Британские мандатные власти, евреи и арабы в 1917–1929 годах Авива Халамиш



бет1/6
Дата29.06.2016
өлшемі1.34 Mb.
  1   2   3   4   5   6
Опубликованная версия, 15 апреля 2006 года

Часть вторая


Британские мандатные власти, евреи и арабы

в 1917–1929 годах
Авива Халамиш
1. Обязательства и обещания времен первой мировой войны
К концу первой мировой войны Британия оказалась в непростой ситуации: обещания, данные ее представителями арабам, французам и евреям, а также соглашения, заключенные ею в военное время, противоречили друг другу. Для того, чтобы понять природу британской политики в Палестине/Эрец-Исраэль в период мандата, совершенно необходимо рассмотреть в хронологическом порядке основные документы, в которых содержались те или иные обязательства, касающиеся послевоенного периода, которые британские власти не могли игнорировать.
1.1. Письмо Г. Мак-Магона шерифу Хусейну из Мекки
На протяжении нескольких лет шериф Хусейн из Мекки1 и британский Верховный комиссар в Египте сэр Генри Мак-Магон2 вели интенсивную переписку. Началась она в октябре 1914 года, после того, как Османская империя вступила в войну на стороне Германии, а шериф Хусейн отказался присоединиться к Османскому лагерю. Британцы хотели сделать его своим союзником, а он, в свою очередь, выдвинул встречное условие – Британия должна поддержать основание нового государства, которое он возглавит, и территория которого включит в себя почти всю азиатскую часть Османской империи, заселенную арабами. Британцы, в принципе, приняли это условие, однако не согласились с теми границами, на которые претендовал Хусейн3. В письме, посланном Г. Мак-Магоном Хусейну 24 октября 1915 года, отмечалось, какая территория не будет включена в будущее арабское государство4: «…Два района, Мерсина и Александретта5, и части Сирии, расположенные к западу от района6 Дамаска, – Химс, Хама и Алеппо – не могут считаться чисто арабскими и должны быть исключены из рассматриваемых границ». Далее в письме говорилось:

«С указанными модификациями, и не нарушая наших существующих договоров с арабскими правителями, мы принимаем эти границы.

В отношении областей, лежащих внутри границ, где Британия свободна действовать, не ущемляя интересов своей союзницы Франции, я уполномочен от имени правительства Британии предоставить следующие заверения и дать следующий ответ на Ваше письмо:

(1) С учетом вышеизложенных уточнений, Британия готова признать и поддержать арабскую независимость во всех областях, о которых просил Шериф Мекки.

(2) Британия будет гарантировать защиту Святых Мест от любой внешней агрессии и признает их неприкосновенность.

(3) Когда ситуация позволит, Британия будет предоставлять арабам свои советы и поможет им установить наиболее приемлемые формы правления на обсуждаемых различных территориях.

(4) С другой стороны, подразумевается, что арабы приняли решение искать совета и руководства исключительно у Британии, и что те европейские советники и чиновники, которые могут потребоваться для создания эффективно действующей администрации, будут британскими.

(5) В отношении вилайетов Багдада и Басры арабы признают, что установившиеся положение и интересы Британии с необходимостью требуют особого административного решения, чтобы защитить эти территории от иностранной агрессии для содействия благосостоянию местного населения и обеспечения наших взаимных экономических интересов».


Переписка Г. Мак-Магона с Хусейном не завершилась официально заверенным и подписанным соглашением. Более того, территория, на которую распространялись обязательства Британии по отношению к Хусейну, была очерчена достаточно туманно, ее определение допускало множество трактовок. Никакие карты к письму не прилагались. Но, хотя арабы и сознавали со всей определенностью, что письмо Г. Мак-Магона не является твердым обязательством со стороны англичан, они, тем не менее, с конца 1920 года не переставали утверждать, что Палестина/Эрец-Исраэль входит в число тех территорий, которые Британия обещала признать в качестве части суверенного арабского государства.
В свете выдвинутых арабами требований, Британия четко и недвусмысленно разъяснила свою позицию в «Белой книге», опубликованной в июне 1922 года: «Предпринимаются попытки истолковать это письмо [речь идет о письме Г. Мак-Магона Хусейну от 24 октября 1915 года] как обязательство признать независимость арабов в пределах обозначенных Хусейном границ и оказать им поддержку в обретении суверенитета. Однако Британия взяла на себя данное обязательство с учетом тех ограничений, которые изложены в самом письме. Согласно этим ограничениям, за пределы обещанных границ выносились, в частности, территории, простирающиеся западнее района Дамаска. Его Величеством всегда подразумевалось, что эта оговорка распространяется также на Бейрут и на район Иерусалима. Таким образом, вся Палестина к западу от реки Иордан не была включена в обязательство, данное сэром Генри Мак-Магоном».
Кроме того, в отчете комиссии Пиля в 1937 году было четко сказано, что «Британия никогда не принимала утверждение арабов» о том, что Палестина/Эрец-Исраэль является частью тех территорий, которые Г. Мак-Магон обязался признать в качестве суверенного арабского государства7.
1.2. Соглашение Сайкса – Пико
У различных европейских держав были разные стратегические, экономические, религиозные и другие цели. Имелась договоренность о признании особых интересов Франции в районе Сирии и Ливана, Британии – в южном Ираке и в некоторых частях восточного берега аравийского полуострова. В своем письме шерифу Хусейну, отправленном 24 октября 1915 года, Г. Мак-Магон, в дополнение к оговоркам, касающимся Палестины/Эрец-Исраэль, пояснил, что обещание, данное англичанами арабам, распространяется лишь на те области, в которых интересы Британии не пересекаются с интересами ее союзницы – Франции.
Карта 1. Карта, приложенная к соглашению Сайкса – Пико (1916 г.). На этой карте различными цветами обозначены территории, которые должны были попасть в сферу прямого («синяя область») или косвенного (область А) влияния Франции и прямого («красная область») и косвенного (область В) влияния Британии. Территории, которые, в соответствии с соглашением, оказывались под международным контролем, были обозначены коричневым цветом – отсюда и название «коричневая область».
В ходе войны европейские державы подписали секретное соглашение Сайкса – Пико (The Sykes–Picot agreement, названо по имени авторов этого соглашения – британского дипломата Марка Сайкса и французского дипломата Шарля Франсуа Жоржа-Пико), в котором шла речь о том, что должно произойти с территорией Османской империи после ее распада. В этом соглашении, в частности, говорилось8:
«Правительства Франции и Британии пришли к пониманию:

1. Что Франция и Британия готовы к признанию и защите независимого Арабского государства или Конфедерации арабских государств в областях (А) и (В), отмеченных на прилагаемой карте, под руководством арабского лидера. Что в области (А) Франция, а в области (В) Британия будут единолично предоставлять советников или иностранных административных служащих по просьбе Арабского государства или Конфедерации арабских государств.

2. Что Франции в «синей области», а Британии в «красной области» будет позволено установить такое прямое или непрямое управление или контроль, каковые они пожелают и каковые они сочтут подходящими Арабскому государству или Конфедерации арабских государств.

3. Что в «коричневой области» будет установлено международное управление, форма которого будет определена после консультаций с Россией, а затем в консультациях с другими Союзниками и представителями Шерифа Мекки.

4. Что Британии будут предоставлены (1) порты Хайфы и Акко, (2) гарантии поставки воды из Тигра и Евфрата в области (А) для области (В). Правительство Его Величества, в свою очередь, обязуется никогда не начинать переговоров об уступке Кипра любой третьей стране без предварительного согласия правительства Франции.

5. Что Александретта будет свободным портом по отношению к торговле Британской Империи, и что не будет проводиться дискриминации в портовых сборах по отношению к британским поставкам и британским товарам; что британским товарам будет предоставлена свобода проезда по железной дороге через «синюю область», область (А), или область (В); и что в отношении британских товаров или кораблей не будет какой-либо дискриминации, прямой или непрямой, ни в одном порту упомянутых областей.

Что Хайфа будет свободным портом по отношению к Франции, ее доминионам и протекторатам, и не будет производиться какой-либо дискриминации в отношении французских поставок и французских товаров. Что французские товары будут иметь свободный провоз через Хайфу и по британским железным дорогам через коричневую область, независимо от того, предназначены или произведены эти товары в «синей области», области (А) или области (В), и что не будет производиться какая-либо дискриминация, прямая или косвенная, против французских товаров на какой-либо железной дороге, или против французских товаров или кораблей в каком-либо порту, обслуживающем упомянутые области.

6. Что в области (А) Багдадская железная дорога не будет расширена южнее Мосула, а в области (В) – севернее Самарры, пока не будет завершена железная дорога, соединяющая Багдад и Алеппо через долину Евфрата, а после такового, только с согласия обоих правительств.

7. Что Британия имеет право строить, управлять и быть единоличным владельцем железной дороги, соединяющей Хайфу с областью (В), и будет иметь неоспоримое право перевозки по этой линии войск во все времена. Оба правительства понимают, что эта линия предназначена для железнодорожного сообщения Хайфы с Багдадом, а также понимают, что, в случае, если инженерные трудности или стоимость эксплуатации этой линии сделают проект невыгодным, то французское правительство будет готово рассмотреть прохождение этой линии [по иному маршруту] до достижения области (В).

8. На двадцатилетний период существующие турецкие таможенные тарифы останутся в силе на всем пространстве «синей» и «красной» областей, а также областей (А) и (В), и никакие увеличения размеров пошлин или пересчеты к стоимости оплат не будут производиться, кроме как по соглашению между двумя державами.

Между любыми указанными областями не будет внутренних таможенных барьеров. Таможенные сборы, налагаемые на товары, имеющие назначение внутри областей, будут взиматься в порту прибытия и переводиться администрации места назначения.

9. Согласовано, что французское правительство не будет ни в какое время вступать ни в какие переговоры по уступке прав и не будет уступать права в «синей области» никакой третьей державе, за исключением Арабского государства или Конфедерации арабских государств, без предварительного согласия правительства Его Величества, которое, в свою очередь, даст аналогичные обязательства французскому правительству в отношении «красной области».

10. Французское и Британское правительства как протекторы Арабского государства, соглашаются, что они не будут приобретать сами и не позволят приобретать третьей державе территориальные владения на Аравийском полуострове, и не согласятся на то, чтобы третья держава установила морскую базу ни на восточном побережье, ни на островах Красного моря. Это, однако, не помешает такому уточнению Аденской границы, которое может оказаться необходимым вследствие недавней турецкой агрессии.

11. Переговоры с арабами по поводу границ арабских государств будут продолжаться по тем же каналам, что и прежде, по поручению обеих держав.

12. Согласовано, что меры по контролю за вводом армий на арабские территории будут рассматриваться обоими правительствами.

Далее я имею честь заявить, что для завершения соглашения правительство Его Величества предлагает русскому правительству обмен нотами, аналогичный обмену между последним и правительством Вашего Превосходительства от 26 апреля. Копии этих нот будут переданы Вашему Превосходительству сразу после обмена.

Осмелюсь также напомнить Вашему Превосходительству, что заключение настоящего соглашения поднимает, по практическим соображениям, вопрос о претензиях Италии участвовать в любом разделе или перераспределении земель Турции в Азии, как говорится в Статье 9 соглашения от 26 апреля 1915 г. между Италией и союзниками.

Правительство Его Величества считает далее, что о заключенном ныне соглашении должно быть проинформировано правительство Японии».


В марте 1916 года был подписан договор между Британией и Францией, касающийся арабских территорий Османской империи, а затем к нему присоединились Италия и Россия (эти державы должны были занять неарабские части империи, как отмечено на карте 1). В мае 1917 года М. Сайкс и Ш.Ф. Пико довели основные пункты соглашения до сведения шерифа Хусейна.
Карта 2. Карта Эрец-Исраэль в соответствии с соглашением Сайкса – Пико, 1916 г.
Повлияло ли соглашение Сайкса – Пико на историю подмандатной Палестины/Эрец-Исраэль? Практически нет. Ситуация, которая сложилась к концу первой мировой войны, привела к серьезным изменениям в первоначальном соглашении: после революции Россия, которая являлась одной из сторон в договоре, отказалась от своего дальнейшего участия в войне и от обязательств, взятых на себя прежним правительством; европейские державы согласились с предложенным президентом США В. Вильсоном принципом «права наций на самоопределение»9; на момент окончания войны британская армия безраздельно властвовала также и на территориях, которые в соответствии с соглашением Сайкса – Пико должны были подпасть под юрисдикцию Лиги Наций, а также на территориях, которые изначально должны были отойти под контроль Франции.
Решения о границах подмандатной Палестины/Эрец-Исраэль и о том, какая держава будет осуществлять контроль над ней, принимались без учета заложенных в соглашении Сайкса – Пико принципов. И действительно, «коричневая территория» (которая должна была подпасть под юрисдикцию Лиги Наций), а также территория, простирающаяся к северу от нее (которая должна была отойти к Франции), в конечном итоге оказались под властью Британии.
1.3. Декларация Бальфура
2 ноября 1917 года министр иностранных дел Британии Артур Джеймс Бальфур10 направил лорду Л.У. Ротшильду11 телеграмму следующего содержания:
Министерство иностранных дел

2 ноября 1917 года


Уважаемый лорд Ротшильд!

Имею честь от имени Его Величества довести до вашего сведения Декларацию в поддержку устремлений сионизма, которая была подана правительственному кабинету и официально им утверждена.

«Правительство Его Величества относится благосклонно к установлению в Палестине национального очага12 для еврейского народа и постарается сделать все, что в его силах, для достижения этой цели, при условии, что не будет нанесен ущерб гражданским или религиозным правам уже существующих в Палестине нееврейских общин, а также правам и политическому статусу евреев, проживающих в любой другой стране».

Я был бы признателен, если бы Вы довели эту декларацию до сведения Сионистской федерации.

Искренне Ваш,

Артур Джеймс Бальфур



Иллюстрация 1. Открытка с текстом Декларации Бальфура. Текст, который представлен на открытке, представляет собой неофициальный перевод декларации, изначально опубликованной на английском языке. Открытка была изготовлена Яаковом Бен-Довом (1882–1968), одним из первых еврейских фотографов в Эрец-Исраэль.
Имеется обширная литература, посвященная геополитическому контексту Декларации Бальфура и факторам, способствовавшим ее появлению. В этой книге рассматриваются лишь основные моменты, выявленные исследователями этого вопроса13.
Чтобы понять тот контекст, в котором принималась Декларация Бальфура, следует, прежде всего, сознавать значимость Палестины/Эрец-Исраэль для Британской империи. Два пути, которые вели в Индию (которую называли «жемчужиной в короне Британской империи»), вплотную примыкали к Палестине/Эрец-Исраэль. Один проходил через Сирию, Ирак и Персидский залив, другой – через Египет и Суэцкий канал. В свете приближающегося распада Османской империи Британия была заинтересована в том, чтобы не допустить распространения влияния на этот район враждебной ей Германии. Более того, Британия, которая признавала интересы своей союзницы Франции, старалась, тем не менее, воспрепятствовать и ее проникновению в Палестину/Эрец-Исраэль. Проблема с Францией была улажена – временно, как выяснилось впоследствии – соглашением Сайкса – Пико, в котором было сказано, что большая часть территории Палестины/Эрец-Исраэль будет отдана под юрисдикцию Лиги Наций.
В вопросе о том, к кому реально была прежде всего обращена Декларация Бальфура, в ранних исследованиях выделялись две основные группы – еврейские общины США и России. В первые годы войны США сохраняли нейтралитет. Предполагалось, что благоприятствующая целям сионизма Декларация подвигнет американских евреев оказать влияние на американское руководство, чтобы склонить его к участию в войне. В основу этого предположения легла вера в политическое могущество американских евреев и в их способность оказать влияние на внешнюю политику США. Углубленное историческое исследование показывает, что подобное предположение основывалось на сильном преувеличении, и, в любом случае, после того как США вступили в войну на стороне стран-союзниц, это соображение отпало.
Что же касается евреев России, то некоторые исследователи полагают, что одним из основных мотивов принятия Декларации Бальфура являлось стремление повлиять на Россию с целью не допустить ее выхода из войны. Подобный выход, который бы неминуемо означал окончание войны на восточном фронте и сосредоточение германских войск на других фронтах, мог бы серьезно ослабить позиции стран-союзниц. Подобно вышеупомянутому предположению касательно могущества американских евреев, некоторые политические деятели верили в то, что евреи России способны оказать влияние на созданное после Февральской революции 1917 года Временное правительство. Более того, поскольку Временное правительство признавало легитимность сионистских устремлений, британская декларация в поддержку сионизма могла бы оправдать в глазах России удерживание Палестины/Эрец-Исраэль под британским владычеством. Однако, вследствие случайного стечения обстоятельств, обнародование Декларации Бальфура и Октябрьская революция произошли в одну и ту же неделю14. В начале 1918 года Россия официально отказалась от дальнейшего участия в войне и заключила мирный договор с Германией (Брестский мир).
Новейшие исследования выделяют еще одну группу, поддержкой которой Британия стремилась заручиться – евреев Палестины/Эрец-Исраэль и лидеров сионистского движения. Когда весной 1917 года начались бои за Палестину/Эрец-Исраэль15, Британия полагала, что поддержка местного еврейского населения способна подкрепить ее притязания.
Однако все эти соображения не дают исчерпывающего объяснения того, почему же была принята Декларации Бальфура. Возможно, некоторые из них верны по отношению к ранним этапам переговоров между представителями сионистского движения и британскими политическими деятелями, но вследствие произошедших в ходе войны событий они потеряли свою актуальность. Поиск удовлетворительного объяснения породил также предположения, абсолютно не соотносящиеся с реальностью. Наиболее известным из них является версия, согласно которой Декларация Бальфура была предоставлена сионистскому движению в знак признательности доктору Хаиму Вейцману за его вклад в британскую военную промышленность, связанный с изобретением ацетона. Истоки этого объяснения (распространению которого способствовал бывший глава британского правительства Дэвид Ллойд Джордж в своих «Военных мемуарах»16) коренятся в личных связях Хаима Вейцмана с наиболее высокопоставленными деятелями британского правительства. Не вызывает сомнений, что эти связи сыграли определенную роль в том, что усилия сионистского движения, стремящегося склонить Британию к принятию подобной декларации, в конечном итоге увенчались успехом, однако роль Х. Вейцмана, как бы велика она не была, едва ли была решающей.
Иллюстрация 2. Оригинал Декларации Бальфура (фото с подлинника).
Об этом написала Барбара Тухман в своей книге «Ветхий завет и меч: Британия и Эрец-Исраэль», в главе, названной «Декларация Бальфура: ацетон или совесть?»: «Широко распространенная легенда гласит, что, когда Британия пообещала евреям Эрец-Исраэль способствовать созданию еврейского национального очага, как изложено в Декларации Бальфура, она отблагодарила, тем самым, доктора Хаима Вейцмана, который решил проблему ацетона. Ответственность за возникновение этой легенды ложится на Д. Ллойд Джорджа, который поведал в своих «Военных мемуарах» о том, как он предлагал присудить доктору Хаиму Вейцману какое-либо почетное звание, и, когда тот отказался, спросил его: «Неужели мы не можем ничего сделать в знак признательности за ту услугу, которую Вы оказали стране?» По словам Д. Ллойд Джорджа, Х. Вейцман ответил: «Да, я бы хотел, чтобы вы сделали что-либо для моего народа». Эта фраза, как утверждает Д. Ллойд Джордж, послужила «ключом и первоисточником» Декларации Бальфура. Нет сомнений, что подобная беседа действительно состоялась, однако «ключом и первоисточником» была вовсе не она, а жесткие военные обстоятельства, сложившиеся на Ближнем Востоке»17.
На самом деле, не следует исключать из общего ряда причин, приведших к принятию Декларации Бальфура, те факторы, которые выходят за пределы чисто государственных соображений и не поддаются рациональному осмыслению. Речь идет о симпатии, которую испытывали по отношению к сионизму такие выдающиеся государственные деятели, как глава британского правительства Дэвид Ллойд Джордж, министр иностранных дел Артур Джеймс Бальфур, министр колоний Альфред Милнер (Alfred Milner) и другие. Эта симпатия сформировалась под влиянием христианского образования и милленаристской веры18. Возвращение евреев на Святую Землю после многих столетий изгнания представлялось им религиозной заповедью и историческим событием огромной важности, к которому они оказались причастными.
Хотя, конечно, не следует подвергать сомнению важность эмоциональной составляющей, одной ее было бы явно недостаточно – она могла лишь укрепить политические, экономические и стратегические соображения, сыгравшие решающую роль. В прошлом, когда истинные мотивы тех или иных поступков правителей великих держав были неизвестны, эмоциональным соображениям придавался значительно больший вес, нежели тот, который они имели на самом деле. Поскольку исследователи затруднялись выявить рациональные причины, которые подвигли Британию на принятие декларации в поддержку национального движения, не имеющего политической и военной значимости, они выдвигали на передний план иррациональные соображения.
По мере развития исследований на данную тему происходило усиление в них двойственной тенденции. С одной стороны, акцентировались чисто политические соображения, повлиявшие на принятие Декларации Бальфура, в противовес соображениям эмоционального и альтруистического характера. Вторая сторона вышеупомянутой тенденции – усиление значимости факторов, действовавших на территории самой Палестины/Эрец-Исраэль. Меир Верта подчеркивает стремление британцев лишить французов тех достижений, которые закрепляло за ними соглашение Сайкса – Пико: «Если бы сионизма не существовало в те годы, британцам пришлось бы его выдумать»19. По мнению Йешаяху Фридмана, Декларация Бальфура была принята в силу множества причин, однако наиболее важной из них являлось стремление не допустить распространения немецкого и турецкого влияния на еврейскую общину, которая должна была возникнуть в Палестине/Эрец-Исраэль после окончания первой мировой войны. В 1917 году, – объясняет Й. Фридман, – победа войск союзников [т.е. Британии, Франции и России, а впоследствии и США] вовсе не являлась чем-то само собой разумеющимся, и наиболее распространенное мнение гласило, что война в лучшем случае закончится мирным соглашением, на основе договоренности между враждующими сторонами. В свете многочисленных деклараций обеих сторон о праве народов на национальное самоопределение, позиция сионистов на предстоящей мирной конференции могла бы сыграть решающую роль в споре о том, под чьей властью будет находиться Палестина/Эрец-Исраэль20.
Письмо А.Д. Бальфура Л.У. Ротшильду содержит вводные и заключительные строки, тогда как в середине письма и изложено то правительственное решение, которое известно как «Декларация Бальфура».
В первых строках письма министр иностранных дел Британии определяет правительственное решение от 2 ноября 1917 года как «Декларацию в поддержку устремлений сионизма» и, таким образом, недвусмысленно сообщает о его просионистской направленности. В заключительных строках письма имеется косвенное признание Сионистской организации21.
Перейдем к содержанию самой Декларации Бальфура и рассмотрим все ее составляющие.


Каталог: kurs -> oui-books
kurs -> Сағат 10-00-ге АҚШ долларын, еуроны, ресей рублін сатып алу
kurs -> М. А. Шолохов сказал о роли устойчивых сочетаний: Необозримо многообразие человеческих отношений, которые запечатлелись в чеканных народных изречениях и афоризмах. Из бездны времен дошли до нас в этих сгустках раз
kurs -> Антон Сергеевич Потькалов Молекулярный практикум
kurs -> Малярия в России
kurs -> Курс лекций «Математика и современная философия»
kurs -> §1 Общенародная и социально или диалектно ограниченная лексика


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет