Искусственный билингвизм: лингвистический статус и характеристики 10. 02. 19 теория языка



бет1/2
Дата11.07.2016
өлшемі264 Kb.
түріАвтореферат
  1   2
На правах рукописи

ЧЕРНИЧКИНА Елена Константиновна
Искусственный билингвизм: лингвистический статус

и характеристики

10.02.19 — теория языка


АВТОРЕФЕРАТ

на соискание ученой степени

доктора филологических наук
Волгоград — 2007

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный педагогический университет»

Научный консультант – заслуженный деятель наук, доктор

филологических наук, профессор Шаховский В.И.

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Васильев Л.Г.,

доктор филологических наук, профессор Леонтович О.А.,

доктор филологических наук, профессор Седов К.Ф.,


Ведущая организация: Институт Языкознания РАН.
Защита состоится 12 октября 2007 г. в 10:00 на заседании диссертационного совета Д 212.027.01 в Волгоградском государственном педагогическом университете (400131, г. Волгоград, пр. им. В. И. Ленина, 27).
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного педагогического университета.
Автореферат разослан « » _____________ 2007 г.
Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент Н. Н. Остринская



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Данная работа выполнена в русле теории языковых контактов, общей теории коммуникации и теории межкультурной коммуникации.

Объект нашего исследования – искусственный билингвизм как лингвистический феномен. В качестве предмета изучения рассматриваются лингвистический статус и характеристики искусственного билингвизма.

Актуальность выполненной работы обусловлена следующими моментами: 1) билингвизм как коммуникативный феномен является широко распространенным явлением, в науке о языке рассматривались различные характеристики естественного билингвизма, в то время как искусственный билингвизм анализируется только в работах по лингводидактике и психологии речи; 2) искусственный билингвизм является фактом реального языкового существования для подавляющего большинства населения всего мира, поскольку иностранный язык преподается в различных видах учебных заведений разных государств, вместе с тем лингвистический статус и характеристики искусственного билингвизма еще не были предметом специального научного рассмотрения; 3) моделирование искусственного билингвизма выступает как необходимая часть общей теории коммуникации и теории языковых контактов; 4) лингвистическое изучение искусственного билингвизма дает возможность открыть новые перспективы в развитии смежных с лингвистикой областей знания – психологии, культурологии, методики обучения иностранным языкам.

В основу выполненного исследования положена следующая многоаспектная гипотеза: 1) искусственный билингвизм, будучи разновидностью билингвизма в целом, имеет определенные общие и отличительные признаки в сравнении с естественным билингвизмом; 2) коммуникативная среда в условиях искусственного билингвизма приобретает специфические характеристики; 3) существуют разные уровни коммуникативной компетенции и разные типы коммуникативных личностей применительно к искусственному билингвизму; 4) усвоение нового кода при искусственном билингвизме предполагает трансформацию когнитивных структур в языковом сознании и коммуникативном поведении индивида.



Целью работы является определение и обоснование лингвистического статуса искусственного билингвизма и установление его характеристик.

Поставленная цель конкретизируется в следующих задачах исследования:

1) установить конститутивные признаки искусственного билингвизма как объекта лингвистического исследования,

2) определить место концепции искусственного билингвизма в современной теории языка,

3) выявить характеристики коммуникативной компетенции искусственного билингва и стадии ее становления,

4) установить и описать характер трансформаций когнитивных структур в языковом сознании и коммуникативном поведении билингва,

5) определить параметры коммуникативной среды в условиях искусственного билингвизма.

Материалом исследования послужили фрагменты коммуникативной практики в условиях искусственного билингвизма, объективированные в виде скриптов учебных занятий, видео- и аудиозаписей; аналитические исследования в области теории коммуникации, билингвизму, межкультурной коммуникации, теории языковых контактов; учебные материалы, используемые в процессе преподавания иностранного языка как дополнительной специальности; интроспективный анализ практики преподавания иностранных языков в школе и вузе.

В работе использовались следующие методы исследования: гипотетико-дедуктивный метод, понятийное моделирование, наблюдение над коммуникативным поведением билингвов, интерпретативный анализ речи билингвов, интроспекция.



Научная новизна работы состоит в установлении конститутивных признаков искусственного билингвизма, в определении места концепции искусственного билингвизма в языкознании, определении параметров коммуникативной среды в условиях искусственного билингвизма. Научной новизной обладают сформулированные автором идеи о научающей коммуникации как модели межкультурного общения; о когнитивно-эмоциональных, лингво-прагматических трансформациях в коммуникативном поле личности искусственного билингва; о суммативном содержательном наполнении коммуникативной компетенции, дающей возможность коммуникативного развития искусственного билингва в двух лингвокультурах. В работе принципиально разграничиваются теоретические подходы к определению естественного и искусственного билингвизма, языковой и коммуникативной личности, дискурсивного сознания, коммуникативной компетенции. Научная новизна работы заключается также в определении стадий билингвизма и описании модели идеального искусственного билингва.

Теоретическую значимость выполненной работы мы видим в том, что данное исследование вносит определенный вклад в теоретическое осмысление процессов коммуникации, взаимовлияния языка и культуры. Уточнение параметральных характеристик предложенной модели научающей коммуникации и ее внешних (функциональных) проявлений развивает теоретическое поле парадигмы коммуникативистики, теории межкультурной коммуникации и лингводидактики. Полученные в ходе исследования выводы представляют интерес для теории языка, поскольку взаимовлияние языков, языковая диффузия рассматривается с позиции субъектов квази-межкультурной коммуникации, претерпевающих трансформации когнитивно-эмоционального и культурно-прагматического характера. Данное диссертационное исследование, таким образом, также вносит вклад в развитие теорий языковых контактов и языковой личности, характеризуя феномен искусственного билингвизма и уточняя его лингвистический статус.
Практическая значимость работы состоит в возможности применения полученных результатов в курсах языкознания, межкультурной коммуникации, курсах и дисциплинах по выбору по теории коммуникации и теории языковых контактов, а также в практике преподавания иностранных языков. Теоретическое обоснование характеристик модели коммуникативной личности искусственного билингва и коммуникативной среды ее становления с позиции теории межкультурной коммуникации имеет большое значение, особенно, когда речь идет о профессиональном уровне аккультурации, т.е. при овладении иноязычной лингвокультурой на профессиональном уровне. Результаты исследования могут быть использованы также для многосторонней оценки коммуникативной компетенции языковой личности.
Методологической основой реферируемой работы являются идеи антропологической лингвистики (Э. Бенвенист, В. фон Гумбольдт, Л.Г. Васильев, Е.И. Горошко, В.З. Демьянков, Е.С. Кубрякова, В.А. Пищальникова, И.В. Привалова, К.Ф. Седов, Н.В. Уфимцева), теоретические выводы о взаимоотношении языка и реальности, о роли речи и языка в развитии человека, о социальной роли общения (Л.С. Выготский, Т.А. ван Дейк, И.Н. Горелов, А.Н. Леонтьев, А.А. Леонтьев, Е.Ф.Тарасов). Концептуальной базой диссертационного исследования послужили разработки теоретических концепций языковой личности (Г.И. Богин, Л.И. Гришаева, В.И. Карасик, Ю.Н. Караулов, В.В. Красных, А.В. Пузырев, П.В.Сысоев, В.И.Тхорик и др.), теории дискурса (Н.Д. Арутюнова, Н.А. Комина, М.Л. Макаров, М.Ю. Олешков, А.В. Олянич, А.А. Романов, К.Ф. Седов, Е.И. Шейгал), освещение отдельных положений в рамках отечественной и зарубежной лингвистики: основные положения эмотиологии и значимости эмоционального фактора в коммуникации (В.Г. Гак, Н.А. Красавский, Т.В. Ларина, Е.Ю. Мягкова, Ю.А. Сорокин, В.И. Шаховский); теоретическое развитие вопросов межкультурной коммуникации (М.Б.Бергельсон, П.Н.Донец, И.Э.Клюканов, О.А. Леонтович, З.Д.Попова, Ю.Е.Прохоров, И.А.Стернин, С.Г.Тер-Минасова, Н.Л.Шамне) и лингводидактики (Т.Н.Астафурова, Г.В.Елизарова, И.И.Халеева, Л.В.Цурикова и др.).

Положения, выносимые на защиту:

1. Разрабатываемая концепция искусственного билингвизма характеризуется полипарадигмальностью, синтезируя достижения коммуникативной лингвистики, теории межкультурной коммуникации, теории языковых контактов, теории языковой личности и лингводидактики, что делает возможным интерпретацию лингвистического статуса искусственного билингвизма с позиции данных парадигм.

2. Искусственный билингвизм представляет собой владение двумя лингвокультурными кодами, один из которых усвоен в условиях специального обучения, и характеризуется следующими признаками: 1) асимметричная коммуникативная компетенция в отношении двух языковых кодов, 2) управляемый характер становления искусственного билингвизма, 3) специфическая коммуникативная траектория становления искусственного билингва.

3. Коммуникативная компетенция искусственного билингва - это владение системой коммуникативных знаний, умений и навыков использования лингвокультурных кодов на основе личностного коммуникативного потенциала. Эти знания, умения и навыки развиваются и перефокусируются в процессе научающей коммуникации, в результате чего общая коммуникативная компетенция личности приобретает дополнительные качества. Отличительные характеристики искусственного билингва как коммуникативной личности проявляются в более комплексном характере его коммуникативной компетенции, в широте и свободе выбора коммуникативных средств, в большей гибкости и динамичности по сравнению с монолингвом.

4. Поскольку искусственный билингвизм представляет собой динамическое образование, в нем можно выделить определенные стадии, отражающие уровни развития искусственного билингва как коммуникативной личности: интуитивный дилетант; рефлексирующий дилетант; рефлексирующий теоретик; рефлексирующий практик; компетентный билингв.

5. Трансформации когнитивных структур в языковом сознании и коммуникативном поведении искусственного билингва представляют собой результат синергии, когда столкновение с новым когнитивно-эмоциональным образом, стоящим за иноязычным словом влечет за собой когнитивное переструктурирование. У искусственного билингва образуется суммативное, достаточно гибкое когнитивное пространство: языковая картина мира собственного языка дополняется новыми ксеноконцептами, а также новообразованиями в виде интегрированных когнитивных структур.

6. Основной коммуникативной средой становления искусственного билингва является научающая коммуникация, которая выступает в качестве одной из моделей межкультурного общения. Научающая коммуникация отличается трехмерностью коммуникативного пространства: межкультурный, межличностный и научающий аспекты. В качестве основных параметров научающей коммуникации выделяются квазисность, метакоммуникативность и интердискурсивность.

7. Конструируемые научающие коммуникативные ситуации могут быть как квази-межкультурными, когда общение строится с учетом коммуникативных норм ожидания носителей языка, так и иноязычными коммуникативными, когда учебное общение происходит на иностранном языке, но предметом, содержанием, и соответственно, поведенческим образцом является родная коммуникативная культура. Трансляции и корректировке подлежат лингвокультурные модели как инофонной, так и родной лингвокультур, благодаря чему происходит формирование и развитие коммуникативного опыта искусственных билингвов в двух культурно-коммуникативных пространствах.



Апробация результатов исследования. Результаты исследования прошли апробацию в докладах на научных конференциях: II международная конференция “Коммуникация: концептуальные и прикладные аспекты”, Ростов-на-Дону, 2004; Общероссийская научно-практическая конференция «Проблемы профессиональной и социально-культурной коммуникации», Саратов, 2004; Всероссийская научная конференция «Язык и мышление: психологические и лингвистические аспекты», Пенза, 2005; Международная научно-практическая конференция «Коммуникация-2006», Санкт-Петербург, 2006; Международная научная конференция «Язык. Культура. Коммуникация», Волгоград, 2006; Первая международная научно-практическая конференция «Языки и межкультурная коммуникация в современном мире», Новомосковск, 2006; IV Всероссийская конференция «Прогрессивные технологии в обучении и производстве», Камышин, 2006; Международная научно-методическая конференция «Языковое образовательное пространство: профильность, коммуникация, культура», Волгоград, 2006; Межрегиональные научные чтения, посвященные памяти профессора Р.К.Миньяр-Белоручева, Волгоград ,2006; Международная научная конференция «Актуальные проблемы лингвистики ХХ1 века», Киров 2006г.; Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики: теоретический и методологический аспекты», г. Благовещенск, 2007; Международная научно-практическая конференция «Современные направления в лингвистике и преподавании языков», Москва – Пенза, 2007; Межрегиональная научная конференция «Коммуникативные аспекты современной лингвистики и методики преподавания иностранных языков», Волгоград, 2007; Межрегиональная научная конференция «Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики», Волгоград, 2007.

Основные положения диссертации изложены в 31 публикациях, включая монографию, общим объемом 23,75 п.л.



Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложения.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается выбор темы исследования, ее актуальность, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, формулируется гипотеза, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, выдвигаются положения, выносимые на защиту.

Искусственный билингвизм понимается как владение двумя лингвокультурными кодами, один из которых усвоен вне естественной языковой среды. Учитывая достаточное разнообразие возможных форм становления и существования искусственного билингвизма, в диссертационном исследовании сфера научного анализа ограничена профессиональным искусственным билингвизмом, при этом имеется в виду процесс овладения иноязычным кодом на учебной площадке «иностранный язык как дополнительная специальность», а в качестве искусственных билингвов рассматриваются преподаватели и студенты.


В первой главе «Парадигмальность проблемы искусственного билингвизма» проблематика искусственного билингвизма представлена в диахронии как развитие этой концепции в отечественном и зарубежном языкознании, и в синхронии, в ее взаимосвязи с лингвистическими парадигмами, на основании чего автором очерчены границы исследования с выделением объекта, предмета, цели и инструментария концепции искусственного билингвизма и определен его лингвистический статус как полипарадигмального феномена.

Научное становление проблемы искусственного билингвизма и развитие общей теории двуязычия происходило поэтапно. Как теоретическая проблема искусственный билингвизм, по наблюдениям многих ученых, начал исследоваться в конце 19 века, однако как социальный феномен он имеет корни, уходящие значительно глубже - в античный мир: смешение языка завоевателей и побежденных на завоеванных территориях. С развитием лингвистической мысли с конца 19 века билингвизм становится предметом рассмотрения теории языкознания. Именно сравнительно-исторический метод повернул интерес лингвистов к теории взаимодействия языков (В.фон Гумбольдт, Ф.де Соссюр, А.А. Потебня, Ж.Пиаже заложили лингвистико-методологические основы изучения вопросов билингвизма).

Постепенно, из области сравнительно-исторического языкознания, рассматривающего контактирующие языки в сравнении, проблемы билингвизма как реального двуязычия в реальной коммуникативной среде, стали предметом исследования зарождающейся парадигмы теории языковых взаимодействий. Базисные идеи этой теории (с определенным акцентированием проблемы билингвизма) были сформулированы и обоснованы У.Вайнрайхом (Weinreich 1953) и Э.Хаугеном (Haugen 1953). Однако все исследования конца 19- начала 20 века были направлены, в основном, на результат процесса языкового взаимодействия, сам же процесс языковых контактов и сопряженных с ним трансформаций, а также механизм такого взаимодействия оставался без должного внимания, не учитывалась целостность, полипарадигмальность проблемы и попыток построения завершенной теории еще не предпринималось.

Большой круг вопросов, исследуемых в рамках теории языкового взаимодействия, привел к выделению внутри этой парадигмы самостоятельной теории билингвизма (А.Е.Карлинский, Е.М.Верещагин, В.Г.Костомаров). Исследования аспектов билингвизма Е.М.Верещагиным, Г.М.Вишневской, А.Е.Карлинским, В.Ю.Розенцвейгом, Е.Ф. Тарасовым и др. обогатили современное языкознание, представив аналитическую картину начального этапа становления билингвизма как лингвистического феномена.

Большое внимание вопросам билингвизма уделялось и уделяется и в современной западноевропейской и американской теории языкознания - Brosig E., Mekdaschi G. 1996; Grosjean F.1982; Hamers J.F. & Blanc M. 1989; Kintsch W. 1970; Koеpke B. 1996; Paradis M. 1993; Weinreich U. 1999. Однако при этом отмечается более прагматический характер исследований, отражающийся в приоритетном развитии антропоцентрического, лингвокультурологического и лингводидактического направлений.

Парадигмальная локализация вопросов двуязычия как теоретической проблемы изменилась с середины двадцатого века, что обусловлено оформлением теории коммуникации как самостоятельной парадигмы и позднее выделением теории межкультурной коммуникации ((М.Б.Бергельсон, Г.В.Елизарова, О.А.Леонтович, М.Л.Макаров, Ю.Рот и др.). Присутствие проблем билингвизма в предметной сфере этих научных направлений стало уже неоспариваемым фактом.

Поскольку языковое взаимодействие экстраполируется на процесс коммуникации (как одновременно сферы функционирования и цели применения языка как семиотического кода), и, следовательно, методологические положения теории коммуникации абсолютно релевантны и приоритетны для исследования искусственного билингвизма как научного феномена.

При обсуждении вопросов билингвизма в теоретическом языкознании, как правило, речь идет и о взаимодействии разных лингвокультур в рамках двуязычия. Данный постулат убедительно свидетельствует, что исследуемая проблема, бесспорно, локализуется также в научном поле теории межкультурной коммуникации, так как целью овладения иноязычным кодом является успешная реальная или потенциальная межкультурная коммуникация. Если принять во внимание, что для общей теории коммуникации различия между естественным и искусственным билингвизмом не представляют существенного значения и, как правило, игнорируются, то в теории межкультурной коммуникации именно искусственный билингвизм, аккультурация, происходящая в искусственных условиях, потенциально провоцирует возможные коммуникативные неудачи и, следовательно, требует более пристального научного взгляда, что особенно актуально в отношении коммуникативной среды становления искусственного билингва.

Формирование готовности к успешной межкультурной коммуникации в ходе научающей /обучающей коммуникации представляет собой уже лингводидактическую проблему. При этом научающая коммуникация понимается как специфический вид коммуникативной деятельности, нацеленный на помощь формирующимся билингвам в освоении иноязычного лингвокультурного кода и передачу ориентиров инофонного коммуникативного поведения.

Кластер лингвистических парадигм, с позиций которых рассматриваются вопросы искусственного билингвизма, отражает своей иерархичностью принцип «матрешки» и убеждает в полипарадигмальности изучаемой проблемы. Для научного определения сущности искусственного билингвизма в данной главе проведено детальное, многошаговое рассмотрение лингвистического статуса искусственного билингвизма в указанных парадигмах.

Проанализированный в ходе исследования материал позволяет сделать заключение о многоаспектности предмета и объекта искусственного билингвизма как лингвистической проблемы. Объектом разрабатываемой в диссертации концепции искусственного билингвизма является взаимодействие языков, культур, языковых/коммуникативных личностей. В качестве предмета изучения искусственного билингвизма выделяются трансформации когнитивно-эмоционального, личностного характера, которые эксплицируются в коммуникативном поведении билингва. Результаты этих трансформационных процессов, инспирируемых вхождением искусственного билингва в инофонную культуру, отражаются в его коммуникативной компетенции. Цель развиваемой концепции, также как ее предмет и объект, характеризуется полипарадигмальностью и понимается как признание и обоснование факта, что в ходе научающей коммуникации имеет место коммуникативно-когнитивное развитие билингвальной личности, адекватно реализующей себя в межкультурном коммуникативном пространстве и успешно общающейся в родной лингвокультуре.

К инструментарию концепции искусственного билингвизма относится понятийно-категориальный аппарат, включающий следующие базовые понятия: «искусственный билингвизм», «искусственный билингв», «билингвальное коммуникативное сознание», «коммуникативное поведение искусственного билингва», «научающая коммуникация», «коммуникативная компетенция искусственного билингва», «дискурсивное событие в условиях искусственного билингвизма».

Из перечня ключевых категорий легко убедиться, что эти категории парадигмальны, однако являются приоритетными для развиваемой концепции. Инструментарий разрабатываемой концепции также включает методологические положения из указанных выше лингвистических парадигм, которые составляют теоретическое поле исследования лингвистических основ искусственного билингвизма

Искусственный билингвизм представляет собой владение двумя лингвокультурными кодами, один из которых усвоен в условиях специального обучения. Однако в научных исследованиях нет однозначного понимания его сущности, поскольку предметом изучения может выступать как сформированный искусственный билингвизм, представляющий собой результат процесса научения, так и формирующийся билингвизм. Именно вторая позиция является фокусом нашего рассмотрения - изучение эволюции коммуникативной личности человека, овладевающего новым лингвокультурным кодом

В диссертационном исследовании мы отдаем предпочтение термину «лингвокультурный код», не желая быть столь категоричными в разделении языкового и культурного кодов и, подчеркивая, тем самым, тесную взаимосвязь и одинаковую значимость языка и культуры для успешного общения людей. Использование общего языкового кода, как известно (В. Гумбольдт, Г.В. Колшанский, Л.П. Крысин и др.), еще не гарантирует взаимопонимание коммуникантов. И причина этого находится вне языка, имея социально-культурный характер. Основным фактором, детерминирующим успешность коммуникации, является общность разделяемого когнитивно-культурного пространства, что особенно актуально для межкультурного общения.

Попеременное использование двух лингвокультурных кодов обязательно влечет за собой процессы диффузии, интерференции, трансформации, синергии на уровне языка и культуры. Термин « билингвизм» дословно обозначает – сосуществование двух языков (в данном случае имеется ввиду как социальное явление, так и индивидуальная характеристика homo loquens ), закономерно обусловленной в этой связи является лингвистическая интерпретация данной проблемы, анализируя способы и результаты, механизмы встречи двух языков в одном когнитивно-коммуникативном пространстве. Изменения, происходящие в результате этих взаимодействий, отражают как интерлингвистические, так и интралингвистические процессы, порождаемые совокупностью лингвистических и экстралингвистических факторов, и эксплицируются и в языковой картине мира, и в самой языковой личности искусственного билингва.

«Приобретение» еще одного лингвокультурного кода влечет за собой расширение лексических и грамматических знаний, обогащение фразеологического фонда, синтаксическое и стилистическое разнообразие речевой деятельности. Это дает возможность большему речевому варьированию сообразно конкретному дискурсивному событию. Трансформации в системе языковых знаний искусственного билингва проходят по следующему маршруту: идентификация инофонного языкового явления с вычленением дифференцирующих признаков; последующая интеграция в существующую языковую систему, языковую картину мира, сопровождаемая реструктурацией существующих знаний и системы в целом; творческая свобода (с известной степенью аппроксимации) использования данной модели, фрагмента знаний в ходе межкультурной коммуникации. Овладение новым кодом предполагает изменения как в декларативных знаниях (познание новых языковых явлений), так и процедуральных знаний (приобретение стратегий оперирования языковыми знаниями).

У искусственного билингва восприятие лексики и пополнение лексического фонда происходит с позиции более гибкой категоризации, имеет место «приращение» культурных коннотаций. Перестраивание лексикона искусственного билингва осуществляется в направлении осознания семантической подвижности лексем, изменения объема значений, реструктурации и расширении ассоциативных связей, что влечет за собой расширение объема памяти. На уровне грамматики лингвистическим маркером билингвизма является сосуществование различных грамматических схем речепорождения. Одним из гипотетических тезисов данной работы является идея о воспроизводимости лингвокультурных универсалий, которые представляют некоторый инвариант в системе языковых знаний. Базисные модели не формируются заново, а воспроизводятся, приращивая к себе новые конструкты, обрастая новыми связями, что является, на наш взгляд, результатом проявления эмерджентности данных моделей. Продуктом этих процессов выступают новые варианты лингвокультурных моделей, которые и составляют расширенное когнитивное пространство искусственного билингва.

Подобная нелинейность трансформационных процессов, сопровождающих становление искусственного билингва проявляется как на уровне языковых знаний, так и на уровне интеракциональных, коммуникативно-релевантных знаний, что отражается в коммуникативной компетенции билингва и эксплицируется в его коммуникативном поведении.


Каталог: doc
doc -> Оқулық. қамсыздандыру: Жұмыс дәптері
doc -> Регламенттерін бекіту туралы «Әкімшілік рәсімдер туралы»
doc -> Регламенттерін бекіту туралы «Әкімшілік рәсімдер туралы»
doc -> Мазмұны: Қалыптасқан қазақстан -2050 стратегиясы
doc -> Қызылорда облысының 2015 жылғЫ Әлеуметтік-экономикалық даму нәтижелері
doc -> Бекітемін Тарих және шетелдік студенттермен жұмыс факультетінің деканы
doc -> Программа по истории Казахстана: программа для 5-9 кл. / Б. К. Абдугулова. Алматы, 1999. 42 с. Абдугулова, Б. К. «Воспитание учащихся в духе дружбы народов при изучении истории ссср»


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет