Размер имеет значение Бумагоделательные машины, в том числе и буммашины ОАО "Кондопога", имеют в своем составе множество валов различного назначения. Общее число валов, валиков и сушильных цилиндров достигает 400-500 единиц



Дата18.07.2016
өлшемі33.75 Kb.
Размер имеет значение
Бумагоделательные машины, в том числе и буммашины ОАО "Кондопога", имеют в своем составе множество валов различного назначения. Общее число валов, валиков и сушильных цилиндров достигает 400-500 единиц. Вес их колеблется от нескольких сот килограммов до 80 тонн — самый тяжёлый вал БДМ №8. Срок службы валов длительный, они десятками лет работают практически в непрерывном режиме. И всё-таки есть время, когда они отдыхают. И есть место, где они проводят свой "отпуск".
Когда впервые попадаешь в помещение шлифовальной мастерской, кажется, что ты вдруг стал маленьким. Потому что вокруг тебя в строгом порядке лежат огромные детали, длинные и тяжёлые. Потом видишь людей, которые занимаются валами, и удивляешься, что есть специалисты, которые ремонтируют их играючи.

Уже год старшим механиком участка №3 капремонта ЦРС является Алексей Рощупкин. До этого в течение 14 лет он был инженером-механиком, механиком и старшим механиком буммашины №8, с валами имел дело, да и образование соответствующее — в вузе прослушал курс по ремонту валов, практику проходил на Петрозаводскмаше.

— Наш участок занимается ремонтом и шлифовкой валов. Здесь обслуживаются валы БДМ №3, "восьмёрки", "девятки" и "десятки". В мастерской бумцеха №3 — валы БДМ №4 и №7.

Вы ремонтируете все валы?

— Все: гауч-вал, вакуум-пересасывающий, формующий, грудной, гранитный, каландровые батареи, прессовые валы, вал с регулируемым прогибом. Замена вала происходит приблизительно раз в полгода, но у каждого вала свой срок капремонта.

То есть после замены на машине вал попадает к вам. И что происходит дальше?

— Сначала вал попадает в склад валов и ждёт своей очереди на ремонт. Если у технологов и механиков цеха были замечания по работе вала, тогда он ремонтируется в первую очередь. Если нет, то мы его разбираем, проводим дефектовку, если надо — ремонтируем, промываем, собираем, балансируем, шлифуем. Всё, вал готов к работе. Наносим пушечную смазку, заворачиваем и — на склад. В таком законсервированном виде он и ждёт своей очереди, лежит и не портится.

Вал действительно заворачивают в бумагу. Так в смазке и бумаге он лучше хранится — не осядет конденсат, не появится ржавчина. Малейшее пятнышко — вал снова надо прогонять на шлифовальном станке.

Как вал починишь, так буммашина и будет работать. И все-все валы комбината находятся в руках у двенадцати слесарей и девяти шлифовщиков. Обе операции, ремонт и шлифовка, важны и ответственны.

— Мы — часовщики, — Алексей Рощупкин продолжает свой рассказ. — Да, всё большое, все передвижения валов осуществляются только краном. У нас королевский размер. Но при этом, припуски и допуски должны быть соблюдены, и точность — на первом месте. И речь идёт о сотых долях миллиметра.

Любой вал можно отремонтировать?

— Конечно. Были бы желание, запчасти и инструмент. Например, подшипники на валах большие и дорогие, делают их по спецзаказу. Хотелось бы, чтобы был резерв. Как хотелось бы, чтобы появился специальный инструмент. Например, пневмоударный гайковёрт, переносная гидравлическая станция для гайковёртов, мультипликатор, переносной станок для фрезерования пазов. Эти инструменты значительно облегчили бы труд слесарей и уменьшили время ремонта.

После того как вал отремонтирован, он попадает к шлифовщикам. Шлифовальный станок для валов — большая редкость, и шлифовщики — особая каста. Этой профессии учат прямо у станка. Как считает А. Рощупкин, далеко не каждый сможет работать на станке.

— Целую смену только ты, станок и вал. Вал длинный, его шлифовка идёт медленно, в одну только сторону минут сорок, а то и полтора часа. Отойти нельзя. Вал шлифуется около 20 рабочих смен. Быстрее нельзя. И этот процесс непрерывный, станок нельзя остановить, иначе вал отвиснет под своей тяжестью. Собьются все настройки. Придётся всё начинать сначала.

О работе шлифовщика мне рассказали Артём Рудный и Илья Юрчук. Оба с валами, а тем более с их шлифовкой, до прихода в мастерскую не сталкивались. Но опытные "спецы", Николай Пригарин (в настоящее время на пенсии) и Михаил Ермаков, сумели их обучить. Научили как снимать провисы на валу, как находить концы, середину, как делать замеры, делать черновую, обдирочную и чистовую обработку, бомбировку вала.

Бомбировка — это что?

— Вал, конечно же, цилиндр, но имеющий бочкообразную форму. На глаз это не заметно. Потому что разница между центром вала и его краями — от 1 мм до сотых долей миллиметра. Такую форму валу мы придаём специально — делаем бомбировку.

Ювелирная работа. Длинная станина, по направляющим которой медленно движется суппорт. Шлифовщик не отрываясь смотрит на вал. И при этом прислушивается. На глаз и на слух он определяет, как идёт процесс шлифовки, как ведёт себя шлифовальный камень. Задача шлифовщика — снять изношенный слой рубашки вала. И не важно, из чего эта рубашка — металл, гранит или резина — геометрия вала должна быть строго соблюдена.

Кажется, что здесь никто не торопится, все ходят степенно. Хотя загруженность участка большая.

— А по-другому не получится, — считает старший механик Алексей Рощупкин. — От того, что ты бегаешь, работа быстрее не пойдёт. Ритм нашего участка другой, не терпит суеты. Размер имеет значение.



Татьяна Солоусова.

Достарыңызбен бөлісу:


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет