Возможности защиты от стихийных бедствий и социально-экономические факторы 1



бет1/5
Дата02.07.2016
өлшемі347.5 Kb.
#172597
  1   2   3   4   5


аналитическая записка

Ураган “Катрина”
как проявитель социальной проблематики

ОГЛАВЛЕНИЕ



1. Возможности защиты от стихийных бедствий
и социально-экономические факторы 1


2. Пока наш удел “ведьмин суп”— есть ли альтернатива? 9

3. “Макс-фактор” — и Америка без рекламного макияжа 15

4. Если мы не изменим направленности своего движения,
то рискуем оказаться там, куда направляемся 24



1. Возможности защиты от стихийных бедствий
и социально-экономические факторы


В конце августа 2005 г. в Атлантике зародился очередной ураган, которому метеорологи дали имя “Катрина”. Ураган прошёл через полуостров Флóрида, оставив без электричества на несколько дней около одного миллиона человек, при этом были единичные человеческие жертвы. После этого ураган переместился в Мексиканский залив, где он подкачался энергией, и в понедельник 29 августа двинулся на север в направлении штатов Луизина, Алабама, Миссисипи, Теннесси.

Структурно всякий ураган представляет собой атмосферный вихрь, который в случае Катрины достигал в диаметре 340 км, а скорость ветра в эпицентре доходила до 284 км/час, хотя к моменту выхода урагана на сушу она упала до 248 км/час. Высота волн в Мексиканском заливе в зоне прохождения урагана достигала 8,5 м.

В результате того, что в Мексиканском заливе он прошёлся по районам нефтепромыслов, сорвав с якорей и повредив многие буровые платформы, добыча нефти упала на 80 % от уровня, предшествовавшего началу урагана1. В зоне бедствия разрушено до 90 % жилых домов «одноэтажной Америки». Но наибольший ущерб ураган нанёс городу Новый Орлеан в штате Луизиана, что по существу стало в США трагедией общегосударственного масштаба2.

Город Новый Орлеан (New Orleans) основан в 1718 г. французами вблизи места впадения Миссисипи в Мексиканский залив, в 1764 — 1800 гг. — был под властью Испании, в 1800 отвоёван французами и продан США в составе Луизианы. К моменту прохождения урагана Катрина население Нового Орлеана составляло порядка 560 тыс. человек. Промышленность в городе — нефтепереработка, химическая, металлургия, пищевая, портовое хозяйство3. Новый Орлеан — крупный транспортный узел и финансовый центр Юга США. 70 % территории города лежит ниже уровня моря, и от затопления его защищали дамбы.

Ураган повредил дамбы, вследствие чего низины города — порядка 80 % его территории — оказались затопленными, и в некоторых районах глубины достигали 4,5 м (вода доходила до уровня вторых этажей домов). Некоторые здания в городе рухнули в результате совместного воздействия ветра и потоков воды. Хотя незадолго до удара стихии из города были эвакуированы более 400 тыс. человек4, во время бедствия в городе оставалось около 100 тыс. человек. Когда буйство стихии утихло, то официально было сообщено о гибели 234 человек, из них 71 в Новом Орлеане. Однако мэр Нового Орлеана заявил, что число жертв в городе может превысить 10 тыс. человек, однако опознать всех вряд ли удастся, поскольку в тёплой воде трупы быстро разлагаются. Кроме того, многих просто не найдут, поскольку их останки будут съедены аллигаторами, которые приплыли в затопленный город на поживу.

Эта трагедия, если и была скоротечно неожиданной, то только для обывателей — жителей региона, пострадавших от урагана. Сайт www.newsru.com сообщает:

«…итальянская “La Stampa”1 пишет о том, что ураган Katrina был предсказан. Причём не в туманном предсказании Нострадамуса, а в популярном и авторитетном издании “National Geographic”, опубликовавшем в октябрьском номере за 2004 год статью “Унесённые водой”.

Это захватывающее и ужасающее чтиво, пишет газета и цитирует статью: “В Новом Орлеане, Луизиана, был жаркий полдень. Тот, кто находился дома, благодарил изобретателя кондиционеров и смотрел по ТВ прогноз погоды: со стороны Мексиканского залива приближается ураган. Ничего странного, в этих краях август — сезон ураганов”.

Далее рассказывается о неожиданном и драматическом повороте событий. “Но на следующий день непогода набрала силу и обрушалась на город. В то время как к побережью приближался ураган, свыше миллиона человек двинулись в более безопасные зоны. Остались лишь около 200 тысяч человек: не имеющие автомобиля, бродяги, старики, больные и те, кто всегда поступает не как все. Смерчи нанесли удар по Бретон Саунд, подобный взрыву атомной бомбы, подняв гигантские волны на озере Понтчартрейн. Вода прорывала плотины, и 80 % территории Нового Орлеана оказалось под водой”. “Читатель невольно ищет глазами дату: может, это хроника прошедших дней”, — пишет “La Stampa”.

Однако статья в научном журнале опубликована осенью 2004 года. Автор, Джоель Борн, продолжает: “Агентство, которое на федеральном уровне занимается кризисами, Federal Emergency Management Agency, рассматривает опасность того, что ураган нанесёт удар по Новому Орлеану, как одну из самых серьёзных угроз для нации, наряду с землетрясением в Калифорнии или террористической атакой на Нью-Йорк. Но даже Красный Крест не открывает в городе дополнительные убежища на случай урагана, считая, что риск для сотрудников организации слишком велик”.

Этого было бы вполне достаточно, но традиции “National Geographic” предполагают максимальную ясность, почти до педантичности, и журнал предоставляет своим журналистам возможность и время, которое им необходимо, чтобы разобраться до конца. И вот свидетельства ещё одного пророка, Джое Сухейда, инженера на пенсии из Луизианского университета, прекрасного знатока побережья и его динамики, пишет газета.

“Убийцей для Луизианы станет ураган, который придёт с самого худшего направления. За 72 часа до удара он усилится втрое, за 48 часов его сила увеличится вчетверо и станет в пять раз сильнее за день до трагедии. Люди не отдают себе отчёта, насколько опасно наше положение”, написал Джое Сухейд.

Разве эта статья в научном журнале не должна была кое-кому кое-что подсказать? Таким вопросом задаётся итальянская газета»2.

Поскольку “National Geographic” — один из наиболее популярных в США журналов, то можно утверждать, что для администрации США (конечно, если соответствующие службы освещают для неё не только политико-экономическую обстановку, но и природно-географическую) ничего неожиданного в конце августа — начале сентября 2005 г. не произошло. Но когда трагедия из области научно обоснованных предположений о возможном будущем перешла в область свершившейся действительности, то были высказаны прямые упрёки: дескать, предупреждали об угрозе, просили федерального финансирования на работы по укреплению дамб, а вот бюрократы из Вашингтона денег на эти работы не дали, а профинансировали что-то другое, в частности, — ведение военных действий в Ираке:

«Не исключено, что побережье Луизианы так сильно пострадало от урагана из-за того, что искусственные инженерные сооружения в дельте привели к эрозии естественных барьеров, заявило Американское общество гражданских инженеров. Работы на протяжении последних 100 лет по возведению в бассейне реки Миссисипи тысяч километров дамб и водных барьеров для защиты поселений и путей навигации привели к исчезновению естественных барьеров, традиционно защищавших от штормовых волн и ураганов, пишет The Guardian (перевод на сайте Inopressa.ru).

Ещё в 2004 году один из документов Американского общества гражданских инженеров констатировал: “Человеческая деятельность за последние 50 лет напрямую или косвенно привела к нарушению 2400 км естественных прибрежных барьеров. Человеческая деятельность стала значительным фактором эрозии почвы на побережье Луизианы, а также привела к её оседанию, засолению водных ресурсов и относительным изменениям в уровне моря”. Члены общества предупреждали, что “Новый Орлеан и окружающие районы теперь столкнутся с полной силой ураганов, включая штормовые волны, которые прорвут систему дамб и вызовут серьёзные наводнения и мощные ветры”.

Огромный ущерб, нанесённый городу на этот раз, может быть связан с тем, что Белый дом сократил финансирование системы защиты от ураганов, перекинув средства в сферу защиты от террористических угроз, считает издание.

Ллойд Дьюмес, профессор политической экономики в Университете Техаса в Далласе, подверг критике неспособность правительства организовать более эффективную эвакуацию. “Примечательно, что после широкой реструктуризации федерального правительства, которая произошла после создания министерства внутренней безопасности, у них не появилось более продуманных планов по эвакуации таких городов, как Новый Орлеан, — заявил он. — Упор должен делаться на многоцелевые планы, такие как эвакуация крупных городов и в случае террористической атаки, и в случае природной катастрофы”. “В период холодной войны составлялись планы эвакуации крупных городов за несколько дней”, — напомнил он.

Профессор Дьюмес добавил, что не продуман вопрос помощи неимущему населению. “Людям, у которых нет личных автомобилей, почти не уделялось внимания, — заявил он. — Я ничего не слышал о том, чтобы для их эвакуации из города использовались школьные или городские автобусы”. По его словам, практически нет никаких планов по содействию людям с низкими доходами, которые не смогут вернуться в свои дома на протяжении как минимум двух месяцев, и им придётся оплачивать проживание в отелях.

Война в Ираке тоже сыграла свою роль в федеральной реакции на кризис. Многие члены Национальной гвардии, которых обычно быстро мобилизовали и направляли в районы бедствия для содействия эвакуации, сейчас находятся в Ираке. Хотя на помощь были присланы представители ВВС, ВМС и армейские подразделения, ресурсы местной Национальной гвардии истощены войной в Ираке, пишет газета.

Новый Орлеан расположен ниже уровня моря в среднем на 2 метра и теоретически защищён самой прогрессивной системой дамб в мире. По данным Американского корпуса военных инженеров, который несет ответственность за защиту от наводнений, в районе Нового Орлеана возведено около 2 тысяч км дамб и защитных стен. Корпус уже давно хотел усилить некоторые дамбы, которые просели, и накануне на своём сайте сообщил, что планирует возвести ещё 118 км1 защитных сооружений. Но, как пишут местные СМИ, в 2004 году Белый дом отказал в дополнительном финансировании на этот проект, экономя средства для усиления мер внутренней безопасности для защиты от терроризма.

“В своём бюджете администрация Буша предложила значительное сокращение финансирования проекта защиты юго-востока Луизианы от ураганов. Буш выделил 10,4 млн. долларов, то есть шестую часть того, что запрашивали местные чиновники”, — сообщило агентство Newhouse News Service.

В 2004 году Уолтер Маэстри, глава службы чрезвычайных ситуаций города Джефферсон-Пэриш, Луизиана, сообщил газете Times-Picayune: “Похоже, деньги (на укрепление дамб) в президентском бюджете перекинули на внутреннюю безопасность и войну в Ираке, и, я полагаю, что мы заплатим за это свою цену. На местах все в унынии, что невозможно завершить строительство дамб, и мы делаем всё, чтобы донести до властей, что для нас это вопрос безопасности”.

В июне 2004 года проект-менеджер Корпуса военных инженеров Эл Наоми обратился к местному агентству по контролю за дамбами East Jefferson Levee Authority с просьбой выделить 2 млн. на “срочные работы”, которые Вашингтон не в состоянии оплатить. “Дамбы утопают, — сказал он. — Всё утопает, и, если мы не получим денег и не успеем поднять их, на плаву нам не удержаться”.

Таким образом, если бы Вашингтон принял всерьёз предупреждения об острой потребности в дополнительной защите от ураганов, включая постройку дамб и починку уже имеющихся, ущерб мог бы оказаться во много раз меньше2, заключает издание»3.

Так видится предъистория трагедии с уровня местной администрации и обывателей — как пострадавших, так и сочувствующих пострадавшим. И казалось бы такого рода оценки правомочны. И склонность к такого рода оценкам многих обывателей немедленно начали политически эксплуатировать сторонники демократической партии США в их перманентной войне за Белый дом и Конгресс с республиканцами.

Однако если посмотреть на ту же проблему с уровня федеральной администрации, то всё выглядит несколько иначе. Кроме Луизианы и Флóриды, нуждающихся в инфраструктурах защиты от ураганов и инфраструктурах оказания помощи населению во время ураганов и возстановления обычного образа жизни по их завершении, в США (как и во многих других, особенно больших по территории, государствах) есть множество других мест, потенциально опасных для постоянного проживания в них людей. Они отличаются друг от друга только характером опасности и статистикой воздействия её поражающих факторов (частотой и мощностью). Так Калифорния и Аляска живут десятилетиями в ожидании катастрофических землетрясений. В континентальных штатах торнадо и смерчи — обычные явления, и если не каждый год, то раз в несколько лет их обитатели сталкиваются с последствиями их массированного разрушительного (до основания домов) воздействия на те или иные населённые пункты.

И естественно, что жителям этих местностей и представителям местной власти хочется жить в большей безопасности, нежели это имеет место. А кроме стихийных бедствий современная цивилизация не гарантирована и от техногенных катастроф, многие из которых могут быть спровоцированы теми или иными стихийными бедствиями. Основными средствами защиты населения, минимизации ущерба от стихийных бедствий и техногенных катастроф, преодоления их последствий в нынешней цивилизации являются:



  • научно-исследовательская деятельность, на которую возлагается задача прогноза (с целью своевременной эвакуации населения, мобилизации и развёртывания спасательных и аварийно-возстановительных служб) и (по возможности) задача выработки средств управления стихиями;

  • технологии, ориентированные на создание средств защиты от воздействия поражающих факторов опасностей, средств оказания помощи находящимся в зоне бедствий и пострадавшим, средств скорейшего возстановления привычного образа жизни по завершении катастроф.

По существу это означает, что хотя все возможные угрозы стихийных бедствий и техногенных катастроф не реализуются повсеместно и одновременно, но работы по созданию и поддержанию некоего уровня защищённости от них в больших государствах надо проводить практически постоянно и в разных регионах. И все работы такого рода дорогостоящи.

Организация такого рода работ в масштабах государства требует постоянного мониторинга источников опасностей и оценки рисков, что неизбежно сопровождается теми или иными ошибками в оценках рисков, планировании и проведении работ; ошибки же в такого рода деятельности тоже влекут за собой больший или меньший ущерб1. Кроме того, эффективность вложений (в смысле роста их отдачи) по мере роста их объёма падает. Причина этого в том, что защита от воздействия наиболее мощных стихийных бедствий обходится многократно дороже, нежели от более слабых бедствий того же характера, но мощные и сверхмощные стихийные бедствия бывают гораздо реже, нежели более слабые. Вследствие этого вложение разнородных ресурсов, — количество которых не только всегда ограничено, но и недостаточно по отношению к запросам толпо-“элитарного” общества, — в создание и поддержание в работоспособном состоянии сверхмощных средств защиты может оказываться безполезным на протяжении многих десятилетий. С другой стороны некое альтернативное использование этих же ресурсов способно давать ощутимую отдачу в виде повышения качества жизни на протяжении тех же самых десятилетий. Потом вероятно произойдёт стихийное бедствие, — выпадающее из всей обычной статистики по своей мощности, — которое уничтожит это качество жизни, что будет разцениваться многими как следствие отсутствия сверхмощной защиты. Но о том, что этого качества жизни не было бы (вследствие ограниченности доступных обществу ресурсов), если бы были созданы сверхмощные средства защиты, — об этом мало кто задумывается.

Т.е. все средства защиты от стихий, освоенные нынешней цивилизацией, не дают 100 %-ных гарантий безопасности жизни ни личности, ни общества2.

По существу это означает, что для всякого общества во всякое историческое время есть некий максимум разходов ресурсов на поддержание его безопасности от воздействия стихий в месте его жительства, по превышении которого общество неизбежно будет впадать в кризис или деградировать1. И есть некий культурно-исторически обусловленный оптимум вложений в создание систем защиты от стихийных бедствий, при котором на протяжении десятилетий разходы на развитие и поддержание систем защиты оказываются ниже, нежели неизбежные (в случае отсутствия средств защиты или их меньшей мощности) разходы на возстановление разрушаемого периодическими стихийными бедствиями и техногенными катастрофами, составляющими основную статистическую массу такого рода явлений2. В этом случае сэкономленные на спасательных операциях и аварийно-возстановительных работах средства (в случае оптимума — экономия максимальна) могут быть использованы в целях общественного развития.

Но статистически редкие, практически неизбежные, сверхмощные стихийные бедствия и техногенные катастрофы в этом случае будут гарантированно превышать возможности систем поддержания безопасности, а ущерб, ими наносимый, может многократно превышать среднестатистический.

И вопрос только в том, в состоянии ли руководство общества выявить этот оптимум и проводить социальную политику, ориентируясь на него, либо же нет.

Поэтому хотя сейчас на администрацию Буша многие готовы взвалить вину за неподготовленность Нового Орлеана к удару стихии, но как должно быть ясно из изложенного выше, вопрос об ответственности в действительности сложнее.

Начнём с того, что обвинения по поводу недостаточности финансирования тех или иных проектов стали во всём мире шаблонными: они представляют собой выражение разпространения в обществе финансово-потребительского и юридического образа осмысления действительности, а не организационно-технологического. Но в данном конкретном случае дамб в низовьях Миссисипи, которые не оправдали возлагавшихся на них надежд, такого рода обвинения — при переходе к организационно-технологическому способу осмысления действительности — приводят к вопросу, абсурдному при финансово-потребительском юридическом подходе, но зато затрагивающему само существо дела:



А что в США дамбы строятся из замечательных долларовых бумажек в непромокаемой банковской упаковке? — Если это так, то понятно: финансирования (долларов) не хватило — вот дамбы и оказались ниже и ýже, чем надо, вследствие чего они и не выдержали удара стихии.

Иными словами вопрос о дамбах в его конкретном выражении это вопрос о том, были ли в Луизиане и в США в целом свободные трудовые и материально-технические ресурсы, необходимые для возведения на основе развитых к настоящему времени технологий дамб, отвечающих требованиям поддержания безопасности жизни под воздействием таких мощных ураганов как Катрина?

И есть основания полагать, что ресурсы (трудоспособные люди, техника, сырьё для производства стройматериалов, технологии и т.п.) были3, но сложившаяся в США система управления федерального, регионального и местного уровня не позволила их своевременно и эффективно использовать.

Т.е. трагедия в Новом Орлеане — одно из выражений системного кризиса американского образа жизни, ответственность за который невозможно списать ни на «руку Москвы» (как это было в эпоху «холодной войны») или Пекина, ни на Аль-Каиду и Бен Ладена лично.

Частью этой системы самоуправления общества является кредитно-финансовая система. При этом надо понимать, что кредитно-финансовая система1 — средство сборки множества административно обособленных друг от друга предприятий в единую макроэкономическую производственно-потребительскую систему, обслуживающую общество в целом. И, — в зависимости от характера её настройки, — она является одним из средств поддержания процесса самоуправления функционирования этой макроэкономической производственно-потреби­тель­ской системы; характер её настройки в качестве средства поддержания самоуправления, в свою очередь, носит управляемый характер.

Соответственно, один из показателей качества настройки кредитно-финансовой системы любого государства (включая и США в данном конкретном случае) и качества самоуправления макроэкономики, поддерживаемого с её помощью, — полнота вовлечения трудовых ресурсов общества в действительно полезную для жизни и развития общества деятельность.

При взгляде с таких позиций ясно, что:


  • изрядная доля трудовых ресурсов США на протяжении многих десятилетий систематически вовлекалась в те виды деятельности, которые социально безполезны2 или попросту вредны3;

  • что вовлечённость трудовых ресурсов в заведомо общественно полезные виды деятельности была гораздо ниже уровня объективных потребностей общества;

  • наряду с этим на протяжении многих десятилетий имела место хроническая безработица (как явная, так и скрытая) в том числе и в зоне поражения ураганом Катрина.

Слабость дамб и иных защитных сооружений в низовьях Миссисипи — только одно из выражений этой системной болезни неэффективного управления в США делами общественной в целом значимости как на местах, так и в масштабах государства в целом.

В силу хронологически продолжительного срока вызревания этой проблематики ответственность за происшедшую трагедию может быть возложена на администрацию Дж.Буша младшего только отчасти. Кроме того, есть два обстоятельства, сводящие значимость обвинений в адрес администрации практически к нулю:



  • Во-первых, законодательство США таково, что президент и его администрация не полномочны перевести кредитно-финансовую систему страны в режим более высокого качества управления саморегуляцией производственно-потребительской системой в соответствии с объективными потребностями общества в его развитии4 (это требует иной налогово-дотационной политики и, если не иной Конституции, то иного уголовного законодательства).

  • Во-вторых, социология США большей частью видит смысл жизни человека в получении удовольствия, а об объективно предопределённых для человечества целях общественного и личностного развития и уклонении от них исторически сложившегося образа жизни — не задумывается.

  • В-третьих, экономическая наука США, будучи частью социологии, в силу этого не знает, как это делать5.

Вследствие названных трёх причин ни Гарвард, ни другие «кузницы кадров» политиков и деятелей бизнеса не учат своих студентов тому, как дóлжно управлять производственно-потребительской системой общества в интересах его развития.

Потом проходят десятилетия, бывшие студенты становятся конгрессменами, губернаторами, госсекретарями, министрами, но сформированные у них системой образования представления о том, что и как в жизни взаимосвязано, оказываются неадекватными тому, что есть на самом деле, и тем проблемам и задачам, которые бывшим студентам необходимо решать. Возпроизвести же в течение одного — двух сроков избрания всю теоретическую науку и её процедурные выражения в одиночку никому не по силам.

Системная болезнь такого рода может быть излечена только путём преображения общества и его культуры в целом, что требует понимания сути проблематики, политической воли её разрешить2 и времени.

Если соотноситься с реальной проблематикой текущей жизни и развития общества, то эффективность американской экономики — иллюзорна, но она представляется эффективной и мощной, если не видеть (или не придавать политической значимости) различию демографически обусловленного и деградационно-паразитического спектров потребностей3 общества, на удовлетворение которых так или иначе настраивается его производственно-потребительская система, в том числе и при участии кредитно-финансовой системы.

Поэтому сетования на то, что Вашингтон де не выделил финансирования на проведение работ по реконструкции и укреплению защитных сооружений в низовьях Миссисипи, вследствие чего Новый Орлеан главным образом и пострадал от удара Катрины, по существу неуместны.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5




©dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет