Татарская антропонимия в лингвокультурологическом аспекте



жүктеу 0.69 Mb.
бет1/3
Дата17.06.2016
өлшемі0.69 Mb.
  1   2   3


На правах рукописи
Галиуллина Гульшат Раисовна

ТАТАРСКАЯ АНТРОПОНИМИЯ

В ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ

10.02.02 – Языки народов Российской Федерации (татарский язык)


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук


Казань – 2009

Работа выполнена на кафедре современного татарского языка ГОУ ВПО «Казанский государственный университет им. В.И.Ульянова-Ленина»



Научный консультант:

доктор филологических наук, профессор

Саттаров Гумар Фаизович


Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Гарифуллин Васил Загитович
доктор филологических наук, профессор

Юсупов Рузаль Абдуллазянович
доктор филологических наук, профессор Корнилов Геннадий Емельянович


Ведущая организация:

Институт языка, литературы и искусства им. Г. Ибрагимова АН РТ

Защита состоится 2 апреля 2009 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.081.12 по присуждению ученой степени доктора филологических наук в Казанском государственном университете им. В.И. Ульянова-Ленина по адресу: 420008, г. Казань, ул. Кремлевская,


д. 18, корп. 2, ауд. 1113.
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. Н.И.Лоба­чевского Казанского государственного университета им. В.И.Ульянова-Ленина.
Автореферат разослан «_____» февраля 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент А.Ш. Юсупова



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. В современной лингвистической науке одним из быстро развивающихся и ведущих направлений является лингвокультурология, основная цель которой – изучение взаимосвязи языка и культуры. Исследования в области лингвистики конца XX века позволили сделать вывод о том, что язык вырастает из культуры и выражает ее. Язык одновременно является и средством создания, развития, хранения национальной нематериальной культуры, и ее частью, так как с помощью языка рождаются реальные, объективно существующие произведения духовной культуры.

Исследователи культуры по-разному трактуют само понятие «культура», но центральная роль во многих исследованиях отводится личности – носителю национальной картины мира, потому что языковые знаки способны отображать культурно-национальную ментальность людей. Культура динамична, постоянно развивается, трансформируется, вместе с ней меняется язык, его возможности выражения. Носители языка формируют свое видение мира в рамках закрепленного в речевых понятиях опыта языковых предков, который зафиксирован в преданиях, легендах, фольклорном материале, в собственных именах.

Особое место в рамках лингвокультурологической проблематики занимает исследование антропонимической системы определенного языка во взаимосвязи собственных имен и культуры. Такая тенденция связана с антропоцентрической парадигмой современной лингвистики, предпо­лагающей анализ языковых единиц с целью познания их носителя. Как известно, антропонимы являются наиболее культуроносными знаками, что обусловлено их интердисциплинарным характером. Антропонимическая система любого языка является фундаментальным материалом для познания, раскрытия самосознания народа, для понимания психологии и характеров людей, относящихся к определенной национальности или региону. По причине того, что антропоним имеет сложную природу, зависит от культурного и социального контекста эпохи, что особенно заметно в переломные периоды развития общества, данная лексическая единица не может быть исследована с чисто лингвистической позиции, поэтому антропонимы являются объектом исследования когнитивной лингвистики. Имя, прежде всего, – хранитель культурной информации народа, которая формируется под воздействием различных, в том числе экстра­лингвистических, факторов. Более того, оно связано с восприятием мира и определенным образом отражает его познание. В этом плане представляет особый интерес изучение антропонимиконов тюркоязычных народов, система личных имен которых в процессе исторического прогресса не подвергалась фронтальному изменению под влиянием историко-культур­ных, социальных факторов, а сохранила древние традиции имянаречения.

Учитывая специфику антропонимической лексики, полную зависимость ее появления и существования от культурных традиций татарского народа и социума, нужно отметить, что созрела необходимость поиска новых подходов для исследования данной лексики. Указанными положениями обусловлен выбор темы данного исследования. Актуальность определяется: 1) прогрессирующим развитием диалога культур и общей тенденцией развития лингвистики, которая от простого описания языковых явлений переходит к выявлению их сущностной природы; 2) недостаточностью в татарской лингвистической науке теоретической базы лингвокультурного исследования языка и, в особенности, антро­понимической системы; 3) отсутствием работ, рассматривающих антропо­нимикон татарского языка в синтезе культурных, лингвистических и социальных факторов с позиции лингвокультурологии, с учетом имеющихся культурных контекстов.



Объектом исследования является антропонимия татарского языка.

Предметом изучения выступают ее лингвокультурологические характеристики, закрепленные в семантике и в структуре антропонимов татарского языка.

В основу исследования положена следующая гипотеза: татарская антропонимия представляет синтез тюрко-татарской, восточной, русской и европейской лингвокультурных традиций и развивается, трансформируясь под влиянием лингвистических и экстралингвистических факторов, по тем традициям, которые заложены в древнетюркском имянаречении. Культура татарского народа имеет симбиотический характер: основывается на тюркских традициях, вобрала в себя элементы исламской культуры, испытывает сильное влияние запада через русскую культуру. Такой характер культуры непосредственно отражается в семиотических знаках языка.



Основная цель работы состоит в комплексном изучении антро­понимикона татарского языка в лингвокультурном контексте.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1) разработать лингвокультурную модель комплексного описания антро­понимического пространства татарского языка;

2) показать национальную специфику мировидения национальной лич­ности, отраженную в антропонимических единицах;

3) выявить основные культурно-исторические периоды, которые повлияли на развитие и трансформацию антропонимической системы;

4) выделить ключевые языковые и культурные элементы, которые про­никли в антропонимическую систему из других культур;

5) рассмотреть основные причины, повлиявшие на изменение состава татарского антропонимикона;

6) описать современное состояние антропонимии татарского языка;

7) определить специфику национального восприятия действительности и особенностей ее отражения в языковых средствах.

В соответствии с характером и объемом изучаемого материала использован комплекс лингвистических, лингвокультурологических и социолингвистических методов и приемов.

Основным методом исследования является описательный метод, который включает в себя такие приемы, как изучение фактического материала, обобщение, интерпретация и классификация.

При сравнительном анализе функционирования антропонимических единиц на различных этапах развития антропонимикона татар, а так же для типологической характеристики антропонимической лексики татарского и ряда других тюркских языков использовался сопоставительный метод.



Сравнительно-исторический метод применялся при выявлении изменений структуры и состава антропонимикона, происходящих за различные периоды времени, при определении генетической принад­лежности антропонимической лексики.

С целью выявления объективно существующих закономерностей развития антропонимической системы, для получения более подробной картины функционирования антропонимии татарского языка, наблюдения ее статики и динамики применялся статистический метод.



Метод сбора социолингвистических данных помог при получении информации из метрических записей и других источников, которые были в дальнейшем интерпретированы нами в социолингвистическом аспекте.

При описании репрезентации культуры в антропонимических единицах, кроме методов структурной лингвистики, использовались приемы герме­невтического и семиотического методов, фреймовый анализ.

Использовались отдельные приемы психолингвистического метода при выявлении мировоззрения имядателя, отраженного в именах.

Изучение материала осуществлялось прежде всего методами синхронного анализа, который при описании изменения состава и структуры антропо­нимии дополнялся диахроническим анализом.



Научная новизна состоит в разработке теоретико-методологических основ исследования национального антропонимикона в лингвокульту­рологическом аспекте. В работе впервые антропонимия татарского языка рассматривается с позиции языковой национальной личности с привле­чением лингвистических, социально-культурных и исторических фактов. В диссертационной работе выявлены узловые моменты проявления национально-культурной специфики татарской антропонимии, рассмотрены языковая семантическая характеристика антропонимической лексики татарского языка и ее культурный статус, указаны способы организации мышления, приведшие к возникновению и распространению антропо­нимической лексики. В связи с недостаточной разработанностью семантического аспекта лексической системы татарского языка в сопоставительном аспекте рассматривается семантический потенциал нарицательной и антропонимической лексики, специфика функциониро­вания антропонимов в прямом и окказиональном значениях.

Степень изученности. В лингвистической науке основные концепции лингвокультурологии были заложены работами В.Гумбольдта, А.А.Потебни, Э.Сепира, Б.Л.Уорфа и других. В отечественной лингвистике роль языка в процессе изучения культурного прошлого народа освещалась в трудах К.С.Аксакова и, чуть позже, Н.П.Некрасова, Ф.Ф.Фортунатова, А.АШахма­това, Н.И.Кареева, В.Н.Телия, Ю.С.Степанова, А.Д.Арутюновой, В.В.Воро­бь­ева, В.Шаклеина, Н.И.Толстого, В.А.Масловой, Р.Р.Замалетдинова, Р.Х.Хай­руллиной и других.

В изучение тюркской антропонимики весомый вклад внесли работы Г.Ф.Мил­лера, В.В.Радлова, В.В.Бартольда, Н.А.Аристова, В.К.Магницкого, Н.И.Золотницкого, Ш.Марджани, Н.И.Березина, К.Насыри, Н.И.Ашмарина, В.А.Гордлевского, А.Н.Самойловича, С.Е.Малова, Н.К.Дмитриева, В.А.Ни­конова, Г.Р.Алиева, Н.А.Баскакова, Г.Ф.Благовой, В.У.Махпирова, Э.Л.Бег­матова, Т.М.Гарипова, А.Г.Гафурова, А.В.Суперанской, Г.Ф.Саттарова, Т.Ж.Жанузакова, Ж.Жапарова, С.К.Кенесбаева, Т.К.Кусимовой, О.Т.Мол­чановой, З.Г.Ураксина, Г.Е.Корнилова, Н.И.Егорова, А.Г.Шайхулова, И.А.Андреевой, Г.В.Косточакова, З.Р.Жаненовой, Г.И.Кульдеевой, К.А.Ни­ет­баевой и других.

Исследования, посвященные вопросам татарской антропонимики, изложены в работах Г.Ф.Саттарова, А.Г.Шайхулова, Г.В.Юсупова, М.И.Ах­мет­зянова, Р.Х.Субаевой, М.А.Залялиевой, Ф.М.Куприяновой, Ф.Л.Мази­товой, Г.Р.Галиуллиной, Ф.Г.Вагаповой, Г.К.Тимкановой и других.

Современных лингвистов-ономатологов все больше привлекают вопросы взаимосвязи ономастической, в частности антропонимической, лексики и культуры народа. В связи с этим в конце ХХ века появилось большое количество работ, в которых антропонимы исследуются в контексте культуры. Теоретические основы новых исследований заложены в работах В.А.Никонова, А.В.Суперанской, Н.В.Подольской, Л.А.Введенской, В.И.Суп­руна, Э.М.Мурзаева, М.Э.Рут, С.Н.Смольникова, М.В.Голомидовой и других. Выявление и объяснение специфики языковых картин мира отражены в работах Г.Ф.Благовой, Т.В.Топоровой, Г.Ф.Саттарова, В.У.Мах­пи­рова, Н.И.Толстого, Е.И.Убрятовой, С.М.Толстой, М.В.Горбаневского, Ю.А.Карпенко, И.Э.Ратниковой, Ю.А.Рылова, Д.И.Ермолович, Г.И.Куль­деевой, И.М.Ганжиной, И.А.Королева и других.

Несмотря на то, что в последнее время в отечественной и зарубежной лингвистике уделяется серьезное внимание на данную проблему, в татарском языкознании до настоящего времени отсутствуют работы, выполненные в рамках лингвокультурологии. Опубликованные ранее работы по тюрко-татарской антропонимии осуществлялись преиму­щественно в рамках традиционно-описательной лингвистики.

Теоретико-методологическую базу исследования составляют труды исследователей, в которых раскрываются: взаимоотношения языка и культуры1; природа антропонимической лексики2; специфика антропо­нимиконов тюркоязычных народов3; историческое описание периодов4.

Источники исследования. Основными источниками изучения антропонимов являются: 1. Метрические книги, которые извлечены из фондов Национального архива Республики Татарстан, по отделам ЗАГС Республики и Управления ЗАГС города Казани. Данные для статисти­ческого исследования до 1922 года были получены: по метрическим книгам Азимовской, Сенно-базарной, 3-й каменной, по второй мечети Старо­татарской слободы, Усмановской, Ново-, Старо-, Малокаменной, Адмиралтейской слободы, мечетями порохового завода г. Казани, с 1922 года по настоящее время: по архивам ЗАГС Вахитовского района и Управления ЗАГС г. Казани. Выбор метрических книг в качестве основного источника объясняется тем, что именно они позволяют фиксировать каждое новое явление в антропонимической среде с соотнесенностью к месту и времени, применить подсчеты, увидеть динамику в употреблении. В результате анализа было изучено 61 526 актовых записей.

2. Материалы писцовых книг.

3. Периодические издания журналов «Казан утлары», «Мәгариф», «Татарстан» и газет «Ватаным Татарстан», «Шәhри Казан», «Мәдәни җомга», «Сабантуй».

4. Повествовательные источники: фольклорные тексты, легенды, предания и мифы татарского и других народов, татарские шеджере.

5. Словарь татарских личных имен5.

6. Письменные исторические источники, которые приведены в работах Ш.Марджани, Р.Фахретдина, Э.У.Махпирова, М.А.Усманова, М.И.Ах­метзянова, Ф.М.Хисамовой, Ф.С.Хакимзянова и других.

7. Различные антропонимические и толковые словари.

8. Дополнением к основным источникам послужили Указы Кабинета Министров Республики Татарстан, Книги памяти.



Теоретическая значимость диссертации заключается в дальнейшей разработке лингвокультурного подхода к ономастической лексике татарского и других тюркских языков. Рассмотрение антропонимической лексики татарского языка в контексте культуры и социальных преобра­зований дает новый импульс изучению истории образования и функционирования данных единиц, определению их роли в формировании национального менталитета, духовной культуры. Описание современного состояния антропонимии татарского языка позволяет понять основные причины изменения именника, указать пути дальнейшего развития антропонимической системы. Выделенные автором основные аспекты имяобразования на современном этапе послужат базой изучения структуры антропонимикона. Полученные результаты могут стать основой при изучении антропонимической системы национальных языков, при лингвокультурологической, социолингвистической характеристике антропо­нимиконов, при исследовании функционирования собственных имен в текстах народной культуры. Предложенная методика исследования может быть использована при изучении ономастических категорий как в синхронии, так и в диахронии.

Практическая ценность исследования состоит в том, что его результаты могут найти применение в практике вузовского преподавания таких теоретических дисциплин, как лексикология, лингвокультурология. Теоре­ти­ческие выводы и практический материал, представленные в диссертации, могут быть использованы при составлении лексико­графических справочников, словарей личных имен, при составлении спецкурсов и спецсеминаров как по тюркской, так и по татарской ономастике.

Кроме этого, диссертационное исследование может служить консуль­тативным материалом для филологов, изучающих проблемы антропонимики и лингвокультурологии.

Данная работа также представляет практическую значимость для работников ЗАГСа.
На защиту выносятся следующие положения:

1. Исследование антропонимии отдельно взятого народа в свете новых достижений лингвокультурологической науки, рассматривающих язык как результат человеческого видения мира, основанного на историко-культурном наследии отдельной личности и нации в целом, способствует выявлению сущностной природы антропонимических единиц.

2. Формирование и дальнейшее развитие антропонимической системы татарского языка напрямую связано с культурными традициями древних тюрков, исторической эволюцией татар как отдельной нации. В тюрко-татарских именах проецируется система древнейших космологических, культовых воззрений. Традиции, заложенные в древнетюркском имянаречении, нашли продолжение в современной татарской антропонимии.

3. Принятие ислама, переплетение мусульманской культуры с национальными доисламскими традициями формировали новый тип мышления, который определил основные направления развития тюрко-татарской антропонимической системы. Существование восточных традиций в современной антропонимии татарского языка подтверждается в содержательном, лексическом и структурном планах.

4. В ХХ веке в татарской антропонимии наметилась новая лингвокультурологическая ориентация – от восточных традиций к западным новшествам. Доминантом в этом процессе выступают социально-политический, социально-экономический и социально-психологический факторы, которые привели к заимствованию в татарский язык семиоти­ческих знаков западной культуры. Русская и западная лингвокультурные традиции повлияли на структуру именника и на дальнейшее развитие национальной антропонимической системы.

5. Лингвистическая характеристика татарской антропонимической системы подтверждает, что антропонимическая лексика является особой областью языковой системы, получившей обособленное развитие от основного лексического фонда татарского языка. Наглядно это проявляется в ограниченном употреблении словообразовательных и грамматических средств, в особой роли фонетического фактора. В плане семантики антропонимы отличаются от основного лексического фонда. В зависимости от употребления антропонимов в узуальном и неузуальном значениях компоненты семантической структуры способны варьироваться.



6. Татарская антропонимия является сложной структурой, вобравшей в себя различные стороны общественно-культурной и духовной жизни татарского народа. Часть личных имен, функционирующих в современном татарском языке, напрямую отражает культурно-историческое прошлое татарского народа, связана с его традиционным взглядом на мир, другая – результат культурного обмена, взаимосвязи с другими лингвокультурами. Аккумулируя в себе положительные стороны тех лингвокультурных традиций, которые оказали влияние на развитие татарского языка, современная татарская антропонимия предстает как целостная семиотическая система.

Апробация работы. По теме исследования опубликовано 42 работы. Основные итоги изложены в двух монографиях, в одном словаре, учебном пособии, статьях (в том числе 7 статей в журналах, рекомендованных ВАК) и докладах на научных конференциях: международных («Бодуэновские чтения» – Казань, 2001; «Сравнительно-историческое и типологическое изучение языков и культур» – Томск, 2002; «Язык и этнос» – Казань, 2002; «Ономастика в кругу гуманитарных наук» – Екатеринбург, 2005; «Ономастическое пространство и национальная культура» – Улан-Удэ, 2006; 2008; «Ономастика Поволжья» – Уфа, 2006; Йошкар-Ола, 2008; «Формиро­вание терминологии в финно-угорских языках Российской Федерации» – Сомбатхей, Венгрия, 2007; «Казань и алтайская цивилизация: 50-я ежегодная международная научная алтаистическая конференция». – Казань, 2007; «International Congress of Asian and North African Stadies – 38. Icanas» – Ankara/Türkıye, 2007; «IV Международная научная конференция «Язык, культура, общество» – Москва, 2007; VII Международный симпозиум «Языковые контакты Поволжья» – Казань, 2008, Казанская тюркская лингвистическая школа: традиции и перспективы – Казань, 2008, II Меж­дународная ономастическая конференция «Имя. Социум. Культура» – Улан-Удэ, 2008); всероссийских («Сопоставительная филология и полилингвизм. – Казань, 2002, 2005; «Проблемы региональной ономастики». – Майкоп, 2004; 2006).

Структура диссертации. В соответствии с поставленной целью и задачами принята следующая структура работы: введение, четыре главы с соответствующими параграфами и разделами, заключение, список источников и использованной литературы из 359 наименований, два приложения. В приложении №1 приводится частотность употребления личных имен в десяти хронологических срезах, каждый из которых охватывает десятилетний период. В приложении №2 дается частотность употребления личных имен в хронологическом срезе 1999–2007 гг. Общий объем работы составляет 403 страницы.

СОДЕРЖАНИЕ И ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Во Введении обосновывается выбор темы, раскрывается актуальность и научная новизна исследования, оценивается состояние разработанности исследуемой проблемы, формулируются гипотеза, объект, предмет изучения, определяется цель и задачи, дается характеристика методов и материала исследования, теоретическая и практическая значимость дис­серта­ционной работы, формулируются теоретические положения, выноси­мые на защиту, указываются источники исследования, дается общая характеристика структуры работы.

В первой главе «Антропонимическая лексика как объект лингвокультурологического исследования» раскрывается взаимосвязь языка и культуры, описывается становление и развитие лингвокуль­турологии как науки в отечественной и зарубежной лингвистике. Обзор научного материала, изложенного в первом параграфе «Становление и развитие лингвокультурологии как науки», позволил сделать вывод о том, что тенденции, заложенные в рамках философии, к середине ХХ века переросли в отдельную науку – лингвокультурологию, основная цель которой заключается в исследовании языка с позиции национальной языковой личности, способной отражать специфику мышления и мировосприятия отдельной нации. Далее в работе характеризуются различные подходы определения объекта лингвокультурологических исследований, анализируется деятельность нескольких научных центров, изучающих языковые единицы в лингвокультурологическом аспекте с разных позиций.

В результате рассмотрения различных точек зрения актуализирован ряд положений, необходимых для анализа фактического материала.

При описании взаимосвязи языка и культуры, было выявлено, что среди языковых единиц, способных отразить культурно-историческую специфику народа, отдельное место занимает антропонимическая лексика, которая представляет собой сложную систему и формируется под воздействием не только лингвистических факторов, на ее состояние влияют национально-культурные и социальные факторы, как определяющие при выборе личного имени культурной личностью. При анализе антропонимических единиц в лингвокультурологическом аспекте в центре внимания стоит языковая и культуроносная личность, с ее национальным своеобразием видения мира, т.е. ментальностью. Общеизвестно, что ментальность отдельно взятой нации базируется на характере общественного человека, в котором наличествует и национальный, и социальный характеры. Если национальный характер отражает влияние на человека национальной среды, которая в течение длительного времени формирует типичные для представителей определенной нации черты, то социальный характер аккумулирует в себе атмосферу той эпохи, в которой он живет, независимо от национальной принадлежности. Синтез этих двух типов характера наиболее ярко проявляется в процессе имянаречения. Вышеназванная особенность личных имен находилась в центре внимания и философов, и лингвистов, и теологов, и культурологов, в результате чего имя собственное стало наиболее популярной проблемой в гуманитарных исследованиях ХХ столетия.

Во втором параграфе «Репрезентация личных имен в философских и лингвистических концепциях» в целях наиболее полного представления состояния и перспектив изучения антропонимической лексики были выделены научные направления, рассматривающие антропонимы в рамках культурной концепции, рассмотрены научные достижения исследователей-ономатологов каждого направления.

Одним из ведущих направлений является исследование общеязыковой антропонимии в контексте национальной культуры (работы Т.В.Топоровой, Н.Д.Арутюновой, Г.Ф.Благовой, Г.Ф.Саттарова, М.А.Залялиевой, Ф.Г.Хиса­мет­диновой, и др.), а также изучение региональной антропонимики в контексте национальной культуры (труды М.Э.Рут; А.Г.Мосина, А.С.Щер­бак, Р.Ю.Намитоковой, Г.Ф.Саттарова, Г.И.Кульдеевой, Х.Ч.Алишиной и др.) и работы, выполненные в рамках культурной ономастики, которая рассматривает имена в качестве знаков и символов культуры (труды Н.И.Толстого, С.М.Толстой, С.Е.Никитиной, Т.Н.Кондратьевой, В.И.Супру­на, А.Р.Биктимеровой, Г.З.Дарзамановой и др.).

С середины ХХ века исследования антропонимов, как и всего пласта ономастической лексики, стали принимать антропологический характер. Имя собственное начинает рассматриваться как часть культуры человека, нации, как носитель культурно-исторической информации. Обзор научной литературы по именам собственным дает основание полагать, что имена имеют важнейшее значение для исследования исторического и культурного прошлого народа, основополагающая роль в котором принадлежит как коллективной, так и индивидуальной языковой личности.

В третьем параграфе «Семантический и функциональный потенциал антропонимической лексики» через сравнительно-сопоставительный анализ имен нарицательных и собственных раскрывается суть антропонимической лексики.

Лексический состав любого языка традиционно делится на имена собственные и нарицательные. Такое деление характерно только для имен существительных. Основным критерием определения различий между данными единицами большинство языковедов выделяют наличие лексического значения и способ называния предметов и явлений действительности. Придерживаясь принципа рассмотрения антропони­мической лексики как части всего лексического состава языка, в настоящем исследовании предпринята попытка раскрытия специфики лексического значения антропонима.

Семантическая структура слова определяется тремя компонентами: денотат, сигнификат и коннотат. Семантическая структура нарицательных имен складывается из некоторого понятия, отражающего реальный мир и образующегося общими признаками определенного класса предметов, их индивидуального содержания. Класс предметов, как правило, обладает стабильной семантической структурой, которая в речевом потоке может варьироваться, не причиняя вреда его содержательной структуре. В речевом потоке имена нарицательные способны получать как денотативное, так и сигнификативное содержание. Денотативная сторона имен нарицательных не теряет актуальности в процессе функционирования в речи по той причине, что денотативные возможности этой группы имен обеспечиваются тем, что их значение описывает некоторые свойства предметов. В процессе функционирования имена нарицательные обладают и коннотативным содержанием. В результате совместного употребления этих содержаний нарицательное имя начинает обладать объемной внутренней формой, что раскрывает широкие возможности семантического варьирования имени нарицательного. Внутренняя форма слова включает в себя не только собственно лингвистическое значение, но и информацию о явлениях, специфичных для той или иной культуры, для того или иного общественного и экономического уклада жизни. В лексическом составе татарского языка содержится огромное количество нарицательных слов, отражающих национальную специфику. Со временем внутренняя форма слова может тускнеть, но она продолжает жить в семантике производных слов (например, в татарском языке сән- / чәнеч- (колоть, уколоть): сәнәк (вила), чәнечке (вилка); пыч-у (резать): пычак (нож), пычкы (пила)). Соотносясь с лексическим значением, внутренняя форма создает особое словесное представление мира. В семантике нарицательного слова проявляется вся суть принципа номинации, свойственного той или иной национальной среде.

В отличие от исследований прошлых лет, в современной лингвистике сложилась общая точка зрения на семантику личного имени: современные исследователи признают наличие у собственных имен семантического потенциала. Семантический потенциал личного имени резко отличается от семантики нарицательных слов. Собственные имена являются преиму­щественно знаком, который служит только для называния предметов, и наличие содержательной стороны у которого менее заметно. Имена собственные менее связаны с понятием, им не свойственно называть группу предметов, явлений, процессов и т.д., а на первый план выходит тесная связь с единичными объектами. Тем не менее, именно имя собственное содержит больше информации, чем нарицательное слово. В природу имен заложена способность отражать не только языковую, но и внеязыковую информацию. Код культуры, построенный на символизации окружающей человека действительности, наиболее четко проявляется в именах собственных, особенно в антропонимической лексике. Мотивация антропонима чаще всего напрямую связана с внеязыковой ситуацией, но именно результат мотивации может повлиять на структуру языка. Появление новых имен в своеобразном оформлении напрямую отражается в языке, что приводит к фонетическому, словообразовательному и семантическому варьированию. Например, мужское имя Ханлар, образованное на материале тюрко-татарского языка с четко выраженной семантикой апеллятива, имеет фонетическую оболочку, не оформленную по орфографическим правилам татарского языка (по фонетическим законам татарского языка имя должно иметь следующее графическое оформление: Ханнар), но, тем не менее, оно свободно функционирует в языке. Такая «вольность» наблюдается еще в ряде антропонимов: Алмаз/Алмас/Илмаз/Илмас; Гөлира/Илира/Алира/Элира и т.д. Появление разных вариантов имени или же не совсем «языковое» оформление может привести к отклонению от языковой традиции, нормы. Такое отклонение допустимо только в разряде антропонимов, но ни в коем случае не в разряде нарицательных слов.

Денотат личного имени – единичный субъект. Антропонимическая лексика наделена некоторым понятийным содержанием, то есть имеет сигнификат, отличающийся от сигнификативного компонента нарицатель­ного слова тем, что сигнификативным содержанием антропонима являются представления об имени, руководствуясь которыми выбирается тот или иной антропоним для наименования. Коннотативный компонент семантической структуры проявляется в узуальном и неузуальном употреблении антропонима. Если в первом случае проявлению коннотативного компонента способствуют стилистические аффиксы, в первую очередь, уменьшительно-ласкательные: -кай/-кәй (Гөлкәй, Илкәй, Саниякәй, Сылукай), -ай/-әй,-и (Рамазан – Рамай; Гибадетдин – Гибай, Имаметдин – Имамый / Имай и т.д.), -уш/-үш (Зәйнетдин – Зәйнүш), и аффиксы принадлежности 1 лица единственного числа –ым/-ем (Галиям, Алмазым, Лилиям и т.д.), то во втором случае коннотативный компонент имени проявляется у прецедентных имен, например, у антропонимов, связанных с широко известным текстом (Мамай явы, Хуҗа Насретдин и т.д.) или с прецедентной ситуацией (Шәкүр карак, Шомбай, Мәҗнүн гыйшкы). Для того, чтобы имя обладало коннотативным содержанием, необходимо наличие контекста, в рамках которого собственное имя семантически расширяется, начинает обладать объемной внутренней формой и приближается к нарицательным именам. В языковом материале можно найти множество таких примеров: Гобәй белән Хобәй булу (в значении неразлучные друзья), Рамазан агай килде (Рамазан пришел), Гали үз эшендә, Вәли үз эшендә (каждый занимается своим делом), Бәдигъ мәзин күркәсе (в отношении высокомерных людей), Галигә дуслыктан түгел, Могавиягә дошманлыктан (выбор одну из враждующих сторон), Габдулла биясе (в отношении любящих поесть), Хуҗа Насретдин ишәге (о человеке, зависящим от мнения другого), Тыр-тыр Зариф (проворный, успевающий), Сафура бураны (метать гром и молнии) и многие другие.

В языке антропонимы имеют широкий диапазон функционирования. В процессе употребления вне прямой референции они способны вбирать в себя те свойства, которые характерны для нарицательных слов (мәҗнүн – в отношении безнадежно влюбленного молодого человека; биби – необразованная, глупая девушка и т.д.). Проявление вторичной функции известно под термином деонимизация, в процессе которой антропоним наполняется не только внутренней формой, но и отражает национально-культурное мировоззрение татарского народа. Тесная взаимосвязь имен собственных и нарицательных способствует возникновению в лингвисти­ческом пространстве единиц, которые наделены функциональной подвижностью, то есть способны выполнять как предикатную, так и идентифицирующую функции. Семантика их приспособлена и к тому, чтобы называть, и к тому, чтобы обозначать. Семантическая двучастность слова чрезвычайно расширяет коммуникативные и выразительные возможности языка.

Вторая глава

  1   2   3


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет