Тысячу лет назад



Дата02.07.2016
өлшемі148.46 Kb.
Тысячу лет назад.
Первые русские поселенцы появились на Лебяжской земле в очень давние времена, еще задолго до предполагаемого основания Лебяжья в 1605 году.

Исторические данные свидетельствуют о том, что осваивать бассейн реки Вятки русские первопроходцы начали еще в Х-Х1 веках! Этими первопроходцами были новгородские ушкуйники.

В те далекие-далекие времена древний Новгород, как известно, являлся мощным экономическим, политическим и духовным центром всей северо-западной Руси. Его удобное географическое расположение позволило ему еще на заре П тысячелетия нашей эры достичь, благодаря торговле, расцвета и независимости. Уже в те времена новгородцы вели большую торговлю с иностранцами, меняя иностранные товары на меха и шкуры диких животных. Именно «шкурные интересы» заставляли древних новгородцев осваивать новые земли, продвигаться все дальше на север и восток.

Вятчанин А. Фокин в своей книге «Вятка: золото и алмазы, подземные ходы и клады, предания и легенды» пишет об этом так: «...недовольные люди или удальцы, которым не по вкусу были притеснения в Новгороде, уходили отсюда искать удачи да счастья на чужой стороне. Иногда собирались целые шайки таких «повольников». Пускались они на ушкуйках (на финском языке - лодка) по нашим рекам, разбойничали, грабили, нападали на аборигенов. Основывали они и новые поселения. Всякий «вольный человек» богатый или бедный, мог пойти в повольники - «была б у него только воля крепкая, сила большая да удаль молодецкая». В дружины повольников шла обычно буйная и разгульная молодежь, искавшая простора для души своей, где в полную силу можно было б развернуться и себя во всей удальской красе показать. Атаманами, по большей части, становились сыновья богатых новгородских бояр или купцов. Они могли вооружить и на первых порах содержать ватагу удальцов. Старики новгородские, сами в молодости видавшие всякие виды, не только не мешали своим сыновьям и внукам, но даже охотно отпускали их «повольничать». На грабежи да буйство на чужой стороне смотрели уважительно: «пусть де молодежь погуляет, уму-разуму наберется...».

В то время «весь Вологодский край, вместе с нынешней Архангельской, Вятской и Пермской губерниями, входил в состав Биармии и был известен народам Европы как по своему богатству, так и потому что жил обычным путем торговых сношений древней Европы с Азией» - писал один дореволюционный автор.

Биармией древние русичи называли Волжскую Булгарию - древнее государство, располагавшееся на берегах Волги и Камы в Х-Х1У веках. Уже в Х-Х веках древние новгородцы установили торговые отношения с волжскими болгарами - основными покупателями местной пушнины, что документировано находками восточных монет и кладов на Пижме и Вятке.

Сам бассейн реки Вятки находился, видимо, лишь в номинальном подчинении древней Биармии - местное население являлось данником ее властителей, что позволило новгородцам относительно освоить этот край и основать здесь свои поселения.:

кроме новгородских дружинников, еще одна волна русских первопроходцев пришла на Вятку из Владимиро-Суздальского княжества по Волге, Каме, Ветлуге на Молому, но оба потока колонизаторов, проплывая в нижнем течении по реке Вятке, безусловно, не могли не миновать высокий, скалистый мыс на ее правом берегу, который спустя несколько веков назовут Лебяжьем.

Правда, если быть точным, еще 200-250 лет тому назад Лебяжье стояло в стороне от Вятских берегов - русло Вятки пролегало тогда там, где сейчас находится старица реки, около деревни Лесная Пристань. Даже в XIX веке старица по ширине была ничуть не меньше теперешней Вятки, и речные суда ходили не у Лебяжья, а у Лесной Пристани. На месте же современного русла Вятки, под Городищем, в те далекие времена находилось большое и глубокое Черное озеро, в которое впадала речка Лебедка, получившая свое название оттого, что когда-то на ее берегах, предположительно, гнездилось много лебедей. Примерно к началу XX века река Вятка изменила свое русло, которое стало пролегать у самого Лебяжья, а старое постепенно превратилось в маленькую речку и обмелело. Об этом может говорить тот факт, что именно в начале XX века в Лебяжье появилась пристань, а на сохранившейся фотографии Лебяжья тех лет можно увидеть уже нынешнее русло Вятки.

По названию небольшой лесной речки, по всей видимости, впоследствии получило свое название и село, возникшее на крутой скалистой возвышенности, хотя еще до прихода русских первые люди поселились здесь еще несколько тысяч лет тому назад. Это подтверждают данные археологических раскопок, не раз проводившихся на Лебяжском Городище.

Первые русские люди пришли на Лебяжскую землю еще в XIII - XV веках - в те страшные времена, когда на Волжские и Вятские берега бежали беженцы с разоренных монголо-татарскими захватчиками земель, искавшие приюта на чужой стороне. Это опять же подтверждают археологические находки, обнаруженные на Лебяжском Городище и у деревни Мысы. Косвенно на это указывает и дата основания деревни Толстик - 1364 год. Все три поселения находятся на правом берегу реки Вятки, что свидетельствует о том, что заселение русскими Лебяжских берегов началось с речных берегов. Первые русские люди ступили на Лебяжскую землю.

Как русские мужики землю Свечинскую осваивали.

Мы обязаны новгородцам тем,

что мы такие, какие есть, что мы – русские.

Д.С.Лихачев.

Люди жили на территории Свечинского района издавна. Еще задолго до прихода сюда русских, здесь жили племена марийцев и удмуртов; в северной части края обитали коми. Согласно летописи Кажирова монастыря, сами марийцы пришли в Поветлужье в незапамятные времена откуда-то со стороны во главе с князем Ковсей и поставили на Ветлуге несколько сторожевых городков. Территория края вплоть до XVIII века в большей своей части была покрыта густыми, порою девственными лесами, еще не нарушенных деятельностью человека. Марийцы и коми считали себя детьми природы и стремились жить в ней в полной гармонии. К лесу они относились с необыкновенным благоговением, почитали его, считая его обиталищем духов. Не случайно именно в рощах они устраивали свои святилища.

Первое проникновение русских на Вятскую землю, как известно, началось в XI - XII веках, а возможно и еще раньше . В основном это были выходцы из Новгородского, Суздальского и с XIII века Галицкого княжеств. Новгородцы на своих вертких суденышках «ушкуях» (отчего их прозвали «ушкуйниками») первыми начали освоение берегов рек Вятки, Чепцы, Моломы, Ветлуги, оттесняя от них племена местных народцев, называемых ими одним общим словом – «чудь». Последние использовались пришельцами и как эффективные наемники : в 1170 году во время усобицы в Галиче первые галичские князья наняли обитавших на реке Ветлуге марийцев, сформировали из них войско и захватили городскую крепость. Впоследствии марийцы и коми навсегда покинули пределы будущего района. Удмурты большей частью ушли по Чепце, на правый берег реки Вятки, а марийцы на юг Вятского края. По крайней мере, в начале ХХ века здесь уже не жило ни одного из представителей этих народов. Однако память о «чуди» осталась в многочисленных географических названиях. Даже дорога, которая шла на восток через Галич на Вятку, именовалась когда-то Мерянской.

В те далекие-далекие времена древний Новгород, как известно, являлся мощным экономическим, политическим и духовным центром всей северо-западной Руси. Его удобное географическое расположение позволило ему еще на заре П тысячелетия нашей эры достичь, благодаря торговле, расцвета и независимости. Уже в те времена новгородцы вели большую торговлю с иностранцами, меняя иностранные товары на меха и шкуры диких животных. Именно «шкурные интересы» побудили древних новгородцев к активной колонизации северо-восточных земель, богатых пушниной, рыбой, солью, моржовой костью и жемчугом, заставляли продвигаться все дальше на север и восток.

Надо сказать, что в ту далекую пору на территории нынешних Вятской и Пермской областей уже существовало первое государственное образование, известное русичам как Биармия или Волжская Булгария - древнее государство, располагавшееся на берегах Волги и Камы в Х-ХIV веках. Биармия была известна народам Европы как по своему богатству, так и потому что жила обычным путем торговых сношений древней Европы с Азией. Древние новгородцы были одними из первых, кто установили торговые отношения с волжскими болгарами - основными покупателями местной пушнины, что документировано находками восточных монет и кладов на Пижме и Вятке.

Сам бассейн реки Вятки находился, видимо, лишь в номинальном подчинении древней Биармии - местное население являлось данником ее властителей, что позволило новгородцам относительно освоить этот край и основать здесь свои первые поселения. Позднее, параллельно с новгородцами, в бассейн Вятки начали проникать первопроходцы из Владимиро-Суздальского княжества, которые шли сюда по Волге, Каме, Ветлуге на Молому.

В тринадцатом столетии западная часть Вятского края подпала в сферу влияния мощного Галичского княжества, возникшего на его границе в 1245 г., после того, как престол Ростово-Суздальского княжества перешел к князю Святославу Всеволодовичу, отдавшего по завещанию отца Ярослава Всеволодовича, отравленного в Орде, Галич Константину Ярославовичу (Удалому), брату Александра Невского, ставшему родоначальником первой династии галичских князей. В те времена у великих князей существовал обычай знатные города отдавать старшим сыновьям, а менее важные – младшим. Сам Галич был основан во второй половине XII века князем Юрием Долгоруким, тщательно укреплявшим границы Ростово-Суздальского княжества, как форпост Северо-Восточной Руси для освоения Севера и Вятской земли.

Благодаря энергичному князю и его приемникам, молодое княжество быстро «возмужало» и заявило территориальные претензии на соседние земли. В XIII веке даже после татарского нашествия Галич был крупнее и богаче Москвы, а в иерархии русских городов того времени по своей населенности и богатству он стоял много выше Москвы и Костромы, поскольку был дан в удел четвертому сыну князя, тогда как Москва и Кострома – его младшим сыновьям. Правда, в последствии галичские князья стали править под неусыпным контролем московских князей и находились под их влиянием вплоть до воссоединения с великим княжеством Московским, что правда не мешало галичским князьям вступать с ним в вооруженные конфликты. Несколько раз галичские князья даже занимали престол Московского княжества и вершили оттуда дела всей Руси-матушки…

В новое княжество на окраине Руси вошли обширные территории по р. Костроме и ее верховьям, по Унже и Ветлуге, где находились богатые соляные источники, а девственная природа изобиловала зверем и рыбой. На востоке граница княжества проходила по реке Ветлуге где-то через территорию нынешних Шабалинского и Свечинского районов Кировской области. Дальше как бы начинались земли марийцев, но номинально власть Галичского княжества простиралась еще дальше – временами в зависимость от него попадал даже далекий Хлынов ; иногда жители Хлынова и сами обращались с поклоном к галичским князьям, дабы те оказали бы им поддержку в борьбе с усиливающейся Москвой. Официально Вятскую землю, примыкавшую к Галичскому княжеству, «присоединил» к нему приемник Дмитрия Донского великий князь Василий Дмитриевич, хотя она и до этого активно осваивалась галичанами. Он отдал ее галичскому князю Юрию как какую-нибудь безделицу, но это присоединение значительно усилило людские и экономические ресурсы княжества. Возможно территория Свечинского района могла в ту пору входить в древнюю Понизовскую волость, располагавшуюся на берегах рек Ветлуги и Унжи ; по правому берегу Унжи проходил Старо-Вятский тракт.

С этой поры укрепились и торговые отношения Вятки и Галича. Через Галич шли торговые пути между Северо-Восточной Русью, Севером и Вяткой. На протяжении многих столетий предприимчивые свечинские мужики возили местное сырье в далекий Галич и в свою очередь галичские торговцы ездили торговать в древние села Ацвеж, Юму, Круглыжи.

В духовном плане эти земли закрепились за духовенством, управлявшимся из Ростова, а это значит, что западная окраина Вятской земли находилась в ведении Ростовской епархии. Галичское княжество имело тесные связи и с московскими монастырями – Симоновым и Троице-Сергиевым. Еще в XV веке им принадлежали соляные варницы на Галичской земле, а значит потихоньку монахи «просвещали» и местное население. В окрестностях самого Галича к XV столетию находилось до десятка монастырей, игравших большую роль в духовной и экономической жизни края.

К сожалению, начальная история Галичского княжества (и соответственно Вятской земли в его составе) одна из самых темных страниц в его истории т.к. летописи не отмечают почти никаких событий в его жизни, даже в плане деятельности галичских князей. Историк П.П.Смирнов объясняет это тем, что князья «жили в самое тяжелое столетие после татарского разорения и мало себя проявили, сидя в своем удаленном и сравнительно тихом лесном городе».

После возникновения на северо-востоке Руси нового мощного княжества, новгородцы ничуть не потеряли здесь своего влияния. Верховья Ветлуги принадлежали им до самого покорения Новгорода Москвой. Здесь Ветлуга тоже играла роль границы между владениями новгородцев и марийцев, находившихся в зависимости у татарских ханов. Это не считая новгородских колоний на самой Вятке, ставших позднее обособленными образованиями, причем с внутренним устройством по образцу новгородской республики.

Так на берегах вятских рек стали появляться на возвышенных местах первые поселения русских, укрепленные бревенчатым тыном или окруженные рвом, если они находились в низменных местах. В центре вятской земли возникли первые русские городки Никулицын, Кокшаров (теперь Котельнич) и Хлынов-Вятка. Из своих первых форпостов русские, спускаясь по рекам, начали освоение освоение огромного неизведанного края, точнее говоря восточных и южных просторов вятской земли, что нередко приводило к вооруженному столкновению с местными племенами. Особенно мощный толчок придало русской колонизации татаро-монгольское нашествие, когда множество русских людей нашло в вятских лесных дебрях надежное спасение от татарского порабощения.

Освоение русскими первопроходцами западной части Вятского края происходило медленнее , чем окрестностей Котельнича и Хлынова-Вятки т.к. эти места лежали в стороне от больших речных торговых путей колонизации, осуществлявшейся с запада на восток. Основные торговые пути проходили севернее, через Великий Устюг . П.Стародубцев пишет в своей книге, что освоение местных земель происходило и намного позднее, хотя несколько сомнительно, что это было так, ведь территория Поветлужья издавна находилась в сфере колонизации новгородцев и галичан. Исторические документы даже XVII века указывали, что дальше на восток за с. Кажировым был «дикий черемисский лес» и русское население там было очень незначительным. В основном по притокам Ветлуги стояли редкие поселения местных аборигенов – марийцев. Край был лесной, покрытый, как говорили в старину, «лешим лесом». Еще летописец Галичского Паисеева монастыря писал : «Леса эти, как море непроходимые, страшные, полные всякого зверья».

Первые поселения русских здесь также стали появляться по берегам рек Ветлуги, Свечи, Ацвежа, Юмы и других, протекавших по территории будущих Круглыжской и Синцовской волостей. Сюда с северо-запада по Ветлуге и с северо-востока по Моломе и ее притокам Кобре, Спасской, Куринке стали первыми проникать выходцы из Новгородского, Суздальского и Галичского княжеств, попутно давая рекам и новым поселениям русские названия, сохранившиеся до сего времени. Само название реки Ветлуги по одной версии произошло от того, что в образованном при слиянии рек Ветлуги и Матюга двуречье растет много ивы, называвшейся встарь ветлой. На протяжении многих веков осваивалась и заселялась в основном северная часть Свечинского района. Даже к моменту постройки железно-дорожной станции в Свече в 1906 году, северная часть Свечинского района была более заселенной, чем ее южная часть.

Известно, что первым поселением русских на Свечинской земле была деревня Мулинская (теперь деревня Мулы) близ села Круглыжи, появившегося вскоре после нее. Первоначально будущее село называлось Матюги по названию речки, на которой оно возникло. Под таким названием оно упоминается в древних церковных актах. По народному преданию, сельцо также звалось Горенским…

Основателями обоих селений были, вероятно, галичане, пришедшие сюда по верхнему течению реки Ветлуги. Для заселения ими были выбраны очень удобные по расположению места – междуречье при слиянии рек Ветлуги и Матюга, ведь реки в ту пору играли важную транспортную роль. Любопытно, что первые поселенцы строили свои поселения не улицей, а кругом, возле небольших озерков, которых много в этом междуречье. Такое поселение когда-то располагалось на месте села Круглыжи.

После взятия и разрушения Хлынова татарским царевичем Бектутом в 1391, сюда, в эти идеально глухие места, бежали от татарского насилия жители разоренных мест. Ими основываются поселения Ачинское (Ацвеж) и Юма. Первые поселения на месте села Юма назывались Юмскими починками, по названию реки Юма, притоку Пижмы. Название самой речки произошло от марийского «юмо», что по одной версии значит «Бог», а по другой – «кругом вода». По легенде, место, где стоит сейчас село, было заболоченным, находясь среди непроходимых лесов. В этих лесах жило марийское племя, в центре поселения которого стоял деревянный идол божка Юмо. Возможно, пришедшие сюда русские подселились к этому марийскому селению. Нет уже давно марийского поселения с их идолом, а название «Юма» осталось…

Вокруг первых свечинских поселений – Круглыжа, Ацвежа и Юмы за последующие 300 лет выросло великое множество других деревень и починков, в основном в северной части района. О том, как возникали эти деревни, можно подробно узнать из книги П.Стародубцева «Земля Свечинская».

Итак, в ХIV-XVII веках это был лесистый крестьянский край. Непроходимые леса перемежались здесь с маленькими деревушками. Первые поселенцы занимались в основном земледелием, скотоводством, охотой, рыболовством, сбором меда из дупел. Местные огромные леса царское правительство сдавало в оброк, который платился медом и воском. Кроме того местные крестьяне были и прекрасные кустари и ремесленники, продукты труда которых шли в торговлю. Большинство селений стояло по берегам рек, по которым осуществлялась торговля и основная связь с внешним миром. Основную массу населения составляли в ту пору смерды – свободные крестьяне, часть из которых, богатея благодаря своему трудолюбию, постепенно выходила и в зажиточные слои, становясь землевладельцами или торговцами.

Разумеется, первые русские поселенцы принесли на свечинскую землю и свою христианскую веру, но к сожалению ничего не известно об этой стороне их жизни вплоть до XVIII века, когда здесь стали появляться первые храмы. В эпоху Галичского княжества изредка сюда могли наведываться священники-миссионеры, подчинявшиеся Ростовской епархии, а также монахи, имевшие здесь монастырские соляные варницы . Возможно , в описываемый период здесь могли быть небольшие часовенки и молитвенные дома, стоявшие в основном на многочисленных погостах.. Погост в те времена играл двойное значение : одновременно был и поселением и кладбищем, располагавшемся на его окраине. П.Стародубцев пишет в своей книге, что в центре погоста на самом возвышенном и видном месте, всегда стояла церковь, но в ту пору на свечинской земле еще не было храмов. Ближайшие церкви стояли в граде Котельниче и в крепостях, стоявших на границе молодого русского государства.

Несмотря на описанную идиллию, жизнь в те времена на Свечинской земле нельзя было назвать тихой и мирной, поскольку здесь сходились границы владений новгородцев, галичан, вятичей и марийских князьков, за которыми стояли ордынские мурзы, а отношения между соседями были всегда натянутыми. В феврале 1238 года в западную окраину Вятской земли, на территорию Галичского княжества впервые вторглись полчища Батыя, разорили его до тла, но сам Галич - - столицу этого лесного края – они взять по некоторым данным не смогли ; уже в XII веке это был хорошо укрепленный город, да к тому же он был надежно укрыт лесами и непроходимыми болотами. В.Н. Татищев утверждал категорически : « Галич взят не был…» Не случайно именно Галич наряду с Новгородом становится центром обороны русских земель.

С XIV века русичи сами перешли к активным боевым действиям. В 1374 году, как известно, новгородские ушкуйники славно «погуляли» - прошлись огнем и мечом по Ветлуге, Вятке и далее по Волге, разорив множество селений. В 1392 г. и сами вятчане, озлобленные после разорения Хлынова татарами, совершили «карательную» экспедицию по татарским владениям. Тогда же отряд котельничан где-то свечинских местах подкараулил и разбил на голову татарское войско, возвращавшегося после набега на Устюг и по пути грабившего окрестные земли. В 1396 году в ответ на захват татарами Нижнего Новгорода, галичские войска вторглись в земли будущего Казанского ханства и три месяца били татарские отряды. После этого те 30 лет не осмеливались нападать на Галичские владения. Впрочем единства среди самих славян не было. Вятчане, галичане и новгородцы то и дело воевали то друг с другом, то с Москвой, то с марийскими князьками, подстрекаемыми татарами, время от времени превращая западную часть Вятского края в кровавую, выженную и вытоптанную арену боевых действий.

Во второй четверти XV века в придачу к описанному на обломках Золотой Орды образовалось Казанское ханство, которое повадилось совершать набеги на северо-восток Русской земли. Объяснялось это тем, что терпевшие поражения во внутренних усобицах татарские князья, подстрекаемые турками, возмещали свои неудачи путем грабительских походов на окраинные русские земли, на Галичское княжество и Вятскую землю. Русские летописи XV- XVI веков пестрят сообщениями об этом. Русскому пахарю, и без того уставшему от бесконечных усобиц, только этого еще не доставало. Казанцы грабили и жгли селения, уводили людей в плен для последующей их продажи в рабство. На Галичское княжество такие опустошительные набеги имели место в 1467, 1522, 1532, 1535, 1538, 1540, 1547 и 1549 гг. Проходили они разумеется через территорию Вятской земли по водному пути с Волги по реке Ветлуге. «Низовская земля вся, Галич и Устюг и Вятка и Пермь от Казанцев запусте» - сообщали летописи. Как раз в промежутке между этими набегами, в 1489 году, произошло присоединение Вятского края к Москве. Незадолго до этого события лишились своей независимости Галич (1450 г.) и Новгород (1478 г.), присоединенные к Москве. Это означало конец усобиц на севере Вятской земли.



После объединения северных русских земель, по приказу московского князя Василия III вдоль новой границы по реке Ветлуге был создан оборонительный рубеж для защиты от казанских набегов. Территория бывшего Галичского княжества была разбита на военно-административные районы – осады. В центре осады был деревянный городок-крепость, за стенами которого местные жители могли отсидеться в лихую годину. В Кологривскую осаду к примеру входило до 170 селений, управлявшихся из крепости. Жители удаленных от городков местностей укрывались от врагов в лесных засеках. Не мало таких осад, видимо, находилось и на территории Поветлужья, входившего в состав Кологривской и Унженской осад .

В 1552 г. под натиском войск Ивана Грозного пало наконец Казанское ханство. На восточной окраине земли Русской наступил долгожданный мир. Началась усиленная славянская колонизация. Наметился стремительный рост числа селений из-за притока приходящего населения, началось строительство храмов. С другой стороны после утраты своего значения былые крепости пришли в запустение, поскольку в большинстве из них не развивались ни ремесла, ни торговля. В XVI- XVII веках в Заволжском лесном краю возникло много монастырей, насельники которых были привлечены идеальным уединением и нетронутой природой Вятской земли. Большинство из этих лесных обителей впоследствии исчезло, но монастырская колонизация в ту пору способствовала освоению Вятского края. Когда в середине XVII века был основан Кажиров монастырь и примонастырским крестьянам были даны льготы, они в большом количестве начали селиться по реке Ветлуге. Сюда же, в дикие лесные места, бежало много крепостных крестьян и дезертиров, которых монахи принимали и укрывали, как хороших работников. Так началась новая история Вятского края.
Каталог: fr
fr -> Activstudio программасы арқылы іске қосылады. Бұл құрылғы компьютер, мультимедиялық проектор және ақпараттарды енгізуге арналған активті қаламнан тұрады. Активті қалам
fr -> Н. Я. Виленкин и др. М.: «Мнемозина», 2011 г. 2014г
fr -> Начальник Центрального радиоклуба осо украины
fr -> Начальник Центрального радиоклуба осо украины
fr -> Директор школы
fr -> Anna Gavalda Je voudrais que quelqu’un m’attende quelque part Анна Гавальда Мне бы хотелось, чтоб меня кто-нибудь где-нибудь ждал


Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет