Артур Кронфельд (1886-1941)



Дата28.06.2016
өлшемі209.34 Kb.
http://www.sgipt.org/gesch/kronf.htm

 Добро пожаловать в нашу секцию: история психотерапии





Артур Кронфельд (1886-1941)

Из документов о жизни и трудах этого основоположника психологии, сексопатологии и эмпирической психотерапии



ИнгоВольф Киттел, Аугсбург

Памяти Артура Кронфельда*

Судьба и труд одного еврейского психиатра и психотерапевта в трех немецких рейхах




В институте им. Ганнушкина



Он разделял судьбу многих; а выбрал себе конец, на который пошли лишь немногие. Артуру Кронфельду было 55 лет, когда он вместе со своей женой 16 октября 1941 г. покончил жизнь самоубийством в Москве. Мотивы такого шага остались неизвестны, хотя некоторые подробности известны. Все же до конца это остается неясным.. 

Сразу после конца Второй мировой войны Йоханнес Р. Бехер рассказал, что Кронфельд покончил собой из–за страха перед Гитлером. Подверждение этого в то время было встречено с большим недоверием. Недоверие это было переплетено с понятным возмущением о судьбах многих немецких эмигрантов, которые исчезли навсегда во время Сталинского царствования. Курт Хиллер, который дружил с Кронфельдом в молодые годы, мог тогда и потом – через десятилетия в своих мемуарах – только предполагать, что Кронфельд выбрал самоубийство, чтобы избежать Сталинские репрессии. Но имеющиеся у нас информация говорит все же больше в пользу утверждений Бехера чем в пользу представлений Хиллера.

По нашим сведениям Кронфельд, который уже в Германии заслужил себе большую известность как теоретик психиатрии и как представитель эмпирической психотерапии, в Советском союзе с самого начала был принят с большим доверием, которое он сохранял до самого конца своей жизни. Сегодня он считается «классиком» советской психиатрии.

С 1936 года он был профессором в «Нейропсихиатрическом научном исследовательском институте» им. П. В. Ганнушкина Российской Социалистической Федеративной Республики в Москве. Будучи ближайшим сотрудником М. Я. Серейского он заведовал там «отделением экспериментального лечения», где исследовал изученную им в Швейцарской эмиграции инсулиновую терапию шизофрении.

Принят он был восторженно. Его прибытие в Москву 15 июня 1936 г. было описано в газетах и дополнительно афишировано в Немецкой Центральной Газете. Несмотря на недостаток жилплощади в советской столице ему и его жене по его собственным словам предоставили «большую двухкомнатную квартиру», в которой он мог поместить свою Берлинскую мебель и богатую библиотеку. Вскоре после этого он получил даже трехкомнатную квартиру в жилом доме института им. Ганнушкина, где жили также А. В. Снежневский и Ерих Штернберг – бывший его берлинский студент и сотрудник, который уже в 1935 г. эмигрировал в СССР и здесь ходатайствовал за его вызов.

Уже свое первое публичное выступление на «Всесоюзном съезде психиатров и невропатологов» в декабре 1936 г., где он представил первые результаты своих исследований, он называл большим успехом. Через год он и его жена получили советское гражданство. К этому времени его знания русского языка достигли такого уровня, что он получил задание читать лекции по психотерапии в Харьковском университете. Кроме того он работал консультантом в Сокольниках, в Преображенской больнице а также в одной из клиник в Костромы в 200 км от Москвы.

Первая русская публикация Кронфельда была широким обзором О современных проблемах учения о шизофрении. Этим обзором он открыл первый, опубликованный в 1936 г., том Трудов института им. Ганнушкина. С 1938 г. он был членом его издательской комиссии. Такую же функцию он выполнял по одноименному ряду публикаций «Первой Московской психиатрической клиники». Так была названа Преображенская больница, заведующим которой он стал в конце 30-х гг.

В институте им. Ганнушкина в последнее время он был директором «отделения экспериментального лечения психозов». Здесь он имел более 120 коек и – как он сам писал – «хорошую библиотеку, аудиторию и прежде всего отличные лаборатории». До 1940 г. он опубликовал еще многие и в том числе обьемистые труды. Еще в начале 1941 г. он оптимистично описывал свои планы на будущее в письме своему Берлинскому ученику Карлу Бальтазару.

После вторжения немецких войск в Советский союз Кронфельд, реторика и стилистика которого была многими похвально отмечена, несколько раз принимал участие в пропагандистских передачах Московского радио. Кроме того он написал брошюру с названием «Дегенераты у власти» – о своем личном опыте и контактах с Гитлером, Гиммлером и Герингом – которая по всей очевидности была опубликована одновременно в Москве и в Красноярске и переиздана в 1942 г. в Магадане и в Свердловске.

Это увлечение политикой не было удивительным. Уже в Германии Кронфельд отличался публичными выступлениями по разным поводам – в 1918 г. в Совете по Вопросам Прессы а также как делегат исторического Совета солдатов в Фрейбурге/Брайзгау; потом в «Союзе социалистических врачей» в Берлине, в который он вступил в 1926 г. как член Социал–демократической партии Германии и от имени которого он вместе с Альфредом Деблином в 1931 г. стал кандидатом «свободного профсоюзного списка» Берлинской палаты врачей. В 1932 г. он вместе с Альбертом Эйнштейном и другими в Берлине поддерживал «Неотложный призыв» «Международного Социалистического Боевого Союза» своего друга, Геттингенского философа Леонарда Нельсона. В нем на фоне тревожащих успехов фашистов на выборах призывалось к образованию коалиции всех левых партий.
___________________________________________________________________________

Афиша Международного Социалистического Боевого Союза Л. Нельсона к выборам в рейхстаг 1932 г. Призыв наряду с Кронфельдом был подписан Альбертом Эйнштейном и Францем Оппенгеймером а также такими известными деятелями искусств как Курт Хиллер, Ерих Кестнер, Карл и Кете Кольвиц, Генрих Манн, Ернст Толлер или Арнольд Цвейг.





День смерти Кронфельда совпадает с направленной против Москвы осенней «операцией Тайфун» немецкой армии. Вскоре после глубокого поражения советской армии в битвах под Брянском и Вязьмой быстро продвигающиеся немецкие войска взяли 13 и 14 октября города Калинин и Калуга и оказались непосредственно у первой линии защиты Москвы. 15 октября было опубликовано решение об эвакуации дипкорпуса, правительственных, военных и партийных учреждений в г. Куйбышев на Волге. Когда 16 октября эти учреждения покинули город, среди населения началась паника.


Оказывается, что и переезд института им. Ганнушкина был организован и подготовлен. После войны Эрих Штернберг рассказал, что Кронфельд настоятельно требовал от него достать все нужные дла эвакуации из города бумаги – и что он (кто?) с ними опоздал.

Биография

Артур Кронфельд родился 9 января 1886 в столице молодого рейха немецкого кайзера. Отец его, юрист с ученым званием, был сыном еврейского кантора из г. Торн. В 1884 г. он открыл адвокатскую контору в Берлине. В последующем он смог стать Советником Юстиции и Двора а также королевским нотаром. Многие годы он вкладывал свои силы в комиссию по бедности Берлинской еврейской общины.

О детских и юношеских годах Кронфельда имеется мало сведений. Он был старшим из четырех детей – можно также указать, что рожденная скоре после сдачи его аттестата зрелости сестра стала впоследствии актрисой, начавшей свою карьеру в Бургтеатре во Вене. Он посещал гимназию им. Софии в Берлине а с 1904 по 1909 гг. изучал лечебное дело в университетах Йены, Мюнхена, Берлина и Гейдельберга. В 1909 г. он защитил кандидатскую диссертацию у Франца Ниссля – последователя Эмиля Крепелина и Карла Бонгеффера на кафедре психиатрии и директора уже в это время широко известной психиатрической клиники университета г. Гейдельберга.

Под руководством Ниссла и его главного врача Карла Вильманнса через год после Карла Ясперса – самого известного из его тогдашных коллег –Кронфельд начал в 1910 г. свою научную карьеру, которая, несмотря на легкое начало, проходила со множеством осложнений. 





Ведь в 1912 г он опубликовал объемистую критику психоанализа, которая прославила его даже в европейском зарубежъе. В этом же году он защитил кандидатскую по философию у философа и психолога Аугуста Мессера в г. Гессен. Кроме того нужно указать на то, что Кронфельд публиковал также стихи в журналах экспрессионистов Дер Штурм и Ди Акцион. Курт Хиллер принял его стихи в свою антологию Дер Кондор наряду с трудами Ернста Бласса, Макса Брода, Заломона Фридлэндера, Фердинанда Хардекопфа, Георга Хейма, Эльзе Ласкер–Шюлера и др.


Его карьера была впервые прервана 2 августа 1914 г. призывом в армию после того, как Кронфельд в конце 1913 г. начал работать в Берлинской «Даллдорфской Клинике душевнобольных» (сегодняшней Клинике Нервных Болезней им. Карла Бонгеффера, Клиника им. Гумболдта в Берлине–Виттенау) под руководством исследователя афазий Хуго Липманна.

Крест Военных Заслуг Мекленбурга–Шверина и Знак Раненого позволяют сделать вывод о его впечатляющих подвигах. После легкого осколочного ранения головы весной 1917 г. он был направлен в военный госпиталь во Фрайбурге–Брайсгау для создания «нервного отделения». Здесь 8 августа 1918 г. он женился и через четверть года как член вышеуказанного Фрайбургского совета солдат вносил свой вклад в мирный переход империи к республиканскому правлению.  





 
Но и после возвращения в Берлин в 1918 г. он мог только короткий срок снова работать у Липманна. Острое заболевание отца заставило его подчинить свои научные планы необходимости материальной поддержки двух семей. В это время он сходится с «исследователем сексуальности» Магнусом Гиршфельдом, которого знал со студенческих лет. 6 июля 1919 г. он выступил с речью

по поводу открытия созданного Гиршфельдом «Института сексуальных наук» – ненавистного в «народных кругах» и полностью разогнанного фашистами в 1933 г. В течении семи лет он вместе с другими врачами работал руководителем «отделения душевных половых расстройств» как «правая рука» Гиршфельда. А в марте 1926 он открыл свою собственную врачебную практику в Берлине–Тиргартене.

За эти годы Кронфельд заслужил известность как эксперт по сексуальным вопросам. Но по всей вероятности эта сторона его научной деятельности была лишь побочной работой. Самые важные его публикации того времени относились к основопологающим теоретическим, психологическим, психопатологическим, судебно–психиатрическим и прежде всего психотерапевтическим темам. На основе его сбалансированных и решительных выступлений за научно, теоретически и психологически обоснованные психопатологические исследования и психиатрическую деятельность он во время Веймарской республики заработал себе известность как представитель «психологического направления» психиатрии – которая стала темой нескольких психиатрических сьездов.

Но наибольшее признание Кронфельд получил как независимый от научных школ психотерапевт. Он вкладывал свои силы в то широкое медицинское движение, которое началось в 1925г. и с 1926 г. собиралось в одно целое на первых «Общих врачебых съездах по психотерапии». Так началось «Общее врачебное общество по психотерапии». Вместе со своим другом Эрнстом Кречмаром он был одним из его создателей и членов руководства общества. С 1930 г. он вместе с Й. Х. Шульцем был редактором читаемого во всей Европе Центрального журнала по психотерапии. Наряду с этим он выступал за парапсихологию – которой интересовался даже Эйнштейн, участвовавший вместе с ним в 1930 г. в одном экспериментальном заседании.

В 1927 Кронфельд защитил докторскую диссертацию по психиатрии и нервным болезням у Карла Бонгеффера. Будучи первым доцентом клиники Шаритэ он обращается к учению о современной психотерапии. Еще в 1931 г. он получил звание заочного профессора без чина – впоследствии по политическим мотивам он был исключен из научной жизни и постепенно лишен практически всех материальных основ жизни в Германии.

После передачи власти Гитлеру он, как и все другие евреи в Третьем рейхе, должен был прекратить всякую публичную деятельность. Но созданный фашистами 7 апреля 1933 г. «закон по восстановлению профессионального чиновничества» не давал повода исключить его из вузовской деательности, посколько закон этот содержал особую часть по льготам «бывшим фронтовикам». На основе последующих указов о деятельности врачей при страховых кассах 1 апреля 1934 г. Кронфельд был исключен из оплаты этими организациями. После указа по «правилам научных званий» от 13. 12. 1934 он 1. 2. 1935 г. был лишен доцентского права. Губерт Кестер, родственник получившего в Третьем рейхе славу психиатра и психотерапевта Маттиаса Генриха Геринга – двоюродного брата Германна Геринга – торжествовал, что «наконец низвергли Кронфельда».

 






Кронфельд 1932         Из международного врачебного бюллетеня 1935 г.

Тогда он эмигрировал в Швейцарию и нашел работу в частном санатории «Les Rives de Prangins» сына Огюста Фореля. Но Швейцарские учреждения не предоставили ему убежища. Вот поэтому он подал свое заявление на профессуру в Москве, а принял он полученное предложение под давлением ультиматума Швейцарской полиции по вопросам иностраннцев.

В связи с военными событиями его смерть 16. 10. 1941 г. не привлекла особого внимания. Некролог не был опубликован. И после конца Второй мировой войны его публично не упоминали – пока он не был вновь «открыт» при исследованиях по литературному экспрессионизму в германистике. В психиатрии – его собственной области – воспоминания о нем потерялись в темноте вытесненной из сознания истории. В конце концов его даже забыли как раннего сотрудника известной «Гейдельбергской школы» по созданной Ясперсом программе «феноменологических» исследований. Одним из немногих он продолжал ее развитие и вне Гейдельберга, пытаясь включать в нее другие современные течения.

Судьба Кронфельда схожа с суьбой многих других еврейских ученых, эмигрировавших тогда из Германии – изгнанных и забытых в их «второй ссылке». Даже его объемный научный труд – более 200 публикаций, из них 8 книг и 15 монографий – был забыт.



Труды и их значение.

Кронфельд рано начал интересоваться культурой, философией и науками. Будучи 18-летним абитуриентом он познакомился с Куртом Хиллером. В это же время издается первая известная публикация Кронфельда – хвалебное сравнение Гете и Хеккеля (1905 г.), которую он написал в честь 70-летия последнего. Ему же он посвятил свою первую, опубликованную в возрасте 20 лет, книгу – эволюционные размышления о Сексуальности и эстетическом восприятии (Страсбург 1906 г.) .

По всей вероятности именно этот ранний труд и стал поводом его знакомства с Магнусом Гиршфельдом. Тот в 1908 г. принял тезисы для публикации работы Кронфельда под названием Принцип дивергенции и половая контректация в качестве «К теории сексуальности» наряду с трудами Фрейда и других психоаналитиков в свой Журнал для сексуальных наук.

Оставшиеся труды Кронфельда определяются широкой и ясно выраженной основной философской позицией, открыть которую ему помог Геттингенский философ Леонард Нельсон. Начиная с 1907 г. Кронфельд был членом его дружеского кружка, который Нельсон ради возобновления прекращенной в 19 веке познавательской традиции называл «Новой школой Фриза». В регулярных встречах кружка члены его, наряду с их основной учебой, занимались критическими трудами Иммануила Канта и его философского последователя Якоба Фридриха Фриза.

Именно в этом кругу завязалась крепкая дружба Кронфельда с будущим лауреатом Нобелевской премии по медицине Отто Мейергофом. Тогда же он и вступил в контакт с известными математиками Полом Бернэзом и Куртом Греллингом. Через последнего он познакомился с основными проблемами математики, а таким образом, и с предпосылками и последствиями теории относительности Эйнштейна. Уже в возрасте 21 года студент Кронфельд сталкивается с самыми актуальными научными вопросами 20 века. Необходимо подчеркнуть, что это дало толчок для развития области философии, которая потом получила название «теории науки» .

Ведь Кронфельд пытался использовать эти научные развития для собственной области исследований. Первые его шаги в этом направлении состояли в рецензиях публикаций Нельсона в Архиве общей психологии.

В 1910 г. он вместе с Мейергофом и его другом Отто Варбургом – также получившим Нобелевскую премию по медицине – критически обращался к психоанализу и докладывал свои выводы на итоговом собрании кружка Нельсона. Карл Ясперс тоже принимал участие в этом – но он никогда не высказывался об этом как впрочем и о других деталях этих лет своей жизни. В 1911 г. была оформлена и готова работа Кронфельда О психологических теориях Фрейда и близких взглядах (Лейпциг 1912 г.) .

Эта первая самостоятельная теоретическая публикация Кронфельда вызвала широкий интерес и сразу же была переведена на русский язык. Фрейд воспринял резонанс на эту публикацию с удивлением и попросил Гастона Розенштейна выступить с ответом. Так же негативно отреагировали на работу Кронфельда и другие психоаналитики.

Этот ажиотаж длился недолго. Основывался он в первую очередь на отрицательных выводах, которые Кронфельд извлекал из научного качества спорных гипотез Фрейда. Но Кронфельдовский подход и польза публикуемого логического и методического анализа не находили большого отклика в психиатрии – так в последствии не он, а Карл Ясперс с его методологически направленными публикациями был принят как основоположник научного метода в психиатрии.

Надо специально указать на эти исторические последствия, поскольку Кронфельд сознательно хотел поставить психиатрию – и вместе с ней психологию как непосредственную основу последней – на «строго научный базис». Для этой цели он направлял свои исследования на анализ всех логических и методических основ психологии и психиатрии. Из–за Первой мировой войны он не мог закончить свои работы и опубликовал их лишь в 1920 г. в форме сборника различных исследований. Тем дальше он выдвигал свою следующую цель – под названием Суть психиатрического познания (Берлин 1920 г.) Кронфельд представил основы целой «научной теории психического» .

Работа эта содержит попытку обосновать систематическое единство психологии, психопатологии и психотерапии и выяснить их взаимоотношения. Ради этого Кронфельд исследовал все философские и психологические учения своего времени в их главных направлениях и попытался установить их значимость. В большом обьеме он занимался методологическими установками Ясперса, прежде всего его понятием «понимания», включая его основанные на трудах Макса Вебера взгляды о типе. Кроме того Кронфельд продолжал дискуссию жизнеспособности различных психоаналитических гипотез и принципов их проверки. Но его основополагающие размышления получали мало откликов в то время, когда в первую очередь стояли другие, более важные задачи преодоления последствий войны.

В профессиональной деятельности в своих публикациях он обращался к теме сексуальности. Самая известная его работа это вероятно его обзор о Психопатологии сексуальности в Руководстве по психиатрии Густафа Ашаффенбурга (Вена и Лейпциг 1923 г.). Но Кронфельд наряду с его психотерапевтическим обучением – он проходил лечебный анализ и научился гипнотизировать – в сознании примата праксиса постоянно пытался теоретически обосновывать деятельность психиатра и психотерапевта. Наибольшее количество применяемых элементов он нашел в индивидуальной психологии Альфреда Адлера, так что он на некоторое время примкнул к его Берлинской группе. Он постоянно требовал дифференцированного подхода и теоретической интеграции всех действующих элементов в психотерапевтической деательности.

 



Подходы к этому он впервые представил под названием «психагогики» в своем учебнике Психотерапия (Берлин 1924 г.), где он пытался суммировать свои вводные курсы по психотерапии в институте Гиршфельда. Этот учебник обосновывал его реномэ как одного из самых выдающихся, независимых от школ, психотерапевтов Веймарской республики. Более подробно он представил свои взгляды в труде под названием Психагогика или психотерапевтическое учение воспитания в изданном Карлом Бирнбаумом сборнике Психические методы лечения (Лейпциг 1927 г.). 



Эта маленькая работа практически представляет собой план общего, основанного на четких точках зрения психотерапевтического учения. Но Кронфельду не было суждено дальше развивать свои взгляды. И его энергичные стремления в «бурные двадцатые годы» внести свой вклад в развитие организованного психотерапевтического обучения немецких врачей успеха не имели – слишком расходились интересы тогдашных психотерапевтических школ.

Тем не менее он смог внести психотерапевтические знания в область развития социальной помощи. Готовую рукопись о Технике психотерапии он должен был взять собой в эмиграцию, лишь маленькую часть которой он смог публиковать в свое время.

В его докторской диссертации Психология в психиатрии (Берлин 1927 г.) он снова и уже с другой точки зрения выдвигает самые основные методические основы учения о психическом лечении и пытается обосновать свой довоенный тезис о том, что психопатологический «анализ симптоматики» должен быть произведен «психологическими средствами». Только так можно избежать лишь кажущегося взаимопонимания ради необходимой классификации и достичь научно сформулированного понимания психопатологических феноменов.

Он сам доказал свою правоту. В книге Перспективы учения о душевном (Лейпциг 1930 г.) он через три года представляет широко развернутую попытку проведения своей программы в жизнь на примере шизофрении. На основе всех представленных в современной психологии точек зрения в этом труде он пытается теоретически решить проблему шизофренических феноменов. Так он пытается описывать эти феномены как «первичное нарушение интенциональности» и обосновывать этот взгляд с помощью «фундаментально–антропологических» разработок Мартина Хайдеггера и Серена Кьеркегора.

Этот труд был самым близким его сердцу, болезненно медленно принимаемым научным миром. Само время не дало ему больше шансов. Такую же участь получил его кратко написанный Учебник о характерах (Берлин 1932 г.), который был опубликован непосредственно передприходом к власти фашистов в Германии.

Уже после 1933 г. еще из Берлина он мужественно пытался развить изданный в Вене журнал Психоаналитическая практика Вильгельма Штекеля до международного специального журнала под названием Психотерапевтическая практика – который должен был стать альтернативой Центральной газете психотерапии, которую он сам редактировал. Под руководством К. Г. Юнга она попала под влияние «немецких» психотерапевтов и была использована для политической пропаганды. Но его попытки оказались тщетными.

Написанные в Советском Союзе работы Кронфельда до сих пор не стали известными в Германии. Их перевод пока невозможен, так что их разбор и научный анализ остаются задачей будущего.

Как уже было указано Кронфельд в Германии известен не только по своим публикациям. Он был активным членом более десятка научных обществ и частично принимал участие в их руководстве. Одновременно с его деятельностью практикующего специалиста по нервным болезням, психотерапевта, судебного эксперта и доцента он выступал на переговорах, как собеседник, организатор выставок, съездов и курсов, как издатель, лектор и редактор. Даже в год его исключения из немецкой интеллектуальной жизни он еще раз был отмечен – его приняли в Биографический лексикон выдающихся врачей последних 50 лет (1933 г.) – последную часть Биографического лексикона выдающихся врачей всех времен и народов.

Примечательно, что воспоминания о нем появились лишь через длительный срок после окончания Второй мировой войны и только в мемуарах некоторых его личных друзей, таких как Й. Х. Шультц, Э. Кречмер, М. Мюллер, К. Хиллер и других. До сих пор он упоминается лишь в некоторых более современных автобиографиях и мемуарах Отто Мейерхофа и Леонарда Нельсона, психоаналитиков Карен Хорней, Вернера Кемпера и Вальтера Шиндлера а также психиатра Лотар Калиновски. Да и там лишь упоминается его имя. Изредка его публикации цитируются в специальной психиатрической, психотерапевтической и сексопатологической литературе. Фамилия Кронфельда в настоящее время не пользуется особым авторитетом в учении о лечении душевнобольных.

Лишь некоторые авторы заинтересованы в продуктивном анализе его книг. Приятие его детальных и широких разборов, основательных рефлексий и далеко идущих дискуссий требуют труда и знаний, для которых современний читатель нередко не имеет предпосылки. Для объяснения отсутствия исторической значимости философа Якоба Фридриха Фриза – на труды которого Кронфельд так сильно наложился – было установлено, что тот настолько избежал односторонности и эгоизма, а на первий план выставлял философию Канта, что его собственные идеи и исследования уходили на задний план. Основательность и строгость его учения требуют много усилий а их восприятие много труда – кажется, что о трудах Кронфельда можно и нужно сказать то же самое.

Публикации его – в том числе больше 500 рецензий – доказывают его глубочайшее знание предмета и дискутируя, он демонстрировал свою энциклопедическую широту и глубину. Прежде всего его книги представляют собой огромное хранилище для изучения истории психиатрии и психотерапии, тем более, что они содержат множественные разработки по истории теоретических идей учения лечения психических больных.

Свои собственные взгяды Кронфельд развивал прежде всего в дикуссии с другими, так что их идеи продолжали сушествовать рядом с его собственными – даже если он решительно или в живой и темпераментной полемике отмежевывался от них. Но стиль его научных споров всегда остается неизменным во всех его трудах – защита или опровержение мнений только на основе указания причин и их точного доказательства и обоснования. Этот открытый диалоговый подход при постоянных попытках логического последовательного доказательства установок делает его труд выдающимся независимо от содержания представленных им идей и их исторического или систематического значения – как пример научой установки и обоснованности в области медицины, требующей в первую очередь точной и ясной аргументации.

Поэтому труды Кронфельда остались исторически не разработанными, фактически не воспринятыми и практически не использованными. Ими не пользуются при развитии психиатрии как науки – чему Кронфельд посвятил всю свою жизнь – в то время, когда общая неясность основнаучно обоснованного лечения в этой области дала повод для всемирных попыток лучшего обоснования психиатрического мышления и практики.

___________________________________________________________________________



* Примечание: Здесь идёт речь о незначительным образом изменённом (адаптированным для русскоязычного читателя) немецкого первоисточника под авторским заголовком: Воспоминания о Артуре Кронфельде - Судьба и труды одного еврейского психиатра, работавшего в трёх немецких рейхах Реферат опубликован: EXIL 6 (1986) стр. 58-65.  Этим рефератом открылась юбилейная выставка, посвящённая столетию со дня рождения Кронфельда, "Архив Библиография иудаизма", Франкфурт, 9 января 1986 года. Эта выставка демонстрировалась в последующем и в других местах. Этот реферат является также введением к другому документальному исследованию: Kittel, I.-W., Artur Kronfeld 1886-1941. Один из пионеров психологии,  психотерапии и исследователь сексуальности. Это исследование вышло в 1988 году в Констанце в "Библиотеке констанского университета" как выставочный каталог, 17 номер. На страницах со 106 по 122 приводится  за малым исключением практически полная библиография научных работ Кронфельда. К сожалению эта библиография осталась не упомянутой и не востребованной в лексиконе (Энциклопедии Alma Kreuter), опубликованном в 1996 году.

Список литературы [Библиография: http://www.sgipt.org/gesch/kronf_l.htm



  • Akbar, H.: Arthur Kronfeld. In: Jacob Friedrich Fries und die anthropologische Begründung einer rationalen Psychiatrie. Med. Diss. FU Berlin 1984, S. 121 - 128

  • Andruleit, F.: Zum Werk von Arthur Kronfeld. Med. Dipl. Charité, Berlin 1989

  • Kittel, I.-W.: Arthur Kronfeld - Leitender Arzt am Institut für Sexualwissenschaft in den Jahren 1919-1926. Mitt. MHG 6 (August 1985) 25-41; ern. in: Dose, R. und H.-G. Klein (Hrsg.): Mitteilungen der Magnus-Hirschfeld-Gesellschaft Band I Heft 1(1983) - Heft 9(1986). von Bockel Verlag, Hamburg 1992. Zweite, durchgesehene und erweiterte Ausgabe (Schriftenreihe der Magnus-Hirschfeld-Gesellschaft: Band 7) S. 215-231

  • Kittel, I.-W.: Arthur Kronfeld zum einhundertsten Geburtstag am 9. Januar 1986. Archiv Bibliographia Judaica, Frankfurt 1986; übers.:

  • Kittel, I.-W.: Arthur Kronfeld on the occasion of his hundredth birthday on January 9th 1986. Indiv. Psychol. News Letter 34 (1986) 26-28

  • Kittel, I.-W.: Arthur Kronfeld (1886-1941). Ein früher Wissenschaftstheoretiker der Psychologie und Psychiatrie. Psychol. Rundschau 37 (1986) 41

  • Kittel, I.-W.: Arthur Kronfeld (1886-1941) zum Gedenken - Ein Kapitel vergessener Psychotherapiegeschichte. Prax Psychother Psychosom 31(1986) 1-3

  • Kittel, I.-W.: "Die Heidelberger Jahre waren von großer Bedeutung für Kronfeld..." Interview in: Communale, Heidelberg, 4. Jg., Nr. 28 vom 10. Juli 1986, S. 8 (zum Artikel "Fast vergessen: Arthur Kronfeld" ebd., S. 8 - 9)

  • Kittel, I.-W.: Arthur Kronfeld 1886-1941. Ein Pionier der Psychologie, Sexualwissenschaft und Psychotherapie. Als Ausstellungskatalog Nr. 17 herausgegeben von der Bibliothek der Universität Konstanz , Konstanz 1988

  • Kittel, I.-W.: Zum Exil von Arthur Kronfeld. extracta psychiatrica 2 (1988) 66

  • Kittel, I.-W.: Zur historischen Rolle des Psychiaters und Psychotherapeuten Arthur Kronfeld in der frühen Sexualwissenschaft. in: Gindorf, R. und E. J. Haeberle (Hrsg.): Sexualitäten in unserer Gesellschaft. Beiträge zur Geschichte, Theorie und Empirie. Schriftenreihe Sozialwissenschaftliche Sexualforschung 2. Walter de Gruyter, Berlin 1989, S. 33 - 44

  • Kretschmer, W.: Zum 100. Geburtstag Arthur Kronfelds. Z.f. Individualpsychol. 11 (1986) 58 -60

  • Kretschmer, W.: Arthur Kronfeld - ein Vergessener. Zu seinem 100. Geburtstag. Nervenarzt 58 (1987) 737 - 742

  • Kornetov, N .A.: [Arthur Kronfeld]. Zh Nevropatol Psikhiatr Im S S Korsakova. 91 (1991) 80 - 87 (russisch)

  • Kreuter, A.: Deutschsprachige Neurologen und Psychiater. Saur, München etc. 1996, Kronfeld, Arthur in: Bd. 2 S. 795 - 797

  • Kulawik, H.: Arthur Kronfeld zum Gedenken. Z. ärztl. Fortbild. 85 (1991) 949 - 952

  • Seek, A.: Arthur Kronfeld (Psychiater, Psychologe, Wissenschaftstheoretiker) über Homosexualität. Mitt. MHG Nr. 20/21 (1994/95) 51 - 63

  • Seek, A.: “...seine eigenartige Stelle in unserer Wissenschaft...“ - Bibliographie der Rezensionen zu den Arbeiten von Arthur Kronfeld. Mitt. MHG Nr. 20/21 (1994/95) S. 64 - 95

  • Schröder, Chr.: Arthur Kronfeld (1886- 1941) - Ein Psychiater im Dienste der Psychotherapie. Psychiat. Neurol. med. Psychol. Leipzig 38 (1986) 411- 418

  • Storch I.: Arthur Kronfelds Beitrag zur Entwicklung einer wissenschaftlich fundierten psychotherapeutischen Fachausbildung der Mediziner aus den zwanziger Jahren unseres Jahrhunderts. Med. Dipl. Leipzig 1983

  • Wenninger, G. (Hrsg.): Lexikon der Psychologie. Band 2. Spektrum Verlag, Heidelberg 2001, Kronfeld, Arthur S. 401 - 402




Заметки о личной жизни

  • Hiller, K.: Leben gegen die Zeit (Logos). Rowohlt, Reinbeck 1969

  • Hirschfeld, M.: Von einst bis jetzt. Verlag rosa Winkel, Berlin 1986

  • Kretschmer, E.: Gestalten und Gedanken. Thieme, Stuttgart 1963

  • Leibbrand, W.: Über 30 Jahre Arzt. Ther. d. Gegenw. 103 (1964) 237 - 241

  • Leibbrand, W.: Kurzfilme im Berliner Koffer. Berl. Ärztebl. 77 (1964) SD 1 - 3

  • Müller, M.: Erinnerungen - Erlebte Psychiatriegeschichte 1920-1960. Springer, Berlin - Heidelberg - New York 1981

  • Schindler, W.: Die analytische Gruppentherapie nach dem Familienmodell. Reinhardt, München - Basel 1980

  • Schultz J. H.: Lebensbilderbuch eines Nervenarztes. Thieme, Stuttgart 1964


___________________________________________________________________________

Transl.: E. Umann, A. Kedrov-van Gee, N. Gurevich



___________________________________________________________________________

Указания : http://www.sgipt.org/gesch/kronf.htm#Links


Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет