Стивен Джуан Странности наших фобий. Почему мы боимся летать на самолетах



жүктеу 2.72 Mb.
бет21/25
Дата16.06.2016
өлшемі2.72 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25

Глава 21

Лечение



Он обладал одной своеобразной слабостью;

часто встречаясь со смертью лицом к лицу в различных видах,

он никогда не встречался с дантистом.

Г. Дж. Уэллс (1866–1946), «Белби»
Испытывать небольшой страх – это естественно. Как пишет Джерилин Росс, директор Центра Росс по исследованию тревожных и сходных расстройств в Вашингтоне: «Определенный уровень тревоги помогает нам распознавать опасность или мотивирует нас вести себя определенным образом. Это здоровая реакция». Очень часто люди, страдающие фобиями, сами знают, что их реакция необоснованна. Они признают, что самолет, скорее всего, не упадет и не разобьется, что собака не кинется их кусать или что лифт не застрянет в шахте. Но, как говорит доктор Росс: «Показывать им статистические данные бесполезно. Они говорят: "Не знаю почему, но мне кажется, что, если я это сделаю, я умру"»1.

При лечении таких пациентов в наши дни многие терапевты сосредотачивают свои усилия на том, чтобы помочь этим людям справиться со своими реакциями в повседневной жизни. При этом терапевт может применять комбинированный подход с использованием различных методов: бихевиористской терапии, экспозиционной терапии, погружения, групповой терапии, гипнотерапии, десенситизации через движения глаз и репроцессинг и медикаментозной терапии.



Бихевиористская терапия

Бихевиористская терапия в наши дни исходит из той предпосылки, что фобия – это научаемое поведение. А это значит, что от нее можно и «отучиться». Работы южноафриканского психолога Джона Уолпа (1915–1997) о взаимном торможении заложили основание современных взглядов на механизмы бихевиористской терапии, согласно которым фобическую реакцию можно затормозить или устранить.



Экспозиционная терапия

Экспозиционная терапия бывает интенсивной или умеренной. Пациента подвергают действию фобического стимула либо непосредственно (в виде изображения), либо на расстоянии.



Погружение

Более интенсивная форма экспозиционной терапии называется «погружение». В основе своей это все равно, что бросить человека в бассейн на глубину, чтобы он сразу научился плавать, а не барахтался у мелкого края.



Групповая терапия

Групповая терапия – это разновидность психотерапии, при которой терапевт имеет дело не с одним человеком, а сразу с группой пациентов, которых подвергает воздействию гипноза. Термин «гипноз» происходит от греческого слова hypnos (сон).



Десенситизация через движения глаз и репроцессинг

Данный вид терапии подразумевает воображаемый контакт с фобическим стимулом, во время которого особые движения глаз помогают стимулировать мозг и добиваться определенной реакции с его стороны. Этот метод разработала американский психолог Франсин Шапиро (р. 1954), и он помогает справиться с посттравматическими расстройствами, полученными в результате участия в боевых действиях, изнасилования или других подобных стрессовых ситуаций.



Медикаментозная терапия

Иногда в лечении фобий используют ряд медикаментов, в основном антидепрессантов и бензодиазепинов. Однако, сама по себе, без сочетания с другими методами, медикаментозная терапия никогда не используется.

Предполагается также, что фобии иногда исчезают сами или после воспоминания о забытой травме, вызвавшей фобию2.
Согласно одному исследованию 2007 года, посвященному лечению отдельных фобий, «некоторые эксперименты предполагают, что виртуальная реальность может быть эффективной в излечении фобий полетов и высоты, но эти выводы должны быть подкреплены более существенными экспериментами. Когнитивная терапия особенно эффективна при клаустрофобии, а прикладное напряжение в случае фобии крови и ран. Данные о медикаментах ограничены, за исключением назначаемого дополнительно D циклосерина». Авторы статьи во главе с доктором И. Чой из Психиатрического института штата Нью Йорк особо подчеркивают, что для определения наилучших методов лечения конкретных фобий необходимо провести дополнительные исследования3.
Страхи легче устранить при «массированном» действии фобического стимула, нежели при его длительном действии. «Массированное» действие – это частое воздействие стимула в течение небольшого промежутка времени. В ходе экспериментов на мышах, проводимых в Калифорнийском институте Лос Анджелеса под руководством доктора Марка Барада, ученые обнаружили, что если особь подвергается действию фобического стимула, скажем, 10 раз за час, то страх исчезает легче, чем если бы стимул возникал 10 раз за 10 часов. Если это верно в отношении мышей, то может оказаться верным и в отношении людей4.

Йохимбе – лекарство от фобии?

Некоторые исследователи полагают, что нашли доказательства того, что йохимбин – вещество, выделяемое из коры дерева йохимбе, – ускоряет излечение от тревожных расстройств. В последнем из серии исследований, посвященных изучению выработки и погашения условных рефлексов страха у мышей, ученые из Калифорнийского института Лос Анджелеса обнаружили, что йохимбин помогает мышам преодолевать страхи быстрее, усиливая действие адреналина, вырабатываемого естественным образом. Адреналин включает такие физиологические процессы, как учащение сердцебиения и ускорение метаболизма, в ответ на физический и психологический стресс. В исследовании, проводимом под руководством доктора Марка Барада, мыши, которым вводили йохимбин, преодолевали свои страхи в четыре раза быстрее, чем те, которым вводили пропранолол. Пропранолол – это препарат, обычно используемый для лечения симптомов тревожных расстройств и замедляющий физиологическое действие адреналина5.



От фобий лечатся далеко не все

Как пишет профессор Гейвин Эндрюз, глава отдела клинических исследований тревожных расстройств и депрессии в Больнице Св. Винсента в Сиднее, фобиями страдает 1 из 12 австралийцев, но лечатся далеко не все из них. В ходе недавнего исследования Эндрюз выяснил, что адекватное лечение получают только 24 % австралийцев с агорафобией и только 7 % австралийцев с социофобией, а показатели для других фобий еще ниже6.




Преимущества самостоятельной терапии

Австралийские исследователи предполагают, что некоторые методы самостоятельной терапии социального тревожного расстройства (социофобии) могут быть столь же эффективны, как и более традиционные методы с участием терапевта. Как пишет доктор Рон Рэйпи, профессор психологии в Университете Маккуайра в Сиднее, данные Австралийского статистического бюро (Национальное исследование здравоохранения 1997 года) говорят о том, что социофобия ежегодно поражает 200 000 австралийцев. Из них 80 % не обращаются за помощью. Но результаты экспериментальных сеансов терапии, проведенных в Университете Маккуайра, «обещают дать надежду как для страдающих тревожным расстройством, так и для организаций здравоохранения». Доктор Рейпи с коллегами исследовали эффективность самостоятельных методов терапии с использованием письменных материалов и с дополнительным посещением групп из 5 человек под руководством терапевта. Результаты этих методов сравнили с результатами традиционных методов групповой терапии под руководством терапевта. Как пишет доктор Рэйпи: «Такие методы могут стать образцом крайне эффективных методов лечения. Организации, занимающиеся лечением психических заболеваний, по всему миру ограничены в своих средствах. Кроме того, большое число людей, страдающих тревожными расстройствами, включая социофобию, не стремятся получать помощь от традиционных институтов, предпочитая справляться со своими трудностями самостоятельно. Для таких людей самостоятельное лечение может оказаться особенно полезной альтернативой традиционной терапии»7.


Найдена панацея от фобий?

Исследователи, разработавшие неинвазивную методику блокады тревожных воспоминаний у людей, уже поспешили назвать ее «Святым Граалем или панацеей от всех фобий». Эта методика может изменить механизмы нашей памяти, а на ее основе можно разработать новые методы лечения фобий и других тревожных расстройств. Ученые давно пытались понять структуру и свойства нашей памяти. Тревожные воспоминания считаются эмоциональной реакцией организма на предметы или события, связанные с потенциальной угрозой. Известно, что такие эмоциональные реакции со временем затихают (гаснут), если те же события переживать в безопасном окружении. После угасания память о страхе просто подавляется, но не стирается, и следовательно, эти воспоминания могут вновь всплыть при определенных условиях, таких как стресс. Таково основание посттравматического стрессового синдрома. В некоторых случаях восстановление эмоциональной памяти носит неадаптивный характер и приводит к формированию тревожного расстройства. Помня об этом, исследователи старались найти способы помешать этим воспоминаниям всплывать на поверхность. И хотя традиционно считалось, что долговременная память фиксирована и противится переменам, выяснилось, что этот вид памяти на самом деле динамичен и подвижен. В результате акт воспоминания делает память податливой, пока воспоминание не зафиксируется снова. Такой процесс называется «реконсолидация». Во время реконсолидации к старым воспоминаниям может добавиться новая информация. Именно на этой стадии исследований коллектив под руководством психолога Элизабет Фелпс пытался применить метод блокировки возвращения тревожных воспоминаний. Коллектив Фелпс показал, что тревожные воспоминания можно «переписать» во время реактивации, в результате чего они больше не будут всплывать.

Для демонстрации этого процесса исследователи сформировали тревожное воспоминание, показывая испытуемым визуальный объект и сопровождая показ легким электрическим разрядом. На следующий день после формирования тревожного воспоминания участникам показали этот объект. Реактивация памяти должна была запустить процесс реконсолидации. Во время этого процесса для информации о «безопасности» данного объекта использовался метод угасания.

В ходе реконсолидации новая информация должна была смешаться со старым тревожным воспоминанием. Еще через день участников эксперимента подвергли очередной проверке с целью выяснить, демонстрируют ли они реакцию страха в присутствии объекта. Выяснилось, что метод угасания сам по себе приводил к угасанию страха, но в последующем, когда участники находились в стрессовой ситуации, страх возвращался вновь. Но если метод угасания использовать во время «окна реконсолидации», то память становится временно нестабильной, и реакция страха не возвращается. Исследователи также доказали, что переписывание тревожного воспоминания в качестве безопасного происходило только в связи с конкретным объектом, который реактивировали до угасания. Тревожные воспоминания по поводу других объектов возвращались и после угасания, а это заставляет предположить, что данный метод узко избирателен и не оказывает воздействия на воспоминания в целом. Всего эксперимент длился три дня. Воспоминания были сформированы в первый день, переписаны во второй и подвергнуты проверке в третий. Но для проверки длительности эффекта участников эксперимента проверили еще и через год. Даже после такого длительного периода времени тревожные воспоминания у тех участников, воспоминания которых подверглись угасанию во время реконсолидации, не возвращались. Результаты эксперимента говорят о том, что старые тревожные воспоминания изменились и что эта перемена оказалась длительной8.



Могут ли обезболивающие средства излечить от фобии?

Вполне возможно, что когда нибудь фобии будут лечить с помощью инъекций. Такое предсказание сделали два японских исследователя, доктора Масаюки Есида и Рурико Хирано из Университета Хиросимы, изучавшие мозжечок. Это область мозга, которая, по их предположению, ответственна за формирование и хранение наших страхов. При помощи метода выработки классических условных рефлексов рыбок обучили бояться света фонарика, направленного им в глаза. Направляя на рыбок свет, исследователи одновременно подвергали их воздействию слабого электрического разряда, в результате чего рыбки стали бояться света. Как объясняет доктор Есида: «Как и ожидалось, золотые рыбки в нашем исследовании вскоре стали бояться вспышки света, сопровождалась ли она разрядом или нет. О страхе свидетельствовало замедление их сердцебиения, подобно тому как мы реагируем на страх убыстрением сердцебиения». Доктор Есида соглашается с тем, что людей тоже можно «научить» бояться. И вообще, с помощью условных рефлексов, которые формируются еще в раннем детстве, можно многое объяснить в нашем поведении. Но в данном случае исследователи выяснили еще и то, что рыбки, которым предварительно ввели в мозжечок лидокаин (анальгетик), демонстрировали ровное сердцебиение и не выказывали признаков страха во время вспышек света. Они не научились бояться. И хотя люди вовсе не рыбки, доктора Есида и Хирано надеются, что дальнейшие исследования в этой области вскоре позволят нам узнать больше о биологических и химических процессах, заставляющих нас бояться9.



1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет