Руперт Шелдрейк Семь экспериментов, которые изменят мир



жүктеу 4.14 Mb.
бет7/15
Дата23.07.2016
өлшемі4.14 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15
ГЛАВА 5

РЕАЛЬНОСТЬ АМПУТИРОВАННЫХ КОНЕЧНОСТЕЙ

ОЩУЩЕНИЕ АМПУТИРОВАННЫХ КОНЕЧНОСТЕЙ

Когда люди физически утрачивают какую-либо конеч­ность, у них сохраняется ощущение, что она находит­ся на прежнем месте. Отсутствующая конечность ощу­щается так же, как и прежде, даже если она уже не су­ществует материально. К какому типу реальности можно отнести это ощущение?

Только в США в настоящее время проживают свы­ше 300 тысяч человек, у которых ампутирована рука или нога; из них более 26 тысяч — ветераны войны157. Почти у каждого из них после операции остаются фан­томные ощущения в ампутированных конечностях. Хотя некоторые фантомные ощущения со временем ослабевают, они редко исчезают совсем. В большинстве случаев они остаются отчетливыми и причиняют нема­ло страданий. Фантомные боли в ампутированных конечностях поистине невыносимы.

Сразу после ампутации фантомные ощущения могут быть настолько яркими, что, к примеру, человек, у ко­торого ампутирована нога, часто забывает, что ее боль­ше нет. Некоторые даже падают, когда пытаются вста­вать и идти. Другие “невольно пытаются дотянуться рукой до несуществующей ноги, чтобы почесать ее”158. Люди, у которых недавно ампутирована рука, часто пытаются взять несуществующей рукой телефонную трубку или какой-нибудь другой предмет.

Инвалиды не только чувствуют форму, положение и движение утраченной конечности, но, как правило, ис­пытывают в ней и другие ощущения, такие, как зуд, теп­ло или вращение. Фантомно ощущаемые конечности могут двигаться, при этом находясь в координации с ос­тальным телом. Они кажутся полностью реальными. Фантомно ощущаемая ступня не болтается в воздухе на несколько дюймов ниже культи, а ощущается как живая часть тела и движется в соответствии с движениями дру­гих конечностей и туловища159. Одна из особенностей фан­томно ощущаемых ампутированных конечностей, впол­не соответствующая их нематериальной природе, заклю­чается в том, что они могут свободно проникать сквозь твердые предметы, к примеру кровать или стол.

От инвалидов я получил десятки подробных и ин­тересных сообщений по поводу фантомного ощущения ампутированных конечностей. Некоторые пись­ма пришли в связи с моей статьей, опубликованной в 1991 г. в журнале “Буллетин оф инститьют оф ноуэхик сайенс”. Кроме того, мне писали некоторые чита­тели журнала “Ветеранз оф форин уорз”, где в апрель­ском номере за 1993 г. доктор Дикси Макрейнолдс опубликовал сообщение от моего имени. Приведу сообщение г-на Германа Берга, ветерана, потерявше­го ногу в 1970 г.:

“К различным ощущениям, зуду и приступам острой боли со временем можно привыкнуть, хотя иногда страдания вновь делаются невыносимыми. Кроме того, ампутация превращает вас в самого надежного синоптика. Инвалиды всегда чувствуют грядущую перемену погоды и могут абсолютно точно предска­зать, как именно она изменится. Лично я всегда могу ощутить утраченную ногу как живую. Прежде всего, я чувствовал, что она свеси­лась с кровати или вытянулась прямо. Такое ощущение то исчезает, то вновь появляется. Несколько дней я могу не замечать ничего подобного. Кроме того, мысленно я могу согнуть пальцы, колено или любой другой сустав, могу ощущать их движение, хотя все нервы перерезаны.

Сейчас, когда пишу эти строки, я сижу за столом в шортах и чувствую отсутствующую ногу именно там, где она должна быть, когда я сижу на стуле. Я да­же ощущаю пальцы ампутированной ноги”.

Многие инвалиды время от времени страдают от боли, но, если боль концентрируется не в культе, а в фантом­но ощущаемой конечности, врачи обычно не в состоя­нии помочь. Некоторый эффект оказывают терапевти­ческая медитация и методы биологической обратной связи160. Некоторые инвалиды пытаются найти облегче­ние в алкоголе или наркотиках. Однако многие из них учатся жить с этой проблемой, проявляя при этом боль­шое мужество и оптимизм. Например, г-н Лео Унгер получил тяжелейшее увечье обеих стоп, подорвавшись на мине, когда в 1944 г. сражался в Европе. Теперь ноги у него ампутированы ниже колен.

“С самого начала у меня было ощущение, что ноги и ступни остались на месте. Вначале я страдал от силь­нейших фантомных болей, мне казалось, что от го­леней к пальцам перекатываются раскаленные шары. С тех пор прошло уже двадцать лет, и теперь я ред­ко испытываю такие боли, но часто появляется чув­ство, что мои ноги на месте и в них только сломаны кости, как это и было после того, как меня ранило. Я научился управлять своими чувствами, и эти ощу­щения прошли.

Много лет я работал служащим по исковым заявле­ниям в компании по общему страхованию Фермер­ского бюро штата Иллинойс. Когда кто-то из сельс­кохозяйственных рабочих терял ногу из-за несчаст­ного случая на комбайне (таких случаев было немало, особенно когда использовались машины ста­рого образца), я навещал его вскоре после происшествия. Первое, что я говорил: “Благодари Бога, что ты потерял только одну ногу, а не стал полным кале­кой”. Затем я снимал протез, примерно подходящий и для него, и показывал, как выглядит зажившая культя и как на ней крепится протез. Нередко инва­лиды пишут письма в мою компанию и сообщают, что встреча со мной помогла им больше, чем страховое вознаграждение за увечье.

Я не могу бегать, но тружусь на ферме, помогаю при дойке коров, продаю страховые полисы, работаю служащим по исковым заявлениям — короче, уже почти полвека я живу вполне полноценной жизнью”.

ДРУГИЕ ВИДЫ ФАНТОМНЫХ ОЩУЩЕНИЙ

Другие части тела после ампутации тоже могут вызы­вать фантомные ощущения — к примеру, нос, яички, язык, груди, половой член, мочевой пузырь и прямая кишка161. Иногда эти фантомные ощущения оказывают­ся довольно приятными, например у некоторых женщин после ампутации груди:

“Безболезненное фантомное ощущение после ампу­тации молочной железы — самой чувствительный области груди — обычно бывает даже приятным, потому что кажется, будто грудь не стеснена бюст­гальтером. Однако если после удаления груди возни­кают фантомные боли, они очень мучительны”162.

Точно так же фантомные ощущения после ампута­ции полового члена могут быть приятными, а могут быть сопряжены с большими страданиями. У некоторых мужчин, которые испытывают безболезненные ощуще­ния в ампутированном половом члене, возникает фантомное чувство эрекции, а иногда даже фантомное ощу­щение оргазма. В то же время другие испытывают не­выносимую боль в ампутированном половом члене. Один из них “испытывал эту боль постоянно и часто пытался дотянуться до ампутированного члена и сжать головку, чтобы унять боль”163.

Фантомные ощущения в других удаленных органах могут быть ничуть не менее реальными. Некоторые люди с фантомными ощущениями в удаленном мочевом пузы­ре жаловались, что часто возникает чувство его пере­полнения и даже мочеиспускания. У людей с фантомны­ми ощущениями в удаленной прямой кишке возникает весьма реальное ощущение, будто они “выпускают газы или даже испражняются”2.

Наиболее часто происходит утрата одного или не­скольких пальцев на руках и ногах, поэтому и фантом­ные ощущения в ампутированных пальцах — самый распространенный из всех видов. Например, журнал “Бритиш медикал джорнэл” сообщал о том, как один моряк, случайно отрезавший себе указательный палец на правой руке, в течение нескольких десятилетий страдал от фантомных ощущений в потерянном паль­це. Ему все время казалось, что этот палец неесте­ственно вытянут, как это действительно было в тот момент, когда палец был случайно отрезан. Всякий раз, когда этот моряк подносил правую руку к лицу — чтобы дотронуться до носа или во время еды, — он боялся, что ампутированный палец может ткнуть его в глаз. Хотя моряк понимал, что это невозможно, фан­томные ощущения в отсутствующем пальце были не­преодолимы164.

ИСКЛЮЧЕНИЯ

Хотя утрата отдельных органов тела, как правило, все­гда приводит к появлению фантомных ощущений, быва­ют и исключения. У некоторых людей, потерявших ка­кие-то части тела во младенчестве или раннем детстве, фантомные ощущения в утраченных органах обычно не возникают. Точно так же не возникают фантомные ощущения в потерянных пальцах у больных проказой. В отличие от потери пальцев в результате несчастного случая или ампутации, потеря пальцев в результате за­болевания проказой происходит постепенно и растяги­вается на десять лет, а то и на более длительный срок. Полной утрате пальца предшествует постепенная деге­нерация нервных окончаний и полная потеря чувствительности в частях тела, пораженных заболеванием. Проказа протекает безболезненно, и отмирающие час­ти тела могут быть серьезно травмированы и инфициро­ваны без особых болезненных ощущений. Сильно пора­женные части тела иногда приходится удалять. Но сра­зу после хирургической операции на культях или после ампутации рук или ног иногда происходят поразитель­ные явления. Даже если пораженные проказой пальцы полностью утратили чувствительность еще двадцать или тридцать лет назад, причем без появления каких-либо фантомных ощущений, сразу после операции в ампутированных пальцах внезапно появляются чрезвы­чайно сильные фантомные ощущения!165

Одна из ранних гипотез по поводу фантомных ощуще­ний в утраченных органах объясняла это явление нали­чием своеобразной памяти. На этом основании пред­полагалось, что фантомные ощущения не могут появить­ся у людей, которые родились уже без какой-либо конечности — например, вследствие приёма матерью некоторых тератогенных препаратов, таких, как талидомид, ныне запрещенный транквилизатор. Хотя боль­шинство людей с врожденным отсутствием конечностей, видимо, не страдают от фантомных ощущений, пример­но у 10—20% фантомные ощущения в отсутствующей конечности все-таки появляются166. У некоторых людей, рожденных без рук, появляются фантомные ощущения в пальцах, которые они даже могут мысленно сгибать. У других людей, появившихся на свет с укороченными руками, появляется фантомное ощущение рук нормальной длины. Например, один мужчина, у которого практичес­ки отсутствовало предплечье правой руки и кисть начиналась от самого локтя, субъективно ощущал, что пра­вая рука у него такая же, как и нормальная, левая167. В отличие от фантомных ощущений в ампутированных конечностях, фантомные ощущения в конечностях, отсут­ствующих от рождения, в подавляющем большинстве случаев не сопровождаются чувством боли168.

ФАНТОМНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ В СОХРАНИВШИХСЯ ОРГАНАХ

Фантомные ощущения могут возникать и в тех случа­ях, когда теряется чувствительность конечности, а не сама конечность. У мотоциклистов в результате некоторых аварий (например, когда при падении на дорож­ное полотно плечо выворачивается вперед) происходит отрыв нервов руки от спинного мозга — так назы­ваемый разрыв плечевого сплетения. В подобных случаях появляются фантомные ощущения в поврежденной руке. Они обычно концентрируются на месте ставшей бесполезной настоящей руки и отождествля­ются с ней. Когда пострадавший закрывает глаза, фан­томно ощущаемая рука может отделяться от руки из плоти и крови и существовать независимо от нее. Хотя настоящая рука никак не может реагировать на нерв­ные импульсы, в фантомно ощущаемой руке часто воз­никают мучительные боли. Иногда даже прибегают к ампутации руки, потерявшей чувствительность, пыта­ясь таким образом избавить пациента от страданий. Но, к сожалению, фантомные ощущения руки и боли обычно остаются169.

Фантомные ощущения также часто появляются при параличе нижних конечностей вследствие перелома по­звоночника. Такие больные частично парализованы и не чувствуют или не могут управлять всеми органами тела, расположенными ниже места перелома. Тем не менее у них часто появляются фантомные ощущения в ногах и во всех органах, расположенных ниже перелома, в том числе в гениталиях.

При параличе фантомно ощущаемые органы обычно двигаются в координации с телом, особенно в тех слу­чаях, когда у больного открыты глаза. Однако некото­рые больные жалуются, что не могут удержать фантом­но ощущаемые конечности в неподвижном состоянии. Например, фантомные ноги могут непрерывно совер­шать какие-то вращательные движения даже тогда, ког­да тело больного неподвижно лежит на кровати170.

Фантомные ощущения могут возникать не только при тяжелых поражениях соответствующих нервных окон­чаний, но и после анестезии. Подобное явление часто встречается в хирургической ортопедии. У многих паци­ентов после местной анестезии позвоночника возника­ют фантомные ощущения в ногах, причем частота таких случаев зависит от того, в каком месте позвоночника проводится анестезия. По данным одного исследования, у 10% пациентов, которым была сделана эпидуральная анестезия, возникли фантомные ощущения. В то же время при подпаутинной анестезии доля тех, у кого появились фантомные ощущения, составила 55%171. У таких пациентов, когда они лежат на спине, создается иллюзия, что их фантомно ощущаемые ноги в слегка согнутом положении располагаются в воздухе над на­стоящими.

Точно так же анестезия нервных окончаний, идущих к плечевому сплетению, вызывает фантомные ощущения в руках. Причем они возникают даже чаще, чем при ане­стезии нервных окончаний ног: фантомные ощущения в руках после анестезии появляются у 90% пациентов172. В одном экспериментальном исследовании пациентов, которым была назначена хирургическая операция на предплечье или кисти, попросили непрерывно комменти­ровать ощущения в руке после анестезии и сообщать о положении больной руки, показывая его здоровой рукой. Примерно через 20—40 минут после инъекции у пациен­тов появлялись фантомные ощущения:

“Лежа с закрытыми глазами, испытуемый сообщал, что четко ощущает положение больной руки в про­странстве. Используя здоровую руку, он обычно по­казывал, что больная рука вначале лежит вдоль тела, а затем сгибается в локтевом суставе или находится над животом или грудной клеткой. В действительно­сти его больная рука все время неподвижно лежала вдоль тела. Иногда экспериментатор медленно пере­двигал больную руку пациента таким образом, что­бы предплечье и кисть оказались около головы боль­ного. Когда испытуемый открывал глаза, то поражался, насколько реальное положение больной руки отличалось от положения фантомно ощущаемой руки. Реальность фантомно ощущаемой руки не вы­зывала у испытуемых ни малейших сомнений. (...) Некоторые из них никак не могли поверить, что в действительности их рука поднята к голове, и с боль­шим сомнением смотрели то на нее, то на место, где располагалась фантомно ощущаемая рука”173.

Когда пациенты смотрели на больную руку и осозна­вали несоответствие ее положения положению фантом­но ощущаемой руки, в большинстве случаев последняя быстро перемещалась в сторону реальной руки и сли­валась с ней. Но когда пациенты вновь закрывали гла­за, фантомно ощущаемая конечность вскоре возвраща­лась в прежнее положение. У некоторых пациентов при особенно интенсивной анестезии фантомно ощущаемая рука не сливалась с реальной даже после того, как они открывали глаза: “...фантомно ощущаемая рука возвра­щалась в прежнее положение, хотя испытуемым посто­янно напоминали о том, что они должны постоянно смот­реть на реальную руку и концентрировать на ней все свое внимание”174.

Большинство пациентов, у которых после анестезии появлялось фантомное ощущение больной руки, обна­руживали, что могут свободно шевелить фантомной рукой — сгибать, вытягивать ее, двигать воображаемы­ми пальцами. После того как действие анестезии заканчивалось, фантомные ощущения ослабевали и к конечности возвращалась способность совершать реаль­ные действия175.

Фантомное ощущение руки можно эксперименталь­но вызвать с помощью манжеты, которая используется в медицинских приборах для измерения кровяного дав­ления и закрепляется на плече. В том случае если наду­тую манжету оставить на плече достаточно длительное время, рука теряет чувствительность. Если испытуемый не имеет возможности видеть эту руку, примерно через 30—40 минут большинство ощущает ее в другом поло­жении по сравнению с положением реальной руки. Фантомно ощущаемая рука исчезает, как только сни­мается манжета и возвращается чувствительность ре­альной руки176.

ОЖИВЛЕНИЕ ИСКУССТВЕННЫХ КОНЕЧНОСТЕЙ

Подобно тому как при тяжелом поражении нервных окончаний или при использовании анестезии происхо­дит разделение и последующее слияние фантомно ощущаемых конечностей с реальными, может проис­ходить и слияние фантомно ощущаемых конечностей с искусственными. Фантомные ощущения утраченных конечностей играют очень важную роль в процессе привыкания людей к механическим устройствам, заме­няющим утраченные конечности, то есть к протезам.

Один исследователь так охарактеризовал их роль: “Фантомные ощущения играют ведущую роль при уп­равлении протезом. Вначале ничем не связанные фан­томная и искусственная конечности начинают дви­гаться вместе, достигая координации в пространстве, и безжизненный придаток оживляется фантомным ощущением утраченной конечности”177. По образному выражению другого исследователя, “фантомное ощу­щение обычно подходит к протезу, как рука — к пер­чатке”178.

У тех пострадавших, кто не пользуется протезами, отмечается тенденция к ослаблению фантомных ощуще­ний. В свою очередь, использование протезов противо­действует этому процессу и даже может привести к на­растанию интенсивности прежде ослабевавших фантом­ных ощущений. Приведем пример из практики Вира Митчелла, хирурга времен Гражданской войны в США, который первым ввел в медицинскую литературу термин “фантомные ощущения”:

“Примерно в трети случаев ампутации ног и в поло­вине случаев ампутации рук пациент утверждает, что ампутированная рука или нога ощущаются расположенными ближе к телу, чем сохранившаяся конечность. (...) Иногда они продолжают прибли­жаться к туловищу до тех пор, пока не касаются культи или не занимают положение отсутствующей конечности, несмотря на то что лишены материаль­ной оболочки. (...) Итак, можно предположить, что, если для улучшения двигательной способности заменить утерянную конечность на искусственный протез, который изначально не обладает чувстви­тельностью, наше воображение рано или поздно отождествит утерянные руку или ногу с этим меха­ническим устройством. Такие случаи описаны дву­мя наблюдательными и проницательными людьми, потерявшими ногу. Один из них, который в силу своей профессии ежегодно имеет дело с сотнями по­страдавших, уверяет меня в том, что его личные ощущения являются общими для всех. Сам он ли­шился ноги в возрасте одиннадцати лет и помнит, что фантомно ощущаемая конечность постепенно удли­нялась и в конце концов достигла колена. Когда он начал пользоваться протезом, рост фантомно ощу­щаемой ноги возобновился, и иногда она достигает нормальных размеров. В настоящее время он прак­тически не вспоминает, что на самом деле у него сохранилась только часть ноги, — если только не за­говорит на эту тему или не станет думать о культе и утраченной настоящей ноге”179.

Люди, которые вместо ампутированной конечности носят протез, обычно снимают его перед сном, и тогда фантомные боли в несуществующих конечностях ста­новятся очень сильными. Уильям Уорнер, американский ветеран, который потерял правую ногу выше колена во время боев в Италии в 1944 г., описывает эту ситуацию следующим образом:

“Иногда я с таким трудом переношу эти боли, что даже не могу спать. Я поговорил с несколькими докторами, но они не смогли мне помочь. Иногда ночью я встаю с постели, надеваю протез и хожу по дому. Это немного помогает унять боль. Но как только я снимаю протез, все начинается сначала”.

Похожий случай описал Оливер Сакс. Один постра­давший четко разделял свои фантомные ощущения на “хорошие”, которые оживляли его протез и помогали ходить, и “плохие”, которые по ночам после снятия про­теза причиняли боль. Сакс так комментирует этот слу­чай: “Идет ли речь об этом пациенте или о каком-то дру­гом, разве не самое важное — убрать "плохие" (пассив­ные, патологические) фантомные ощущения, если они существуют, и сохранить при этом "хорошие" (...), то есть живые и активные?”180

ФАНТОМНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ В ФОЛЬКЛОРЕ

Ампутация конечностей практикуется на протяжении тысячелетий. Отпечатки ладоней с ампутированными пальцами, сделанные около 36 тысяч лет назад, были найдены в пещерах на территории Франции и Испании. На территории Египта были обнаружены мумии с про­тезами рук181. С незапамятных времен люди теряли час­ти тела в результате несчастных случаев или в сраже­ниях. Кроме того, ампутации применялись в качестве наказания. В древнееврейском кодексе законов можно прочесть: “Око за око, зуб за зуб, рука за руку, нога за ногу”182. Ампутация практиковалась и в исламских стра­нах как наказание за воровство: у вора отсекали правую руку. Таким образом, фантомные ощущения утрачен­ных органов и фантомные боли в них ни в коем случае нельзя назвать новым явлением. Об этом феномене было известно с древнейших времен, и предания о нем пере­давались из поколения в поколение.

Чувствительность к перемене погоды, необыкновен­но развитая у людей с ампутированными конечностями, вошла в легенду, а фольклорные предания подчеркива­ют и преувеличивают эти факты. “На перемену погоды указывают непроизвольные движения отсутствующих пальцев на руках и ногах, а многие такие люди безоши­бочно предсказывают восточный ветер”183. Относитель­но несложно было бы опытным путем проверить точ­ность таких предсказаний погоды, а также выяснить, можно ли исчерпывающе объяснить это явление изме­нением температуры, влажности, атмосферного давле­ния и других непосредственно измеряемых физических величин.

Другие особенности, упоминающиеся в фольклор­ных преданиях, труднее проверить, но от этого они не становятся менее впечатляющими. Во многих мифах встречается мотив, явно восходящий к единому древне­му поверью. Отсеченные от тела части сохраняют с ним связь за счет какого-то неизвестного взаимодействия на расстоянии. Я впервые столкнулся с подобным поверь­ем, когда жил в Малайзии. Как-то раз, будучи в одной малайской деревушке, я принялся стричь ногти, а об­резки бросал в ближайшие кусты. Когда хозяева дома, где я остановился, увидели это, они пришли в ужас и объяснили мне, что недоброжелатели могут подобрать эти части моего тела и причинить мне вред с помощью колдовства. Мои хозяева очень удивились, что мне не­известна такая элементарная вещь, как возможность причинить вред всему организму посредством опреде­ленных манипуляций с его частицей.

Впоследствии я узнал, что подобные поверья широ­ко распространены и являются одним из основных прин­ципов симпатической магии. Антрополог Джеймс Фре­зер сформулировал этот принцип следующим образом: “...вещи, которые раз пришли во взаимодействие друг с другом, продолжают взаимодействовать на расстоянии после прекращения прямого контакта”184. Одна из самых загадочных сторон квантовой теории заключается в том, что принцип нелокальности — как он выражен в пара­доксе Эйнштейна, Подольского и Розена и в теореме Белла — проявляется во многом так же, только приме­нительно к физическим процессам на уровне суб­атомных частиц.

По поводу фантомно ощущаемых конечностей суще­ствует поверье, что дух потерянной конечности продол­жает воздействовать на человека, которому она когда-то принадлежала. Читатели журнала “Ветеранз оф форин уорз” сообщили мне ряд историй, свидетельствующих, что это поверье существует до сих пор и имеет довольно широкое распространение. Уильям Креддок написал мне, как впервые услышал о нем от своего отца, который ра­ботал кочегаром в котельной и техником в больнице г. Джексонвилла (Иллинойс):

“В 40-е гг. по пути из школы домой я обычно оста­навливался в котельной. Однажды, когда я вошел, отец завернул в кусок материи что-то лежавшее на верстаке и попытался спрятать. Мне удалось заме­тить, что на тряпке были пятна крови, а когда я по­интересовался у отца, что это было, он ответил, что это меня не касается. Позднее он объяснил, что пря­тал ампутированную конечность, чтобы никто не смог использовать ее каким-то противоестественным образом. Еще он добавил, что знает человека, кото­рый очень страдал от болей в ампутированной руке, поэтому в конце концов эту руку решили выкопать и выпрямить на ней пальцы. Тогда боли прекрати­лись”.

А вот рассказ о человеке, который хранил свой ам­путированный палец в склянке:

“Несколько лет этот человек жил совершенно спо­койно. Потом он вновь посетил врача, который не­когда ампутировал палец, и пожаловался, что в от­сутствующем пальце ощущается страшный холод. Врач поинтересовался, где хранится склянка с ампу­тированным пальцем. Пациент ответил, что склянка хранится там же, где всегда, — дома у его матери, в теплом подвале. Врач посоветовал ему навестить мать и все же проверить, как содержится склянка. Мать сперва отказывалась спускаться в подвал, но потом согласилась и обнаружила, что окно, в не­скольких дюймах от которого находилась склянка с пальцем, оказалось разбитым. Как только склянку с пальцем согрели, фантомные боли в ампутированном пальце тут же прекратились”.

Американский психолог Уильям Джемс в 80-е гг. XIX в. провел опрос 200 человек, у которых были ампутированы конечности, и обнаружил, что подобные по­верья имели “очень широкое распространение”185. По­зднее некоторые психиатры попытались объяснить фан­томные боли в ампутированных конечностях “фантази­ями”, основанными на этих поверьях. В литературе описан случай, когда 14-летний мальчик мучительно страдал от жжения в ампутированной ноге. Его психи­атр выяснил, что годом раньше один из учителей обсуж­дал в классе операции по ампутации конечностей, а по­путно рассказал ученикам историю о человеке, страдав­шем фантомным ощущением жжения в ампутированной ноге. По словам учителя, ногу эксгумировали, пытаясь определить источник боли, и обнаружили, что в ней поселились муравьи. Боли у пациента прекратились, как только ампутированную конечность очистили от мура­вьев и захоронили надлежащим образом. Под влияни­ем этой истории мальчик поверил в то, что причиной фантомного жжения может стать кремация ампутиро­ванной ноги186.

Еще один случай из области психиатрии связан с молодой женщиной, которая в возрасте шестнадцати лет в результате автокатастрофы потеряла обе ноги. Позднее она стала страдать фантомными болями в ам­путированных конечностях, и эти боли также напоми­нали сильное жжение. Под гипнозом пациентка вспом­нила, как во время операции просила хирурга о том, что­бы ее ампутированные ноги не кремировали, а просто закопали: ей казалось, что так будет лучше. Но хирург не обратил внимания на ее просьбу. Так же под гипно­зом психиатр внушил женщине, что, несмотря на кре­мацию ампутированных ног, в духовном смысле они все равно сохранились, хотя физически отсутствуют. “Она сообщила об улучшении своего самочувствия и, как мне кажется, поверила, что ампутированные ноги символи­чески вернулись к ней”. Фантомные боли в утраченных конечностях у этой пациентки полностью прекратились187. Это один из тех редких случаев исцеления от фантомных болевых ощущений, которые мне удалось отыскать в медицинской литературе.

Похожие поверья и по сей день широко распространены в России и, вероятно, во многих других странах лира. Разумеется, Скептики решительно заявят, что все это — просто суеверия, не имеющие под собой никакой научной основы. Но почему Скептики так уверены в своей правоте, если в этой области до сих пор не прово­дилось никаких экспериментальных исследований? Не собираясь лично исследовать влияние утраченных частей тела на фантомные боли, я, однако, не считаю, что этот вопрос не заслуживает эмпирического изучения.

Провести соответствующие эксперименты не так сложно, если исследователь будет работать в сотрудни­честве с пациентами и персоналом какой-нибудь боль­ницы, где, как правило, все ампутированные части тела сжигают без согласования с пациентами. В ходе эксперимента ампутированные органы нужно случайным об­разом разделить на три группы. Ампутированные части тела из первой, самой многочисленной группы следует кремировать в обычном порядке, части тела из второй группы следует захоронить в естественном положении, и, наконец, части тела из третьей группы следует захо­ронить в деформированном виде. Эту работу следует проводить в режиме “двойного слепого контроля” — ни врачи, ни пациенты не должны знать, чьи именно орга­ны были захоронены или кремированы. В дальнейшем потребуется периодически проводить опрос пациентов, расспрашивая их о характере фантомных ощущений, если таковые появятся. Если статистически значимые различия выявлены не будут, гипотезу Скептиков мож­но считать доказанной. Если же будут обнаружены раз­личия в ощущениях тех, чьи ампутированные органы были кремированы, и тех, чьи утраченные органы были захоронены, или проявится зависимость характера фан­томных ощущений от положения ампутированной час­ти тела при захоронении, старинные фольклорные пре­дания получат научное подтверждение. В этом случае нужно будет пересмотреть методы лечения больных с фантомными ощущениями боли в утраченных органах и в любом случае советоваться с больными по поводу того, как поступить с их ампутированными конечнос­тями.

ФАНТОМНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ В АМПУТИРОВАННЫХ КОНЕЧНОСТЯХ И ПЕРЕЖИВАНИЕ ВЫХОДА ИЗ ТЕЛЕСНОЙ ОБОЛОЧКИ

Как фантомные ощущения в утраченных органах соот­носятся с ощущением выхода за пределы тела? Пережи­вая выход из телесной оболочки, люди обнаруживают себя вне собственного физического тела, при этом пред­полагая или даже ясно ощущая, что нематериальное, фантомное тело остается при них188. К примеру, именно так запомнил свои ощущения человек, который после несчастного случая оказался на операционном столе под наркозом. Потеря сознания в результате наркоза оказалась кратковременной, а дальнейшее сам пациент описывает так:

“Я видел себя — вернее, свое физическое тело — ле­жащим в операционной. Свободно паря и глядя сверху вниз, я видел свое физическое тело, которое лежало на операционном столе, видел на нем рану с правой стороны, которой занимался хирург. Я даже мог разглядеть хирургические инструменты, многие из которых были мне неизвестны. Все это я видел очень ясно и подробно. Я не видел смысла в том, что делали врачи, и даже услышал свой голос, когда крикнул им: "Прекратите!"”189.

Некоторые люди даже способны произвольно поки­дать свою физическую оболочку и перемещаться в про­странстве. Когда подобный опыт заканчивается, они возвращаются в физическое тело, и фантомное тело вновь сливается с физическим. Один из специалистов по этой практике, Роберт Монро190, в своем учебном центре в штате Виргиния (США) даже проводит семинары, по­могая развить такую способность и обучая технике выхода за пределы физического тела. Вот как он опи­сывает этот феномен:

“...внетелесное переживание (ВТП) представляет собой такое состояние, когда человек оказывается вне своего материального тела в полном сознании и сохраняет способность воспринимать и действовать так, как если бы оставался в физическом мире, — за несколькими исключениями. Он может перемещать­ся в пространстве (и времени?) — как медленно, так и со скоростью, явно превышающей скорость света. Он может наблюдать за происходящим вокруг, уча­ствовать в различных событиях и принимать осоз­нанные решения, основанные на том, что он видит и делает. Он способен проникать сквозь физическую материю: стены, стальные листы, бетон, землю, оке­анские воды, воздух. Он может без малейших усилий и всякого риска войти даже в атомный реактор. Такой человек способен оказаться в соседней комна­те, не утруждая себя открыванием дверей. Он может навестить своего приятеля, живущего в трех сотнях миль, либо, если вздумается, исследовать Луну, Солнечную систему и всю галактику”191.

Подобный опыт люди нередко переживают на поро­ге смерти. Вот как описывает свои ощущения 17-летний подросток, который чуть не утонул, купаясь в озере:

“То погружаясь под воду, то выныривая на поверх­ность, я вдруг почувствовал, что мое “я” вышло за пре­делы тела. Я был неподвижен и одновременно видел свое собственное тело, которое барахталось в воде в трех-четырех футах от меня, то выныривая, то с головой по­гружаясь под воду. Тело виделось мне со спины и немно­го справа. Даже тогда, когда я находился за пределами тела, у меня все-таки сохранялось ощущение некоей материальной оболочки. В то же время я чувствовал себя невесомым, легче перышка”192.

Переживания такого рода известны практически во всех традиционных культурах. Да и в современном ин­дустриальном обществе это явление не исчезло и встре­чается не так уж редко. Периодические опросы обще­ственного мнения показывают, что, по различным дан­ным, 10—20% опрошенных вспоминают по крайней мере один пережитый ими случай выхода за пределы те­лесной оболочки193.

Подобное ощущение каждый из нас испытывает во сне: нам кажется, что мы отправляемся в дальнее путе­шествие, хотя физическое тело в это время лежит в постели. Во время сна у нас появляется второе тело — “тело сновидения”. Мы не можем ощущать его постоянно — точно так же, как не можем постоянно ощу­щать свое физическое тело, — но потенциально оно существует. Во сне мы занимаем определенное положение в пространстве, смотрим с определенной точки зре­ния, можем ориентироваться, двигаться, видеть, слы­шать, разговаривать. Иногда появляются особенно яр­кие физические ощущения — к примеру, когда во сне мы летаем или переживаем эротические сцены.

Некоторые люди видят так называемые “осознанные сновидения” — сны, в которых они понимают, что спят. В таких снах действует то же самое “тело сновидения”, но человек может выбирать, куда ему направиться, и способен до некоторой степени контролировать свои ощущения. Осознанные сновидения очень близки к пе­реживанию выхода из физического тела. Разница лишь в том, что в первом случае человек покидает физическое тело в состоянии сна, а во втором — в состоянии бодр­ствования194.

В эзотерической литературе путешествия в осознан­ных сновидениях и переживания выхода за пределы физического тела принято называть “астральными пу­тешествиями”, а тело, которое при этом действует,— “астральным”, или “тонким” телом. Но эта терминоло­гия привычна лишь немногим, поэтому в дальнейшем я буду называть такое тело просто “нематериальным”.

Сходство между нематериальным телом и фантомно ощущаемыми конечностями просто поражает. Во-пер­вых, нематериальное тело субъективно кажется вполне реальным — так же, как и фантомно ощущаемые конеч­ности, — даже в том случае, если человек, переживаю­щий внетелесный опыт, четко осознает, что находится вне своего физического тела. Во-вторых, нематериальное тело может отделяться от физического тела, а затем вновь сливаться с ним в одно целое. Точно так же при параличе и после анестезии нервных окончаний фантом­но ощущаемые конечности могут разделяться с физиче­скими, а затем вновь сливаться с ними. В-третьих, суще­ствуют промежуточные случаи — к примеру, в первые минуты после травмы позвоночника. “Сразу после несча­стного случая фантомно ощущаемое тело может отде­литься от физического тела. Например, человек может чувствовать, что его ноги подняты выше грудной клетки или даже выше головы, хотя видит, что на самом деле они вытянуты на дороге”195.

Невропатолог Рональд Мелзак, много лет изучавший фантомные ощущения, пришел к следующему выво­ду: “Очевидно, что ощущение тела может сохраняться и тогда, когда физическое тело вообще отсутствует. Для того чтобы ощущать тело, не нужно самого тела”196. Но так ли это в действительности, могут сказать лишь те, кто сам пережил опыт выхода из тела.

ТЕОРИЯ ФАНТОМНЫХ ОЩУЩЕНИЙ

Что все это означает? Ответ прежде всего зависит от ми­ровоззрения конкретного человека. Некоторые воспри­нимают нематериальное тело как проявление души. Обычно оно оживляет физическое тело, но способно и действовать самостоятельно. Фантомно ощущаемые конечности при этом тоже воспринимаются как проявления души. Они существуют в области психической, а не материальной реальности. Вероятно, такое понима­ние фантомных ощущений преобладает во всех тради­ционных культурах. Знаменитый адмирал Нельсон, в 1797 г. потеряв руку во время морского сражения, лю­бил повторять, что для него фантомное ощущение ут­раченной руки стало лучшим доказательством суще­ствования души.

До сих пор такого понимания фантомных ощущений придерживаются большинство экстрасенсов. Многие из них утверждают, что способны видеть “ауру” утрачен­ных органов197. В эзотерических кругах фантомно ощу­щаемые конечности считаются частью “тонкого”, “астрального”, или “эфирного” тела.

С точки зрения ограниченного разума, напротив, фантомные ощущения утраченных органов и немате­риальное тело рассматриваются как иллюзии, которые создаются внутри нервной системы. Фантомные ко­нечности располагаются не там, где ощущает их паци­ент, а внутри головного мозга. Для убежденного мате­риалиста механистическая теория мозга не требует до­казательств. Практическая медицина все еще остается под влиянием таких воззрений, и потому врачи в боль­ницах внушают пациентам с ампутированными конеч­ностями официальную точку зрения, согласно которой все процессы, вызывающие появление фантомных ощущений в утерянных конечностях, происходят в головном мозге.

Однако точная локализация фантомных ощущений точно не определена. Сначала была принята гипотеза, в соответствии с которой фантомное ощущение ам­путированных конечностей и фантомные боли в них появляются за счет генерации нервных импульсов в культях — прежде всего в разрастающихся в месте ам­путации нервных узлах, называемых невромами. Эти им­пульсы по позвоночному столбу попадают в кору голов­ного мозга, где, как предполагалось, в сенсорно-мотор­ной области генерируются ощущения, порождающие иллюзию отсутствующей конечности. Эта теория нео­днократно проверялась, и в соответствии с ней предпри­нимались попытки ослабить фантомные боли в ампути­рованных конечностях путем хирургического рассече­ния нервных волокон, идущих от невром, — выше невром, в самих невромах или в области позвоночного столба. Хотя после операции наступало временное облегчение, позже вновь возникали фантомные ощуще­ния, а боли возобновлялись. Более того, гипотеза, свя­зывающая появление фантомных ощущений с культей, не может объяснить, почему пациенты с врожденным отсутствием конечностей также испытывают фантом­ные ощущения, хотя их нервные окончания никогда не были травмированы.

Следующая гипотеза переместила область, где за­рождаются фантомные ощущения, с невромы в позво­ночный столб. Предполагалось, что фантомные ощуще­ния появляются вследствие чрезмерной активности тех нервных клеток внутри позвоночника, которые из-за ампутации конечностей утратили нормальную связь с телом. Чтобы исключить подобные эффекты, пытались перерезать различные нервные волокна внутри позво­ночного столба, но фантомные ощущения — в том чис­ле и боли — вскоре возвращались. Кроме того, в эту гипотезу не укладываются фантомные ощущения при параличе, когда позвоночник был травмирован гораздо выше отнявшихся конечностей — например, в области шеи. Некоторые такие пациенты ощущают мучительные фантомные боли в ногах и паху, хотя спинномозговые нервные клетки, посылающие в головной мозг соответ­ствующие нервные импульсы, берут начало гораздо ниже места перелома. Таким образом, никакие нервные импульсы из этих клеток не могли бы пройти выше ме­ста перелома198.

В соответствии со следующей гипотезой, источник фантомного ощущения ампутированных конечностей сдвинулся еще выше, в головной мозг. У некоторых па­циентов были хирургически удалены те области таламуса и коры головного мозга, которые получают нервные импульсы от утраченной конечности. Но даже такие радикальные хирургические методы не могли избавить от фантомных болей. Несмотря на то что были иссече­ны соответствующие участки сенсорно-моторной обла­сти коры головного мозга, боль, как правило, возвраща­лась, и фантомные ощущения в ампутированной конечности сохранялись199.

Современные версии той же гипотезы сдвигают зону зарождения фантомных ощущений еще глуб­же — в мозговую ткань. Одно из предположений со­стоит в том, что появление фантомных ощущений за­висит от способа образования новых нервных связей в головном мозгу, по-новому выстраивающих “топог­рафию” тех областей, которые ранее получали не­рвные импульсы от ампутированных органов200. Но на создание новых нервных связей требуются недели, а то и месяцы, в то время как фантомные ощущения могут появиться немедленно — как, например, это происхо­дит при анестезии. Учитывая это несоответствие, дру­гая подобная гипотеза провозглашает основной причи­ной фантомных ощущений быструю “актуализацию латентных цепей” в обширных областях головного мозга201. Следующая гипотеза состоит в том, что изоб­ражение тела генерируется в различных частях голов­ного мозга сложной сетью нервов, которая называет­ся нейроматрицей. Нейроматрица “генерирует образы, обрабатывает протекающую через нее информацию и в конце концов генерирует образ, который и воспри­нимается как целое тело”202. Эта нейроматрица напря­мую соединена с различными органами. Хотя со вре­менем она может изменяться, предполагается, что она существует с рождения, — таким образом учитывает­ся и то обстоятельство, что люди, появившиеся на свет без какой-либо конечности, тоже могут страдать от фантомных ощущений отсутствующих конечностей. Упомянутая матрица занимает в головном мозге столько места, что ее выход из строя “означал бы разрушение всего головного мозга”203.

На этой стадии теория появления фантомных ощу­щений за счет процессов, протекающих в головном мозге, становится практически неуязвимой. Если уда­ление любого отдельного участка головного мозга не помогает избавиться от фантомных ощущений, это всего лишь означает, что они генерируются другими областями. Можно бесконечно рассуждать о “парал­лельных”, “резервных” или “латентных” системах — точно так же, как до Коперника любое астрономиче­ское явление, не укладывающееся в сложившуюся те­орию, можно было объяснить, добавив к предполагае­мым орбитам планет эпициклы. Неуязвимая теория привлекательна для фундаменталистов от науки, но для самой науки она вредна.

С целью выяснения природы фантомных ощущений в ампутированных конечностях проводились многочис­ленные медицинские исследования, призванные обосно­вать такие концепции, как “схема, обусловленная поло­жением тела”, “схема тела” или “образ тела”. Эти тер­мины были введены в начале XX в. как теоретическая основа для объяснения результатов клинических на­блюдений, но значение терминологии так и осталось весьма неопределенным. При критическом анализе тео­рии “схемы тела” два выдающихся немецких невропато­лога пришли к следующему заключению:

“Единой и четко определенной теории "схемы тела" пока не существует. Идеи различных авторов сильно отличаются друг от друга, основываются на неодина­ковых предпосылках и служат для объяснения совер­шенно разных клинических явлений. Более того, дей­ствительно оригинальные открытия в этой области весьма немногочисленны, да и они остаются непонятыми или понимаются превратно. (...) Как только была создана эта теория, множество различных патологий было отнесено на счет “нарушений в схеме тела”. За­тем эти патологии использовались для доказательства верности всей теоретической концепции. Это классический случай использования аргумента, основанного на выводе из положения, которое само по себе требу­ет доказательства. Одна гипотеза служит доказатель­ством другой — и обратно. Экспериментальные иссле­дования для объективной проверки теоретических предположений проводились чрезвычайно редко”204.

Особая концепция “схемы тела” сложилась у фрейди­стов. Эта схема существует в “сенсорно-церебральном пространстве-времени” и включает в себя “ментальную проекцию "эго"”205. Фантомные ощущения создаются под­сознанием в результате “нарциссического желания сохранить целостность тела перед лицом реальной поте­ри одного из органов или отвержения символической ка­страции одного из органов тела”206. Такие теории лишь порождают все более и более громоздкую терминоло­гию, но ни о природе “образа тела”, ни о сущности бессознательного не сообщают абсолютно ничего нового.

ФАНТОМНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ И ПОЛЯ

Все общепринятые научные теории создаются на ос­нове концепции ограниченного разума: “схемы тела”, образы тела, фантомные ощущения существуют исключительно внутри головного мозга, как бы живо и непосредственно мы их ни воспринимали. Однако если допустить, что разум может находиться как внутри, так и вне тела, необходимость ограничивать образ тела головным мозгом или даже нервной тканью от­падает. В частности, фантомное ощущение утрачен­ной конечности может локализоваться не в головном мозге, а там, где оно непосредственно чувствуется, — за пределами культи, на месте отсутствующей конеч­ности.

Концепция безграничного разума близка древней идее души, заполняющей и оживляющей тело. Мне представляется, что в наши дни более плодотворно интерпретировать эту идею с точки зрения полей. Тело самоорганизуется и заполняется полями. Морфогенетические поля — точно так же, как электро­магнитное, гравитационное и квантовое, — определя­ют его развитие и поддерживают его форму. А пове­денческое, ментальное и социальное поля определяют его поведение и умственную деятельность. В соответ­ствии с гипотезой формообразующей причинности, морфогенетическое, поведенческое, ментальное и социальное поля — это разновидности единого морфического поля, в котором хранится как информация из прошлого отдельного индивида, так и коллектив­ная память бесчисленного множества других людей, живших до него.

Поля фантомных ощущений я предпочитаю рас­сматривать именно как морфические поля, однако нам предстоит проверить гипотезу более общего плана. В настоящий момент я не буду останавливаться на при­роде и свойствах морфических полей, определяемых морфическим резонансом. Мы будем проверять саму идею поля, организующего образы в пространстве и времени. По моим предположениям, эти поля локали­зуются именно там, где располагаются фантомно ощущаемые ампутированные конечности. Они могут распространяться за пределы физического тела, со­здавая проекции утраченных конечностей за предела­ми культи.

ПРОСТОЙ ЭКСПЕРИМЕНТ ПО ВЫЯВЛЕНИЮ «КАСАНИЯ» ФАНТОМНОЙ КОНЕЧНОСТЬЮ

Эксперимент, который я предлагаю провести, анало­гичен описанному в предыдущей главе, где речь шла о способности ощущать чужой взгляд. Точно так же, как человек может почувствовать определенное воз­действие, когда его пристально разглядывают, он мо­жет ощутить, когда к нему “прикасаются” фантомной конечностью. Какова бы ни была природа поля, лежа­щего в основе формирования фантомно ощущаемых конечностей, “касание” должно осуществляться по­средством этого поля, которое гипотетически может воздействовать на испытуемого.

Самая простая форма соответствующего экспери­мента — следовать той же самой схеме, которая ис­пользовалась в опытах при исследовании ощущения пристального взгляда. Испытуемый сидит спиной к человеку с ампутированной рукой, способному ощу­щать фантомную конечность. Тот в случайной после­довательности либо ничего не делает, либо похлопы­вает испытуемого по плечу фантомной рукой. О на­чале каждого опыта подается сигнал в виде щелчка, зуммера или любого другого механического сигнала. Затем испытуемый отвечает, ощущал ли он касание. Результат записывается, а испытуемому сообщают, правильным был его ответ или нет. Такая обратная связь дает испытуемым возможность выработать чув­ствительность к необычному ощущению прикоснове­ния фантомной рукой — разумеется, в случае, если такое ощущение вообще будет возникать.

В исследовании может принять участие и инвалид с ампутированной ногой. В этом случае испытуемый должен будет попытаться почувствовать прикоснове­ние фантомной ноги — своего рода фантомный “пи­нок”.

РЕЗУЛЬТАТЫ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА

После того как в журнале “Буллетин оф инститьют оф ноуэтик сайенс” появилась моя статья на соответству­ющую тему, многие инвалиды с ампутированными конеч­ностями стали присылать мне сообщения. Одно из них пришло из города Харлей (штат Нью-Йорк) от Казимира Бернарда. Этот человек потерял правую ногу ниже колена, когда в 1940 г. в составе союзных экспедицион­ных сил принимал участие в боевых действиях в Норве­гии. После войны Бернард работал экспертом по произ­водству электронного оборудования в корпорации IBM. Он заинтересовался физическими исследованиями по проблеме фантомных конечностей и стремился сам про­вести некоторые эксперименты, чтобы выяснить, дей­ствительно ли он может кого-либо коснуться фантом­ной ногой. По его мнению, такой эксперимент дал бы наилучшие результаты, если бы удалось найти испыту­емых с особой чувствительностью.

Бернард обсудил этот вопрос с доктором Александ­ром Имичем, пенсионером-химиком из Нью-Йорка, а тот, в свою очередь, связался с Инго Сванном, также проживавшим в Нью-Йорке. Сванн ранее уже принимал участие в длительной серии довольно успешных парапсихологических экспериментов, проводимых Стэнфордским научно-исследовательским институтом в Калифор­нии. Бернард, Имич и Сванн вместе разработали и про­вели серию опытов, причем Сванн обычно выступал в роли испытуемого, а Имич — экспериментатора, но в не­которых опытах они менялись ролями. В ходе эксперимента испытуемый пытался почувствовать прикосновение фантомно ощущаемой ноги Бернарда. Эксперимент проводился в течение нескольких дней в марте — апреле 1992 г.

Совместная работа была описана Сванном под заголовком “Неофициальный отчет о предварительном эксперименте, исследующем ощущение касания фантомной конечностью”. Я благодарен Инго Сванну, Александру у и Казимиру Бернарду за разрешение процитировать этот отчет. Вот как Сванн описывает ход опытов:

“Г-н Казимир Бернард сидел в таком положении, что мог поднимать или опускать фантомно ощущаемую ногу. Испытуемый (Сванн) в капюшоне, закрывающем его голову и тело до плеч, сидел на стуле прямо перед господином Бернардом в таком положении, что мог свободно опустить правую руку вниз и сделать махо­вое движение назад и вперед непосредственно сквозь фантомную конечность, если бы она была в этот мо­мент поднята вверх. Испытуемого просили сообщать, когда его рука коснется фантомной конечности. Док­тор Имич молча указывал пальцем господину Бернар­ду, что именно он должен делать — опускать фантомно ощущаемую ногу или поднимать. Сигнал о начале опыта подавался с помощью звонка”.

Генератор случайных чисел не использовался: для сбора действий в каждом конкретном опыте экспериментатор сам составлял последовательность псевдослучайных чисел по ходу эксперимента. В конце опыта исследуемый сообщал, почувствовал он фантомную конечность в предполагаемом месте контакта или нет. Его ответы оценивались как правильные или неправильные. Кроме того, испытуемый в случае неуверенности мог отказаться отвечать. Сванн отказался отвечать в 17 случаях из 175, а Имич — в 11 случаях из 96 опытов. Если испытуемый давал правильный ответ, ему об этом сооб­щали. Таким образом, испытуемый мог совершенство­вать свою способность ощущать контакт с фантомной ногой Бернарда непосредственно в ходе эксперимента. Далее приводятся суммарные результаты эксперимен­та в том виде, как они представлены в отчете Сванна:

“Сванн: из 158 ответов 89 были правильными (число правильных ответов при случайном угадывании — 79); Имич: из 84 ответов 46 были правильными (число пра­вильных ответов при случайном угадывании — 42)”.

Сванн также изучал воздействие обучения на чув­ствительность испытуемого, которое часто проявля­лось в ходе парапсихологических экспериментов, про­водимых Стэнфордским научно-исследовательским институтом. В том, что парапсихологические навыки при обучении улучшаются точно так же, как и любые другие, нет ничего удивительного. Вот что пишет по этому поводу сам Сванн:

“Долгое время разрабатывая эксперименты в Стэнфордском научно-исследовательском институте, мне приходилось изучать и оценивать влияние целенап­равленного обучения, которое могло способствовать дальнейшему развитию многих способностей. Было обнаружено, что процесс обучения парапсихологическим навыкам проходит через трудноуловимые, но предсказуемые этапы, которые, как мне кажется, на­слаиваются друг на друга, если усиливаются опреде­ленными методами. Некоторые особенности целенап­равленного обучения хорошо изучены в общих ис­следованиях процесса обучения, но есть и такие, которые специфичны для обучения именно парапсихологическим навыкам”.

Сванн построил график зависимости суммарного чис­ла правильных ответов от количества опытов. На графи­ке также изображалась линия, показывающая число правильных ответов, которые могли быть даны при слу­чайном угадывании (ил. 11). Когда в роли испытуемого выступал Сванн, воздействие обучения начинало сказы­ваться примерно после 133 опытов. В 25 последних опы­тах Сванн дал 22 правильных ответа, тогда как при слу­чайном угадывании количество правильных ответов со­ставило бы 12,5. (Я провел статистический анализ полного набора данных, взяв долю правильных ответов в каждой последовательной группе, содержащей по де­сять опытов, и проанализировав тенденцию методами ли­нейной регрессии. У Сванна выявилась тенденция давать больше правильных ответов в конце испытаний, чем в начале. Другими словами, наблюдалось статистически значимое воздействие обучения с вероятностью р = 0,03.)



1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет