сооружения.

Получив боевую задачу, командир батальона организовал тщательное наблюдение за противником: На трех подготовленных наблюдательных пунктах находились офицеры. К исходу первого дня командир батальона по донесениям наблюдателей установил, что на выс. 119,0 имеются три долговременных оборонительных сооружения, расположенных на расстоянии 200-300 м одно от другого, три долговременные огневые точки (ДОТ) и предпо­ложительно один наблюдательный пункт. Одна из ДОТ (на схе­ме обозначена цифрой 2), расположенная на южных скатах вы­соты, вынесена ближе остальных к нашему переднему краю. На­блюдатели также донесли, что ими замечен расположенный с за­падной стороны вход в эту ДОТ. Южнее ДОТ 2 имелась лощина, поросшая мелким кустарником, которая почти вплотную подходи­ла к входу в ДОТ и являлась для наших войск единственным вы­годным подступом. Перед остальными ДОТ местность была со­вершенно открытая.

Командир батальона пришел к выводу, что, используя лощи­ну, можно выйти в тыл ДОТ 2 и захватить ее и что с падением этой ДОТ нарушится вся система обороны опорного пункта и легче будет овладеть высотой. За этим участком было установле­но круглосуточное наблюдение. К линии заграждений был выдви­нут парный пост для подслушивания. Одновременно продолжа­лось неослабное наблюдение за всеми выявленными огневыми точками, за местами вероятного расположения огневых средств и наблюдательных пунктов, также и за поведением против­ника.

Для уточнения системы огня противника командир батальона провел демонстративную разведку боем в направлении юго-во­сточных и юго-западных скатов высоты. Пушечная батарея, под­держивавшая действия разведки, одновременно с этим провела пристрелку подступов, идущих к высоте по шоссе из Жвир, по дороге из Прогуляны и с опушки рощи.

К моменту принятия решения командир батальона располагал следующими уточненными сведениями о характере фортификаци­онных сооружений и системе огня противника.

ДОТ 1 - железобетонная. Амбразура ее обращена на юго-во­сток. Сектор обстрела ДОТ 1 около 90°, под огнем она держит подступы к высоте со стороны шоссе Колбель - Жвир. С юга под­ход к ДОТ прикрывается пулеметом, который имеет несколько огневых позиций по всему южному отрезку траншеи.

ДОТ 2 - железобетонная. Судя по ширине маскировочной сети, размеры ее в несколько раз превышают размеры ДОТ 1. Перед­няя стенка, обращенная на юг, представляет собой сплошной лист брони, в котором имеются два наблюдательных «глазка», защи­щенных стальными колпачками с узкими прорезями. Отсутствие амбразуры, а также характерный звук и темп стрельбы свиде­тельствовали о том, что в ДОТ 2 имеется крупнокалиберный пу­лемет, смонтированный на шаровой установке. Пулемет этот про­стреливал лощину, прикрывая южные скаты выс. 119,0. Сектор обстрела ДОТ 2 около 70°. Входная дверь находится в западной стенке ДОТ 2. К ней идет ход сообщения от артиллерийского на­блюдательного пункта и траншеи с северо-западных скатов вы­соты. Над перекрытием ДОТ 2 временами появляется перископ. Все подступы к ней находятся под фланговым огнем ручных пу­леметов.

ДОТ 3 расположена на господствующей высоте; ее устройство аналогично устройству ДОТ 1. Амбразура ДОТ 3 обращена на юго-восток. В траншее перед ДОТ 3 имеются огневые позиции двух ручных пулеметов. Севернее ДОТ 3 находится наблюдатель­ный пункт полевого типа.

Долговременный артиллерийский наблюдательный пункт рас­положен на гребне высоты. Он имеет броневой колпак, над кото­рым часто и надолго появлялся перископ. В боковых стенках кол­пака замечены наблюдательные «глазки».

Общая численность гарнизона опорного пункта не более двух рот. В траншеях размещалось около роты, остальная часть гар­низона находилась в ДОТ. С наступлением темноты и в течение ночи большая часть гарнизона бодрствовала, находясь в тран­шеях и занимая ДОТ. Утром, между 9 и 10 часами, обычно происходила смена; у пулеметов оставались только дежурные. Сме­нившиеся подразделения в течение 30-40 минут завтракали, а затем отдыхали в казематах ДОТ 2 и артиллерийского наблюда­тельного пункта. Днем солдаты большую часть времени проводи­ли внутри ДОТ. Начиная с 14 часов солдаты группами по 10-12 человек по ходам сообщения выходили в рощу (южнее Прогу­ляны), куда подвозилась пища. С 17 часов солдаты группами возвращались обратно.

Принятое командиром батальона решение сводилось к следую­щему. Использовав промежуток времени от 16 до 17 часов, в те­чение которого большая часть гарнизона опорного пункта прини­мала пищу, штурмовой группой - одним стрелковым взводом - ворваться на высоту, захватить ДОТ 2 и артиллерийский наблюдательный пункт и не допустить противнику, находящемуся в ро­ще и казематах, занять свои позиции в траншеях. Стрелковый взвод усилить пулеметным взводом, взводом противотанковых ру­жей и отделением саперов. Атаку начать внезапно, без предвари­тельной артиллерийской подготовки.

Исходное положение для атаки было выбрано в 15-20 м от противотанковых ежей у лощины, идущей к ДОТ 2. Для скрытного занятия его необходимо использовать небольшие заросли редкого кустарника. Проходы в минных полях проделать ночью. Ежи не подрывать и не растаскивать, а подкопать под них четыре лаза, тщательно замаскировав их выходы. В момент начала атаки ды­мовыми артиллерийскими снарядами ослепить пункты наблюде­ния противника; артиллерийским огнем подавить пулеметы у ДОТ 1 и 3; сосредоточенным огнем противотанковых ружей уничтожить ручной пулемет у ДОТ 2; огонь артиллерии и мино­метов сосредоточить по ходам сообщения, идущим из ДОТ 2 и ар­тиллерийского наблюдательного пункта в траншеи противника. Когда пехота овладеет выс. 119,0, дать заградительный огонь ар­тиллерии и минометов по ранее пристрелянным подступам, не до­пуская подхода резервов противника из Жвир и Прогуляны.

При подготовке к атаке особое внимание было обращено на технику переползания и маскировку.

В ночь перед атакой саперы проделали четыре прохода в мин­ных полях и вырыли под ежами четыре лаза. Следы работы к рассвету были тщательно замаскированы. Противник не заметил подготовку к атаке. Неослабное наблюдение продолжалось. В 9 часов 30 минут, когда противник, как обычно, производил смену дежурных подразделений, стрелковый взвод скрытно выдвинулся на рубеж атаки и, тщательно замаскировавшись, оставался на нем до начала атаки. В 14 часов солдаты противника начали вы­ходить на северо-западные скаты и в рощу для принятия пищи.

В 16 часов командир батальона подал сигнал «Атака». Бойцы стали проползать под ежами. Одновременно открыли огонь ар­тиллерия, минометы и противотанковые ружья. Разрывы дымо­вых снарядов, ложившихся в районе наблюдательных пунктов, ослепили противника. Ручной пулемет у ДОТ 2 был уничтожен несколькими выстрелами ПТР. Огонь из ДОТ 2 не был прицель­ным и не задержал продвижения наших солдат. Они ворвались в ходы сообщения западнее ДОТ 2 и артиллерийского наблюда­тельного пункта и быстро распространились по ним. Бронирован­ные двери ДОТ 2 и артиллерийского наблюдательного пункта были в этот момент открыты. Бойцы забросали их гранатами, за­хлопнули двери и закрыли их на засовы, имевшиеся снаружи.

Внезапная атака застала противника врасплох. С первыми же выстрелами противник, находившийся на обратных скатах высоты и в роще, бросился к казематам, но, попав под огонь нашей артил­лерии и минометов, вынужден был укрыться в траншее, проходя­щей по северо-западным скатам высоты. Остальная часть гарни­зона противника оказалась запертой в казематах ДОТ 2 и артилле­рийского наблюдательного пункта. Наши бойцы, действуя ручными гранатами, очистили траншеи. Часть противника была уничтожена, остальные отброшены в реку.

Используя замешательство противника, все подразделения ба­тальона перешли в наступление и в 17 часов 30 минут заняли выс. 119,0, ликвидировав оставшуюся в ДОТ часть гарнизона опорного пункта. Ходы сообщения на обратных скатах были быстро приспо­соблены к обороне, передовые наблюдательные пункты артиллерии перенесены на северные скаты выс. 1119,0.

Лишь в 18 часов противник предпринял контратаку силами до двух рот пехоты с направления Прогуляны. Командир батальона подпустил контратакующую пехоту противника к заранее пристре­лянному рубежу и массированным огнем артиллерии и минометов нанес ей значительный урон. Вражеская контратака была отбита.

Противник, считая наши действия разведывательными, до наступления темноты предпринял еще четыре контратаки, причем одновременно с трех направлений: из рощи, из Прогуляны и со стороны шоссе. Однако и эти контратаки, встреченные нашим артиллерийским, минометным и пулеметным огнем, оказались безуспешными. Оставив на поле боя около 200 трупов своих солдат и офицеров, противник отказался от попыток вернуть высоту.

Общие потери противника в этом бою составили около 300 че­ловек убитыми и ранеными. Батальон захватил четыре пушки, 30 автоматов и карабинов и значительное количество боеприпасов в казематах ДОТ. Наши потери были незначительны: один уби­тый, шесть раненых.

* * *

Важнейшим условием успеха наступления явилось тщательное и всестороннее изучение противника (вплоть до режима его пове­дения).



Выработанный командиром батальона план захвата высоты, основанный на тщательном изучении противника и на внезапности нападения без артиллерийской подготовки, оказался правильным и целесообразным.

При подготовке подразделений к выполнению задачи основное внимание было обращено на отработку стремительного броска в атаку и на, умение немедленно закрепляться в захваченных траншеях.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет