Энциклопедия дзэн



бет21/64
Дата18.07.2016
өлшемі1.64 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   64

ОСНОВА УЧЕНИЯ ХУЭЙНЭНА


Разъясняя основу своего учения, учитель говорит:

§ 16. Благомудрые друзья! В моих вратах дхармы, с самых древних времен и по сию пору, все основано на "не-мысли" ("отсутствии мысли", "не-мышлении") как главном принципе учения, на "отсутствии [внешних] признаков" как субстанции, на "не-связанности" как основе.

Что такое "отсутствие признаков"? "Отсутствие признаков" — это умение отрешаться от [внешних] признаков [вещей], находясь среди признаков (форм). "Не-мысль" ("отсутствие мыслей") — это умение не мыслить, погружаясь в мышление. "Нe-связанность" — это изначальная природа человека.

Последовательный поток мыслей не должен останавливаться, задерживаться на чем-либо; прошлые мысли, нынешние мысли и будущие мысли — мысль за мыслью — должны следовать друг за другом не прерываясь Как только одна мысль прерывается, дхарма-кая отходит от рупа-каи. В последовательном процессе мышления не нужно ни на чем останавливаться, ибо, как только одна мысль задерживается, весь последовательный поток мыслей останавливается и вызывает связанность Если же, погружаясь во все вещи, последовательный поток мыслей не задерживается ни на чем, то связанности (скованности) не будет Поэтому-то "не-пребывание" ("отсутствие опоры") является основой.

Это ключевое место, где объясняется практика дзэн и, в частности, метод обучения самого Хуэйнэна. Если вы поняли эту важную мысль, то поймете также, почему в дзэнских историях, поведанных в главе 1, Хуанбо говорил, что Линьцзи практикует дзэн, почему ученик достиг пробуждения, когда Чжаочжоу попросил его вымыть чашку, и почему, достигнув просветления, Фажун больше не видел, как птицы приносят ему цветы. Вы также теперь сможете оценить более глубокий смысл других дзэнских историй.

"Отсутствие признаков" является главным принципом учения Хуэйнэна. Хотя последователи дзэн и существуют в феноменальном мире, где феномены проявляют свои бесконечные признаки, пробужденный [человек] осознает, что сами признаки иллюзорны, обусловлены его грубыми органами восприятия. Когда пробудившийся человек осознает это, он освобождается от самих признаков, что составляет существо конечной реальности, хотя он может продолжать существовать среди этих признаков в феноменальном мире.

"Нe-связанность" является изначальной природой человека, которая на языке дзэн-буддизма означает трансцендентальную реальность. Иными словами, в трансцендентальной реальности мысли не привязаны к дхармам, т. е. они не проявляются как обособленные объекты и процессы [взаимодействия этих объектов], в отличие от феноменального мира. Это происходит потому, что множество мыслей, возникающих непрерывно друг за другом и обусловленных нашими чувственными восприятиями, — это мысли, проявляющиеся в виде того, что многие люди по незнанию принимают за "вечную реальность". Другие существа, находящиеся либо в одном с нами мире — вроде насекомых и растений (которые определенно наделены сознанием), — либо в иных мирах — наподобие духов или ангелов (о существовании которых многие, по неведению, и не подозревают), — будут испытывать одну и ту же реальность совершенно по-разному. Иными словами, так называемая "внешняя реальность" в действительности является созданием разума. Пока современные физики не доказали этот факт, многие полагали, что убеждения буддийских наставников совершенно не серьезны.

Если человек сумеет оторвать мысль от ее конкретного реального выражения, тогда его духовное тело [дхарма-кая] освободится от материального [рупа-кая]. Этот специфический дзэнский язык означает, что, если человек сумеет достичь состояния не-мысли, он осознает, что все то, что раньше представлялось ему его материальным телом, в действительности одна лишь иллюзия и что в момент просветления, когда исчезает понятие времени, оказывается, что нет различия между самим человеком и окружающим его миром. К примеру, он будет чувствовать, не используя научные приборы, что вся поверхность кожи в действительности не является поверхностью, отделяющей его так называемое внутреннее существо от его так называемого внешнего окружения, и что сквозь эту воображаемую поверхность струится постоянный поток субатомных частиц.

У непросветленных людей стоит лишь одной мысли оказаться привязанной, та же участь постигает и другие мысли, ибо мысли непрерывно связаны между собой. Таким образом мы оказываемся намертво связанными с возникающими мыслями, что и увековечивает весь круговорот перерождений Цель буддизма — освобождение от этих пут [привязанностей], в дзэн-буддизме само освобождение часто приходит внезапно.


СИДЯЧАЯ МЕДИТАЦИЯ


Учитель объясняет, что такое медитация (созерцание). Если это учение неверно истолковать, то может сложиться впечатление, что Хуэйнэн ратует за практику дзэн без медитации:

§ 18 Благомудрые друзья! В этих вратах нашего учения изначально сидячая медитация (цзочань) не является созерцанием сознания, не является созерцанием чистоты и нельзя также говорить, что это [полная] неподвижность Если говорить о созерцании сознания, то сознание изначально пребывает в заблуждении, а заблуждения подобны иллюзии, поэтому и созерцать-то нечего Если говорить о созерцании чистоты, то природа человека изначально чиста, но из-за ложных мыслей Татхагата [Высшая Реальность] затмевается Когда же вы отрешаетесь от ложных мыслей, ваша изначальная природа проявляет свою чистоту.

Не видеть, что собственная природа изначально чиста, и возбуждать свое сознание созерцанием чистоты — это значит порождать омраченность чистотой Поскольку все заблуждения не имеют реальной основы, то очевидно, что все созерцаемое есть иллюзия Истинная чистота не имеет формы и признаков, но некоторые пытаются установить признаки чистоты и говорят, что это и есть практика психического и морального самоусовершенствования Люди, которые придерживаются таких взглядов, создают препятствия своей изначальной природе, связывают себя представлениями чистоты.

Китайское слово цзин переводится обычно как "чистота", к примеру, цзинту — это Чистая Земля. Но в буддийском контексте "чистота" обычно означает "пустоту", т. е. отсутствие каких-либо загрязнений или иллюзорных феноменов.

Совершенно ясно, что Хуэйнэн учит тому, чего не следует делать во время медитации, а не утверждает, что без медитации можно обойтись. Разумеется, метод медитации, предлагаемый Хуэйнэном, сильно разнится с теми представлениями о медитации, к которым привыкли большинство людей.

В махаянской медитации медитатор обычно сосредоточивается на пустоте, тогда как в медитации Тхеравады он сосредоточивается на действительном либо вымышленном предмете для того, чтобы достичь одноточечной направленности сознания, а в медитации Ваджраяны медитатор чаще всего прибегает к визуализации. Иногда, особенно на продвинутых стадиях обучения во всех школах, медитатор наблюдает свое собственное сознание. В медитации дзэн, согласно учению Хуэйнэна, медитатор не прибегает ни к одному из этих способов. Цель медитации по Хуэйнэну, как отмечается повсюду, состоит в том, чтобы сознание спонтанно проявляло свою естественность, т. е. сознание, находясь в окружении признаков [феноменального мира], не было бы привязано к ним; находясь в окружении мыслей, не было бы привязано к ним. Таким образом, учит Хуэйнэн, нам легче будет узреть собственную природу и достичь трансцендентальной космической реальности. Как только мы используем свое сознание для сосредоточения на пустоте (чистоте) или каком-то определенном предмете для визуализации либо наблюдения самого себя, возникает привязанность мыслей Тем самым Хуэйнэн показывает, что спонтанность сознания можно вырабатывать не только в процессе сидячей медитации, но и при хождении или стоя — фактически постоянно.

Ставка последователей дзэн в их медитационной практике и во всех сферах деятельности на спонтанность привела некоторых ученых к выводу, что дзэн развился из даосизма, поскольку дзэнская спонтанность была похожа на спонтанность, или у-вэй, даосов. Но, как показано в главе 7, философии дзэн-буддизма и даосизма все же различны, хотя и присутствует некоторое сходство этих философий. Это станет более очевидно, когда мы рассмотрим некоторые основные понятия дзэн в следующей главе. Пока же отметим непосредственность и простоту языка Хуэйнэна, что явствует из вышеприведенных отрывков самой "Сутры Помоста" и что совершенно несвойственно даосскому стилю письма Даосские тексты облекли бы слова Хуэйнэна в мистические одежды, к примеру так: "В нашем способе приготовления эликсира не идет речь о мышьяке или добавлении дистиллированной воды, мы также не утверждаем, что здесь нет взаимодействия ингредиентов..."

Патриарх продолжает объяснять [свое понимание] сидячей медитации:



§ 19 В этих вратах учения понятие "сидеть" означает, что нет никаких препятствий и мысли не возникают ни при каких внешних обстоятельствах и условиях "Медитация" (чань) означает созерцание [внутри] своей изначальной природы (бэньсин) и отсутствие волнений А что такое медитация и сосредоточенность (чань-дин, санскр. дхьяна-самадхи [т. е. космическая реальность])? Медитацией называется отрешенность от внешних признаков, а сосредоточенность — это внутреннее спокойствие.

Это очень важное место, которое звучит вполне ясно в оригинале, [в переводе] может быть неверно истолковано, особенно в отсутствие соответствующего комментария. Некоторые ученые ошибочно полагают, что под сидячей медитацией Хуэйнэн подразумевал свободу or внешних помех и внутреннее спокойствие независимо от какой-либо принятой медитационной позы. Следует заметить, что данный текст, находящийся непосредственно после объяснения Хуэйнэном того, чего не следует делать во время сидячей медитации, говорит как раз о том, что необходимо делать во время сидячей медитации. Учитель наставляет, что, усаживаясь для медитации, внешне мы должны освободиться от помех, возникающих от бесконечного числа [окружающих нас] феноменов, а внутренне — освободиться от собственных мыслей Только тогда мы достигнем цели медитации, иначе цзо.

В процессе медитации мы должны осознать, что наша изначальная природа невозмутима, что космическая реальность покойна и неразличима. Только тогда мы достигнем цели чань, иначе медитации. А достигнув цели сидячей медитации, мы обретем состояние чань-дин (космического покоя), которое ведет нас к просветлению. Что же такое чань-дин? Внешне быть свободными от иллюзии феноменов (даже находясь среди феноменов) и есть чань, т. е. обретение космического сознания. Внутренне быть совершенно покойным, без возникающих в голове мыслей, означает дин, т. е. покой.

Поэтому медитация в дзэн-буддизме, как ее трактует Хуэйнэн, существенно отличается от той медитации, которой обычно придерживаются в индийском буддизме, когда стремятся достичь состояния одноточечной направленности сознания. Сам образ жизни дзэнбуддистов, их практика и трактовка некоторых буддийских понятий также отличаются от общепринятых. В следующей главе мы познакомимся с подходом к этим понятиям учения Хуэйнэна.





Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   64


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет