Звездный ларец январь февраль



бет1/5
Дата25.04.2016
өлшемі260 Kb.
  1   2   3   4   5
Звездный ларец
январь — февраль
Безлунная февральская полночь. На черном бар­хате небосвода ни облач­ка, лишь необычно яркие зимние звезды усеивают его от горизонта до го­ризонта. В кажущемся ха­осе привычный глаз легкo находит знакомые фигу­ры: Близнецы, Возничий, Малый Пес, Телец, но в центре внимания, конеч­но, Орион...

Но не только за пре­красный облик это со­звездие пользуется лю­бовью. Едва ли хоть один любитель удержится от того, чтобы хотя бы на минуту не навести теле­скоп на Большую Туман­ность Ориона, Μ 42, какая бы напряженная програм­ма наблюдений у неге не была намечена на эту ночь.

Μ 42 — одна из жем­чужин любительской астрономии. Наверное нет ни одной книги по астрономии, где бы она не встретилась хотя бы однажды. Слава ее вполне заслуженна: Μ 42 — ярчайшая диффузная туманность зимнего неба, и даже самый скромный телескоп покажет в ней многочисленные детали. Она хорошо видна нево­оруженным глазом, осо­бенно боковым зрением, как беловатое сияние, ок­ружающее среднюю звездочку «меча Орио­на». В бинокль здесь уже можно рассмотреть боль­шую, около 1° в попе­речнике, слегка овальную светящуюся область, ок­ружающую красивую двойную звезду θ Ori. Если ночь очень прозрач­ная, можно подметить, что свет в туманности рас­пределен неравномерно. Но наведите туда даже небольшой телескоп, к примеру, 8-сантиметро­вый рефрактор, и вы уви­дите замечательную кар­тину: каждая из казав­шихся одиночными ком­понент двойной системы θ Ori распалась на части - θ2 на две, a θ1 — на целых четыре! Эти последние, тес­но сгрудившись в самом центре туманности, обра­зовывают крошечную тра­пецию. А туманность? Уже стали отчетливо вид­ны два светлых «крыла», отходящие в разные сто­роны от ее яркой цент­ральной области, а сама она уже привлекает вни­мание своими очертани­ями: два ее края кажутся обрезанными по линейки и сходятся точно под пря­мым углом. Трудно по­верить, что это всего лишь игра случая, причудливо закрутившего огромные облака пыли и газа.

С увеличением диамет­ра телескопа глаз заме­чает все больше и больше тонких деталей в струк­туре туманности. Черный «провал» между «крыль­ями» уже не кажется со­вершенно темным, на фо­не яркого центра теперь различимы десятки тем­ных пятен и полос, и вроде бы простая прежде задача — зарисовать ту­манность — кажется не­выполнимой. Когда диаметр телескопа достигает 20—30 см, центральная область туманности напо­минает кусок старой древесины, изъеденной ко­роедом, столь замысло­ватыми и отчетливыми ка­жутся темные «ходы» на ее фоне. Крылья разде­ляются на отдельные струи, а туманность Μ 43, небольшой фраг­мент комплекса, отделен­ный пылевой полосой от Μ 42, приобретает явно различимую форму запя­той. Впечатление, возни­кающее при взгляде на Μ 42 в 35-сантиметровый телескоп, едва ли можно передать словами. Стоит лишь отметить, что в такой инструмент туманность уже не кажется серой, как и большинство не­бесных объектов, а при­обретает отчетливо выра­женный зеленоватый цвет.

В этом же созвездии, недалеко от Μ 42 рас­положен еще один объ­ект, безусловно знакомый всем интересующимся ас­трономией. Это «Конская голова».

Туманность очень труд­на для наблюдений, и очень немногие смогут похвастаться, что видели ее. Две проблемы под­стерегают тех, кто решил все же отыскать знаме­нитое облако межзвезд­ной пыли. Первая — мало кто представляет себе, как же она должна вы­глядеть на самом деле. Того, кто ожидал увидеть большой красивый чер­ный провал, четко выде­ляющийся на ярком фоне, ждет разочарование. Прежде всего, туманность довольно мала, всего лишь около 5', а по­скольку светлый фон, столь плотный на фото­графиях, оказывается вов­се не ярким, а скорее, совсем уж слабым, чуть-чуть ярче остального фо­на неба, то «голову» почти наверняка наблюдатель не заметит. Лишь дав гла­зу адаптироваться, можно заметить, по меткому вы­ражению одного амери­канского астронома, «ма­ленький кусочек темноты, еще более черный, чем окружающий мрак». Форма туманности, если все же ее удалось за­метить, угадывается почти сразу. Вторая трудность вытекает из первой: не пытайтесь начинать по­иски, если небо хоть чуть-чуть засвечено. В завер­шение стоит отметить, что диаметр телескопа для успешной «охоты» не дол­жен быть меньше 150 мм.

Вблизи ζ Ori находится не .только «Конская го­лова», но и множество других объектов, входя­щих с нею в один газо­пылевой комплекс, частью которого является их зна­менитая соседка (кстати, гораздо более яркие, чем она). Крупная, З0'х30', диффузная туманность NGC 2024 хорошо видна в 15-сантиметровый ре­флектор. Уже при не­большом увеличении глаз различает четкую темную полосу пыли, делящую туманность надвое. NGC2023 в полуградусе юж­нее нее также вполне доступна такому инстру­менту. От NGC 2024 ее отличает заметное повы­шение яркости к центру, где сверкает звезда 7,8m. Сложнее заметить IC434, на фоне которой и видна «Конская голова», но ее резко очерченный восточ­ный край все же вполне различим, особенно если подвигать телескоп в на­правлении, перпендику­лярном ему, т. е. с во­стока на запад.

В противоположность всем этим неброским объектам, диффузная ту­манность Μ 78 в 2,5° северо-восточнее ζ Ori— объект по-настоящему яр­кий. Она имеет блеск около 8,5m и размеры 8'x6'. Удивляет ее внешнее сходство с кометой: яркое ядро, постепенно «сходя­щая на нет» эллиптическая оболочка. Портит вид лишь «посторонняя» звез­да рядом с «ядром». Сходство здесь обманчи­во: туманность — облако межзвездной пыли, осве­щаемое изнутри звездой (той, что ближе к центру). Один край туманности имеет четкую границу: он как бы обрезан. Впервые наблюдая Μ 78 в Москве со своим «Мицаром» много лет назад, я не­ожиданно с удивлением обнаружил, что в одном поле зрения с ней видна еще одна туманность, до странности напоминающая свою соседку: такое же округлое пятнышко, разве что размером чуть по­меньше, да звезда в цен­тре послабее, около 10m. Звездный атлас показал, что «открытая» туманность носит обозначение NGC2071. а поблизости отмечены еще две — NGC 2067 и NGC 2064. Найти их с «Мицаром» тогда не удалось, и прошло еще много лет, прежде чем мне посчастливилось отыcкать их (с большим трудом) в 35-сантиметровый «Ньютон».

Теперь обратимся от туманностей к объектам совсем другого класса — к рассеянным звездным скоплениям. Одно из самых замечательных, Μ 35, расположено в созвездии Близнецов в 3° к северо-западу от звезды η -этого созвездия. Оно на­верняка хорошо знакомо всем наблюдателям, по­скольку отлично видно в любой инструмент. Самые яркие звезды скопления образуют треугольный си­луэт, напоминающий на­конечник стрелы, сверка­ющий на фоне десятков более слабых звездочек. И все же опытные на­блюдатели любят его не только за яркость и эф­фектность. В 0,5° от цен­тра Μ 35, там, где его звезды уже редеют, вид­но туманное круглое пят­нышко, почти неразделя­емое небольшим теле­скопом на звезды. Это NGC2158, маленькое рассеянное скопленьице. Контраст между яркими и широко рассыпанными звездами Μ 35 и этим неясным, едва заметным сгустком света, очень впе­чатляет. К сожалению, на­блюдают NGC 2158 до­вольно редко. Относи­тельно блеска этого скоп­ления есть разногласия. В каталогах обычно дается значение 12—12,5m од­нако NGC 2158, на мой взгляд, значительно ярче, и оценка 8,6m, приведенная в новом «Sky catalogue 2000.0», больше похожа на правду. Иногда его удается рассмотреть в темную ночь в «Мицар» при увеличении 54х. Скопление имеет хорошо за­метную треугольную форму, хотя на фотогра­фиях представляется круглым. Переведя телескоп на 1° западнее, по­пытайтесь найти еще одно, более слабое, скопление IC 2157, содержащее око­ло 20 звезд, рассыпанных на площади диаметром 7'. Скопление плохо скон­денсировано и поэтому едва-едва выделяется на богатом звездном фоне. Его интегральный блеск — около 8,4m. В 1,5° юго-западнее от него расположено другое скопление — NGC 2159. Оно также очень разре­жено, бедно звездами (каталоги указывают, что оно насчитывает около 30 звезд и имеет размер 6’) и почти невидимо на ярком фоне. Небольшой телескоп обычно показы­вает в нем не более десятка звезд.

В звездных глубинах Близнецов скрываются две планетарные туман­ности, доступные даже небольшим любительским инструментам. Первая из них, NGC 2371—72, нахо­дится поблизости от Ка­стора и Поллукса, главных звезд созвездия. Туман­ность имеет размер 54"х35", высокую повер­хностную яркость и хо­рошо видна в небольшие инструменты. В 20-санти­метровый телескоп можно увидеть два соприкасающихся светлых пятнышка, южное из которых выглядит несколько ярче.

Вторая туманность — NGC 2392 — одна из са­мых доступных на небе, и ее легко отличить от звезд даже в малый школьный рефрактор, а «Мицар» уже позволяет уверенно рассмотреть маленький яркий овал размером 13"х43" с за­метной центральной звез­дой 10,5m Как и у NGC 2371—72, у этой туман­ности вокруг яркой внут­ренней части имеется бо­лее широкая и слабая внешняя оболочка. В ус­ловиях очень высокой прозрачности атмосферы ее можно было заметить в рефрактор АВР-1 (Д =200 мм, 1 : 15) москов­ской обсерватории ГАИШ с увеличением 216x . При этом, на фоне яркой цен­тральной части были от­четливо видны темные структуры. Туманность красива и носит название «Эскимос» за действи­тельно заметное сходство с физиономией эскимоса, одетого в парку.

Поблизости от NGC 2392 расположено довольно симпатичное рассеянное скопление NGC 2420. Оно имеет блеск 10.2m, размер 7' и насчитывает около 20 звезд. Отыскать его нетрудно.

Есть в Близнецах и «своя» галактика NGC2339 (ее блеск — 11,5m видимые размеры 1,9'x1,5' и отыскать ее можно даже в 10-сантиметровый телескоп), однако этот случай, хотя и интересен (галактика находится на краю Млечного Пути), но все же не уникален, чего не скажешь о другом. В 7° севернее Кастора находится объ­ект, совершенно нети­пичный для этой области неба. Шаровые звезд­ные скопления, как из­вестно, концентрируются к центру нашей Галак­тики, и то, что одно из них, NGC 2419, можно увидеть в направлении почти строго противопо­ложном ему (галактиче­ская долгота скопления почти 180°), факт до­вольно примечательный. Скопление находится в созвездии Рыси и за­служивает особого вни­мания еще по одной причине: из-за своей удаленности от нас. До него 300 тыс. св. лет, т. е. оно расположено от Солнца вдвое даль­ше, чем Большое Магелланово Облако! Вот уж, поистине, межгалак­тический скиталец! Одна­ко, даже находясь так далеко, скопление светит как звезда 10,3m . Его ви­димый диаметр — 1.7' (класс — II). Открыл его В. Гершель в декабре 1788 г.

февраль-март
Попробуйте сами или попросите знакомого лю­бителя астрономии на­звать вам пять-шесть са­мых знаменитых объектов звездного неба, и вы, ско­рее всего, получите (в различной последователь­ности) следующий ряд: Туманность Андромеды (М31), Большая Туман­ность Ориона (М42), Пле­яды (М45), шаровое скоп­ление Геркулеса (М13), туманность «Кольцо» (М57) и Крабовидная ту­манность (Ml). Без со­мнения, все они знакомы каждому астроному-лю­бителю «лично». Давайте рассмотрим достоинства каждого из них поближе.

Действительно, первые пять — это «самые-самые» (в порядке.. пере­числения): самая большая галактика и самая яркая туманность, самое замет­ное рассеянное и самое красивое шаровое скоп­ления и, наконец, самая эффектная планетарная туманность северных не­бес. Все они становятся одними из первых объ­ектов, самостоятельно най­денными на небе. Шестой же стоит особняком, не выделяясь ни особой яр­костью, ни размерами. Его слава — в его природе.



Ml — туманность край­не редкого для земель­ного наблюдателя класса. Более девятисот лет назад, в 1054 г., астрономы об­наружили в этом месте ярчайшую звезду, впро­чем, через несколько ме­сяцев пропавшую. Тогда взрыв почти «до основа­ния» разрушил находив­шуюся в этом месте звез­ду, оставив крохотную, со­вершенно необычную, так называемую нейтронную, и облако газов, расширяющееся во все стороны от места события. Даже сейчас, наведя телескоп, мы сможем уловить сле­ды этого поистине кос­мического события, хотя нас разделяет немалое время и огромное расстояние - 6.5 тыс. световых лет. Радиотелескоп позволит уловить "лихорадочный пульс звезды-остатка, относящейся к классу звезд-радиопульсаров, а оптический - покажет светящийся под действием ее излучения разлетающийся газ. Постараемся же повнимательнее рассмотреть то, что позволяют наши воз­можности (будем считать, что радиотелескоп в распоряжении любителя ско­рее исключение, чем пра­вило).

Итак, наши телескопы, независимо от размеров, смотрят в созвездие Тель­ца, в точку в 1.1° се­вернее яркой звезды ζ и немного к западу. Как обычно, начнем наблю­дения с самого малень­кого из имеющихся в рас­поряжении оптических приборов. Телескоп с ди­аметром объектива 30 мм или менее не покажет ничего существенного. ведь туманность имеет блеск 8,5m. 50-миллимет­ровые уже позволят уло­вить едва заметное бес­форменное пятнышко света размером 6’x4’. 60-миллиметровый телескоп показывает его уже впол­не уверенно, а 80-мм школьный рефрактор или 110-мм «Мицар» позволя­ют уловить форму объекта: равномерно светящееся овальное пятно без явно выраженного центра. При­мечательно, что дальней­шее увеличение диаметра довольно долго не до­бавляет подробностей. Лишь телескопы с апер­турой 200 мм больше позволяют рассмотреть некоторую неравномерность краев и странный «хвост», отходящий от одного из острых концов овала. 350-мм «Ньютон» в дополне­ние покажет лишь, что во­сточная половина туман­ности чуть ярче, чем западная, да позволит за­подозрить наличие «зали­вов» по ее краям. Никаких признаков центральной звезды, естественно, об­наружить не удастся, т. к. ее блеск не превышает 16m. Теперь, исследовав ту­манность вдоль и поперек, мы лишний раз убеждаемся, что слава астрономического объекта может быть никак не связана с его внешними достоинствами. Но, к счастью, ситуация может быть и противо-положной. К примеру, вопрос: «Какие замечательные объекты можно наблюдать в созвездии Жирафа?» обычно вызы­вает у не слишком опыт­ных наблюдателей за­труднение. Действитель­но, эта область неба, лежащая в стороне от Млечного Пути, не бле­щет яркими звездами, за­то изобилует галактиками. Самая яркая из них, NGC 2403, поистине, объект за­мечательный. Она — од­на из крупнейших в се­верном полушарии — 16'х10', имеет интеграль­ный блеск 8,9m и могла бы смело войти в каталог Мессье, доведись знаме­нитому Французу навести свой телескоп в это месте неба. Галактика видна даже в 50-мм бинокль (при условии, что небо очень темно и прозрачно). Что­бы рассмотреть ее получ­ше, нужен небольшой те­лескоп. Несмотря на то. что поверхностная яркость основной ее части неве­лика, галактика изобилует деталями и многие из них доступны даже 10—15-сантиметровому инст­рументу. Она очаровыва­ет с первого взгляда: ее туманный овал светит сквозь довольно частую завесу звезд нашей Га­лактики, две из которых проецируются прямо на ее диск. Центральная часть NGC 2403 распола­гается почти посередине между звездами и имеет соизмеримый с ними блеск. Вооруженный те­лескопом глаз сразу же замечает овальное туман­ное гало, обволакиваю­щее и звезды, и ядро. По мере всматривания (лучше применять сред­ние увеличения порядка 80-100х) наблюдатель на­чинает различать темные и светлые образования. Самое заметное из них — спиральный рукав, ко­торый хорошо виден воз­ле одной из двух (за­падной) ярких звезд. Те­перь на фоне NGC 2403 различаются многочис­ленные слабые звезды и светлые уплотнения — яркие облака ионизован­ных газов, усеивающие спиральные рукава галак­тики. Хотя все эти под­робности можно разгля­деть в 20-см телескоп, следует помнить, что поверхностная яркость периферийных областей NGC 2403 невелика, и поэтому внешний вид галактики очень чувствителен к степени засветки фона. Таким образом, если она в районе наблюдений достаточно высока, не удивляйтесь, что она не раскрыла перед вами всех своих тайн.

Полезно помнить, что «качество» астроклимата, т.е. отсутствие светового и пылевого загрязнения воздуха, хорошая прозрачность и спокойствие атмосферы, гораздо важ­нее для наблюдений, чем размеры телескопа (ко­нечно, до разумных пределов). Опыт показывает, что наблюдения, скажем, с «Мицаром» в местах с хорошими условиями при­носят больше результатов и удовольствия, чем с 20-сантиметровым теле­скопом, установленным даже на окраине города.

Галактика NGC 1961, что находится в 12° за­паднее NGC 2403, не смо­жет соперничать с вели­колепной соседкой, т. к. ее блеск не превышает 10,7m, а видимые размеры составляют 3.7'х2.5'. Тем не менее, это достаточно яркий объект для любого телескопа. Лишь отсутст­вие ярких звезд-ориенти­ров может стать препят­ствием при ее поиске. В «New General Catalogue» (NGC) приведено такое ее описание: «... весьма слабая (этот термин у ас­трономов прошлого века подразумевал небольшую поверхностную яркость объекта), довольно боль­шая, неправильных очер­таний, с сильным увели­чением яркости к центру, крайне клочковатая, включает в себя слабую звезду». Описание весьма точно. Чтобы заметить «клочковатость» нужен достаточно крупный теле­скоп с объективом не меньшим 250 мм. Звезда 12,0m действительно украшает один из концов овала галактики, а мой 350-миллиметровый показывает еще две — 13,9m и 14,0m.

Спираль NGC 2146, в десятке градусов север­нее, имеет сходные блеск и размеры: 10,7m и 5'х2,5' и, как предыду­щая, станет «легкой до­бычей» для владельцев небольших телескопов (на темном небе). На края галактики накладываются многочисленные звезды фона 13-14m, хорошо раз­личимые в 20-см рефлек­тор. Такой телескоп по­зволит без труда отыскать в 20' к северо-востоку (в 12' севернее звезды 8m, что находится восточнее NGC 2146) спутник галактики — спираль NGC 2146А. «Guide Star Catalogue» оценивает ее блеск в 12,8m, т. е. она станет предельным объ­ектом для 15-см теле­скопа.

Галактика NGC 2655, расположившаяся при­мерно в 8° к востоку от этой пары, по блеску и размерам напоминает упомянутые выше: 10,7m и 4' в диаметре. Она относится к классу Sa, т. е. к спиралям с сильно раз­витыми ветвями и не­большим ядром, что и подтвердят ваши наблю­дения. На воспроизведен­ной здесь карте слева (восточное) от NGC 2655 отмечены три галактики. Чтобы не лишать читателя удовольствия самому оз­накомиться с их внешним видом, ограничимся лишь приведением их «фор­мальных» данных: NGC 2715, т. е. та, что нахо­дится строго к востоку от NGC 2655 — 11,9m, 4,8'х1,3' Sb; NGC 2732 (в 1,5° к северу от NGC 2715) — 11,7m, 2'x0,7', Ir; NGC 2748 (в 2° южнее NGC 2715) — 11,4m, 2,1'х0,7', Sb.

Но еще одна спиральная галактика NGC 3079, находящаяся неподалеку, в созвездии Большой Медведицы, заслуживает особого упоминания, хотя и не относится к самым заметным объектам этой области неба (блеск 11,2m, размеры 8'х1'). Видимая почти «с ребра», она на­ходится в окружении до­вольно ярких звезд. Га­лактика богата деталями, доступными, правда, только довольно большо­му телескопу. Как видно на фото, немного запад­нее NGC 3079 видны две слабые галактики: NGC 3073 (около 1' в диаметре и блеском 12m) и MCG +9—17—9 (на величину слабее и чуть меньше). Когда будете отыскивать их, попробуйте установить в телескопе большое уве­личение.

Чтобы не ограничивать­ся одними лишь галакти­ками, познакомимся с объектами других клас­сов, которые скрывают в своих глубинах близлежа­щие области. В созвездии Жирафа, у самой границы с Кассиопеей, как сооб­щает нам карта, находится рассеянное звездное скопление NGC 1502. Отыскать его нетрудно, т. к. суммарный блеск полутора десятков его звезд достаточно велик, 5,3m. Кроме того, скоп­ление находится на конце четкой цепочки звезд примерно одного блеска, протянувшейся боле, чем на 20. Скопление очень своеобразно: крупные звезды неравномер­но рассыпаны по площади диаметром 7', а в центре его отчетливо выделяется двойная звезда, по мень­шей мере на одну звез­дную величину более яркая, чем остальные. Цвет ее компонент тоже отличается от цвета остальных членов скопления. каковы же они, эти оттенки, пусть читатель определит сам.

Упомянутая выше цепочка, если мы последу­ем по ней дальше, приведет нас к еще одному занятному объекту — пла­нетарной туманности NGC 1501. Она светит как звез­да 10,0m, имея при этом размеры 56"х48", т. е. легко доступна даже са­мому маленькому телескопу. 10-сантиметровый представит ее светлым овалом с чуть более яр­ким центром, а 35-сан­тиметровый показывает центральную звезду при­мерно 12m, но при увеличениях более 100х. 250-кратное увеличение по­зволяет уловить неравно­мерность свечения краев туманности.

Отыскивая же осталь­ные объекты, отмеченные на карте, надеюсь, читатель получит не меньшее удо­вольствие, чем от нашего совместного путешествия.
март- апрель

Наступила весна. Небо­свод, совсем недавно укра­шенный россыпями ярких зимних звезд, теперь ка­жется особенно пустым и темным. Млечный Путь с его облаками пыли и газа скло­нился далеко к северу и поч­ти на всем небе среди ред­ких и неярких звезд на­шей Галактики взор наблю­дателя встречает лишь сла­бый свет иных звездных островов — далеких галак­тик, которые и становятся основной «добычей» любите­лей астрономии весной.

Высоко над головой висит ковш Большой Медведи­цы и в качестве отправной точки нашего путешествия по небу мы выберем звезду η на конце его «ручки». В 30 к юго-западу от нее располо­жена одна из самых из­вестных галактик небоскло­на — Μ 51. Ее фотогра­фии можно встретить в лю­бой популярной книге по астрономии.. Обнаружил ее знаменитый парижский. аст­роном и «ловец комет» Ш. Мессье в 1773 г., когда наблюдал очередную коме­ту, открытую им незадол­го до этого. Сейчас даже на­чинающий любитель, вооружившись биноклем или под­зорной трубой, может без труда отыскать туманное пят­нышко 8,4m. Взглянув на не­го в небольшой телескоп, вы увидите равномерно осве­щенный овал размером 11'Х8' с ярким центром. Когда в 1845 г. английский любитель астрономии У. Парсонс, более известный как лорд Росс, навел на Μ 51 свой новый, по тем време­нам гигантский рефлектор со 180-сантиметровым металлическим главным зеркалом, он с удивлением обнаружил, что галактика имеет вид двух тесно скрученных спиралей и дал ей прозвище «Водово­рот». Интересно, "то наблю­дая ее раньше с 90-санти­метровым телескопом, он не смог разглядеть строения этой галактики.

Прошли годы, телескопостроение ушло далеко впе­ред и теперь даже в 20-сан­тиметровые инструменты любители астрономии могут увидеть ветви спиралей от самого ядра галактики, а опытные замечают их ино­гда и в меньшие инстру­менты. Однажды, в исключи­тельно прозрачную ночь, рассматривая Μ 51 в 11-сантиметровый «Мицар», я с удивлением заметил, что при увеличении 54х заметна одна из ветвей спирали. Видимо, секрет успеха при изучении строения этой галактики кро­ется именно в качестве атмосферных условий.

С севера к диску Μ 51 вплотную примыкает еще одна туманность с ярким яд­ром. Это — NGC 5195 (9,6m, диаметр 5'). Удивительно, что заметил ее первым не Мессье, открывший M51, а его друг, ученик и сопер­ник в «охоте» за комета­ми П. Мешен несколькими годами позже.

Наблюдая NGC 5195 с уве­личениями более 150x, мож­но увидеть, что один край ее овала как бы обрезан там, где к ней подходит перемычка, соединяющая ту­манность с M51. Это боль­шое облако пыли и газа, которое закрывает звезды галактики, что хорошо видно на фотографиях. Саму перемычку удается увидеть лишь в более крупные, 300—350-миллиметройые телескопы.

В них и спирали М51 раз­личаются уже вполне отчет­ливо. Хотелось бы знать, при каких обстоятельствах (диа­метр объектива телескопа, его светосила, увеличение, прозрачность атмосферы и т. п.) читателям удастся увидеть все эти подробности.

В 0,5° к югу от Μ 51 на­ходится маленькая, около 2' в диаметре, слабая (12,2m) галактика NGC 5198, а восточнее» еще две — NGC 5301 (2'х0,5') и NGC 5577 (4.5',11,0m). Все три хорошо видны в мой 30-сантиметровый самодельный телескоп системы Нью­тона (А=1:5).

В 6° юго-западнее Μ 51 можно без труда обнаружить еще одну яркую галактику — Μ 63, открытую П. Мешеном б 1779 г. Ее блеск 8,6m, видимые размеpы 8'Х3' и она отлично вид­на даже в бинокль 10Х50. Телескоп покажет нам яркую центральную часть овальной формы, окруженную слабым гало, один край которого острее другого. Для того, чтобы гало разрешилось на изящные спиральные ветви, хорошо получающиеся на фотографиях, видимо, по­требуется инструмент диа­метром не меньше полу­метра.




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет