Стивен Джуан Странности наших фобий. Почему мы боимся летать на самолетах



жүктеу 2.72 Mb.
бет20/25
Дата16.06.2016
өлшемі2.72 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25

Глава 20

Эволюция наших представлений о фобиях



Почему мы так боимся умереть?

Помнит ли кто нибудь из нас о том страхе,

который мы испытывали при рождении?»

Г. Ф. Лавкрафт (1890–1937)
Слово «фобия» используется в психиатрии в современном смысле только с XIX века. Но и древние писатели упоминали в своих сочинениях фобии, не используя этот термин, в частности древнегреческий врач Гиппократ (ок. 460–370 гг. до н. э.), «отец медицины». Он, пожалуй, самым первым описал случай социофобии: пациент «из за своей скромности, подозрительности и боязливости не отправлялся в другие земли… ему казалось, что все за ним наблюдают»1.

В древности

До того как медицина стала организованной системой с определенными правилами, заболевшие обращались за помощью к философам. «Именно философам надлежит распутывать сложности и определять истинные причины». Среди древних философских истолкований страхов внимания заслуживает объяснение пифагорейцев. Они считали, что страхи – это напоминание о прошлых жизнях. Отсюда, в частности, следовало, что фобии имеют религиозную интерпретацию2.

Впервые в медицинском контексте слово «фобия» упомянул древнеримский автор медицинских трактатов Авл Корнелий Цельс (ок. 25 г. до н. э. – 50 г. н. э.), описывая случай боязни воды (гидрофобия). С тех пор значение слова «фобия» значительно расширилось.

В XVI веке

Известный французский писатель эпохи Возрождения Мишель де Монтень (1533–1592) едко заметил в своих «Опытах», что некоторые «бегут от запаха яблок быстрее, чем от пушечного огня. Других пугает вид мыши или сливок». Далее он заметил: «Человек, боящийся страдания, уже страдает от того, что боится».



В XVII веке

Тот факт, что фобия может носить приобретенный характер, признавал известный французский философ Рене Декарт (1596–1650). В 1650 году он писал: «Откуда происходят страсти, свойственные определенным людям… запах роз, возможно, был причиной сильной головной боли у младенца, когда он лежал в колыбели; либо кот испугал его, когда никто этого не заметил, и даже сам ребенок об этом не помнит; хотя идея отвращения к розам или к котам запечатлелась в его сознании до конца жизни»3.

Другой деятель эпохи Просвещения, английский философ Джон Локк (1632–1704), также считал, что фобии бывают приобретенными. В 1671 году он писал: «Взрослый человек, страдающий от меда, не может услышать его названия без того, чтобы не ощутить дурноту и тошноту, и не терпит даже самой его идеи ; его сопровождают другие идеи отвращения, дурноты и тошноты, и человеку становится плохо, но он не знает, откуда взялась эта слабость, и не может сказать, откуда взялось это отвращение. Случись же так, что он переел меда в детстве, последовали бы те же последствия, но забудь он причины, и антипатия считалась бы прирожденной»4.

В XVIII веке

В XVIII веке считалось, что главной чертой фобий является головокружение. Французский врач Франсуа Буассье де Соваж де ла Круа (1706–1767) называл фобии vertigo hysterique и vertigo hypocondrique («истерическое головокружение» и «ипохондрическое головокружение»). Он описал случай женщины, которая боялась упасть и испытывала головокружение, но только когда входила в церковь. Сто лет спустя эта идея все еще пользовалась популярностью. Кроме того, головокружение связывали с нарушением глазных мышц.

Одним из первых попытку обстоятельно изучить фобии предпринял французский хирург Антуан ле Камю (1722–1772). В своем труде DesAversions («Отвращения») (1769) он классифицировал «отвращения» (то есть фобии) по пяти органам чувств: слух, зрение, обоняние, вкус и осязание. Он также описал многочисленные клинические случаи, включая исторические, связанные с именами древнеримского полководца Германика Цезаря и английского короля Якова I.


Самая популярная фобия в XVIII и XIX веках

Если бы кто нибудь попытался определить «самую популярную фобию» в XVIII и XIX веках, то ею вполне могла бы оказаться сифилофобия (боязнь сифилиса). Она была описана в медицинской литературе уже в XVII столетии. Тогда она называлась «сифиломания» или manie verolique. Термин «сифилофобия» впервые появился в медицинском словаре в 1848 году.


В XIX веке

В первой половине XIX века фобии лишь изредка упоминались в медицинских учебниках и работах, имеющих отношение к зарождавшейся психиатрии. Например, несколько фобий перечислены в «Исследовании по поводу признаков безумия» (1830) Джона Коннолли (1794–1866). Коннолли описывает случай одного русского генерала, который настолько боялся зеркал, что императрица Екатерина Великая «всегда старалась назначать ему аудиенцию в зале без зеркал».

Известный невролог и психиатр XIX века Бенедикт Августин Морель (1809–1873) описал свою акрофобию (боязнь высоты) в «Трактате о физической дегенерации, интеллектуальной и моральной, человеческого вида и о причинах, которые приводят к этим разновидностям болезней» (1857). Возможно, это первый случай, когда врач описал свою собственную фобию.

Первые полные собственно клинические описания того, что мы сейчас называем фобиями, сделал один из основоположников неврологии и психиатрии Карл Фридрих Отто Вестфаль (1800–1879). В 1871 году Вестфаль описал случаи троих мужчин, которые боялись общественных мест. В Древней Греции самым популярным общественным местом считалась агора, или рыночная площадь, поэтому Вестфаль назвал эту разновидность страха агорафобией5.

Великий ученый Чарльз Дарвин (1809–1822) затронул эту тему в 1872 году. Он предположил, что страхи играют определенную роль в естественном отборе, и следовательно, служат фактором эволюции человеческого вида. При этом он отметил, что страх, имевший определенную ценность на заре человеческой истории, вполне может сохраниться и до тех пор, когда он уже утратит таковую ценность6.

В 1876 французский психиатр Легран дю Соль (1830–1886) описал фобию под названием peur des espaces (страх пространств). Он считал, что фобия создает в сознании человека границу, которую тот не может преступить. Человек сомневается, дрожит, потеет, но не может идти далее7.

Английский основоположник психиатрии Генри Модсли (1835–1918) в третьем издании своего классического труда «Физиология и патология души» (1879) описал поразительный случай агорафобии. Примечательно, что именно он предложил называть каждую фобию по ее источнику8.

Философ и психолог Уильям Джеймс (1842–1910) писал о «патологических страхах» и «определенном своеобразии в выражении обычных страхов». В своем классическом труде «Принципы психологии» (1890) он выразил мнение, что агорафобия имела значение для выживания в доисторические времена, но в настоящее время бесполезна.

Американский основоположник психологии Г. Стэнли Холл (1844–1924), «отец детской психологии», в 1897 году заметил, что «относительная интенсивность (различных элементов страха) удовлетворяет скорее условиям, которые были в прошлом, нежели тем, которые существуют в настоящем». Это не только согласуется с предположением Дарвина, но и указывает на одну из важнейших черт фобии – интенсивность страха превышает все разумные ожидания во времени и пространстве9.

К концу XIX века уже существовали целые истории болезней, в которых подробно описывались фобии. В одной из таких историй в 1894 году отец психоанализа Зигмунд Фрейд (1856–1939) описал случай пациента с агорафобией. Фрейд настаивал на том, что фобии служат прежде всего символическим выражением других наших скрытых страхов. Но так он считал не всегда. Изначально Фрейд считал, что фобии имеют органическую природу. Он даже предполагал, что фобии не относятся к сфере психотерапии. Впрочем, позже Фрейд пришел к мнению, что, по меньшей мере, некоторые из фобий имеют психологическое основание.

В 1895 году Фрейд разделил фобии на две группы согласно источнику страха: 1) общие фобии и 2) специфичные фобии. Общие фобии представляют собой страх всего того, чего обычно боятся многие люди (смерти, ночи, змей, болезни и т. д.). Специфичные фобии представляют собой страх того, чего не придет в голову бояться нормальному человеку (общественных мест, следов, тротуаров, красного цвета и т. д.). Затем Фрейд назвал фобии частью тревожного невроза, вызванного «накоплением сексуального напряжения вследствие воздержания или нереализованного сексуального желания»10.

В XX веке

В 1903 году французский психолог Пьер Жане (1859–1947) разделил все невротические расстройства на две большие группы: истерию и психастению.

Истерией он считал любое расстройство чувственного восприятия, движений и сознания. Истерию до сих пор так и определяют, но с 1980 года называют ее конверсионным (диссоциативным) расстройством. К психастении причислялись любые невротические расстройства, такие как тревожное, компульсивное, обсессивное, а также депрессия и фобии. В последующие десятилетия термин «психастения» вышел из употребления.

В 1913 году немецкий психиатр Эмиль Крепелин (1856–1926), которого многие считают отцом современной психиатрии и одним из открывателей болезни Альцгеймера наряду с самим Алоисом Альцгеймером (1864–1915), предложил считать все фобии болезнью мозга или следствием неправильного метаболизма. Он свято верил в то, что рано или поздно наука откроет органическую причину всех душевных заболеваний11.

Нахождение или выполнение действий в привычном окружении снижает страх. Мы знаем это уже почти столетие. В классической статье основателя бихевиористской школы психологии Джона Уотсона (1878–1958) рассматривается случай одиннадцатимесячного мальчика по имени Альберт. Альберта «научили» бояться безвредных белых крыс. Поначалу Альберт совсем не боялся крысы, которую помещали рядом с ним. Затем всякий раз, помещая крысу с младенцем, Уотсон звонил в колокольчик с оглушающим звоном, который пугал Альберта. В конце концов Альберт начинал плакать уже при виде крысы. Кроме того, в состоянии испуга Альберт часто совал большой палец в рот. Уотсон сформировал у него рефлекс не бояться, если палец будет во рту. В другом классическом исследовании описывается случай девочки, которая не демонстрировала никаких признаков страха по отношению к посторонним предметам, пока сидела на своем любимом стуле. Но если она сидела на полу, то те же предметы вызывали у нее страх. Любопытно, что другие психологи утверждали, что Уотсон подтасовывает свои результаты. Попытки повторить эксперимент с «Альбертом» не всегда давали тот же результат12.

Психоаналитики середины XX века предположили, что все фобии скрывают от пациента действительную, подсознательную причину испытываемой им тревоги. Некоторые считали, что символизм фобий напоминает символизм снов, в которых сновидения являются своего рода фасадом, скрывающим подсознательные мысли и тревоги13.




«Открытая дверь» для фобий

1966 год был важным годом в истории фобий.

В этом году была основана первая организация, объединяющая людей с фобиями, – «Открытая дверь». Позже она была переименована в PAX. Это латинское слово означает «мир» или «покой» – в данном случае покой духа.


В первые шесть десятилетий ХХ века фобии часто объясняли наследственными факторами, плохим воспитанием, заболеванием желудочно кишечного тракта и расстройствами мозга или организма в целом. Большинство медицинских авторитетов до сих пор не отделяют фобии от других психических расстройств.

В конце 1960 х годов многие эксперты в этой области полагали, что фобией страдает только один из десяти человек. Например: после проведенных в 1969 году трех исследований под руководством доктора Стюарта

Аграса из Стэнфордского университета было заявлено, что примерно 77 человек из 1000 страдают тем или иным видом расстройства, связанного с фобией. Исследователи добавляли, что самые распространенные страхи – это страхи болезни или травмы, тогда как агорафобия – самая распространенная фобия, страдающие которой обращаются к врачам чаще всего14.

В 1970 х годах была широко распространена точка зрения, согласно которой новые страхи могут возникать по классическому механизму образования условного рефлекса, при котором одновременно с нейтральным стимулом или незадолго до него действует неприятный стимул, вследствие чего возникает ассоциация этих двух стимулов. Новый страх усиливается с увеличением частоты повторов и интенсивности неприятного стимула, в ситуации ограничения свободы, а также когда неприятный стимул невозможно остановить. Будучи приобретенным, страх может быть использован как мотивационный инструмент научения, поскольку неожиданное сокращение силы страха служит наградой для подкрепления такого вида научения – ослабления влечения. Возможно быстрое возникновение страха при моделировании определенной ситуации или просто при сообщении, что эта ситуация пугающая, без непосредственного действия какого бы то ни было неприятного стимула – это так называемое «викарное», или опосредованное, научение. С этой точки зрения объектом фобии может быть что угодно. Вот почему список фобий настолько обширен.




Фобические расстройства и фобические неврозы

Фобические расстройства раньше называли фобическими неврозами. Но в середине 1980 х годов термин «невроз» был исключен из DSM III R (Руководства по диагностике и статистике психических расстройств).

Фобики и фобические слова

Исследования мозга показали, что фобики (люди, страдающие фобией), по сравнению с не фобиками, часто демонстрируют сверхчувствительность, даже в отношении слов, обозначающих объекты их фобий. Таков вывод немецких клиницистов под руководством доктора Т. Штраубе из Университета Фридриха Шиллера в Йене16.
Фобические реакции могут быть сформированы на основе положительных или отрицательных подкреплений. Американский психолог Орвал Хобарт Моурер (1907–1982) предположил, что оба этих фактора задействованы в так называемом «оперантном кондиционировании» (образовании условного рефлекса). Сначала фобия возникает вследствие контакта со стимулом. Впоследствии она подкрепляется в ходе избегающего поведения в отношении стимула. Нет никакой возможности уменьшить тревогу посредством опыта. Это приводит к ситуации «самозащиты», которую Моурер назвал «невротическим парадоксом»17.

«Фактор отвращения» в фобиях

Клинические врачи заметили, что некоторые фобии, по сравнению с другими, труднее понимать и лечить. Психолог Джеффри Лор утверждает, что это можно объяснить тем, что в некоторых случаях действует отдельная эмоция по отношению к фобическому стимулу – «фактор отвращения». Например, замечает Лор, по отношению к крови, рвоте и хирургическим инструментам возникает не столько страх, сколько сильное отвращение. «Исследователи, трактующие фобию только как следствие простого страха, могут навредить своим пациентам. Если попробовать изменить поведение, то для устранения страха и для устранения отвращения могут потребоваться разные механизмы». Доктор Лор с коллегами провел ряд экспериментов, пытаясь отделить «фактор отвращения» в фобиях разных пациентов. Исследователи подготовили изображения гниющей пищи, фекалий, хирургических операций, а также нейтральные изображения, такие как слесарные инструменты или кухонная утварь. Затем испытуемым показывали каждый образ на левой стороне экрана в течение примерно восьми секунд и изображение лица человека на правой стороне экрана в течение примерно двух секунд. Лица людей выражали отвращение (сморщенный нос, сжатый рот, прищуренные глаза), страх (широко открытые глаза и рот) или оставались спокойными. Каждый образ показывали несколько раз, меняя при этом изображения лиц людей. После этого испытуемых попросили указать, сколько раз выражение лица соответствовало образу. Испытуемые, как правило, объединяли в пары «отвратительные» изображения с выражениями страха и отвращения, а изображения гниющей пищи и выделений – с выражением отвращения. Они также объединили нейтральные изображения с нейтральным выражением лица – и все это, несмотря на то что каждый образ и определенное выражение лица были показаны одинаковое количество раз. Как пишет доктор Лор: «Их восприятие было неточным. Они ассоциировали выражения предвзято, в зависимости от того, считали ли объект отвратительным или страшным»18.



Фобии и заболевания сердца у женщин

Согласно исследованиям, проведенным в Гарвардском университете, у женщин с такими фобиями, как боязнь замкнутого пространства, высоты или открытого пространства, риск смерти от сердечного приступа выше, чем у женщин, не имеющих этих фобий. Доктор Кристин Альберт утверждает, что предыдущие исследования продемонстрировали такую же зависимость у мужчин. В ходе многолетнего наблюдения обнаружилось, что у тех женщин, у которых на начало исследования наблюдались фобии, риск смерти от сердечного приступа был выше на 59 %19.



Молекулярный механизм страха обнаружен?

Исследователи из Массачусетского технологического института утверждают, что обнаружили механизм образования страха у пациентов, перенесших травмы. Результатом этого исследования может стать создание лекарства, которое вылечит миллионы взрослых людей, страдающих продолжительными и ухудшающими качество их жизни страхами и фобиями. Киназы – это ферменты, которые производят белки, меняющие свои прежние свойства, и играют важную роль в биохимии мозга. Доктор Ли Хуэй Цай с коллегами в своих экспериментах на мышах продемонстрировал, что торможение активности киназы Cdk5 помогает устранить страх, приобретенный в определенных условиях. С другой стороны, приобретенный страх сохранялся, когда активность этой киназы в гиппокампе увеличивалась. Гиппокамп – это часть мозга, которая считается основным хранилищем воспоминаний. Как пишет доктор Цай: «Примечательно, что ингибирование Cdk5 помогло устранить приобретенный страх у мышей. Эти результаты обещают создать новый способ лечения эмоциональных расстройств и дают надежду пациентам, страдающим посттравматическими стрессами или фобиями»20.



Может ли кровь в жилах действительно застыть от страха?

Возможно, в выражении: «Кровь в жилах застыла от страха» действительно есть толика правды. Немецкие исследователи выяснили, что фобии, сильные страхи и приступы паники не только заставляют кровь сворачиваться, но и повышают риск сердечного приступа и инсульта. Вот уже несколько лет известно, что тревожное состояние и стресс воздействуют на свертываемость крови. Доктора Франциска Гейзер и Урсула Харбрехт исследовали свертываемость крови пациентов, страдающих фобиями и другими сильными страхами. У всех взяли кровь на анализы, затем попросили выполнить разные задания на компьютере. Некоторые образы на экране вызывали у испытуемых страх. Обнаружилось, что «среди группы пациентов с тревожным состоянием наблюдался более высокий уровень свертываемости крови, чем среди представителей контрольной группы». Такая повышенная свертываемость представляет опасность для здоровья. В некоторых случаях она даже может привести к закупорке коронарной артерии. Гейзер и Харбрехт пришли к следующему выводу: «Повышенная свертываемость крови может быть тем самым „недостающим звеном“, объясняющим, почему среди пациентов с тревожными расстройствами, по данным статистики, наблюдается более высокий риск смерти от заболеваний сердца – в три или четыре раза. Конечно, это не значит, что каждый пациент с указанным тревожным расстройством должен беспокоиться о том, как бы у него не случился сердечный приступ. Наблюдаемый нами показатель свертываемости всегда находился в пределах физиологической нормы, а это означает, что непосредственной опасности нет»21.



Закодированы ли фобии в нашей ДНК?

Специалисты в области эволюционной генетики полагают, что фобии могут быть закодированы в нашей ДНК. Такое мнение выразили доктора А. Охман и С. Минека из Каролингского института в Стокгольме в 2001 году. Они отметили, что страх змей, пауков, акул и других животных, представляющих для нас опасность, с эволюционной точки зрения, принадлежат к числу самых легкоформирующихся, и от них же бывает труднее всего избавиться. Ученые добавляют, что неслучайным может быть и тот факт, что все животные, вызывающие широко распространенные страхи, эволюционировали до человека. Многие из крупных млекопитающих, которых мы тоже часто боимся, приобрели свою форму в эпоху плейстоцена (от 2,5 миллионов до 12 000 лет назад), и потому люди имели возможность приспособиться к ним. Что касается пауков, акул и змей, то все они сформировались до мелового периода (от 145 до 65 миллионов лет назад). Тогда приматы как раз только начинали свою эволюцию. Вполне возможно, что страх перед такими животными, как пауки, змеи и акулы, был заложен в ДНК наших далеких предков. С другой стороны, ученые отмечают тот факт, что фобии различны в разных культурах и часто связаны с культурными факторами. Например, страх перед акулами достиг своего пика после выхода фильма «Челюсти» в 1975 году22.



1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет