Техника быстрого чтения



жүктеу 2.48 Mb.
бет5/12
Дата22.02.2016
өлшемі2.48 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ПОНИМАНИЕ ПРОЧИТАННОГО

ПРИЕМЫ ОСМЫСЛЕНИЯ ТЕКСТА

Понимание прочитанного — непременное условие эффективного чтения. Быстрое чтение выдвигает проблему понимания текста на первое место.

Что же такое понимание? Психологи называют пониманием установление логической связи между предметами путем использования имеющихся знаний. При чтении несложного текста понимание как бы сливается с восприятием — мы мгновенно вспоминаем полученные ранее знания (осознаем известное значение слов) или отбираем из имеющихся знаний нужные в данный момент и связываем их с новыми впечатлениями. Но очень часто при чтении незнакомого и трудного текста осмысление предмета (применение знаний и установление новых логических связей представляет собой сложный развертывающийся во времени процесс.

Как указывает проф. Л. П. Доблаев, для осмысления текста в таких случаях необходимо не только быть внимательным при чтении, иметь знания и уметь их применять, но и владеть определенными мыслительными приемами. Изучая процессы запоминания, проф. А. А. Смирнов также установил, что при необходимости запомнить текст ,человек вначале старается лучше понять его и применяет для этого различные приемы. Чаще всего читатели используют три основных приема: выделение смысловых опорных пунктов, антиципацию и реципацию.

Деление текста на части, его смысловая группировка и приводят к вы делению смысловых опорных пунктов, углубляющих понимание и облегчающих последующее запоминание материала. Психологи выяснили, что опорой понимания может быть все, с чем мы связываем то, что запоминается, или что само “всплывает” как связанное с ним. Любая ассоциация может быть в этом смысле опорой. Смысловой опорный пункт есть именно пункт, как бы некоторая точка, т. е. нечто краткое, сжатое, но в то же время служа; идее опорой какого-то более широкого содержания. Понимание сводится к тому, чтобы схватить в тексте основные идеи, значимые слова, короткие1 Фразы, которые предопределяют текст последующих страниц. Свести содержание текста к коротким и существенным логическим формулам, отметить в каждой формуле центральное по смыслу понятие, ассоциировать эти понятия между собой и образовать таким путем единую логическую цепь идей — вот сущность понимания текста. Прием выделения смысловых опорных пунктов представляет собой как бы процесс фильтрации и сжатия текста без потери основы.

С помощью этого приема нами разработан дифференциальный алгоритм чтения, который будет подробно рассмотрен ниже.

Другой прием, используемый для дальнейшего осмысления читаемого текста, называется антиципацией, или предвосхищением, т. е. смысловой догадкой. Квалифицированный читатель по нескольким начальным буквам угадывает слово, а по нескольким словам — фразу, по нескольким фразам — смысл целого абзаца или даже страницы. Это происходит потому, что мышление активно работает в продуктивном режиме. При таком чтении читатель в большей степени опирается на содержание текста в целом, чем на значение отдельных слов. Главное — это осмысление идеи содержания, выявление основного замысла автора текста.

Поскольку есть прямая зависимость между вероятностным прогнозированием графического шрифтового материала и частотой встречаемости его в текстах, нас в первую очередь интересуют условия, при которых одни и те же обороты речи, фразы, слова повторяются наиболее часто. Эффективное управление процессом антиципации зиждится на понимании стереотипности текстов.

Явление антиципации закономерно, и оно в значительной степени объясняется избыточностью текста, составляющей, как мы уже знаем, 75% . Существуют несложные тексты, которые Позволяют оценить способность читателя к антиципации. В приложении 4 приведен такой текст.. Читая его и выполняя задание, читатель получит количественное представление о своих способностях в этом виде деятельности.

При обучении быстрому чтению с учетом способности антиципировать основным фактором является формирование своеобразного чутья к фразовым стереотипам и накопление достаточного словаря текстовых штампов. Выявление фразовых стереотипов — одна из первых предпосылок для выработки автоматизма рецептивной обработки текста. В результате выявления многократных повторений текстовых штампов и воспитывается навык антиципации. .

Последний прием, который мы рассмотрим, называется реципацией, или мысленным возвратом к прочитанному под влиянием новых мыслей, возникших в процессе чтения. Этот прием следует отличать от регрессий. Регрессии —механические непроизвольные повторы, и они не способствуют лучшему пониманию. Однако очень часто, прочитав какое-то положение и продолжая чтение, читатель мысленно возвращается к предыдущим высказываниям автора, связывая их с новыми, изучаемыми в данный момент. Такой мысленный возврат способствует более глубокому пониманию изучаемого текста.

ФИЛЬТРУЮЩАЯ СПОСОБНОСТЬ МОЗГА

Рассмотренные нами три приема понимания текста интуитивно использует большинство читателей. Однако, как показали эксперименты Л. П. Доблаева1, целенаправленное обучение этим приемам значительно повышает продуктивность осмысления различных текстов.

Проведенный краткий разбор этих приемов показывает сложность и комплексность процесса мышления и восприятия любого текста. При быстром чтении понимание текста носит активный и свернутый характер и использование рассмотренных выше приемов осмысления безусловно полезно.

Рассмотрим теперь некоторые особенности процесса понимания более подробно. При этом, как и ранее, будем опираться на известные науке закономерности работы мозга.

Понимание — один из результатов умственной деятельности. Если человеческое мышление — это переработка полученной информации, то понимание определяет полноту и эффективность этой переработки. Мало только увидеть какой-либо предмет. Осмыслить его содержание и осознать назначение — вот конечная задача человека. Эта особенность известна давно. У крупнейшего австрийского поэта Р. М. Рильке мы находим такие строки:

...Зренье свой мир сотворило,

Сердце пускай творит из картин,

Заключенных в тебе, ибо ты

Одолел их, но ты их не знаешь...

В этих строках можно увидеть модель усвоения информации человеком, если слово “сердце” заменить словом “мозг”. В самом деле, мозг человека — хранилище разнообразной информации, накопленной в результате опыта и обучения. Этой информацией человек пользуется в течение всей жизни. Каждую секунду он извлекает из этого гигантского хранилища нужные сведения. И при чтении текста человек не только получает новую информацию, но и извлекает из глубин памяти уже имеющуюся.

В коре головного мозга сливаются как бы два потока информации: внешней и внутренней. Как же происходит их последующая обработка? Мы уже знаем, что в основе работы головного мозга лежит взаимодействие различных структур коры больших полушарий, — правого и левого. Мозг фильтрует информацию, сжимает ее, освобождая от излишней.

Хотя этот механизм еще не до конца изучен, уже сейчас можно предположить, что в мозге человека есть специальный алгоритмический фильтр, который при чтении текста пропускает для дальнейшей обработки только осмысленные словосочетания. Эта закономерность работы мозга была установлена проф. Н. И. Жинкиным, наблюдавшим со своими коллегами случаи расстройства речи ребенка.

Однажды в клинику поступила девочка Алла С. 9 лет с диагнозом: расстройство речи. Алла хорошо понимала значение отдельных слов, но когда ее просили оценить смысл простых предложений, она терялась и путала простейшие грамматические конструкции. Например, ее спрашивали, можно ли сказать: “Суп из гороха”? Она отвечала: “Можно”. Но и на вопрос о том, можно ли сказать “Чулки из камня, суп из чулок, чулки из супа” и т. п. она тоже ответила утвердительно, явно не понимая бессмысленности этих предложений. Как установили, у Аллы возникло заболевание, которое называется “грамматическая афазия”, или “смысловая глухота”. Выражаясь образно, у нее в смысловом фильтре образовались большие дыры, через которые проникали бессмысленные словосочетания. Алла не воспринимала смысла слов и поэтому понимала обращенную к ней речь пассивно, механически. Слова не привлекали ее внимания. Для нее все равно — чулки из ниток или чулки из супа. При этом она хорошо знает, что означают отдельные слова “нитки”, “чулки”, “суп”. Она органически не могла конструировать смысловые ряды — пары значимых слов.

После выяснения природы заболевания девочка была успешно излечена, а анализ заболевания дал интересный материал для разработки проблемы “грамматика и смысл”. Как установил Н. И. Жинкин в ходе этого исследования, на стадии обработки поступающей информации в человеческом мозге есть специальный функциональный алгоритмический фильтр, который не пропускает для дальнейшей обработки бессмысленные словосочетания. Пока никто еще не измерил эффективности использования этого тонкого механизма в человеческом мышлении. Однако есть основания полагать, что потенциальные возможности этого фильтра большинство людей использует очень слабо. При чтении человек должен мгновенно оценить смысловую сторону сообщения и наметить пути дальнейшей его обработки. Причем характерно, что формальная грамматика текста данного языка не имеет существенного значения для восприятия смысла. Так, если составить бессмысленную фразу, хотя грамматически и правильную, то она не будет обрабатываться. Например: “Зеленые идеи яростно спят”. И наоборот, словосочетание, даже построенное с нарушением грамматических норм, но легко поддающееся осмыслению, мозгом воспринимается и обрабатывается успешно. Например: “Моя твоя не понимай”.

Это обстоятельство было отмечено и выдающимся советским психологом Л. С. Выготским, который говорил, что необходимо уметь различать законы развития смысловой стороны речи и ее внешнего физического оформления, выражающегося в правилах построения предложений, правил грамматики и т. п. То, что с точки зрения грамматики языка является ошибкой, “может иметь психологическую ценность на уровне мышления”. В доказательство этого он приводил пушкинские строки:

Как уст румяных без улыбки,

Без грамматической ошибки

Я русской речи не люблю.






Суп из чулок, чулки из супа

Знаменитое чеховское предложение: “Подъезжая к сией станции... у меня слетела шляпа”, — также дает пример такого психологически понятного, но грамматически неправильного предложения.

Из сказанного следует, что для развитого взрослого человека естественно использовать более информативный язык, хотя иногда и в ущерб строгим грамматическим правилам. Однако это последнее утверждение вовсе не отрицает необходимости самого глубокого изучения грамматики. Исследования, проведенные в последние годы, показали, что линейность внешней речи, фиксируемой в текстах, не доказывает линейного восприятия текста по принципу “слева направо” и элемент за элементом. Как убедительно доказали Д. Миллер, Ю. Галантер и К. Прибрам, “для того, чтобы ребенок обучился всем правилам этой грамматической последовательности ... он должен был бы выслушать приблизительно 3020 предложений в секунду, для того чтобы воспринять всю информацию, необходимую для формирования грамотного предложения”1

Рассмотренная закономерность работы мозга объясняет и тот факт, что человек в любом, даже, казалось бы, в самом бессмысленном, выражении: пытается отыскать смысл. Здесь можно напомнить читателям об известном психологическом эксперименте академика Л. Щербы. На одной из лекций по языкознанию он предложил студентам изложить содержание следующей фразы: “Глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокренка”.

Несмотря на кажущуюся бессмысленность этого предложения, большинство студентов нашли, что в этой фразе говорится о том, что какое-то существо женского пола “наподдало” другому существу мужского пола и продолжает те же действия по отношению к его детенышу. Мы также повторили этот опыт. В одном из наших экспериментов предложили испытуемым следующую фразу: “Швыдкая чурла незденко сигла по донку и одвырла чурта с чурятами”.

И в этом случае большинство испытуемых правильно осмыслили структуру этого текста.

Еще более интересный факт приводит проф. А. А. Реформатский в одной из последних своих работ, которая называется — “Компрессивно-аллегровая речь”: “Мы заметили, что часто, выйдя из нашего домика, Ф. И. Шаляпин... громким раскатистым басом что-то кричал на всю улицу. Слов мы понять не могли, и нам слышалось лишь:

— В-о-о!


После этого странною возгласа со всех концов съезжались таратайки...” Далее А. А. Реформатский пишет: “Как же извозчик в этом „В-о-о!” смог опознать слово „извозчик”? Ведь тут и слоговость не та, и нет ни головы, ни хвоста, да еще такого „характерного” для русского языка, как ,,-щик”... остался только один ударный двухфонемный слог, и это не корень, не основа. А все-таки извозчик приехал. Он услышал и понял. “ ... ” В этом, собственно, и содержится секрет компрессивно-аллегровой речи. А понял извозчик потому, что этого возгласа, где остальное „компрессировано”, достаточно для речевого общения благодаря известности ситуации речи.




Человек в любом, даже, казалось бы, в самом бессмысленном выражении пытается отыскать смысл

Данный случай — исключительный и даже не вполне точно отвечающий данным параметрам явления. Но очень показательный и убедительный. В нашем ежедневном речевом общении мы постоянно пользуемся этой компрессивно-аллегровой манерой, и это безусловно интересный факт лингвистики речи”.

В самом общем случае можно сказать, что живой язык стремится свести к минимуму усилия акта коммуникации: пишем четыре, а говорим “четые”, пишем “пожалуйста”, а говорим “пожалста”. Этот принцип реализуется не только в речи, но и при чтении — это необходимо знать и уметь использовать при быстром чтении.

ДЕНОТАТ - ЗНАЧЕНИЕ И СМЫСЛ

О чем говорят разобранные примеры? Они свидетельствуют о том, что осмысление текста — это сложный процесс. Вместе с тем он подчиняется определенным законам, обусловленным феноменальными особенностями работы человеческого мозга. Как же использовать эти законы для нашей задачи: научиться при быстром чтении глубоко и полно понимать текст? Чтобы найти пути решения этой проблемы, необходимо вначале решить вопрос о том, что следует понимать в читаемом тексте? Очевидно, некоторым читателям сам вопрос может показаться бессмысленным: ясно — все, что содержится в нем. И вот здесь нас ожидает интересное открытие: текст весь, целиком читать не надо. Чтобы понять его, достаточно прочесть только некоторую его часть, которую можно условно назвать “золотым ядром” содержания.

Это именно те 25% содержания текста, которые остаются после исключения избыточности.

Что же представляет собой “ядро”? Чтобы понять это, рассмотрим основные семантические принципы построения текста. Как установила современная лингвистика, тексты обладают единством внутренней логической организации. Они строятся по единым логическим правилам связности изложения. Кроме того, как мы уже знаем, избыточность текстов весьма велика и доходит до 75% . Очевидно, “золотое ядро”, о котором мы говорим, и несет основную смысловую нагрузку. А если это так, то целевой процесс преобразования текста на сжатие при чтении можно условно считать выделением и формированием этого “ядра”. На рис. 8 приведена блок-схема последовательности выполнения этой операции. Текст содержит определенную информацию, которую читатель в нем видит. Таким образом, первый шаг на пути преобразования текста — выделение интересующей информации. Здесь под информацией мы понимаем то, что данный текст передает конкретному читателю.






РИС. 8

Будем исходить при описании дальнейших преобразований из семантической теории информации, разработанной советским математиком и лингвистом Ю. А. Шрейдером. Согласно этой теории, читатель, изучай информацию, сравнивает ее с тем объемом знаний (тезаурусом), которым он располагает в данный момент. В результате такого сравнения читатель дает оценку поступающей информации. Это означает, что если вначале читатель не понял текста, то текст не несет для него никакой информации, Если затем, спустя даже длительное время, получив новые знания, читатель вторично обращается к этому же тексту, то на этот раз он уже извлекает из него нужную информацию. Что же происходит с ней дальше? В результате изучения текста читатель выделяет смысл, который преобразуется затем в значение. Здесь мы ввели два новых термина и, прежде чем разбирать сущность происходящего далее процесса, необходимо дать им объяснение. Что же такое смысл и значение? Впервые изучение понятий “смысл” и “значение” предпринял известный немецкий математик и логик Готлоб Фреге.

В 1892 г. вышла его работа “О смысле и значении”, которая до настоящего времени не потеряла своей актуальности и по-прежнему популярна среди математиков, лингвистов и логиков.

Г. Фреге определяет смысл как содержание языкового выражения, т. е. это мысль, содержащаяся в словах. Значением языкового выражения является тот сущностный предмет, который словесно зафиксирован в сознании человека. Например, значением слова “Луна” по существу является определенное небесное тело или естественный спутник Земли, вращающийся вокруг нее и видимый нами каждую ночь.

Согласно концепции Г. Фреге, отношение имени к тому, что оно называет или обозначает, является отношением называния, а вещь, которая называется, является значением этого имени. Всякое имя всегда что-то называет (это функция номинации) и это что-то — определенная вещь. Естественно, что могут быть и неназванные вещи.

Таким образом, значение — это сущностное свойство имени, которое реализуется путем многообразного называния вещей. Смыслом Г. Фреге называет различие в способе формального обозначения предметов именами. Имена типа: “А. Пушкин”, “Великий русский поэт”, “Поэт, убитый Дантесом” — различны по смыслу, но одинаковы по значению. В текстах можно найти разные способы использования имен: педагог — преподаватель; врач — доктор; разведчик — шпион и т. д. Эти примеры сообщают разные сведения об одном и том же предмете. Таким образом, смысл имени есть то, что передается и понимается в сообщении как социально значимая информация и что при приеме сообщения должно быть понято однозначно. Два выражения могут иметь одно и то же значение, но разный смысл, если эти выражения различаются по структуре реализации текста. Например, рассмотрим выражения: “5” и “3 + 2”.

Смысл в каждом из них различный, а значение и в первом и во втором одинаковое.

Теперь вновь обратимся к рис. 25. Заключительные этапы преобразования фрагмента текста включают выделение из полученного смысла значения. Означает ли это, что всегда, в любом тексте есть все компоненты этой схемы? Совсем нет. Однако вероятность наличия каждого ее элемента идет по убывающей. В самом деле, тексты всегда содержат информацию. Немного можно найти бессмысленных текстов. Но очень много текстов осмысленных и тем не менее не содержащих значения. В литературе по логике обычно приводят пример такого пустого выражения. Понятие, выраженное словами “король Франции”, имеет смысл, но применительно к XX в. значения не имеет. Возможны ли научные тексты подобного содержания?

Для ответа на этот вопрос достаточно самим узнать, есть ли значение в ниже цитируемом тексте?

“Рассмотрим некоторый тотальный и, следовательно, уникальный экземпляр ,,А”. Установление тождества экземпляра с самим собою можно рассматривать как отображение, приводящее образы „ А” в соответствии с прообразом ,,А”. Экземпляр ,,А” по определению может быть сопоставлен только с самим собою. Поэтому отображение является внутренним и, согласно теореме Стилова, может быть представлено в виде суперпозиции: топологического и последующего аналитического отображения. Совокупность образов ,,А” составляет точечную систему, элементы которой являются эквивалентными точками...”1






Выражения: “5” и “3 +2“. Смысл каждого из них различный, а значения в первом и втором случае одинаковые

Как показал анализ, проведенный И. П. Севбо, формальная связанность и наукообразное звучание не уменьшают пустоты этого текста.

Здесь полезно также вспомнить книгу физика А. И. Китайгородского “Реникса”, убедительно доказавшего пустоту поисков “Ауры биополя” и всех “феноменов” парапсихологии. Все тексты по парапсихологии имеют смысл, но не имеют научного значения, так как эти “феномены” не физичны.

Очевидно, теперь мы можем ответить на вопрос о том, что же следует читать в текстах: нужно уметь находить значение.

Быстрое чтение и выявляет смысл и значение мыслей автора. Как же практически научиться выделять значение? И здесь мы рассмотрим еще одно интересное явление. Как показал проф. Н. И. Жинкин, мозг каждого человека уже обладает этой способностью, так как содержит программу выделения значения в любом читаемом тексте, имеющем смысл. Эксперименты психологов подтвердили, что при обработка текста человеческий мозг всегда выделяет ядерное значение, независимо от способа его формального выражения или смысла. Так, в одном из опытов группе испытуемых предлагалось нажимать специальную кнопку каждый раз, как только на экране появлялось слово “доктор”, и не реагировать на сигнал, если появлялись другие слова, даже сходные по начертанию: например “диктор”. Большинство испытуемых справилось с этим заданием. Затем без предупреждения на экране была показана надпись “врач”. И что же?

Практически все нажали кнопку, хотя по начертанию это слово никак не походило на слово “доктор”.

Этот пример — доказательство того, что при восприятии текстовой информации мозг реагирует не на языковую структуру слова, а на его содержательную часть.

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫЙ АЛГОРИТМ ЧТЕНИЯ

Итак, при чтении текста мозг формирует “свою трактовку содержаниях того, что читается. Происходит перекодирование сообщения на язык собственных мыслей читателя. Мозг выделяет ядерное сущностное значение из читаемого текста. Однако всегда ли эта программа используется эффективно? Есть основания считать, что большинство людей возможности этой программы используют слабо. Вместе с тем только при осмысленном внимательном чтении текст понимается глубоко и полно.

Из этого следует, что при обучении методам быстрого чтения учат произвольно использовать эту принципиально важную программу работы мозга. Как показали наши эксперименты, знание и умелое применение некоторых упражнений дают возможность извлекать ядерное значение в тексте быстро и достаточно надежно. Эти упражнения основаны на использовании дифференциального алгоритма чтения.

В третьей главе мы говорили об интегральном алгоритме чтения, который облегчает поиск нужной информации в тексте в целом. Для каждого отдельного предложения и абзаца подобную программу, конечно, составить нельзя. Однако для активизации чтения нужно заранее знать, что прежде всего следует отыскивать в каждом смысловом отрезке текста. Для этого и разработан дифференциальный алгоритм чтения (рис. 9). С его помощью можно разбивать каждый формально самостоятельный фрагмент текста на отдельные логические элементы (потому алгоритм и назван дифференциальным).






РИС. 9

В соответствии с этой схемой формальные единицы печатного текста вначале ставятся нами в соответствие с языковыми нормами, а затем языковые единицы превращаются в означаемые единицы мыслительного уровня. Образуется своеобразная пирамида понятий, являющаяся одновременно и классификационной системой для опознания смысловой фильтрации каждого нового фрагмента текста и для определения его места в уже сложившейся системе наших представлений. Любая единица этой мнемонической пирамиды абстракций и представляет собой часть алгоритма или структурной модели тех определяющих характеристик, которые являются общими признаками для любого текста.

При такой связи между мыслительными единицами верхняя часть пирамиды абстракции является универсальной для автора и для читателя в понятийном смысле.

Работу по интегральному алгоритму чтения мы с вами сравнивали с отбором товаров в универсаме. По аналогии с этим примером и дифференциальный алгоритм можно сравнить с отбором товара какого-либо вида на одной полке отдела универсама; чтобы успешней и быстрее отобрать из однородного товара необходимую вещь, надо заранее знать, что именно нужно, и суметь быстро оценить предлагаемое.

Представим себе, что мы сфотографировали мыслительный процесс быстро читающего человека на кинопленку и теперь прокручиваем ее в замедленном темпе. Кадры фильма покажут, что сначала в предложениях абзаца выделяются ключевые слова (первый блок дифференциального алгоритма), несущие основную смысловую нагрузку. Заметим, что под абзацем в данном случае понимается законченный в смысловом отношении отрезок текста, состоящий, как правило, из нескольких предложений (смысловой и печатный абзацы могут и не совпадать).

Ключевое слово, как правило, предметно, т. е. обозначает какой-либо объект, его признак, состояние или действие. Предлоги, союзы, междометия и частицы почти никогда не бывают ключевыми словами. Очень редко выступают в этой роли и местоимения, которые лишь замещают уже употребляемое ранее в тексте предметное (ключевое) слово. Если абзац играет второстепенную роль, ключевых слов в нем может и не быть.

Затем, опираясь на ключевые слова, в тексте выявляются смысловые ряды (второй блок дифференциального алгоритма). Что такое Смысловые ряды? Это непрерывные ряды пар слов, состоящие из комбинаций ключевых слов и некоторых определяющих и дополняющих их вспомогательных, которые помогают в сжатом виде понять его содержание. Именно смысловые ряды и составляют “золотое ядро” содержания текста.

Смысловые ряды бывают трех основных видов: именные, предикативные и фактографические.

Именной смысловой ряд обеспечивает функцию так называемой номинации — он дает название основному действующему лицу, предмету, например: “старый мастер”. По нашему определению, смысловой ряд — это всегда пара слов. Именной смысловой ряд — это такая свернутая логическая конструкция, которая состоит из имени существительного и имени прилагательного. Имя прилагательное дает дополнительное определение: “мастер хороший”, “мастер молодой”, “мастер веселый”, — обычно в сообщении бывает до трех прилагательных-определителей при одном существительном — это норма русского языка.

Предикативный смысловой ряд показывает, что делает или что делается с предметом: “мастер чеканит”. Предикативный смысловой ряд — это всегда глагольная конструкция и она бывает трех видов.

Одноместный предикат: “Мастер чеканит”. Двухместный: “Мастер чеканит монету”, — действие перешло на второй предмет, от мастера на монету. Трехместный: “Мастер чеканит монету заказчику”, — действие переходит на третий предмет, на заказчика.

Фактографический смысловой ряд дает четкие количественно-размерные, весовые и другие физические технико-экономические параметры о предмете сообщения: “Мастеру 30 лет”, “У мастера семья из 4 человек”. Таким образом, при чтении любого текста сознание соединяет ключевые слова в лаконичные, свернутые выражения смысловых рядов, несущие основной замысел автора. Текст как бы сжимается, мгновенно мысленно конспектируется — в нем остаются только зерна смысла, “золотое ядро” на уровне непрерывных цепочек пар слов.

Здесь необходимо подчеркнуть, что в соответствии с концепцией проф. А. А. Леонтьева1 с помощью только что изложенной модели смысловых рядов можно наглядно показать принципиальное различие двух способов свертки текста:

— порождение стандартной и всегда постоянной конструкции смысловых рядов;

— “наполнение” этого каркаса конкретными словами — вариантами. Подбор слов-вариантов происходит на основе реализации ассоциативных признаков читаемых слов.

Но это только промежуточный этап свертки текста. Ключевые слова и смысловые ряды выявляются нами в самом тексте, который пока претерпевает лишь как бы количественные преобразования, — он сжимается, компрессуется. Однако, кроме этого количественного анализа, сообщение всегда подвергается нами и качественному преобразованию. Эта интеллектуальная операция соответствует третьему блоку алгоритма — выявлению значения. Замечено, что содержание прочитанного при пересказе люди почти никогда не излагают слово в слово. Мозг быстро перекодирует воспринятое сообщение в согласии с собственным опытом, собственной программой. Такое перекодирование происходит уже в самом процессе чтения.

Этим как раз и отличается активное, осмысленное продуктивное восприятие текста от механической зубрежки.

На основе смысловых рядов мозг как бы формулирует сообщение самому себе, придавая ему собственную, наиболее удобную и понятную форму. Таким образом, третий блок алгоритма отражает заключительный процесс перекодирования — выявление ядерного значения содержания текста. Решить эту задачу — значит для самого себя сформулировать и усвоить действительное значение того, что хотел сказать автор в конкретном отрывке.






Мозг быстро перекодирует воспринятое сообщение в согласии с собственным опытом, собственной программой

Посмотрим на примере, как используется дифференциальный алгоритм чтения.

Текст1:

Наш век не без основания называют веком статистики. “Статистика” — слово многозначное. Это и набор цифр, полученных определенным образом и характеризующих некоторое явление, и специальная социально-экономическая наука, и научный метод, широко применяемый как в общественных, так и в естественных науках.

В журналистской работе ко многим темам без статистики совершенно невозможно подойти. В частности, все, относящееся к вопросам народонаселения, прямо-таки основано на статистике. Относительная редкость статей на демографические темы (при громадном интересе к ним читателей и общественной важности этих тем) в немалой мере объясняется статистической малограмотностью многих журналистов, незнанием, как и с какого боку к этим вопросам можно подступиться.

Очень часто смысл цифр читателям непонятен. Один пример. Кто не слышал и не употреблял слов “средняя продолжительность жизни”? Для подавляющего большинства значение их таково: это средний возраст смерти в данное время. Однако истинный смысл их совсем иной: это средняя продолжительность жизни тех, кто родился в данном году, при условии, что на всем протяжении жизни данного поколения возрастные коэффициенты смертности будут такими же, как в год рождения. Таким образом, это величина расчетная и условная.

В этом отрывке подчеркнуты ключевые слова. Порядок обработки абзацев этого текста по алгоритму показан в табл. 2.
ТАБЛИЦА 2

Нужно иметь в виду, что, выполняя упражнения в соответствии с блоками дифференциального алгоритма, мы тренируем мыслительные процессы как бы расчлененно, замедленно и по частям. При чтении они, разумеется, протекают иначе — быстро, одновременно и в значительной мере подсознательно. Но, чтобы навык такого чтения стал автоматизированным и мгновенным, тренировать его нужно дифференцированно. Иными словами, мы поступаем, как спортсмен, который, разучивая комбинацию, разбивает ее на элементы и тренирует каждый из них в отдельности.

Как же практически пользоваться дифференциальным алгоритмом? Прежде всего необходимо запомнить его содержание и порядок использования.

Подобрав несложную научно-популярную статью объемом не более 6 тыс. знаков и медленно читая ее с карандашом в руке, сделать разметку текста в соответствии с алгоритмом. В результате выявления цепи значений должно сформироваться ядерное содержание текста, которое мы называем доминантой. Что же такое доминанта? Доминанта - это главная смысловая часть текста, его истинное значение. Доминанта выражается своими словами читателем, на языке его собственных мыслей. Она результат качественной переработки текста на основе анализа цепи значений по всему тексту статьи в целом.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет