Эверетт Шостром. Человек-манипулятор



жүктеу 1.94 Mb.
бет4/10
Дата17.06.2016
өлшемі1.94 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Глава 5. Честно выражать свои чувства.


"Не расстраивайтесь... Возьмите себя в руки... Не принимайте близко к сердцу", — увещевает вас манипулятор. Что ж, вполне понятно. Он не может позволить вам рассердиться на него и всегда старается помешать вам вступить с ним в конфронтацию, взывая к вашему благоразумию.

Поэтому лучшая защита от манипуляций в большинстве случаев состоит в том, честно выражать свои чувства.


Природа чувств.

Хотя каждый день нашей жизни наполнен чувствами, большинство из нас не понимает, что значит испытывать и, тем более, выражать свои чувства. Некоторые из нас даже не знают, что эти чувства собой представляют. В результате мы так и не научились точно различать их и обрекли себя на вечную жизнь в ситуации вавилонского столпотворения, вызванного "смешением языков". В этой связи уместно рассмотреть пять базовых контактных чувств, о которых мы уже упоминали в предыдущей главе:

  1. Гнев. Каковы физиологические признаки гнева? Что говорит вам ваше тело? Как вы узнаете, что рассердились? Вы хотите подраться — вот что это такое. А как вы узнаете о том, что хотите подраться? Ваше тело прямо-таки кричит об этом. Дыхание и пульс учащаются, мышцы сжимаются, и вы чувствуете неожиданную и резкую волну тепла, горячее чувство внезапного прилива крови. Будь то словесная стычка, физическая или просто незначительные проявления сердитого поведения, — наше тело должно сделать хоть что-нибудь. Оно просто требует от нас действий. И самое худшее, что мы можем сделать в подобной ситуации, — подавить этот всплеск.

  2. Страх. Как вы узнаете, что боитесь? Что говорит вам ваше тело на этот раз? Оно дает прямо противоположные сигналы. Во рту пересыхает, ладони становятся влажными, вы чувствуете озноб, кожа покрывается мурашками.

  3. Душевная боль. По-видимому, большинство из нас боятся ненароком причинить кому-то боль. И я подозреваю, что это заслуга многочисленных манипуляторов, которые призывали нас не оскорблять их чувств. Они с легкостью вовлекают нас в свои игры, а мы этого даже не замечаем. "Почему вы никак не отреагировали?" — спрашивают у нас, и мы почти машинально отвечаем: "Как-то не хотелось никого расстраивать". С какой стати?

Необъяснимое желание никого не расстроить — это, безусловно, невротический симптом. Если мы начинаем так себя вести, важно понимать, почему. Действительно ли нам так страшно задеть чьи-то чувства, или, может быть, мы все же боимся, что задеть могут нас — оскорбить самолюбие, унизить достоинство?

Душевная боль — самое трудное в выражении чувство. Когда вы чувствуете себя по-настоящему задетыми, то возвращаетесь в детство и превращаетесь в ребенка, который ищет защиту у матери. Один из симптомов душевной боли — это слезы. По многим причинам женщины не боятся выражать свои чувства таким образом; однако мужчины в нашей культуре к этому не расположены. Вне всякого сомнения, когда-то в детстве какой-то манипулятор запрещал им плакать, приговаривая что-нибудь вроде: "Ну, ну, Джонни, большие мальчики не плачут". По словам Тиллиха, большинству из нас "не хватает смелости даже на то, чтобы огорчиться". Однако со временем невыраженная боль может стать непосильным бременем.



  1. Доверие. Оно переживается как ощущение открытости. То есть вы раскрываете потайные уголки своей души и как бы говорите: вот я весь, как на ладони, смотри, я тебя не боюсь. При этом вы избавляетесь от привычной несвободы и как бы обретаете второе дыхание. Доверяя, вы волей-неволей становитесь самими собой.

  2. Любовь. Это золотой ключ к творческому использованию всех остальных чувств, но как мало мы о ней знаем! Шелли называл ее "пищей поэтов". Голдсмит — "унижением, которое уравнивает тиранов с рабами". Но мне больше нравится определение Рильке: "Любовь — это когда два одиночества оберегают, касаются и приветствуют друг друга".

С психологической точки зрения жизненно важно знать, когда ваше тело испытывает чувство любви, и я рекомендую вам "Искусство любить" Эриха Фромма. Это одна из наиболее основательных книг, когда-либо написанных о любви, которую он называет "активным участием в жизни и росте тех, кого мы любим"10. Наше тело не обманет, и даст нам знать, когда мы почувствуем влюбленность. Любовь можно сравнить с ощущением тепла в теле, тогда как гнев скорее напоминает жар.

Тем не менее любопытно, что эти два чувства весьма близки. Как часто мы обнаруживаем, что прежде чем стать ласковым и добродушным, нам нужно выпустить пар в гневе. Чтобы выразить любовь, необходимо сперва пойти на риск проявления четырех других основных чувств, что, несомненно, чрезвычайно важно в человеческих отношениях, особенно в браке. У человека никогда не может быть длительных и глубоких отношений с другим, если он неспособен проявлять себя в его присутствии. Если мы в состоянии явить другому свой гнев, страх, боль и доверие, значит мы на самом деле умеем любить. Лишь тогда, когда мы в состоянии открыто выражать друг другу свои чувства и открыто говорить о них, мы можем ощутить душевную близость. Таким образом, любовь есть завершение и исполнение остальных чувств.

Все это следует иметь в виду, особенно в семейной жизни. Семейные терапевты предпочитают работать одновременно с обоими членами супружеской пары, поскольку ситуация, когда свои чувства учится выражать лишь один из супругов, может еще больше расстроить их отношения. Два актуализатора не обязательно создадут "счастливую" семью, но эта семья будет полной жизни; два манипулятора смогут привыкнуть друг к другу и приспособиться к играм партнера. Но союз манипулятора и актуализатора немыслим.

Манипулирование чувствами других людей.

Когда человек честно выражает пять основных чувств, это означает, что он встал на путь актуализации. С другой стороны, манипулятор тоже хорошо понимает важность этих чувств и нередко пытается использовать их для того, чтобы управлять другими людьми. Рассмотрим несколько примеров.

  1. Гнев. Манипулятор может демонстрировать гнев, чтобы запугать других. Вы конечно, встречали манипуляторов, которые своими криками и грубой речью отбивают у людей охоту установить с ними контакт.

  2. Страх. Юджин Бердик предположил, что манипулятор использует страх в сочетании с ненавистью: "Он сидит за пультом и одаривает их тем, что им, по его мнению, нужно: сегодня немного страха, завтра немного ненависти. А в иные дни он дает им одновременно и то и другое. Они же трепещут перед ним и обожают его, полагая самым замечательным человеком в мире".11

  3. Страдание. Автор книги "Как стать еврейской матерью" Дэн Гринберг приводит примеры того, как манипулятивная мать использует свое страдание для контроля над детьми. Он называет это "техникой мировой скорби".

Сначала постарайтесь изобразить косоглазие. Затем сведите брови, опустите уголки губ и попытайтесь вспомнить пронизывавшую вас когда-либо боль, такую, например, какая бывает при остром гастрите.

Запомните также некоторые ключевые фразы, которые при этом следует произносить, потому что одного только страдальческого выражения лица недостаточно:

"Иди, погуляй (и пусть тебя не волнует моя головная боль).

Не переживай за меня.

Я совсем не возражаю против того, чтобы остаться дома одной.

Я рада, что это случилось со мной, а не с тобой"12.



  1. Доверие. В коммерческой сфере мошенники используют доверие, чтобы выманивать у людей деньги. В английском языке само слово "мошенник" (con artist) происходит от слова доверие (confidence) и означает "игрок на доверии". Да и любой опытный продавец всячески пытается вызвать у покупателя доверие к себе. Он заставляет вас поверить, что его фирма самая уважаемая во всем мире, что их продукт — самый лучший на рынке, и что он — самый честный человек из всех когда-либо живших на земле. Когда этот честный человек в конце концов убеждает вас расписаться в квитанции на приобретение этого великолепного продукта, он говорит: "И помните, я верю, что вы своевременно оплатите полученный товар".

  2. Любовь. Использование любви в качестве одного из средств манипуляции можно проиллюстрировать фразой: "Если ты меня на самом деле любишь, то..." Молодым вдовам нередко приходится сталкиваться с жадными до их денег мужчинами, которые предлагают составить им партию, заставляя их поверить в свою любовь. Использование любви в манипулятивных целях — довольно распространенное явление. Дэн Гринберг в шутку предлагает матерям семь основных "жертв во имя любви", с помощью которых они могут манипулировать сыновьями:

"Проведи на ногах всю ночь, чтобы приготовить ему хороший завтрак.

Останься без обеда, чтобы положить ему лишнее яблоко в портфель.

Откажись от вечерней работы в благотворительном фонде, чтобы он мог пользоваться машиной.

Смирись с существованием девушки, которой он назначает свидания.

Не говори ему, что ты дважды падала в обморок от усталости в универмаге, когда покупала ему рубашку. (Но удостоверься, что он знает, что ты никогда ему об этом не скажешь.)

Когда он возвращается от дантиста, возьми его зубную боль на себя.



Открой окно в его спальне, чтобы у него было побольше свежего воздуха, и закрой в своей, чтобы не создавать сквозняков"13.
Обманные приемы манипуляторов.

Чтобы не попадать под влияние манипуляторов, существующих в нашей жизни, для начала нужно научиться распознавать, переживать и честно выражать свои подлинные чувства. Напротив, манипулятор разрабатывает целый репертуар обманных приемов эмоционального проявления. Рассмотрим некоторые из них, наиболее распространенные.

  1. Подмена одного чувства другим. Многие из нас выражают гнев, когда на самом деле испытывают душевную боль. Мы ведем себя так потому, что гнев — более предсказуемая эмоция. Нетрудно предположить, что может случиться после нашего гневного выступления — другая сторона тоже рассердится. Мы к этому готовы. А когда мы признаемся другому человеку, что он причинил нам боль, случиться может все, что угодно, и реакция его непредсказуема. Он может рассердиться, может расплакаться, может холодно удивиться. Поэтому вместо душевной боли мы демонстрируем гнев. В другое время, используя тот же обманный прием, мы выражаем гнев, когда на самом деле боимся.

  2. Эмоциональная карусель. Этот прием состоит в том, чтобы обрушить на окружающих лавину эмоций, не давая им сообразить, что именно мы на самом деле испытываем. Так ведет себя истеричная женщина, чувства которой лопаются одно за другим, словно мыльне пузыри, не успевая сформироваться и обозначиться. Выражая свои чувства таким образом, она не позволяет окружающим адекватно на них отреагировать. Благодаря этому она может управлять ими, чтобы добиваться своего.

Например, мать не хочет ехать в выходные за город, как предварительно было договорено. Поэтому она делает вид, что плохо себя чувствует. Семья не скрывает своего расстройства по поводу ее болезни и по поводу того, что срывается поездка. И тут мать взбирается на "эмоциональную карусель". Она перескакивает от одной эмоции к другой, начиная с того, что отец сводит ее с ума своим равнодушием, и кончая тревогой за здоровье детей, которые "что-то ужас какие бледные в последнее время". Постскриптумом может идти недовольство ветеринаром, который в прошлый раз "не проявил никакого участия" во время профилактического осмотра их собаки. Приведя таким образом всех в замешательство, мать погружается в уныние и устало просит оставить ее одну и "дать, наконец, покой".

  1. Отсроченные эмоции. "Я обиделся на тебя на прошлой неделе", — может сказать манипулятор. Что, у него неделя ушла на то, чтобы понять это? Нет, конечно. Просто тогда невыгодно было заявлять о своей обиде, иначе пришлось бы вступать с вами в контакт. А это именно то, чего он стремится избегать.

  2. Возведение в добродетель отсутствия нормальных чувств. Среди ваших знакомых наверняка есть человек, который любит заявлять: "У нас с женой прекрасные отношения, мы никогда не ссоримся". Когда я слышу такое, то обычно взрываюсь: "Какая чушь!" Нормальные люди похожи на наждачную бумагу и должны время от времени царапать друг друга довольно болезненно. Конечно же, они ссорятся, ведь у них есть обычные человеческие чувства, хотя они могут и делать вид, что мастерски от них избавились.

  3. Отождествление чувств с фактами. Скажем, один человек говорит другому: "Ты дурак". Это не факт, поскольку он не измерял интеллект своего собеседника. Тем не менее, многие из нас страдают от ошибочного представления, что мнение, если оно приходит извне, непременно несет сообщение о реальном факте. Вот если бы он сказал: "Мне кажется, ты дурак", это действительно было бы сообщением о факте.

  4. Чувствование "с рукой на дверной ручке". Есть целая когорта манипуляторов, которые не боятся самых бурных проявлений чувств, но готовы бежать, как только кто-то на них отреагирует. Они боятся реакций других людей.

В первой части Послания к коринфянам сказано: "Когда я был ребенком, я говорил, понимал, думал, как младенец, но когда стал взрослым, то оставил младенческое". Трудность с манипуляторами состоит в том, что хотя они становятся взрослыми и говорят и думают, как взрослые, чувствовать они продолжают, как дети. Они избегают любых самоактуализационных тенденций, которые позволили бы им научиться работать с эмоциями. Но коротких путей к этому знанию нет. Чтобы обрести хотя бы долю его, нам придется вернуться назад и заново научиться испытывать основные эмоции.
Конгруэнтность и актуализация.

Ключом к сознательному взаимодействию с нашими чувствами служит то, что Карл Роджерс назвал "конгруэнтностью". Под конгруэнтностью подразумевается способность сознавать и точно выражать испытываемые нами чувства. Актуализация имеет место в случае конгруэнтности, соответствия между этими тремя процессами — бессознательным, сознательным и коммуникативным.

Манипулятор не конгруэнтен. Когда его проявления не соответствуют сознаваемым висцеральным ощущениям, они становятся ложью. Например, проскучав смертельно целый вечер, и говоря хозяйке дома на прощанье "это был прекрасный прием", мы не выражаем того, что испытываем. С нашей стороны честно было бы сказать "спасибо за приглашение". Когда манипулятор не сознает проявляемых им ощущений, о нем говорят, что он защищается. Пример: поведенческое выражение гнева с вербальным его отрицанием. "Ты сердишься?" — спрашивает приятель. До этого я сжимал кулаки. А теперь бью ими по столу и кричу: "Да нет же, я НЕ сержусь!" Мое тело сердится, что может ясно видеть каждый, но я отказываюсь признать это. Слова манипулятора редко бывают сонастроены с его телом.


Манипулятивные формы общения.

Самые большие проблемы в связи с нашими чувствами возникают при общении. Как известно, любая коммуникация включает в себя как минимум два элемента: передачу и прием сообщения. Подобно передатчику, мы все время посылаем информацию. Но окружающие нас люди зачастую получают ее либо в искаженном виде, либо не получают вовсе. Рассмотрим некоторые из проблем, которые возникают у манипуляторов в сфере общения.

Первая группа проблем связана с ошибками в передаче, самая распространенная из которых — невыраженное ожидание.

Предположим, у мамы день рождения, и она тайно надеется, что кто-нибудь принесет ей кофе в постель, или что к завтраку ее ожидает какой-то приятный подарок. Но она ничем не выдает своего ожидания, а больше всего скрывает его от отца. И — ничего подобного не происходит. Мама ужасно расстроена. У нее плохое настроение, которое постепенно передается всем остальным. А все потому, что имело место невыраженное ожидание, которое не оправдалось. В человеческих отношениях, особенно в семье, витает целый сонм таких ожиданий, и стоит одному из них не сбыться, как жизнь превращается в ад. И все из-за того, что мы просто боимся сообщить о том, чего нам хочется.

Актуализатор понимает это, так как он достаточно искушен в коммуникации. Он не хочет идти через жизнь непонятым и знает, что многих недоразумений можно избежать. Достаточно просто сообщить, чего он хочет, а не морочить людям голову. Ведь если мы хотим чего-то, чего у нас нет, в нашу задачу входит дать об этом знать. [...]

Другую большую проблему составляет прием сообщения, и здесь мы совершаем не меньше ошибок, чем при передаче. Например, может оказаться, что мы игнорируем сообщение, хотя на самом деле его получили. Например, кто-то говорит нечто такое, что глубоко нас ранит, но мы не даем ему об этом знать. Игнорируя это, мы просто не реагируем на сказанное; а впоследствии у нас возникает чувство подавленности.

Вторая ошибка приема состоит в нейтрализации адресованного нам сообщения. Здесь можно упомянуть о мере способности принимать любовь. Некто говорит: "Как вы сегодня привлекательны!", и вместо того, чтобы поблагодарить за комплимент, мы обычно говорим: "О, вы тоже прекрасно выглядите". Похоже, мы боимся почувствовать себя хорошо, когда кто-то дарит нам хорошее настроение. Мы стараемся отфутболить его назад дарителю, чтобы не испытать сообщенного нам чувства. Обычно в таких случаях я говорю своим клиентам: "Вы просто обкрадываете себя".

Третья ошибка приема — отвечать то, чего от вас ждут, даже если это не соответствует действительности. Какую бы глупость ни учудил наш собеседник, мы почему-то считаем своим долгом реагировать так, чтобы угодить ему. "Как тебе мой новый костюм?" — доверительно спрашивает приятель. "Он просто великолепен", — дежурно отвечаете вы, а сами думаете: "Боже, как он мог одеть такое?" Между тем вы могли бы просто сказать, например: "Мне нравится вырез жилетки" или "Очень неожиданная, оригинальная расцветка". Даже если вы скажете, что костюм не в вашем вкусе, ничего страшного не произойдет. И мы бы так не боялись несовпадения во вкусах, если бы не навязанный нам "комплекс Дейла Карнеги", — глубокая вера в то, что мы непременно должны "влиять на людей и приобретать друзей".

Наконец, манипулятор может намеренно отвечать не то, что от него ждут. Скажем, жена за обедом спрашивает мужа: "Как тебе понравился ростбиф?" Может случиться, что муж — манипулятор, склонный искать во всех ее высказываниях скрытый умысел и подтекст; и он вовсе не собирается давать ей тот ответ, на который она рассчитывает. Одно из правил его игры — не позволить жене получить удовольствие от своего умения готовить. Поэтому муж отвечает: "Откровенно говоря, он далеко не так хорош, как обычно получалось у моей матери".


Актуализационные формы общения.

[...] Хотя актуализационное общение предполагает честность в передаче и приеме сообщений, следует помнить о различии между интровертами и экстравертами. Многие актуализаторы-экстраверты могут легко и быстро воспринимать сообщения и столь же быстро отвечать на них. Напротив, многим интровертам требуется какое-то время, чтобы разобраться в сообщении и определиться с ответом. Следует уважать тот факт, что у разных людей могут быть разные скорости реакции, и что некоторым, чтобы честно прореагировать требуется гораздо больше времени.

В случае стандартной ситуации, когда у вас возникает искушение дать тот ответ, которого от вас ждут, вы можете предпринять следующие три шага: задержаться; осознать, какой ответ вам представляется наилучшим; и лишь затем отреагировать. У каждого человека внутри есть естественный непосредственно реагирующий механизм. Прислушайтесь, что он скажет, и только после этого отвечайте. Это может занять некоторое время, и реакция ваша не всегда будет на высоте, но впоследствии вы увидите, что практика творит чудеса.

Важнейший принцип актуализации состоит в том, что здоровые отношения не обязательно должны быть соглашательскими. У разных людей разные взгляды, разные вкусы, разное отношение. Это нормально. Так почему мы должны непременно соглашаться с той или иной точкой зрения? И почему должны требовать от окружающих, чтобы они соглашались с нами? Другое дело, что в жизни часто возникают вопросы, по которым мы действительно хотим во что бы то ни стало придти к взаимному согласию.

Актуализатор особо остро сознает опасность безразличного манипулирования. Он никогда не притворяется разочарованным, равнодушным или пренебрежительным в отношениях с теми, кто ему дорог. Он никогда не произносит шаблонных фраз типа "Я сдаюсь", "Ты безнадежен" и так далее. Вместо этого он честно говорит о своих переживаниях, желаниях и надеждах с верой в то, что откровенное общение — лучшее средство для сохранения любви.


Глава 6. Доверять себе здесь и сейчас.


Мне бы хотелось обратить особое внимание на вопрос времени и его отношения к манипуляции и актуализации.

В своем отношении ко времени манипулятор очень отличается от актуализатора. Для одних манипуляторов время — это прошлое, которое поставляет им обширный материал для извинения собственных ошибок, для других — будущее, на котором они выстраивают здание своих обещаний. Бывают и манипуляторы, ориентированные на настоящее; они постоянно суют нос в чужие дела, много говорят, но мало делают.


Настоящее, прошлое и будущее.

Давайте подробнее рассмотрим эти три разновидности манипуляторов — ориентированных на прошлое, будущее и настоящее (подробнее см.14):

  1. Для манипулятора, ориентированного на прошлое, характерны чувство вины, сожаления, раскаяния, угрызений совести. Он обидчив сверх всякой меры. Его беспрерывно гложут непереваренные воспоминания. Он может до слез расстроиться, вспомнив, например, оскорбление двадцатилетней давности.

"Из-за той размолвки с отцом мне так плохо, что жизнь потеряла для меня всякий смысл".

"Я чувствую себя таким виноватым после этой истории, что совершенно перестал заботиться о жене и детях".

"Если бы родители заставили меня ходить в школу, жизнь представляла бы для меня теперь какой-то интерес. Это из-за них я ни на что не способен".


  1. Манипулятор, ориентированный на будущее, живет в мире идеализированных целей, планов, ожиданий, предсказаний и страхов. Он полностью поглощен заботами и волнениями о своем будущем.

"Когда-нибудь я соберусь и вернусь в колледж. Но сейчас у меня много других неотложных дел".

"Следующим летом я превращу наш сад в райский уголок".

"Я так волнуюсь о том, что может произойти, что просто ничего не могу делать".


  1. Манипулятор, патологически ориентированный на "здесь и сейчас", это индивид, прошлое которого не служит существенным вкладом в настоящее, а будущие цели слабо связаны с нынешней деятельностью. Это личность, вовлеченная в бессмысленную деятельность, — суетное существо, активно избегающее трезвой самооценки. Обычно он заявляет:

"Я сейчас так загружен, что у меня просто нет времени на..."

"У меня трое детей и муж на плечах, когда же я могу..."

"Ты же видишь, какая круговерть, как я вкалываю, — и у тебя еще язык поворачивается предъявлять ко мне какие-то претензии?"


  1. Актуализирующаяся личность, в отличие от вышеперечисленных, — это личность, имеющая дело с реальным процессом жизни в настоящем. Это не значит, что актуализатор живет только сегодняшним днем. Конечно, у него есть прошлое и будущее, но он обращается к ним не для того, чтобы уйти от настоящего, а для того, чтобы сделать его более осмысленным. Актуализатор понимает, что воспоминание и предвосхищение происходят в настоящем. Поэтому фокус его внимания сосредоточен на настоящем, а прошлое и будущее образуют фон, на котором оно обретает свои очертания.



Рис. 4.

На рис. 4 приведен пример хорошо известного явления "фон-фигура". Что на нем изображено? Ваза или два человеческих профиля? Ответ зависит от того, что вы сочтете фоном, а что — основным изображением. Если белый цвет фоновый, вы увидите два профиля; если фон черный, перед вами ваза. Картину можно воспринимать так или иначе, но видеть одновременно обе картины невозможно: приходится выбирать.

На примере этого рисунка можно понять, как актуализирующаяся личность соотносит три временные измерения: ваза — это настоящее, а неотделимые от него прошлое и будущее образуют фон.

"На этих выходных я работаю над своим курсовым проектом. Я собирал для него материалы с начала семестра и теперь мне нужно во что бы то ни стало закончить его в течение трех недель".

"Я закончу диплом в этом семестре. Я с самого начала рассчитал, что если каждый месяц буду делать по главе, то успею".

Ориентация на себя и ориентация на других.

Чтобы лучше понять, что такое актуализация, важно разобраться в таких понятиях, как ориентированность на себя и ориентированность на других15.

Человек, который ориентируется на себя, — это личность со встроенным в раннем детстве внутренним гироскопом, своего рода психическим компасом (его устанавливают и запускают родители или близкие ребенку люди). В дальнейшем, по мере взросления, гироскоп претерпевает дополнительные изменения под влиянием авторитетных для ребенка фигур. Такой человек проходит через жизнь независимо, руководствуясь прежде всего внутренним гироскопом.

Внутренний гироскоп действует на основе ряда немногочисленных принципов. Хотя источник этих принципов внешний, программа, усвоенная человеком на раннем этапе развития, обретает со временем форму внутреннего мотивационного ядра личности, становится совокупностью характерных черт. Преобладающая ориентация на себя чревата тем, что человек может стать нечувствительным к правам и чувствам других людей. В результате у него может возникнуть тенденция к авторитарному манипулированию окружающими, основанная на внутреннем ощущении собственной "правоты".

"Моим чувствам можно верить".

"Как бы там ни было, я должен принять свое собственное решение".

"Я поступлю так, как сочту нужным".

Не все, однако, внедряют в своих детей такой гироскоп. Если родители подвержены сомнениям и не обеспечивают ребенка ясными жизненными принципами, вместо "гироскопа" у него выработается мощный "радар", настроенный на восприятие сигналов, которые исходят из-за пределов круга семьи. Границы между семейным авторитетом и всякими прочими авторитетами разрушаются, и в ребенке начинает доминировать чувство страха перед сменяющими друг друга "авторитетными" голосами, перед любым обращенным на него пристальным взглядом. Преобладающая ориентация на других чревата тем, что основным методом общения ребенка станет манипулятивное угождение окружающим с целью обеспечения их неизменной расположенности и принятия. Таким образом, первоначальное чувство страха трансформируется во всепоглощающую неутоленную потребность в знаках признания и уверениях в любви.

"Что люди подумают?"

"Скажите, как мне следует поступить?"

Что нужно делать, чтобы все было правильно?"

Актуализатор менее подвержен крайностям ориентации на себя, равно как и ориентации на других. Ему свойственна более самостоятельная и независимая от внешнего руководства ориентация на то, что есть. В надлежащих ситуациях актуализатор ориентируется на других, но по существу источник его действий остается внутренним. У него есть доступ к изначальной внутренней свободе, которая не нуждается в подавлении других или борьбе с ними. В то же время, благодаря критическому осмыслению и творческому развитию своих изначально усвоенных принципов жизни, он выходит также из-под контроля жесткой ориентации на себя.

"Я учитываю мнение тех, кто любит меня, а затем принимаю собственные решения".

"Я собираю всю доступную информацию о причинах и следствиях, а затем доверяю решение своему глубинному чутью".

"Меня не волнуют их попытки давить на меня, меня интересует их точка зрения".


Ориентация на настоящее и актуализация.

Наше исследование показывает, что актуализация связана с компетентным отношением ко времени16. Причина, вероятно, состоит в том, что, полагаясь на себя и проявляя себя, актуализатору приходится жить преимущественно в настоящем, нежели в прошлом или будущем. Иными словами, он менее зависим от фантомов прошлого и будущего, они не застят ему свет, так что он может воспринимать себя и жизнь такими, каковы они есть здесь и сейчас. По словам Маслоу, он "живет полной жизнью", а не готовится к ней17.

Человек, который живет будущим, мотивирует себя надеждой на ожидаемые события. Согласно Фредерику Перлзу, идеалы или цели служат ему средствами, с помощью которых он удовлетворяет потребность в привязанности, одобрении и восхищении. Он удовлетворяет свое тщеславие, описывая себя в терминах своих целей. Он живет воображаемыми целями, так как утратил сознавание своего биологического существования здесь-и-сейчас и не в состоянии принимать себя таким, каков он есть. Он изобретает смысл жизни, оправдывающий то, что он испытывает. Сосредоточившись на достижении грядущего совершенства, он превращает нынешнюю свою жизнь в ад на земле. Ибо такая идеалистическая установка приводит к результату прямо противоположному: ориентируясь не будущее и предавая забвению настоящее, он приостанавливается в развитии и взращивает в себе чувство собственной неполноценности.

Подобным же образом человек, живущий прошлым, полагается на обвинения, а не на создание твердой опоры в себе. Он не понимает, что наши проблемы существуют здесь и сейчас, вне зависимости от того, где, когда и кем были порождены. И что решение их также следует искать здесь и сейчас. Единственное время, где мы по-настоящему можем жить, — это настоящее. Мы способны помнить прошлое, мы можем предвидеть будущее, но живем мы только в настоящем. Даже когда мы вновь переживаем события прошлого, мы делаем это в настоящем. Поэтому если задача психотерапии — помочь нам в решении наших нынешних проблем, она должна работать в рамках того, что мы имеем, а именно, здесь и сейчас.

Выводы.

Важно еще раз отметить, что воспоминание (прошлого) и предвосхищение (будущего) — это акты в настоящем. "Теперь я вспоминаю свои ошибки", — говорит клиент. Отметьте разницу между этими словами и простым погружением в воспоминания. Или он может сказать: "Я планирую сделать эту работу в среду", — и это нечто большее, нежели праздные мечты.

Манипулятор, жизнь которого уходит на воспоминания о прошлом или разговоры о будущем, ничего не выносит из этих мысленных путешествий во времени. Наоборот, он истощается и опустошается; его поведение не активно, а пассивно. Как говорил Перлз, ссылки на прошлое и обещания на будущее не повышают ценность нашей личности. "Я не виноват, жизнь так сложилась", — ноет манипулятор. — "Я пока еще не готов что-либо менять, но я себя еще покажу!"

Актуализатор, напротив, черпает ощущение собственной самоценности из адекватности того, что он делает на работе или во время отдыха. Подмену дела объяснениями или обещаниями — самооправдательными или самообвинительными — он считает недостойной ложью. Действуя, и оставаясь при этом собой, он укрепляет веру в себя и способствует своему самоутверждению.

"Я так бодро чувствовал себя, когда работал сегодня в саду".

"Здорово! Как хорошо просто бежать, подпрыгивая!"

"Неплохо бы пойти поспать, — потрудился я на славу".

"Чувствую себя, как рыба в воде. Я полностью выкладываюсь и делаю то, на что способен!"

Внимательно рассмотрев идею здорового человека как существа, которое живет главным образом настоящим, мы приходим к следующему заключению: такая полнота присутствия в настоящем не нуждается в каком-то внешнем подкреплении и обосновании. Сказать: "Я соответствую моменту", а не "соответствовал" или "буду соответствовать", значит утвердить себя и оправдать свое существование. Ощущение того, что "я есть", ощущение своего бытия самоцельно. Оно самоценно и самооправдано. Оно и служит наградой за актуализацию, воплощение себя в действительность данного момента.

Маслоу писал, что человек, воспринимающий время подобным образом, живет в состоянии "творческой невинности":

"Для детей характерно полное и безоговорочное принятие всего происходящего, поскольку у них, с одной стороны, очень мало воспоминаний и очень малая опора на прошлое, а с другой, они еще не умеют прогнозировать будущее. Вследствие этого ребенок — как бы существо без прошлого и будущего.

Если ни о чем не жалеешь и ничего не ожидаешь, если нет ни предвкушений, ни предчувствий, если, в определенном смысле, нет будущего, поскольку ребенок движется только между "здесь" и "сейчас", — не может быть ни ликования, ни разочарования. Вероятность того или иного события одинакова. Это "абсолютное ожидание" и созерцание, лишенное каких бы то ни было требований в пользу одного события, а не другого. Нет никаких прогнозов, нет предзнаменований, а это значит, что нет ни беспокойства, ни тревоги, ни опасений, ни дурных предчувствий.

Все это относится и к моей концепции творческой личности, — личности, что полностью присутствует здесь и сейчас, а не в прошлом или будущем. Иначе говоря, творческая личность невинна. Это зрелая личность, которая сохранила способность воспринимать, думать и реагировать, как ребенок. Она невинна "вторичной невинностью" умудренного опытом старца, который сумел вернуть себе способность быть ребенком"18.

Поэт Калил Гибран выразил это так:

Вневременное в нас —

Есть осознание вневременного в жизни.

Постигнув же вчера как память,

Что лишь сегодня существует,

А завтра — как мечту сегодня,

Позволь ему в себе объять их:

И прошлое — воспоминаньем,

И будущее — устремленьем страстным.19

Заключение.

Сущность манипулятора в том, чтобы все время защищать и оправдывать себя. Для этого, собственно, ему и нужны прошлое и будущее, прошлое — для извинения ошибок, а будущее — для бесплодных обещаний. Если же он ориентирован на настоящее, он будет много говорить о том, что делает, и никогда не доводить дело до конца.

Пассивный манипулятор — это нытик, обвинитель, ищущий любви для компенсации своих неудач. Активный же манипулятор будет уверять вас в своих достижениях, которых у него на самом деле нет. Обман окружающих дает манипулятору ощущение силы. Но если бы он был честен хотя бы с самим собой, ему пришлось бы признать, что такая форма самоутверждения пуста и бессмысленна.

Актуализатор — как всегда, в отличие от манипулятора, — это тот, кто живет и действует на самом деле. Он выражает свои переживания и осуществляет свои дарования. Он хорошо себя чувствует, потому что его жизнь здесь и сейчас наполнена деятельностью, представляющей для него смысл.

Он свободно обращается за поддержкой к прошлому и нередко вглядывается в будущее, прекрасно понимая при этом, что то и другое происходит в настоящем и ради настоящего.


Глава 7. Свобода и сознавание.


Рассмотрев честное проявление чувств как первейшее условие для актуализации, и убедившись, что актуализатор обладает глубокой верой в себя и других, которая позволяет ему иметь дело с жизнью здесь и сейчас, мы можем перейти к двум последним характеристикам актуализации — свободе и сознаванию.
Свобода.

"Одним из наиболее распространенных предрассудков является мнение, что каждый человек имеет свои собственные, особые, определенные качества. Мы думаем, что одни люди — добрые; другие — злые; одни — эгоисты, другие — альтруисты; одни — мудрые, другие — глупые и т.д. Ничего подобного. Люди подобны рекам, и во всех этих реках течет одна и та же вода. Просто одни реки шире в одном месте, другие — в другом; одни реки извилисты и полны водопадов; другие — прямы и спокойны... Так и люди. Любой из нас несет в себе зерна каждого человеческого качества, и иногда проявляет одно, иногда — другое, так что нередко один и тот же человек настолько различен в разных ситуациях, что трудно в это поверить".

Ради удобства изложения мы разделили людей на две большие категории — манипуляторов и актуализаторов, однако в действительности, как указывает выше Толстой, человек несет в себе возможности каждого человеческого качества. Каждый человек, как мы видели, — манипулятор, но он также и актуализатор. Важно, что у него всегда есть выбор — он волен выбирать то или другое.

Под свободой мы понимаем не только свободу от контроля со стороны других, но скорее свободу для актуализации. Это свобода ответственно выбирать стиль нашего самопроявления.20 Как говорит Эрих Фромм, человек "волен творить, строить, удивляться, рисковать". Он определяет свободу как способность выбирать21. Только осознав свои манипуляции, мы обретаем свободу для того, чтобы прочувствовать их роль в нашей жизни и сменить на актуализационное поведение. Актуализатор волен быть хозяином своей жизни; он субъект, а не объект, не марионетка.

Актуализатор свободен в том смысле, что он может участвовать в игре жизни, сознавая, что играет в нее. Он играет некоторым "напускным образом", говорит Алан Уотс. Он сознает, что иногда манипулирует, а иногда становится объектом манипуляций. Но он сознает манипуляции. Он не пытается изменить манипулятора, чтобы самому не стать манипулятором в этот момент. Принимать на себя ответственность за изменение другого — значит поддаваться манипуляциям этого человека. Можно описать его или познакомить его с собственными манипуляциями, но не стоит брать на себя ответственность за его изменение. Актуализатор сознает, что каждый человек должен отвечать за себя сам.

Актуализатор понимает, что жизни не обязательно быть серьезной игрой, она скорее родственна танцу. В танце никто не выигрывает и не проигрывает; танец — это процесс, и процесс приятный.

Актуализатор танцует или скользит между всеми своими взаимодополняющими возможностями. Для него важно радоваться процессу жизни, а не просто двигаться к ее концу. Поскольку актуализирующиеся люди ценят дело само по себе, дело ради дела, они одинаково получают удовольствие как от пути, так и от прибытия на место. Один психолог считает, что такие люди способны превращать в игру или танец любую, даже самую рутинную, деятельность22. Актуализатор не относится к жизни с мрачной серьезностью. Манипулятор, напротив, смотрит на жизнь, как на крысиные бега, и воспринимает ее настолько серьезно, что нередко живет на грани нервного срыва.


Смирение, или отказ от борьбы.

Как отмечал Абрахам Маслоу, западная культура опирается в основном на иудейско-христианскую теологию, а в Соединенных Штатах особенно силен дух пуританства, которое делает упор на деятельности, целеустремленности и трудолюбии23. Карен Хорни различает аполлоническую и дионисийскую тенденцию. В последней подчеркивается ценность смирения и недеяния, в первой — власти и управления жизнью. Обе они представляют собой естественные человеческие стремления, говорит она, и позитивный смысл смирения и отказа от борьбы — это глубинная человеческая установка на извлечение максимума удовлетворения из любой ситуации24.

Джеймс Бьюдженталь определял отказ от усилия или "позволение быть" как "готовность без усилия, без напряженной сосредоточенности и без принятия решений согласиться с тем, что есть в поле сознания"25. Он считает такой "отказ от применения силы" важнейшим условием актуализации.

В книге "Сила сексуальной уступки" Мери Робинсон также подчеркивает важность покорности в любых человеческих отношениях, особенно половых26. Она считает, что уступчивость и пассивность — естественные женские функции, которые на свою беду утратили сегодня многие маскулинизированные женщины. Современные женщины, пишет далее она, пытаются соревноваться с мужчинами и завоевывают себе право отвечать за все. В половом акте, как и в жизни, говорит она, мужчина более активен, а женщина более пассивна. По мнению автора, пассивным потенциалом обладают и женщины и мужчины, но женщины утратили его даже в большей степени, чем мужчины. Верить другому человеку значит быть способным отдаться ему, а активный половой акт — это синергетический процесс давания и принятия, господства и подчинения, когда одновременно действуют оба потенциала человека — активный и пассивный.

Алан Уотс рассматривает ценность отказа от усилий в другом контексте:

"Меня всегда восхищал закон обратного усилия. Я называю его также "законом обратного". Когда вы стараетесь удержаться на поверхности воды, то идете на дно. Когда вы стараетесь утонуть (или хотя бы нырнуть поглубже) — вы всплываете, вода выталкивает вас с какой-то страшной силой. Когда пытаетесь затаить дыхание, сопите, как паровоз. В связи с этим на ум приходит древняя мудрость, которой чаще всего пренебрегают: "Кто захочет спасти душу свою, тот потеряет ее". Чем больше вы стараетесь обезопасить себя, тем большей опасности подвергаете. И наоборот, спасение и святость — в понимании, что мы не властны над судьбой и обезопасить себя не в силах. Китайский мудрец Лао-Цзы, мастер закона обратного усилия, говорил, что те, кто доказывают, не знают; чтобы познать истину, нужно отказаться от знания; и нет ничего более сильного и созидательного, чем пустота, которую люди стремятся заполнить"27.

Таким образом, согласно Уотсу, чем больше мы стараемся, тем выше вероятность неудачи, а некоторых целей вообще невозможно достичь активными усилиями. Мы обнаружили, что все это особенно справедливо в отношении психотерапии, когда чем больше человек пытается вести себя определенным образом, тем больше это у него не получается.

Лесли Г.Фарбер писал о невозможности, сколько ни старайся, развить в себе такие качества, как мудрость, достоинство, мужество и смирение. Все эти добродетели объединяет то, что их невозможно обрести путем сознательных усилий.

"Большинство человеческих достоинств и некоторые добродетели не имеют этой парадоксальной природы. Мастерство, тактичность или честность, например, можно нарабатывать с помощью непосредственных усилий; осознание этих способностей и получение удовольствия от обладания ими не противоречит их природе. Но лишь глупец похваляется своей мудростью, гордец — смирением, трус — мужеством. Любой, кто заявляет об обладании этими добродетелями, — лжец. Более того, эти добродетели ускользают от любого усилия достичь их. Я могу искать и добывать знания, но я не могу добыть мудрости... Такие добродетели не являются свершениями, и им нельзя научиться. Их нужно заслужить, но обретение их — дар благодати"28.

Понимание всего этого крайне важно для самоактуализации, ибо это подразумевает, что актуализация, действительное воплощение в жизнь таких своих глубинных качеств, как мудрость, достоинство, смирение, мужество, уважение и любовь недостижимо путем приложения усилий! Им нельзя научиться, и чаще всего человек обретает их, когда сдается перед невозможностью их обретения. В психотерапии, например, мы часто слышим об усилии клиента быть "естественным"; чем больше он стремится быть естественным, тем более неестественным становится. После многих часов он наконец говорит: "С ума сойти! Я сдаюсь. Оказывается, я просто не могу сделать это". Как это ни парадоксально, но именно в этот момент он естественен! У верующего клиента по-другому. Чем больше он старается быть смиренным, тем более напыщенным становится. Удивительно, но самый симпатичный и привлекательный человек — это тот, кто отказался от попыток стать привлекательным! Именно поэтому актуализационная терапия и естественность требуют гораздо большего, чем мотивированное усилие и простая тренировка. Она требует способности находить счастье в личностном росте, который является результатом не целенаправленных развивающих усилий, но отказа от них. Существуют четыре характеристики актуализации, обладающие свойством парадоксальности. К ним можно стремиться, вовлекаясь в определенный процесс, но этот процесс требует того, чтобы клиент оставил попытки достичь их!

Всемогущество или человечность?

Манипулятор никогда не пытался понять, в чем секрет равновесия между аутентичным смирением и честным стремлением. Он мнит себя неким божеством, которому позволено управлять жизнями других людей с помощью манипуляций. Им правит глубокое недоверие к себе и другим. Даже если он пассивен, его пассивные беспомощные манипуляции, посредством которых он контролирует активных людей и помыкает ими, есть не что иное, как форма стремления к всемогуществу и недоверия к свободной деятельности окружающих. Причем то и другое он пытается скрыть, полагая неприглядной стороной своей парадоксальной манипулятивной натуры.

Напротив, актуализатору присуща человечность, вера в свои возможности, трезвая оценка своих ограничений, и любовь к себе такому, каков он есть, невзирая на все эти ограничения. В очень глубоком смысле актуализатор — религиозная натура, ибо верит, что работа его организма, сотворенного природой, заслуживает доверия и благодарности. Балансируя между своими взаимодополняющими возможностями самопроявления, он способен справляться с трудностями жизни.


Сознавание.

Вероятно, самая ценная идея, которую я могу предложить в этой книге, заключается в следующем: чтобы жить нормально и счастливо, человеку не обязательно быть манипулятором. И, что не менее ценно, ему не обязательно быть жертвой манипуляций. Надо просто сознавать свои и чужие манипуляции, ибо по мере роста сознавания манипуляция уменьшается, а актуализация увеличивается.

Для развития сознательности можно использовать базовую гештальттерапевтическую методику, называемую "континуум сознавания". Она состоит в следующем: человек учится сосредотачиваться на постоянно сменяющихся моментах сознаваемой действительности и просто выражать то, что он испытывает в каждый данный момент времени. При этом фокус внимания естественным образом все время блуждает по трем измерениям: 1) здесь — там (в другом месте); 2) сейчас — тогда (в прошлом или в будущем); 3) чувства/ощущения — мысли.

Помогая клиенту упражнять сознавание, терапевт постоянно предлагает ему закончить следующее предложение: "Здесь и сейчас я сознаю, что...". Клиент описывает, что он чувствует, думает и ощущает здесь-и-сейчас. Когда он думает, он вспоминает прошлое или планирует будущее; его ощущения — это то, что он сейчас видит или слышит; его чувства — это эмоции, которые он испытывает в данный момент. Рассмотрим следующий диалог:

Терапевт. Закончите предложение: "Здесь и сейчас я сознаю, что...".

Клиент. Здесь и сейчас я сознаю, что боюсь.

Терапевт. Где вы ощущаете этот страх?



Клиент. В своем голосе, который звучит слабо, и в руках, которые стали влажными и холодными.

Терапевт. Что еще вы сознаете?

Клиент. Я сознаю шум кондиционера.

Терапевт. Что еще вы сознаете?

Клиент. Я сознаю шероховатую ткань подлокотника этого кресла.

Терапевт. Где вы ощущаете эту шероховатость?

Клиент. Я ощущаю эту шероховатость ладонью своей руки.

Терапевт. Вы сознаете, что стучите ногой?

Клиент. Я сознаю, что стучу ногой.

Терапевт. Кого вам хотелось бы стукнуть?

Клиент. Вас, за то, что вы заставляете меня выполнять эти дурацкие упражнения.

Этот пример иллюстрирует, как важно уметь сознавать очевидное. Манипулятор по привычке не видит и не слышит таких мелочей, как движения собственных рук или ног, выражение своего лица, позу, интонацию своего и чужого голоса. По мере того как с помощью упражнений, подобных представленному выше, его сознательность возрастает, он постепенно оживает. Он перестает полагаться на собственные расчеты, как это свойственно манипуляторам, и начинает доверять своим спонтанным реакциям на окружающий мир.

Почему сознавание так важно? Нередко говорят, что оно составляет цель психотерапии. Дело в том, что сознавание приводит к серьезным изменениям в человеке. Сознавание — это форма отказа от борьбы, "позволение быть" тому, что есть. В результате силы могут быть направлены в конструктивное русло. Скажем, сознавание суетности и никчемности тех лживых манипулятивных ролей, которые всем нам приходится играть иногда ради достижения каких-то иллюзорных выгод, создает почву для естественного стремления к актуализации.

В безопасной обстановке терапевтической ситуации индивид может осознать и критически осмыслить свои типичные манипулятивные роли, независимо от того, сколь глупыми или смешными они могут быть. Поняв, что постоянно защищается от их сознавания, он обретет свободу действий, которая позволит ему преобразовать эти роли в соответствующее актуализационное поведение. Такое поведение будет восприниматься как органичное, естественное, идущее изнутри, а не навязанное извне. Путь к эмоциональному здоровью лежит через творческое выражение своего манипулятивного потенциала, а не через сдерживание или отказ от него во имя неких идеальных образцов.

Следующий отрывок терапевтического сеанса довольно показателен:

Терапевт. Что вы сейчас сознаете?

Клиент. Я сознаю, что хочу вас ударить.

Терапевт. Станьте собой, которая хочет ударить.

Клиент. Я хочу вас ударить, потому что вы не хотите принимать за меня решения.

Терапевт. Теперь станьте мной и ответьте.

Клиент. Глория, ты никогда не повзрослеешь, если будешь препоручать мне свои решения.

Терапевт. И что вы ответите?

Клиент. Вы правы, черт вас возьми!

Предлагая клиентке прочувствовать свою манипуляцию, а затем сыграть противоположную роль (которую ей приходится искать в самой себе) терапевт подводит ее к открытию собственного актуализационного потенциала, который нетронутым лежит в глубинах ее души.


Глава 8. Личный контроль.


Прежде чем перейти к рассмотрению возможностей практического применения теорий, изложенных в этом разделе, мне бы хотелось познакомить вас с этикой естественного управления поведением, которая может оказаться полезной в разных жизненных ситуациях.

Как было показано на рис. 2, человеческая натура включает в себя множество противоположных качеств. Человек может проявлять активность и пассивность, силу и слабость, независимость и зависимость, нежность и агрессивность. Он может быть "попирающим" и "попираемым". Введем еще две характеристики: он может быть консервативным и либеральным.

Выбор пал на эти слова из-за того, что, во-первых, они у всех на слуху и, во-вторых, лишены морального подтекста. Двухпартийная демократическая система — вот хороший пример того, как важно учитывать противоположные точки зрения. Как известно, в Великобритании партия, которая в данный момент не у власти, называется "Лояльной оппозицией Ее Величества". В каждом из нас можно обнаружить аналог такой "двухпартийной системы", когда одна часть души — у власти, а другая находится в оппозиции.

Разные стороны нашей натуры можно называть по-разному: я сильный и я слабый, я подлинный и я неподлинный, я правильный и я неправильный. Все эти "я" сосуществуют в нас в каждый момент нашей жизни, как бы мы ни стремились с манипулятивной позиции сознавать только те стороны своего "я", которые устраивают нас больше всего. Нередко люди подавляют или уничтожают в себе ту или иную из таких противоположностей. Но истинное душевное здоровье предполагает, что человек помнит, ценит и проявляет обе стороны своей личности.

Биполярность психической природы — такая же неотъемлемая черта человека, как биполярность его физической природы. Правый и левый глаз, правое и левое ухо, правая и левая рука... Можно, конечно, обойтись одним глазом, одной рукой и одним ухом, но тогда и жизненные горизонты существенно сузятся. И так же, как одноглазый или одноногий человек не может считаться вполне здоровым физически, человек с ампутированной частью души не вполне здоров психически.

Недавно ко мне обратилась клиентка с жалобой на то, что она не доверяет своему мужу. Она боялась, что муж собирается уйти от нее, и хотела, чтобы я спас их брак. Пока она говорила, я наблюдал за ней и почти сразу заметил, что левая часть ее тела была как бы парализована. Например, она жестикулировала только правой рукой. Левая рука безвольно лежала на коленях. Я знал, что она очень консервативный человек, работает воспитательницей в детском саду уже в течение двадцати лет, и что она не привыкла делать что-то такое, что могло бы кому-нибудь не понравиться. Ко мне она пришла по направлению своего семейного врача, из отчета которого следовало, что у нее нет никаких проблем со здоровьем.

Я попросил, чтобы во время разговора она жестикулировала левой рукой, а не правой. Сначала это было для нее очень сложно. Стало ясно, что вся ее ориентация "правая". Она всегда поступала и говорила только "правильно" и никогда не выражала и даже не обдумывала "противоположной" точки зрения. В итоге она стала тупой и безжизненной. Неудивительно, что муж утратил к ней интерес.

Известно, что начинающие художники, чтобы добиться от правой руки большей выразительности, иногда предварительно рисуют левой. Использование левой руки как бы раскрепощает правую, дарит ей большую свободу. Так и этой женщине с правым уклоном требовалась терапия, которая внесла бы свежую струю в ее мышление, а значит, и в тело, которое стало таким же закрепощенным, негибким и невыразительным, как ее мышление. Если бы она начала свободно выражать обе стороны своей натуры, которые я ранее назвал консервативной и либеральной, то стала бы более интересной и для мужа, и для самой себя.

Применяя слова "консервативный" и "либеральный", я не хочу сказать, что первое означает полный контроль, а второе — полную свободу. Речь идет о том, что используя оба глаза и оба уха, мы слышим стереофонически и видим стереоскопически. Самоактуализирующийся человек танцует между своими левыми и правыми взаимодополняющими противоположностями, и в этом процессе присутствует естественная, а не искусственная сдержанность, как в поведении нашей неинтересной воспитательницы.

Представьте, что наш организм — это динамическое постоянно изменчивое единство, биполярное в своих проявлениях. Довольно четко это отражает модель качелей (рис. 5).





Рис. 5.

Личность находится в равновесии, когда эти качели непрерывно раскачиваются между консервативным и либеральным потенциалами. Одна сторона качелей поднимается, и эта сторона входит в сознание человека; потребности этой стороны его натуры преобладают. Затем обстоятельства меняются, и вверх поднимается другая сторона качели. Пока человек живет по законам экспрессии, — выражая своим поведением, фантазиями или словами свои непосредственные переживания, — он близок к состоянию организмического равновесия, в котором ни консервативные, ни либеральные тенденции не преобладают. И лишь в таком состоянии личности не грозит фиксация какой-то из этих сторон.

Одна из фундаментальных потребностей каждого человека заключается в том, чтобы быть в состоянии отвечать за свое равновесие. В моральном плане имеется в виду ответственность за свое "я" и свой естественный ритм равновесия, которая поддерживает контроль за поведением и не зависит в этом ни от кого другого. У всех нас есть и консервативная, и либеральная стороны. Консерватор должен принять свою либеральную сторону так же, как либерал — консервативную. Открыто выражая обе стороны своей натуры, человек получает естественные средства управления своим поведением, благодаря которым такое управление становится простой и легкой задачей, а потребность в налагаемом извне искусственном контроле сводится к минимуму.

Внешние системы морали представляют собой сети искусственного контроля, необходимые, чтобы удерживать незрелых людей от неблагоразумных поступков. Как родители и супруги мы считаем, что нам следует навязывать моральные схемы своим детям и спутникам жизни, так как мы обычно не доверяем собственной способности к организмическому равновесию, а поэтому не в состоянии признать наличие такой способности и в тех, кого любим.

Внутренняя система биполярного самовыражения, конечно же, представляет собой альтернативу внешней системе контроля. Ее можно назвать системой организмической саморегуляции. Вместо того, чтобы просто контролировать и ломать свое естественное самовыражение, человек сосредотачивается на понимании своих возможностей. Процитируем в связи с этим Перлза:

"Я хочу рассмотреть также случай нервного срыва, который был вызван не избыточным контролем, а спровоцирован придирками друзей, постоянно твердившими: "Держи себя в руках". Здесь напрашивается пример с автомобилем. У машины несколько систем управления. Тормоза — лишь одна из них, причем самая грубая. Чем лучше водитель понимает, как пользоваться всеми этими системами управления, тем эффективнее будет работать машина. Если же он едет, не снимая ноги с педали тормоза, износ тормозных колодок и двигателя будет огромным; надежность автомобиля начнет падать, и рано или поздно он сломается. Чем лучше водитель понимает возможности машины, тем лучше он сможет их использовать, и тем меньше пострадает автомобиль. Люди с избыточным самоконтролем подобны такому неопытному водителю. Им неведомы иные средства управления, кроме тормозов, то есть подавления"29.

Актуализатор — это человек, который сознает как сильные, так и слабые свои стороны, и поэтому не проецирует какую-то одну из них на окружающих. Он понимает, что всегда существует параллель между внутренним и внешним — тем, что мы испытываем по отношению к себе и по отношению к другим. Манипулятор, напротив, фиксируется на одной из своих сторон — сильной или слабой — и отвергает или отрицает те свои части, которые он не в силах принять.

Рассмотрим случай с бизнесменом манипулятивного склада, который обратился к терапевту по поводу сильного полового влечения к своей секретарше. Проблема в том, что он соотносит с "собой" только это влечение, а свое консервативное "я" — совесть и чувство сдержанности — проецирует на жену, что позволяет ему чувствовать себя подконтрольным и несчастным. Если бы бизнесмен мог быть честным с самим собой, терапевт предложил бы ему представить, что у него есть две точки зрения на ситуацию — либеральная и консервативная, — а затем проиграть внутренний диалог между ними:



Терапевт. Станьте своими переживаниями, которые вы испытываете по этому поводу.

Бизнесмен. Я хочу ее, и мне плевать, чего это будет стоить.

Терапевт. Хорошо. Теперь станьте своими консервативными чувствами.

Бизнесмен. У меня нет никаких консервативных чувств.

Терапевт. Я думаю, есть. Подождите, пока заговорит ваше консервативное "я".

Бизнесмен (длинная пауза). Х-м-м. Ладно, догадываюсь, оно говорит: "Ты уверен, что заплатишь любую цену?"

Терапевт. А что отвечает либеральная сторона?

Бизнесмен. Ну, почти любую цену. Если только я не причиню никому боль.

Терапевт. А консервативная сторона?

Бизнесмен. А почему ты думаешь, что никому не причинишь боль? Особенно себе?

Терапевт. Что отвечает либеральная?

Бизнесмен. Либеральная сторона говорит: "Я полагаю, что за все нужно платить".

Этот диалог можно было бы продолжить; задача его состояла в том, чтобы проиллюстрировать, что актуализирующийся человек принимает свою внутреннюю биполярность, тогда как манипулятор проецирует какие-то свои стороны вовне и обвиняет других. Рассмотрим еще один пример: диалог между школьником и терапевтом.



Школьник. Меня бесят вечные причитания отца насчет того, чтобы я не бросал школу.

Терапевт. Давай представим, что твой отец сидит вон там. Скажи теперь, что бы он ответил.

Школьник. Отец говорит: "Если бросишь школу, у тебя никогда не будет приличной работы".

Терапевт. А ты что отвечаешь?

Школьник. Все равно заберут. Почему бы мне не погулять перед армией?

Терапевт. Что говорит отец?

Школьник. Ты же не знаешь наверняка, пойдешь в армию или нет. За это время ты мог бы многому научиться.

Терапевт. А ты что говоришь?

Школьник. Ты хочешь, чтобы я все время работал, и никогда не даешь повеселиться.

Терапевт. Что отвечает отец?

Школьник. Так работать ведь для того и надо, чтобы у тебя была возможность веселиться.

Терапевт. Кто это сказал на самом деле?

Школьник ...Блин! (Школьник вдруг осознает, что спроецированный им отец — это консервативная сторона его собственной личности.)
Роль религии.

Логика изложения требует, чтобы мы рассмотрели также роль религии в формировании поведения человека30. Религия, настаивающая на том, что человек не может доверять своей натуре, — это манипулятивная религия. Ясно, что если он не может доверять себе, ему требуется внешняя система религиозного контроля. Актуализационная религии подчеркивает, что Царство Божие внутри нас, что доверие к нашей Богом сотворенной природе — это высшая форма религии. В первом случае задача религии — уподобить человека беспомощному ребенку, неспособному обходиться без посторонней помощи, то есть помощи церковнослужителей. Задача актуализационной религии — поощрять саморегуляцию и саморазвитие, благодаря чему внешняя религия постепенно преобразуется во внутреннюю. Так, человек, вставший на путь актуализации, усматривает в священнике-актуализаторе не столько судью и надсмотрщика, сколько духовного наставника, который разделяет страдания своего прихожанина и растет вместе с ним. Он консультант, а не божество!

В заключение приведем послание поэта с интроспективным складом ума31:



В моем земном дворце толпа:

Смиренный есть и гордый есть,

И тот, кто о грехах скорбя,

Сердечной боли терпит весть.

И нераскаявшийся плут

С ухмылкой злобною сидит.

И любящий соседей люд

Свое земное время длит.

И кто отринул все с пути,

Чтоб деньги, почести найти.

Заботы тяжкого ярма

Я б сбросил, став свободным вмиг,

Когда бы в тайну "кто есть я?"

Открытым взором я проник.

Актуализирующийся человек, конечно же, знает о двух полюсах этого столпотворения в его внутреннем дворце и с удовольствием принимает каждый из них, пребывая в творческом союзе со своим "я".


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет