Сборник легенд и преданий о тюхтетской земле



бет2/3
Дата27.06.2016
өлшемі0.52 Mb.
#161985
түріСборник
1   2   3

Черная береза
Сто, а может, чуть больше лет назад, люди строили деревню Покровка. Чтобы ездить в районный центр, стали думать, как проложить дорогу. Де­нег не выделяли, и жители села сами вели дорогу. А вдоль дороги росли белоствольные березы. Но одна береза отличалась от других - кора у неё была черная.

В народе живет легенда об этой березе.

Жили в Покровке Мишка и Настя. Бегали они к той березе, залезали на верхушку или подол­гу сидели под деревом, обняв­шись. Любовь зародилась у них у этой березы. Береза опускала свои ветви, будто хотела скрыть влюбленных от ветра и холода, от глаз людских.

Вырос Мишка, и забра-_._ ли его в армию. А Настя каждый день бегала к той березе и разгова­ривала с ней. По­хоже, Мишку жда­ли они вдвоем.

Но не вернулся Мишка, погиб при исполнении служебных
обязанностей. Береза первая почувствовала бе­ду. Когда Настя пришла к ней, не узнала березу - почернела береза от горя. Долго

еще девушка приходила к черной березе, а потом уехала в город.

А береза с тех пор и по сей день стоит у дороги, напо­миная людям о любви и горе, которые ходят рядом.

Валентина Янущенко, 1952 гр, д. Покровка



Две таежки

Давно это было. Жила в лесу мать с двумя дочерь­ми. Однажды мать заболела. Захворала она очень и попросила дочерей своих принести ей воды на­питься: - Доченьки, принесите мне воды, я очень хочу пить.

Только ленивые были ее дочери.

- На улице холодно, нам тяжело идти за водой, - отказались они выполнять просьбу матери. Собрала мать последние силы и пошла к реке сама. Подошла к реке, стала она воду пить да и упала в речку. А дочери опомнились и стали кричать ее.

-Мама, вернись, мы принесем тебе воды, накормим досыта и будем во всем тебе помогать. Но не услышала уже их мать. А дочери плакали так долго и так сильно, что на том месте, где лились их слезы, возникли два таежных ручья.

В народе зовут эти ручьи «Первая Таежка» и «Вторая Таежка». Текут они в речку под названием «Таежный Тюхтет».

Нина Егорова, 1953 гр, с. Новомитрополька

Аргудат и береза

Серые тучи медленно уплыли вдаль, и яркое солнце вновь осветило землю, прогревая теплыми лу­чами все в округе. Со временем становилось чрезвычайно жарко, тихо и спокойно. Казалось, все замерло. Лишь ветерок поигрывал листвой деревьев, да заливались птицы звучной песней. В такие минуты люблю приходить к реке, поговорить с природой. Ведь умеет она слушать и понимать.

Я села на береговую траву и окинула взором простор. Кругом одни ели, кедры и сосны. Не один век радуют глаз человека эти вечнозеленые деревья. На другой стороне ре­ки, на полянке, средь елей стоит одинокая береза. Она всегда привлекала мое внимание. Дерево уже немолодое, но необычайно красивое в своем величии. Нагнулась бере­за, опустив до самой земли свои ветви. И сравнить ее можно с пожилой женщиной, покрытой морщинами; кора в иных местах треснула, нет уже той грации, стройности и гладкости. Но она сохраняет свою красоту зеленой листвой и сережками. Всякий раз, глядя на эту березу и слушая журчание реки, я вспоминаю легенду, которую рассказы­вала мне моя бабушка.

Это было еще в незапамятные времена, когда волшеб­ство и заклинания действовали сильнее, чем сейчас. В на­шем селе жила девушка Олеся. Красивая была. Ей почти все девчата завидовали. От женихов не было отбою, но Олеся и не смотрела в их сторону. По сердцу ей был лишь один парень, звали его Аргудат. Да и он полюбил Олесю. Все в селе не могли налюбоваться этой парой.

Но не зря в народе говорят: не родись красивой, а ро­дись счастливой. Нашлись разлучники. Ох, завидовала их счастью девица Людмила. Сколько она им козней строила, что только ни придумывала, чтобы рассорить влюбленных. Но сильна была любовь Олеси и Аргудата. Не удавалось ей разлучить их. А тут и свадьбу они решили сыграть. Еще больше выросла злость Людмилы. Решилась она пойти на крайность: обратилась к магии. Задумала Людмила обер­нуться Аргудатом, развести его с Олесей. А свадебный пир уже вовсю развернулся. Гости жени­ха с невестой славят, песни поют, танцуют. Повели подру­ги Олесю в круг танцевальный, веселятся. А Людмила, воспользовавшись моментом, увела Аргудата от дома и на­вела на него сон. В его образе подошла Людмила к Олесе, отвела ее подальше, чтоб никто не увидел, и заговорила го­лосом Аргудата: «Не хочу тебя обманывать, Олеся. Не люб­лю тебя больше, а по нраву теперь Людмила». Ножом по сердцу прошлись слова Аргудата Олесе. Убежала она к ре­ке, стала плакать. А Людмила - за ней и думает: «Утоплю Олесю, а сама с Аргудатом останусь». Тем временем проснулся Аргудат, видит: нет его не­весты рядом. Стал искать. Не нашел нигде. У кого ни спрашивал, никто не видел. Пошел он за село, к реке, где любили они вместе бывать с милой. Тут заметила Людмила, что Аргудат идет, и обернулась Олесей. Стало их две. Сто­ит Аргудат, смотрит, и понять не может, где настоящая невеста.

Посмотрел он тогда им в глаза и нашел свою любимую. Только у его Олеси были такие голубые, светлые глаза. Взял Аргудат ее руки в свои и пошли они обратно. Обернув­шись, Аргудат сказал Людмиле: «Не разлучить нас тебе. Никогда я не буду с тобой». Разозлилась Людмила, стала вновь собой, закричала: «Так не достанься же ты никому!». Подняла она руки к небу, поднялся сильный ветер, нача­лась гроза. Вне себя от ярости оттолкнула Людмила от Оле­си Аргудата, подняла камень с земли и бросила в него. Упал Аргудат в реку.

Олеся бросилась спасать любимого. Взяла она березо­вую ветку, наклонила к воде. Но не допустила этого Люд­мила. Наслала она на Олесю колдовские чары, и стала де­вушка сливаться с веткой и превратилась в березу. Дождь лил все сильнее, без пощады хлестал молодое деревце. И слышно было, как звала Олеся своего любимого. Но не уда­лось спастись Аргудату. А Людмила стояла и все смеялась, смеялась, пока не превратилась в камень.

Несколько дней шел дождь; река начала выходить из своих берегов, затопляя луга и поля. С приходом лета она опять входила в свое русло, продолжая плыть по течению.

Вот с тех пор и стали называть эту реку Аргудат. Так каждую весну, во время большого разлива, одинокая бере­за стоит в переживании, словно хочет прикоснуться к во­де, опуская свои ветви ниже, зовя своего жениха Аргудата.

Надежда Бордушко, 1984гр, с.Поваренкино


Сотворение мира

В начале на земле суши было мало, кругом была вода. Однажды, после дальней дороги, уставший Боженька решил отдохнуть. Прилег возле воды на теплую землю, солнце пригрело, и Бог заснул.

А сатана тут как тут. Видит, что очень хорошая воз­можность избавиться от Бога. Пока Бог спит, решил он утопить его, и потянул волоком к воде. Тянул до тех пор, пока не устал. А вода все уходила дальше и дальше от них. Понял сатана, что не утопить ему Бога, бросил свою затею, спрятался недалеко и стал наблюдать: что же дальше бу­дет?

Проснулся Боженька и не поверил увиденному: во­круг воды нет. От радости такой стал он сотворять людей, животных и птиц разных.

А сатану взбесило творение Бога, и он назло ему стал творить свое: злых колдунов, бесов, сатанистов, дьяволов кровожадных. Против животных травоядных сатана со­творил хищников, а против птиц мирных - орлов, коршу­нов и ястребов.

Когда люди посадили зерно, сатана сотворил им на вред грызунов. И тогда Боженька дал людям разум, чтобы они могли защищаться от проделок сатаны.

Велел Бог людям жить дружно и помогать друг другу, а сатанистов и бесов гнать от себя.

Александр Кондияков, 1952гр, с.Пасечное



Иринка

Ровно в четырех километрах от посёлка Двинка находится место, где раньше была красивая де­ревенька Ириновка. Из года в год, из уст в уста передавалась легенда о названии этой деревни. Во время событий гражданской войны банда во главе с красивой девушкой атаманшей Иринкой проезжала через наш посёлок по московскому тракту. С обозами, нагру­женными золотом и другими ценностями, они двигались в сторону от посёлка, но так как была организована погоня за этими обозами, то иринкиной банде ничего не остава­лось делать, как остановиться. Но, чтобы добро не доста­лось в другие руки, Иринка решила закопать все драго­ценности.

Всё это было сделано так мастерски, что клад остается и сейчас неизвестным. А в честь погибшей атаманши Иринки это место называется Ириновкой. Один мужчина до самой своей кончины искал клад, но так и не нашёл. А других золотоискателей больше не находится.

Сергей Бурдз, 1968гр., с.Двинка


Огненный камень

Начну с того, что когда-то, когда я была совсем маленькой, по нашей деревне, которая домик к домику расположилась уютно на берегу реки Четь, ходили разные легенды о камне. Камень тот уже много лет лежит у дороги, пролегающей в район­ный центр. Как оказался камень у дороги? Объяснения простые: Когда вели дорогу, для ее укрепления возили ка­менный материал. Крупные камни, которые не поддава­лись дроблению и укатке, сбрасывали на обочину дороги. И лежит этот камень у дороги так близко, что любой про­хожий мог сесть и передохнуть на нем.

Видела и я этот камень. Ничего в нем особенного, кроме того, что форма его похожа на кресло. Дождями, ветром и от времени он стал так гладок, что запросто можно увидеть в нем свое отражение. А когда становилось темно и над верхушками деревьев загорались первые звезды, камень становился голубым. А когда наступала зима, мягкая и снежная, снег задерживался везде, под его грузом ломались ветки деревьев. А на камне, на удивление всем, не было ни одной снежинки. А сядешь на него зи­мой, сразу почувствуешь тепло. Тепло такое уютное, как в детстве на русской печке. Сомнительно, да? Но это не все. Я не рассказала вам, какие легенды ходят об этом камне. Кроме того, что вы о нем уже знаете, камень иногда поки­дает свое место. Об этом не один раз, крестясь, рассказы­вал старожил деревни.

Красу родной земли, ее тайны я открывала для себя не один год. Я бродила лесными тропами, слушала вечерние концерты птиц. Встречала зарю у рыбацкого костра. При­рода удивительна во все время года. И вот, я хорошо пом­ню, холодный октябрьский вечер, я шла в свою родную деревню. Сквозь пелену тумана уже плохо просматривался замечательный вид сосен, взявшихся за «руки» на обочи­нах дороги. И вдруг: Что я вижу! Нет камня! Я в растерян­ности постояла некоторое время. В нерешительности я решилась осмотреть место, где лежал камень. Камня не было, только оголенное, без травы, место.

Смахивая тыльной стороной ладошки пот с лица, я бежала домой. Всю ночь я не могла уснуть. Поделиться с кем-то я тоже не решилась. Рано утром я отправилась к тому месту, где всегда лежал камень. К своему удивлению, я обнаружила, что камень снова был на месте. Тогда я еще подумала, хорошо, что я никому об этом не сказала, Бог знает, что могли обо мне подумать. Но загадка с камнем не давала мне покоя. Я все чаще думала о том, что похоже не зря о нем ходят разные легенды.

Прошло немного времени. У меня была замечательная мама. Это она научила меня владеть в природе прекрасное. Иногда закрываешь глаза, и невольно в памяти оживает, как мы с ней собирали грибы, шиповник, как залазили в самые густые заросли малины и боялись встречи с «хозяи­ном» леса - медведем...

А теперь мамы нет. Ухоженный холмик на кладбище зовет меня, как прощальный клич. И когда бы я ни шла мимо, я обязательно забегу на могилку.

В тот вечер я задержалась у подруги. Домой шла, ко­гда сумерки окружили живое и прекрасное. Несмотря на позднее время, я решила забежать на кладбище, которое вплотную прилегает к дороге. По спине пробежала легкая дрожь. Но эта дрожь внезапно сменилась на трепетное волнение. И что я увидела... Как в летний полдень, на кладбище стало светло. Именно там, где днем был захоро­нен старый житель деревни, который, кстати, был очень добрым. Блики лучей, исходившие от камня, играли, от них кресты становились золотыми. Даже ветер утих, стал робким. Я, не чуя ног, подошла ближе. Я увидела то, что потрясло меня до глубины души. У свежей могилы, уло­женной пихтовыми ветвями и возложенными цветами, лежал именно тот камень. Я вздрогнула, зажмурилась. Ка­мень был огненный. Струи огненных лучей направлялись на свежую могилу. От камня исходил стонущий, плачущий звук, но тихий-тихий.

Не знаю, долго я стояла или нет, прикованная к земле. Крик какой-то птицы заставил меня очнуться. Я бросилась бежать так, как будто на мне были одеты сапоги-скороходы. Я бежала напрямик, не замечая ни под собой, ни рядом ничего. Я слышала только свое неровное дыха­ние. На мосту я остановилась, чтобы перевести дух. Река своим тихим журчанием вернула мне реальность. И я дол­го смотрела на луну, которая тоже была моим свидетелем. Я перебрала все легенды об этом камне. А главная из них, похоже, самая верная, - это я насчет того, что камень по­кидает свое место и ходит на кладбище именно тогда, ко­гда хоронят старцев, причем очень добрых людей.

А разгадка такова. Когда-то давно именно там, где взрывали материал для дороги, на вершине самой высокой горы был захоронен местный старец, очень мудрый, доб­рый, который, ко всему, еще лечил людей. Вероятно, (так толкуют старцы), камень, который лежит у нашей дороги, оказался надгробным захороненного на вершине старца. Тепло и доброта того старца перешла в этот камень. Поче­му он и навещает только тех старцев, которые были похожими на под ним погребенного старца. Теперь я верю в легенду о камне потому, что случилось - это случилось со мной. Хотите верьте, хотите - нет.

Галина Галиева, 1950гр., д.Покровка


Откуда у бурундука полоски

Однажды летом в лесу один трудолюбивый Бу­рундук запасался кедровыми орехами. Он нашёл хорошее дупло и складывал туда орехи. Трудо­любивый бурундук сделал себе из сухой травы подстилку. Теперь ему не придётся остав­лять свои запасы в чужих норах.

А в это время ленивый медведь следил за бурун­дуком. Бурундук не за­метил медведя. Он только думал о том, чтобы побольше со­брать пищи. Когда бу­рундук нёс орехи, то увидел медведя. Хищ­ник с большой жадно­стью и азартом стал съедать запасы орехов. Упорный и бесстрашный бурундук стал защищать свою кладовую. Бой был неравный. Как только бурундук не защищался, все равно медведь оставил следы от когтей у него на спине.

С тех пор у бурундука с рождения появляются на спи­не полосы.

Валентин Гончаренко, 10 лет, с.Поваренкино


Легенда о Стельмаховских болотах

Было у матери-реки два сына –залива, два огромных залив, похожих друг на друга как близнецы- братья. Матушка-река Стельмах лелеяла их, поила своей чистой родниковой водой. Не брал мир братьев, ссорились без конца, покоя матери не дава­ли. Пришло время — влюбились братья в одну и ту лее ве­селую таежную речушку, которая, играя, то к одному братцу-заливу приластится, то ко второму. Обратились братья за помощью к матери-реке, чтобы рассудила, с кем должна реченька остаться.

Мать-река мудрая была, поняла, что в неизбывной за­висти и ссоре будут жить братья, если один из них будет всю жизнь с реченькой рядом, а второй останется одино­ким. И поставила она условие: если не отступятся братья от речки, то уйдет мать от них далеко-далеко, не дотянуть­ся им будет до ее родниковой водицы.

Но бурлила в заливах свежая вода, будоражила своей молодостью и чистотой; весело и призывно искрилась на солнышке беззаботная и непостоянная реченька, притяги­вала своей резвой красотой. И отказались братья от любви и заботы матери ради этой непостоянной красоты.

Отошла тогда мать-река от своих сыновей, отгороди­лась сначала песчаной косой, потом коса травой заросла, выросли на ней деревья. Не видят больше братья свою ма­тушку, стали самостоятельными озерами, питаются кое-как сами дождевою водой, скудными подземными родни­ками, да иногда их любимица то одного, то другого посе­тит, изредка вольет в них свежей своей водицы. А скоро и совсем их забыла, повернула свое капризное русло туда, где почва податливей, склон покруче, и не видели больше заливы-озера своей любимой.

Тяжело стало братьям без матушки и без любимой, за­мутилась их водица, подернулась зеленою тиной. Горевали братья, кручинились, ругали свое легкомыслие, да времени назад не вернешь. Состарились озера, заросли зеленым мхом да серым лишайником. Стали огромными болотами-близнецами, поросшими сладко-горько-кислой ягодкой клюквой. В эту ягоду вложили они и сладость своей любви, и горечь разлуки, и кисловатый привкус бесконечного одиночества и забвения.

И сказал один брат другому:

- Буду всех в свои владения пускать, буду гостеприимно встречать всех своими дарами, но только ОНА появится, увязнет в моих трясинах, не будет больше журчать беззаботно!

А второй ответил:

- А я все еще люблю ее безумно, и не дам никому кроме нее вступить в мои владения.

Так и повелось с того времени: стоят два брата Стель­маховских болота и держат свой уговор в силе. По одному ходи и не бойся, что провалишься, крепко держит плот­ный слой моха, травы, тины; ко второму близко не подхо­ди: затянет в свои топкие окна-глазищи, не выпустит, так и оставит у себя навечно.

Вот такая легенда существует в народе про Стельмаховские болота.

Татьяна Демко, 16 лет, с.Чиндат

Камушки


Жил в нашей деревне богач, и был он очень

жадный. Раз вечером пришла к нему старуха и попросилась переночевать. Но богач не позво­лил и приказал своим слугам выгнать ее. На то старуха ответила: «То, к чему ты будешь прикасаться, бу­дет становиться камнем».



Богач не поверил и пошел в свою сокровищницу, стал перебирать монеты. Но вдруг он увидел, что его монеты становятся камнями. Первый раз в жизни он заплакал, и слезы его, не переставая, текли по щекам.

Так он наплакал целую речку, возле которой лежали его сокровища, превращенные в камни.

Тогда старуха сжалилась и расколдо­вала его. С того дня богач стал щедрым и добрым человеком. А камушки на берегу реки остались, словно предупреждая лю­дей о том, что надо быть добрыми и щед­рыми.

Всегда, когда я проезжаю мимо места, которое и по сей день зовется «Камушки», я вспоминаю эту легенду. И вы не забывайте ее.

Валерия Ксензова, 13 лет, с. Новомитрополька
Таёжные реки

Есть на свете много красивых замечательных ле­генд, созданных народом. Они живут долгие го­ды, обрастая новыми подробностями, новыми поворотами сюжета. В нашем селе существует местное сказание о живописной реке Четь, её притоках Аргудате, Кандате, Медведке и большой чистой любви, оно знакомо жителям от мала до велика.

В те давние времена жила — была красивая женщина с длинными черными, как смоль, волосами и небесно — голубыми глазами, звали её Четь, и было у неё два бес­страшных мужественных сына Аргудат и Кандат. Счаст­ливы были они вместе, но жизнь протекала в бедности.

Однажды семья услышала, что где-то далеко в таеж­ной дали есть благоуханная земля, которая сможет дать пропитание трудолюбивому человеку. Отправились сыно­вья с матушкой на поиски счастья. Как найти землю, где водилась бы птица, зверье, ловилась рыба и росла бы вкусная душистая ягода? Долго ли коротко путешествова­ли они по свету, пока ни зашли в дремучую тайгу.

Неприветливо встретила гостей лесная хозяйка. Засы­пала снежными сугробами дорожки, тропинки натоптан­ные, нагоняла огромные тучи комара злющего. С трудом открывала великие богатства, но пыталась семья любовью, сердечностью и трудолюбием угодить таежной владычице. Однажды устроила та встречу Кандату и Аргудату с кра­савицей Медведкой. Полюбили молодые юноши девушку, краше которой не было на свете, и хотел каждый взять её в жены. Отправились сыновья к матушке Чети и просили у неё благословения. Выслушала слова богатырей, запечали­лась, что же делать, и решила просить руки дочери у отца болотного Айдата.

Нарядились они, пошли сватать молодую девицу. Но суров был отец в своём решении, как проститься с единст­венной дочерью, ведь пророчил другую судьбу ей. Просва­тал он давно Медведку богатому Чулыму, получил большие деньги, дал отказ молодым людям.

Разрываться стало сердце у девушки, полюбила она обоих юношей, не могла больше жить без них. И от горя вырвалась из отчего дома на волю да пустилась бежать, куда попади, а за нею отправились юноши. Пробирались сквозь чащу дремучую, но следы Медведки растаяли, раз­вела всех владычица в разные стороны, и остались они одинокие, неприкаянные. Мало было этого, превратила Аргудат, Кандат и Медведку в речки таёжные по просьбе Чулыма, лишь узнал он о сватовстве да побеге невесты. Побежали они по земле, душу радуя, мать-кормилицу вла­гой напаивая да богатства её наполняя. Потекли они в разные стороны, шумным журчанием рассказывая о своём ненайденном счастье.

Мать вернулась домой, долго плакала о своих дорогих детушках и красавице Медведке юной. Сжалились боги над ней, превратили её в реку полноводную. Побежала она за детушками и нашла их в чащах лесных. Собрались те­перь воды вместе и текут, меж; собой разговаривая. Лишьвесной в половодье большое могут встретиться юноши с Медведкой - красавицей и журчанием вод рассказать о любви верной, прекрасной. Злость-тоска разрывала сердца у Айдата и Чулыма могучего, превратились они в воды сильные, но не смог отец больше двигаться, стал болотом большим, таёжным, а Чулым побежал рекой полноводной. Есть такие сибирские реки, протекают в тайге дремучей, дарят людям свои богатства.

Екатерина Гончаренко, 14 лет, с.Поваренкино

Рябчик

В давние-давние времена, когда Боги спускались на землю, а звери умели разговаривать, жил в лесах наших таежных рябчик. Был он самой

большой птицей среди всего зверья лесного. Бог любил его и прощал ему все его шалости.

Загордился тогда рябчик и стал обижать зверей и птиц разных, жителей лесных. Хвастаться стал, что только у него одного в груди белое мясо, что великан он и любим­чик Бога.

Услыхал однажды Бог его речи и разгневался не на шутку. Взял он тогда и раздал белое мясо из груди рябчика всем птицам таежным.

И стал рябчик маленькой птицей, тихой и непримет­ной.

А охотники с тех пор видят в груди таежных птиц прослойку белого мяса и помнят, как Бог наказал рябчика за гордыню его.

Валентина Смирнова, 1967гр, с. Тюхтет



Черный круг

Давно это было. Красивая деревня Рубино распо­ложилась на берегу реки Четь. Вокруг нее сомкну­лись могучие кедры. Когда она появилась, никто путем не знал. Только дед Никифор, не слазя по­долгу с печи, говорил: «Когда царь служил над народом, наша деревня - то народилась».

Большая деревня, сто двадцать одно подворье. Дерев­ня жила день за днем, год за годом. Весело было в селе. В летнее время крик детворы купающейся в реке, песни де­вушек, эхо которых разносилось далеко-далеко.

Работа была у всех и дома, и в колхозе. Сеяли хлеб, разводили скот, большая ферма коров. И вот, чтобы коро­вы не топтали хлебов, да и не уходили далеко, деревню огородили поскотиной. А когда огородили деревню, коро­вы нашли брод в реке и паслись на другом берегу.

И стали люди недосчитываться коров, а то и телят. По деревне от двора ко двору плелись дьявольские нити. Ду­мали: завелся какой-то враг человеческий. Старики становились унылыми, мрачными. Но в один из вечеров с пастбища пришла корова, вся под­ранная когтями крупного зверя.

Сомнений не осталось - это мед­ведь. Люди быстро снарядили самых лучших охотников.
«Нечто можно жить спокойно, если зверь дерет скотину», - сказал один охотник. Стали они в засадах поджидать незваных «гостей».

И только на четвертый вечер из самых зарослей ши­повника вышли на поляну три больших медведя. Шерсть у них была закатана дедовником. Зачуяв что-то неладное, вожак рявкнул на весь лес и повернул обратно. Охотники гнали их выстрелами из ружей. По вязкому проходу, где заканчивалось озеро, медведи ушли по ту сторону озера. И вдруг неожиданно пошел ливневый дождь. Охотникам пришлось вернуться.

Дождь с грозами лил двенадцать дней. Но когда утих дождь, солнце разбросило свои лучи, как перья над дерев­ней. Люди зашевелились. Однорукий охотник, дядя Коля, пошел к тому месту, где им пришлось прекратить погоню за медведями. К его удивлению, озеро сомкнулось, образо­вав круг. С тех пор стали озеро называть «Черный круг». И место, которое осталось в объятьях этого озера - «гиблое». И неясно там даже днем. Недаром это место назвали «чер­ным кругом».

Люди, которых иногда заманивала спелая смородина, черемуха подолгу не могли выйти оттуда, блудили. Так и стали обходить это место и стар и млад. И медведи тоже больше не вернулись из этого черного круга.

Галина Галиева, 1950гр., д.Покровка




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3




©dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет