Реабилитационная наркологическая клиника «нв-центр» наркома н



бет1/18
Дата24.07.2016
өлшемі0.66 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Реабилитационная наркологическая клиника «НВ-центр»




Н А Р К О М А Н



Составитель А.Ю.Дубровин


Редактор Л.Ф.Пичурин


ТОМСК, 2000

Вместо предисловия
Каждый наркоман бросает колоться,

некоторым это удается при жизни.
Почему я решился взяться за редактирование книги, посвященной одной из сторон деятельности известного не только в Томске, но и далеко за его пределами наркологического «НВ-центра»? Ведь не только же из уважения к просьбе его основания и руководителя А.Ю.Дубровина, моего коллеги по Томской городской Думе! Причины, конечно, гораздо глубже.

С проблемой распространения наркотиков мне пришлось впервые столкнуться двадцать лет назад в Афганистане. Именно там, слова которые приходилось читать только в книгах о гражданской войне или о чужой, очень далекой от нас, жизни, вдруг стали обыденным. «Вчера десантники дивизии Героя Советского Союза генерала А.Е.Слюсаря захватили караван с оружием, боеприпасами и наркотиками»

«В Термезе при попытке перевести через границу двести граммов героина задержан советский переводчик, таджик по национальности»… «Душманы отчаянно сопротивляются не только из-за своих убеждений. Они ещё перед боем накуриваются всякой дряни». И все-таки эта информация воспринималась как-то отстраненно. Душманы, Пакистан, Афганистан, опиум, гашиш… Что-то нехорошее, но очень уж не наше.



Потом познакомился с «настоящим наркоманом», мальчиком полутора лет, сыном художника Бошарьяра. Ханум-Гуль, его жена, по рисункам Бошарьяра ткала ковры. Работа эта требует внимания и сосредоточенности. И чтобы ребенок не отвлекал, ему вместо соски давали тряпочку с завернутым в нее опийным маком. Мальчик мгновенно засыпал, они и звали его Тарьёком, на фарси-опиумом. «Он же станет наркоманом?» «Обойдется, ин-ш-алла», т.е. по воле Аллаха.

В роль Аллаха в распространении наркотиков на территории России я не очень верю, тут действуют куда более прозаические силы. И в результате примерно каждый десятый гражданин нашей страны – наркоман, каждый пятый школьник в Москве уже попробовал наркотики, за последние десять лет в сорок с лишним раз возросла смертность от наркотиков среди подростков, средний возраст зарегистрированных наркоманов составляет 13-14 лет, в Томске процент наркоманов в три с половиной раза выше, чем по России.

И мне начинает казаться, что наши образованные руководители, депутаты различных уровней, работники правоохранительных органов, педагоги всех видов учебных заведений рассуждают на уровне полуграмотной ткачихи из Кабула – на все воля Божья, авось обойдется. А речь-то идет о сохранении нации, о судьбе Отечества, о нашем будущем, и даже не о том, каким это будущее станет, а о том, имеется оно у России вообще.

Наркомания – неизлечимая страшная болезнь. Увы, лишь немногие понимают это, ещё меньшее число людей пытается что-то сделать. Существует литература – ее не читают, существуют лечебные и профилактические учреждения – к ним относятся едва ли не иронически, существуют многочисленные программы – их не финансируют и не выполняют. Существуют и отчаянно борющиеся одиночки и коллективы, один из них – «НВ-центр».

Не возьмусь оценивать работу центра, его подход к проблеме, практическую деятельность коллектива – это дело специалистов. Но в идеологии так называемой Программы Двенадцати шагов я нашел мысль, мне очень близкую.

Еще сто лет назад великий германский математик Феликс Клейн сказал, что в учебном заведении учат не столько профессора, сколько та аура, та обстановка общения, которая свойственна крепкому коллективу. Общение, взаимообучение, взаимовлияние, то, о чем писали ещё создатели так называемой ланкастерской системы взаимного обучения присуще Программе Двенадцати шагов. Она предполагает обязательное общение людей во многом похожих друг на друга и поэтому хорошо понимающих движения души и поведение каждого. А для такого общения нужна «глубокая и бесстрашная оценка себя и своей жизни с нравственной точки зрения», необходимо «признание перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинной природы наших наблюдений». Резиденты «НВ-центра» попытались сделать эти шаги по Программе, выполнить такую оценку и сделать такие признания в форме коротких рассказов–исповедей. В чем-то эти признания очень похожи, ибо все их авторы больны одинаково, в чем-то они очень отличаются, ибо все их авторы – люди, а одинаковых людей не бывает.

Составители и редактор попытались по возможности сохранить непосредственность языка и стиля рассказчиков, лишь иногда самым осторожным образом поправляя изложение. Насколько нам это удалось – пусть судят другие. Но если хотя бы одного подростка эти откровения удержат от наркотиков, если хотя бы одного взрослого наша книга заставит задуматься над кошмаром происходящего в стране, если хотя бы один из власть имущих попытается что-то сделать для спасения будущего страны, то задача нашей книги будет достигнута.
Лев Пичурин, член корреспондент

Академии гуманитарных наук

России.

Сойти с дороги зла …



Я не знаю к кому обращено это письмо, но кто бы ты ни был: “Привет тебе!”

Я хочу написать о месте, в котором я оказался волею Бога. Я наркоман, и только попав сюда, я понял, что я могу жить с этим.

Для начала расскажу о том, каким я был до Центра. Не буду мучить вас повествованием о моей жизни с наркотиком на шее. Скажу лишь, что эта была полная деградация. Мое тело, разум были разрушены, а от своего разбитого внутреннего мира я был отдален мощнейшей стеной. Наркотик не может проникнуть в мой дух, т.к. дух от Бога, а наркотик от Дьявола, поэтому он выстроил эту стену, дабы заглушить глас Божий. Но его тихий, приглушенный голос все же дошел до моего разума, и я попал в Центр.

Я часто задумываюсь, а что же такого со мной сделали? Как превратили подобие человеческое в уверенного, сильного, верующего человека?

Пожалуй, первое и самое главное отличие Центра от любого другого места на земле – это та атмосфера, которая здесь царит. Доверие, теплота, любовь и понимание – вот что так греет меня в этом райском уголке. Попав сюда, я почувствовал, как хорошо быть самим собой, ничего не скрывать, и любить тех, кто тебя окружает! Ведь в ответ я видел то же самое! Меня научили жить в мире с самим собой, научили, как разрушить стену во мне самом. Как все это происходило? Наверное, я не смогу ответить на этот вопрос. Может лишь Бог, ведь это его присутствие рождает все эти лучшие чувства. Могу лишь сказать, что мне не привили тех хороших качеств, которые сейчас есть во мне, и лишь научили найти их. Так же как Господь не приказывает мне, а лишь указывает путь – выбор за мной. Быть мне добрым, честным, смиренным или же злым, лживым, своевольным? Почему я решил сойти с дороги зла? Потому что мне показали, как жить в добре, показали такие же, как я. Я увидел, какое удовольствие можно получить от жизни в мире и согласии с собой и Богом. Тот мир, который создан здесь, олицетворяет все лучшее, что только есть в людях, он обнажает их душевную красоту и побуждает дарить людям добро. И даря его, я получаю в десять раз больше.

Чем мы занимаемся в Центре? Мы стараемся проанализировать свою жизнь и найти в ней наши ошибки, никто не говорит мне: “Любить себя это так и так”. Нет, мне лишь говорят: “Полюби себя так, как хочешь полюбить жизнь, послушай Бога и доверься ему, не подчинись, а именно доверься”. Силы для этого есть в каждом, мне лишь помогают правильно их использовать. Учат переступать через свое я и относиться к людям с любовью. И все это подтверждают те, кто уже научился добру, кто начал жить в добре. А ещё я научился любить то, что я имею, а не иметь то, что я люблю, довольствоваться малым, и быть счастливым. Мне дали огромное количество информации, о том, что же такое зло, и как жить в добре, познавая и смиряясь со злом.



Меня научили не бояться жить, а полагаться на силу более могущественную, чем моя собственная.

Мне просто подарили жизнь, вернее переродили меня.
Любопытство.
Первый раз я попробовал ханку со своим лучшим другом из любопытства. Он тогда ещё не сидел на игле. И мне нравилось когда он ходил уколотый и кипяшился.

Через четыре месяца я сел на систему, и мы кололись с ним каждый день по несколько раз. Я на втором курсе бросил учёбу и стал добывать деньги на наркоту всеми правдами и неправдами. Через некоторое время я перекумарил на сухую и устроился на хорошую денежную работу. Два месяца смог проработать, не употребляя. Потом подумал, что смогу колоться в те дни, когда я не работаю, и снова сел на систему. Через некоторое время посадил на иглу подругу.

Шли лучшие дни моей наркоманской жизни, стал пропускать занятия в техникуме, потом стал приходить туда только тогда, когда давали стипендию, для того, чтобы отбирать её у других. Нам было классно, и жизнь была в розовом цвете. Это длилось недолго, узнали её родители про наше употребление, сказали моим, а её увезли в Питер лечиться.

Я остался один и начал закалываться, не являться на работу, стал жить то у знакомых, то в гостинице. Бросил работу, начал воровать. Лег в больницу с аппендицитом, мне сделали операцию, и на третьи сутки с трубкой в животе поехал за ханкой, на обратном пути попался мусорам. Просидел ночь в РОВД, а утром пришла мать, отмазала меня и увела домой. Я стал колоться так, чтобы не видели родители. Они уходили на работу - я ещё спал, а когда приходил я - они уже спали. Они меня устроили на работу, я проработал лето и ушел. Работа и наркотики несовместимы, и в этом я ещё раз убедился.



Дома начались большие проблемы. Отец забирал меня с собой на работу, я оттуда сваливал и ехал колоться. Стал неделями не появляться дома, воровал, обманывал родителей. В марте 1998 года я ушел из дома , захватив с собой золото и новые вещи. Жил на квартире, стал колоться по три - четыре раза в день. Все время уходило на поиск денег. Появились проблемы с милицией. Родители сказали, что когда надоест колоться - придешь. Они узнали обо мне только в августе, когда я прислал письмо, отсидев месяц в тюрьме, там я перекумарил и думал, когда освобожусь через года три - четыре, колоться не буду, и все будет хорошо. Зимой меня осудили и дали условный срок. Первые две недели я пил, а потом снова вернулся к игле. Три месяца покололся, познакомился с трезвыми наркоманами и сейчас нахожусь на трудовой реабилитации, и я трезвый, и мне хорошо.
Водка...
В раннем возрасте, примерно в тринадцать лет, я попробовал водку. Однажды летом за мной зашли пацаны, предложили мне выпить, я согласился, и мы поехали на озеро. Перед этим я заехал к своей бабушке, взял лодку и сеть, якобы еду на рыбалку. На озере я выпил стопки три и мне стало хорошо. Кайф мне понравился. И с этого момента я стал выпивать по праздникам и выходным.

Однажды приехал я с лагеря, увидел своих пацанов в каком-то подвале и мне захотелось иметь свой подвал. Я стал просить отца, чтобы он взял разрешение, через некоторое время он выполнил мою просьбу. С самого начала я с другом хотели сделать там спорткомплекс, даже уже договорились за тренажеры, но у нас не было спонсора. Но мы на этом не остановились и стали делать там ремонт, клеили обои, всё покрасили, сделали домашнюю обстановку.

Во время ремонта подвала мы со всеми пацанами нюхали клей “момент”, бензин, краску. Потом это всё надоело, и почти все пацаны завязали с этим делом. После ремонта к нам стали приходить старшие ребята, с которыми мы играли в карты в “азо”, “покер” на деньги, я часто выигрывал. У меня дома была детская игра “казино”, как рулетка, только маленькая. Я принёс её туда и стал на ней зарабатывать деньги.

Потом один из старших пацанов предложил накуриться в подвале, я отказался, но потом согласился. И стал я накуриваться и пить водку. Потом этот подвал у нас забрали.

Наступила зима, мне тогда было уже четырнадцать - пятнадцать лет. Делать было нечего, и я в очередной раз поехал за “ручником”. Хату я не знал, барыгу тоже. Какой-то левый пацан показал нам квартиру, и я пошёл туда, мне сразу же продали. И я поехал домой, решил продать, и у меня получилось, ещё попробовал с недельку. Потом дал пацанам, потом развозил по крупным (для меня) точкам, где в три дня уходил коробок ручники. Товар барыга давала мне под реализацию, она мне доверяла. Гашиш всегда был дешевый и хороший.

В 1998 году в конце лета, я чисто случайно попробовал героин и сразу же подсел на него. Употреблял я недолго, семь месяцев. После чего мои родители узнали и положили меня в наркологическую больницу. Там я узнал про центр. Туда я поехал из-за того, что не хотел ходить в школу.

Когда я приехал, я не знал ни о какой программе, и мне было всё равно. Потом за месяц упорной работы я понял, что только это мне и надо. В центре я читал программные книги, готовил лекции, работал по программе. Когда подошло окончание моей реабилитации в центре, я продолжил реабилитацию в Доме на полпути (ДПП). В дальнейшем хочу идти учиться. И прожить долгую и счастливую жизнь.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет