Уроки самоисцеления, извлеченные из опыта работы хирурга с исключительными пациентами



бет14/16
Дата18.07.2016
өлшемі1.13 Mb.
түріУрок
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Преодоление страха

Чтобы отворить источник любви и вступить на путь творчества и духовного роста, мы должны расстаться с нашими страхами («предоставить наши заботы Богу»). Но это очень трудно, особенно если похоже, что завтра мы еще не умрем. Если у нас нет такого предельного срока, это часто дается труднее. Чтобы осуществить это «простое» изменение, мы должны пробиться через наши отрицательные эмоции и преодолеть их. Это невозможно, пока мы не осознаем, что никто другой не делает нас счастливым или несчастным. Наши эмоции не столько случаются с нами, сколько мы сами их выбираем. И с самом деле, единственное, чем мы действительно можем управлять, это наши собственные мысли, эмоции и действия. В первом веке нашей эры греческий мыслитель Эпиктет положил этот факт в основу своей философии, провозгласив, что все несчастье возникает от попыток управлять событиями и другими людьми, что не в наших силах. Эти же тщетные попытки, происходящие от наших страхов и обид, ослабляют тело и приводят к болезни.

С некоторой точки зрения не надо вообще ничего бояться, но конечно, это не надо принимать слишком буквально и серьезно. Например, страх естествен в ситуациях, угрожающих жизни – на большой высоте или при внезапном громком звуке – но все другие страхи ненормальны. Мы никогда не встретимся ни с чем, на что нет ответа. Я знаю это, потому что ни один пациент не хочет сменить свою болезнь на другую. Все мы чувствуем себя удобнее со своими собственными проблемами. Над нашим кухонным столом висит список положительных изречений. Наша младшая дочь Кэролин помогла мне понять, как глупо цепляться за слова. Когда за обеденным столом наши дети поссорились, я спросил каждого из них: «Ты хочешь мира или конфликта?» Это первый вопрос из моего списка. Наша дочь, у которой слегка нарушен слух, ответила: «Я хочу пиццу»24. Все рассмеялись, и ссора прекратилась. Цель состоит не в том, чтобы установить строгие правила поведения, а в том, чтобы использовать слово как несовершенное средство, ведущее к новой психологической реальности – счастье, которое мы можем выбрать независимо от внешних условий.

Позитивное мировоззрение можно культивировать, также как и негативное, путем кондиционирования в течение всей жизни. В самом деле, психологи давно уже обнаружили, что эмоции можно модифицировать, попросту приспособляя выражение лица к противоположной эмоции. Доктор Поул Экман из Калифорнийского Университета, Сан-Франциско установил недавно восемнадцать анатомически различных типов улыбки. Он обнаружил, что лица, приученные произвольно контролировать отдельные мускулы лица, могут воздействовать на физиологические показатели эмоций, принимая выражение лица, соответствующее той или иной улыбке.

Печаль можно уменьшить, глядя в зеркало и улыбаясь, если только человек не отрицает свою печаль. Притворство не действует, но если в самом деле произвести улыбку, это создает иное послание, поступающее обратно в нервную систему. Вы можете испытывать скорбь вследствие потери, но все же удерживать себя от потери всякой перспективы, от оценки всего хорошего, что остается в вашей жизни.

Ученые, изучавшие реакции на стресс, обнаружили, что бессильный гнев – самая разрушительная для гомеостаза25 эмоция. Спокойное принятие того, что есть способствует здоровью, кроме того, поддерживая психику в состоянии ясности, такое принятие лучше подготовляет человека к необходимым изменениям. Поэтому, как говорит доктор Уоллес Эллербрук, мы должны «сохранять приятные мысли в голове и приятное выражение лица, и вообще, не вести себя так, как будто мы идем на свои собственные похороны».

Люди, сталкивающиеся с болезнью, должны постоянно укреплять себя позитивными посланиями. Пациент не должен вставать каждый день со словами «У меня рак. Я слишком слаб и подавлен, чтобы что-нибудь делать»; вместо этого он должен говорить себе: «Сегодня может быть прекрасный день. Сегодня благодаря раку все может быть иначе». Болезнь может быть мотивом изменения. Как писала мне Лойс Беккер:
Я думаю о раке каждый день, но я думаю также о том, как сильно мое тело, как хорошо я себя чувствую большую часть времени. Я по прежнему говорю со своими внутренностями. Я ощущаю такую целостность моего тела, психики и может быть духа, какой я никогда не испытывала прежде.
Избавление от страха – для многих решающий вопрос. Каждое взаимодействие между людьми легче воспринимается, если оно рассматривается как запрос любви или дар любви. Испуганный человек в действительности говорит: «Люби меня». Но мы склонны отвергать такого человека и раздражаться. Тогда он становится еще более испуганным и часто накапливает столько раздражения, что оно превращается в обиду или ненависть. Ненавидеть легко, но здоровее любить. Если вы испытываете страх и просите кого-нибудь о ласке или каком-нибудь проявлении любви, ваш страх уменьшается.

Однажды вечером я находился в комнате скорой помощи, исследуя пациента, когда ко мне забрел мужчина из психиатрического отделения. Он направился прямо ко мне – как я думаю, из-за моей бритой головы – и стал осыпать меня бранью, извергая вопли по поводу моих предков и сексуальных привычек. Все спрятались, кроме пациентов, наблюдавших происходящее из своих палат. В то время как он стоял и орал на меня, я должен был заниматься моим пациентом, и я спрашивал себя, что мне делать в этом положении. Я вспомнил все мои проповеди, посмотрел ему в глаза и сказал: «Я люблю вас». Он остановился, словно его ударили кувалдой по голове. Он повернулся, спокойно ушел в свою палату и сел. Старшая сестра комнаты скорой помощи сказала: «Вы прекрасно с этим справились». На что я ответил: «Благодарю вас за помощь».

Любовь невероятно сильно действует во время конфликта. В большинстве семей я мог легко добиться выражения «Я вас ненавижу». Гораздо труднее сказать: «Я вас люблю». Часто пациентам приходится говорить это в письменном виде или по телефону прежде, чем они могут сказать это лицом к лицу, потому что «Я вас люблю» – именно то, что несет в себе подлинную эмоциональную силу.

В действительности нет ничего, с чем нельзя было бы справиться. Я это знаю, хотя вы, может быть, этого еще не знаете. Предположим, что женщина говорит мне: «Я испугана. Мой муж сбежал с другой женщиной. У меня теперь рак, а дома у меня пятеро детей. Я не знаю, что делать». Исходя из опыта с другими пациентами, я могу сказать ей: «Знаете ли вы, что произойдет через год? Если вы спросите меня, знаю ли я кого-нибудь с такой проблемой, я позвоню им и предложу мою помощь». В действительности вы достаточно сильны, чтобы справиться со всем этим.

Я знаю женщину по имени Эмили, которая была столь боязлива, что не хотела выходить во время дождя. Она отказывалась также подписывать чеки. Она избегала почти всех радостей жизни и любой ответственности. Муж в конце концов ее бросил, и его трудно в этом упрекнуть. Тогда у нее развилась лейкемия, и с ней произошла невероятная метаморфоза. Когда я ее видел в последний раз, она была на политическом митинге, где орала изо всех сил. Ее муж женился бы снова на той женщине, какой она стала, но чтобы пробудить ее к жизни, потребовалась лейкемия. Для многих людей важно узнать, что они не будут жить вечно – тогда зачем бояться любви?
Преодоление ненависти.
Обида и ненависть – это препятствия, мешающие многим людям выяснить свои неоконченные эмоциональные дела и достигнуть гармонии с другими. Преодоление страха открывает путь к прощению тех, кто вас обидел, и высвобождает любовь, которая может дать вам психологический иммунитет по отношению к окружению. Если вы избираете любовь и держитесь смысла жизни, это увеличивает ваши шансы выживания при всех условиях. Психиатр Виктор Франкль, выживший в нацистских лагерях смерти, писал в своей работе Человек в поисках смысла, что охранникам легче было убивать тех, кто казался готовым к смерти, чем тех, кто смотрел на своих тюремщиков с искрой жизни в глазах. В одном случае любовь спасла Франклю жизнь. Когда ему и его товарищам по заключению сказали, что отправляется поезд в трудовой лагерь с лучшими условиями, он уступил свое место другому. Этот поезд увез пассажиров в газовые камеры.

Другой выживший, Джек Шварц, рассказал, как он потерял сознание, когда его секли, и имел видение Христа. Этот образ наполнил его любовью настолько, что он сказал своему мучителю: «Ich liebe dich».26 Охранник был столь потрясен, что остановился, и удивился еще больше, когда увидел, что раны узника стали заживать прямо у него на глазах.

Психиатр Джордж Ритчи, автор книги Возвращение из завтра, рассказывает историю «Дикого Билла», одного из выживших в лагере смерти, с которым он работал после освобождения:
[«Дикий Билл»] был один из заключенных концентрационного лагеря, но по-видимому он пробыл в нем недолго: он держался прямо, глаза его сверкали и его энергия была неистощимой. Поскольку он бегло говорил по-английски, по-французски, по-немецки и по-русски, а также по-польски, он стал в лагере чем-то вроде неофициального переводчика…

Хотя Дикий Билл работал по пятнадцать или шестнадцать часов в день, он не проявлял признаков усталости. В то время как мы все падали с ног от истощения сил, он, казалось, становился все сильнее…

Когда мы заглянули однажды в документы Дикого Билла, мы с удивлением узнали, что он находился в Вуппертале с 1939 года! В течение шести лет он жил на той же голодной диете, спал в тех же душных и заразных бараках, что и другие, но без малейшего физического или психического ущерба…

Дикий Билл был нашим лучшим помощником, он примирял различные группы и советовал им прощать друг друга.

«Некоторым из них нелегко прощать, – сказал я ему однажды, – ведь многие из них потеряли членов своих семей».

«Мы жили в еврейском гетто Варшавы», – начал он неторопливо, и это были его первые слова о себе, – мы с женой, две наших дочери и три маленьких мальчика. Когда немцы дошли до нашей улицы, они выстроили нас всех вдоль стены и открыли огонь из пулеметов. Я просил, чтобы мне разрешили умереть вместе с моей семьей, но они направили меня в рабочую группу, потому что я говорил по-немецки».

«Я должен был сразу же решить, – продолжал он, – могу ли я себе позволить ненавидеть солдат, которые это делали. Это было бы и в самом деле легкое решение. Я был юрист. Я слишком часто видел в моей практике, что может сделать ненависть с человеческой душой и телом. Ненависть только что убила шесть человек, значивших для меня больше всего на свете. И я решил, что в течение моей остальной жизни – продлится ли она несколько дней или много лет – я буду любить каждого человека, который мне встретится». Это и была та сила, которая сохранила человека перед лицом всех лишений.
Я не хочу сказать, что все выжившие уцелели потому, что способны были любить нацистов как человеческие существа, и уж конечно не хочу сказать, что все остальные умерли, потому что им не хватило любви. Многие цеплялись за жизнь, чтобы свидетельствовать о пережитом перед миром. Некоторые выжили, превращая «ненависть в энергию»: это был лозунг, давший вьетнамцам силу пережить сорок лет войны и одолеть японцев, французов и американцев – но вы должны быть осторожны с этим лозунгом, если не хотите стать в конце концов похожим на своих врагов. Было бы жалким лицемерием считать, что любовь в стиле Дикого Билла объясняется попросту мнением других, считающих такое поведение праведным. Такая любовь мало связана с личностями, участвовавшими в драме, но происходит от всеобщего источника силы – Бога или фундаментальной человеческой доброты – пробивающей себе путь через глубочайшие духовные раны.

Я хочу сказать этим, что любовь может спасти вас! Вы можете смотреть на убийцу с любовью, потому что знаете, чтó его к этому привело. Я не предлагаю вам любить зверства, но даже самый извращенный человек начал свой путь невинным ребенком. Мы должны помнить, что все мы созданы нашими родителями и нашим обществом. Если мы получили от них неправильные послания и не получили от них любви, то любой из нас может стать Гитлером. Это не принятие зла, а отказ опуститься до него. Как сказал Мартин Лютер Кинг старший: «Ненависть не вернет мне моей семьи». Может случиться, что вам не удастся изменить своего угнетателя или спасти свою жизнь любовью, но вы можете помешать ненависти разрушить ваше сердце, ум и жизнь, как она это сделала с ним.

Я встречал среди своих пациентов многих, у кого были «невозможные» супруги. Из такого положения есть два выхода: либо вы можете развестись с вашим «Гитлером», либо остаться с ним и попытаться изменить его своей любовью. Я помню женщину по имени Рут, которая сказала мне: «Я налажу этот брак, если даже это убьет меня». У нее развился рак груди с обширными метастазами, и она впала в такую депрессию, что думала о самоубийстве. И вот однажды Рут оказалась среди слушателей одной из моих бесед. Возник вопрос о самоубийстве, и одна молодая женщина из публики рассказала, как ее отец покончил с собой и опустошил этим ее жизнь, и вследствие самой потери, и потому что она не могла примириться с недостатком мужества у своего отца. Эта история так сильно подействовала на Рут, что она нашла в себе новые силы, решилась жить и рассталась со своим мужем.

Но если вы осознаете, что оба вы – и вы, и ваш «Гитлер» – всего лишь люди, то вы, может быть, научитесь жить вместе, помогая друг другу измениться. Ничто не помогает человеку стать лучше, как другой человек, доставляющий ему такую возможность. Гете сказал: «Если вы обращаетесь с человеком, как с тем, что он есть, то он таким и останется, но если вы обращаетесь с ним как с тем, чем он может быть, то он станет тем, чем он может быть». Мне кажется полезным напомнить, что сказал однажды Мартин Лютер Кинг младший о заповеди Иисуса любить своих врагов:


Прощать – не значит не замечать того, что сделано, или ложно обозначать дурной поступок. Это значит, что дурной поступок больше не препятствует отношениям… Мы должны признать, что дурной поступок враждебного соседа, причиняющий нам боль, никогда не выражает вполне всю сущность этого человека. Даже в нашем злейшем враге можно найти некоторый элемент доброты.

Смысл любви не следует смешивать с каким-нибудь сентиментальным излиянием. Любовь гораздо глубже эмоциональной чепухи… Теперь мы можем понять, что имел в виду Иисус, говоря: «Люби своих врагов». К счастью, он не сказал нам, что наши враги должны нам нравиться. К некоторым людям почти невозможно так относиться. «Нравиться» – это сентиментальное, чувствительное слово. Как вы можете проявлять чувствительность к кому-нибудь, кто намерен сокрушить самое ваше существо и ставит бесчисленные препятствия на вашем пути? Как вам может нравиться человек, угрожающим вашим детям или сбрасывающий бомбы на ваши дома? Это невозможно. Но Иисус понимал, что любить значит больше, чем нравиться. Когда Иисус велит нам любить наших врагов, он имеет в виду понимающую и творческую, искупающую добрую волю ко всем людям. Лишь следуя этому пути и отвечая людям такой любовью, мы можем быть детьми нашего небесного Отца.


Подлинное испытание заключается не в том, можем ли мы дать себя распять для спасения человечества, а в том, можем ли мы жить с кем-нибудь, кто храпит во сне.

Не забывайте, что вы никого не можете изменить. Вы можете изменить только себя, но помните, что вы создаете другого человека своей собственной личностью. Это дает большую власть, например, жене. Элинор, одна из моих пациенток, работает со своим мужем в торговле недвижимостью. Она способна заключать миллионные сделки, но он критикует ее манеру одеваться и даже посылает ее обратно домой переодеться, когда они собираются на званный обед. Я сказал ей: «Хорошо, тогда скажите ему, что вы не умеете принимать решения. Не стирайте, не убирайте, не готовьте еду, не ведите расходную книгу, не делайте ничего, чего он от вас ожидает. И если он спросит: «Где обед?», скажите ему, что не можете решить, что купить в супермаркете. Скажите ему, что не можете решить, какие моющие средства купить, и что потому не было стирки. Скажите ему, как вы нерешительны, и ему придется все взять на себя. Тогда он поймет, как много вещей вы делаете и на что вы способны».

Забота о неоконченных делах когда-нибудь будет признана самым эффективным средством, утоляющим боль и подготовляющим к операции. Я вспоминаю студентку медицинского факультета по имени Карен, которая посетила ИРП, узнав, что отец ее возлюбленного должен подвергнуться операции из-за рака легких. Она затратила неделю, чтобы убедиться в квалификации хирурга. Затем, по пути в больницу, она вспомнила нечто из того, что я часто советую членам группы: она спросила своего друга, что бы он сказал отцу, если бы знал, что тот должен завтра умереть.

В больнице молодой человек подошел к отцу, который был алкоголик, и сказал: «Папа, ты много раз меня бил, запирал меня в багажник машины и делал со мной другие вещи, но я хочу, чтобы ты знал, что я люблю тебя и прощаю». Они обнялись и заплакали.

Естественно, отец прошел операцию без трудностей. Когда Карен пришла к нам на следующее собрание, она рассказала нам об этом и сказала: «Было не так уж важно затратить столько энергии на проверку квалификации хирурга. Важно было сказать: «Я люблю вас»».

Когда я беседую на семинарах, я часто спрашиваю: «Если бы вы знали, что умрете по пути домой, захотели бы вы воспользоваться телефоном?» В случае положительного ответа я говорю: «Хорошо, если вы обещаете придя домой снять трубку и позвонить мне, я гарантирую вам безопасную дорогу домой».

Когда с вами случается несчастье, вам надо выбрать, что сделать по этому поводу. Вы можете извлечь из этого благо или еще большую боль. В мучительных страданиях после смерти сына рабби Кушнер в конце концов смог написать книгу Когда с хорошими людьми случается дурное, которая помогла тысячам людей пережить подобные трагедии. Таким образом, потерянная жизнь приобрела смысл благодаря тому, чтó она создала из страдания. Способность находить некое благо в бедствии – это, может быть, главное свойство, необходимое пациентам. Виктор Франкль писал: «Жить – значит страдать, выжить – значит найти смысл в страдании». Смерть или угроза смерти часто называлась последним учителем, потому что она учит нас по настоящему ценить то, что у нас есть сейчас, и то, что мы можем сделать сегодня.

Мы с женой усвоили этот урок в течение недели, когда мы думали, что у нашего сына Кейта, восьми лет, была злокачественная опухоль кости. Он сказал мне, что у него болит нога. Сначала я сказал ему, чтобы он принимал горячие ванны, как посоветовал бы любой хороший врач. Потом однажды, когда я зашнуровывал его конки, он сказал мне, что боль не проходит, и попросил сделать ему рентген. Я подумал, что ему можно преподать урок. Вероятно у него была небольшая трещинка в кости, и он сам устыдится, что пошел на рентген, потому что ему придется носить гипс из-за мелочи, которая прошла бы и без того. Но рентген показал литическое повреждение кости. Согласно всем моим медицинским книгам это было злокачественное образование, и наш прекрасный ребенок должен был умереть в течение года. В течение пяти дней перед тем, как он был принят в больницу на операцию, я испытывал ужас вместе с чувством вины, которое испытывают все родители. Невозможно было думать, любить, сосредоточиться или говорить. К счастью опухоль оказалась доброкачественной и была легко удалена с небольшой частью кости.

Однако это переживание было для меня одним из важнейших уроков. Оно показало нам, чтó испытывают пациенты и их семьи. Более того, оно научило нас с женой одной важной вещи по поводу выживания. Однажды за завтраком наша дочь Кэролин сказала мне: «Папа, ты когда-нибудь думал, кто из нас умрет первый? Я ответил: «Дело не в этом. Дело в том, что все мы остальные будем продолжать жить и давать миру больше, чтобы жизнь умершего имела больше смысла».

К несчастью, большинству из нас приходится страдать до такого преобразования. Я и моя жена Бобби сидели в кухне, когда вдруг загрохотал приемник для мусора. Я сказал: «Что надо сделать?» Она ответила: «Надо только нажать кнопку перезагрузки». И вот я пошел к Богу и спросил его: «Если ты столь великий творец, почему ты не дал нам кнопки перезагрузки?» Бог ответил: «Я дал вам кнопку перезагрузки, Берни. Она называется болью и страданием». Мы меняемся только посредством боли. Часто трудно видеть, как наши близкие мучаются, но не меняются. Наше дело – любить их. Изменит их не наша проповедь, а их собственная боль.

Чтобы обрести способность любить, надо избавиться от страха, мучений и страдания, которые испытывают многие люди. Многие люди всю жизнь страдают от невыраженного гнева, циркулирующего в их мозге и причиняющего им новый стресс при каждом своем появлении. Конфронтация с ним и избавление от него требуют честного рассмотрения вашего собственного участия в деле и прощения самому себе и другим, на кого вы обижены и кого боитесь. Если вы не прощаете, вы становитесь подобны своему врагу.

Дети, с которыми работает Джерри Ямпольский, превосходно выразили урок преодоления в заключении написанной ими вместе книги под названием За каждой черной тучей есть радуга:


В итоге мы думаем, что наша психика может сделать все. Вы можете научиться контролировать свою психику и решить быть счастливым «внутри», с улыбающимся сердцем, вопреки тому, что происходит с вами «снаружи».

Больны вы или здоровы, когда вы помогаете другим и любите других, это доставляет вам внутреннее ощущение тепла и мира. Мы узнали, что когда вы дарите любовь, вы в то же время получаете ее.

И когда вы расстаетесь с прошлым, прощая всех и все, это поистине помогает вам быть бесстрашным.

Помните, что вы – это любовь. И пусть ваша любовь расширяется, любите себя и всех. Когда вы любите и чувствуете себя поистине связанным со всеми, со всем и с самим Богом, вы можете чувствовать себя внутренне счастливым и спокойным.

И не забывайте, что если у вас есть полная вера в то, что вы всегда связаны любовью со всеми другими, то вы поистине найдете радугу за любой черной тучей.
Необычайная энергия, которая высвобождается при освобождении от наших отрицательных эмоций, была описана в письме ко мне Денизой, пациенткой с раком груди, посетившей конгрегацию целителя верой в Ворчестере, в штате Массачусетс. Она писала:
После его проповеди он сказал, что каждый узнает с сердце своем, принадлежит ли он к числу призванных. Он повернулся к аудитории, где было больше тысячи пятисот человек, и сказал: «У меня сильное переживание, касающегося кого-то с розой. У нее болезнь в области с груди». Я почувствовала внутреннее движение, вспомнив вечер накануне, когда я была на обеде, вынула из вазы на столе свежую розу, понюхала ее. Кто-то говорил мне, что я не должна торопиться, наслаждаясь цветами жизни. Но я не встала. Я думала, что это ко мне не относится.

Тогда целитель приблизился к женщине, которая встала. Ее звали Роза, и у нее был рак груди. Он благословил ее, но сказал: «Вы не та, которую я переживал».

Он сказал: «У нее тоже рак груди, и она носит бежевую блузу». В то утро я надела черные брюки и блузу с черными рукавами. Потом я решила надеть сверху бежевую блузу, почувствовала себя слишком толстой и сняла ее, а затем решила ее снова надеть.

В этот момент я встала, и он вызвал меня вниз, поставив меня перед аудиторией. Он спросил меня о болезни, и когда я стояла там, полная слез и эмоций, у него было лицо, которого я никогда не забуду. У него были не глаза, а просто черные колодцы в бесконечность. И когда он помазал мой лоб, он сказал: «Вы должны расстаться со своей мукой». При этом я испытала прилив энергии, пронизавшей все мое тело. Я ощутила, как восклицание срывается с моих уст, и упала на пол, на руки служителей, стоявших за мной.


Это переживание было для Денизы поворотным пунктом. Она приобрела способность устанавливать для себя приоритеты и делать выбор, основываясь на собственных потребностях. Она применила психотерапию и химеотерапию, порвала связь, как она полагала, вредившую ей, и продала свой бизнес, бывший для нее главным источником стресса. Позволив себе, наконец, выразить накопившиеся за всю жизнь раздражение, фрустрацию и печаль, плакала целыми днями и впервые почувствовала, что способна принять ребенка внутри себя. В конце письма она писала: «Это впервые я дала себе разрешение и право оплакать мои страдания и тоску. Теперь, когда весь этот груз сдвинулся с моей души, мой [внутренний] ребенок и я стали одним целым. Я ощущаю абсолютную целостность, любовь к себе и прощение. Мне не нужно больше судить других, потому что мне не нужно больше судить себя».

Духовность, безусловная любовь и способность понять, что боли и трудности создают возможности для роста и перемены направления – все это позволяет нам наилучшим образом использовать наше время. Тогда мы понимаем, что настоящий момент – это все, что у нас есть, и что он бесконечен. Мы видим, что прошлое и будущее нереальны, и что как только мы начинаем думать в терминах прошлого или будущего – сожалеть или желать – мы теряем себя в оценочных суждениях. В одной из стран, где люди регулярно живут до ста лет, есть поговорка: «Вчера уже прошло, завтра еще не наступило, о чем же заботиться?»

Многие люди обретают способность избавиться от своих страхов и обид лишь на пороге смерти. Несколько лет назад доктор Эллербрук описал один такой случай:
Ее почечная лоханка, мочевой пузырь и прямая кишка были удалены – так что казалось, от нее остался лишь мешок мяса, наброшенный на скелет, содержавший не внутренние органы, а одни только распространявшиеся опухоли. Она просила, чтобы ей разрешили умереть на берегу местного озера. И в этих мирных местах нечто произошло; она отбросила свое раздражение и депрессию, ее дух подобно воздушному шару, освободившемуся от лишнего веса, воспарил – и ее опухоли начали сжиматься. Она исцелилась.
Дальше Эллербрук говорит об этом случае и им подобных следующим образом:
Моя глубокая вера состоит в том, что в детском возрасте нас нагружают большим ассортиментом всякого багажа. Нас учат, что при определенных обстоятельствах уместно раздражаться, и что при всех обстоятельствах уместно впадать в депрессию. Я должен сказать, что по моему личному одинокому мнению, в полную противоположность верованиям почти всех психиатров, каких я знаю, я полагаю, что раздражение и депрессия – это патологические эмоции, и что они непосредственно ответственны за значительное большинство человеческих бедствий, включая рак. Я собрал 57 так называемых раковых чудес с чрезвычайно тщательной документацией. Раковое чудо состоит в том, что человек не умер, когда онточно, несомненно должен был умереть. В определенный момент времени эти пациенты решают, что раздражение и депрессия, вероятно, не лучший образ действий, потому что им осталось так мало времени, и после этого они становятся любящими, заботливыми, избавляются от раздражения и депрессии и обретают способности говорить с любимыми людьми. У всех 57 человек был один и тот же паттерн. Они полностью отрешились от своего раздражения, они полностью отрешились от своей депрессии, приняв для этого особое решение. И с этого момента опухоли начали сжиматься.
(Я использую слово «раздражение» вместо слова «гнев», поскольку я считаю гнев нормальной эмоцией, если он выражается, когда его чувствуют. После этого он проходит. Но если человек запирает его на задвижку, то он переходит в раздражение или ненависть. Рано или поздно раздражение и ненависть взрываются, убивая других, а если они сдерживаются, человек убивает себя)27.

Преодоление, описанное Эллербруком, составляет в точности сущность религиозного опыта, как его описал Юнг в книге Психология и религия:


Они пришли к самим себе, они сумели принять самих себя, они были способны примириться с собой и, тем самым, также примириться с неблагоприятными обстоятельствами и событиями. Это весьма похоже на то, что раньше выражалось словами: Он заключил мир с Богом, он пожертвовал собственной волей, он предоставил себя воле Божьей.
Юнг прибавляет особенно уместный ответ тем рационалистам, которые считают все такие переживания самообманом:
Есть ли какая-нибудь лучшая истина о конечных предметах познания, чем та, которая помогает нам жить? Именно по этой причине я тщательно отмечаю символы, производимые подсознанием. Это единственное, что может убедить критический ум современного человека. Эти символы убедительны по очень старомодным причинам. Они попросту неисчислимы (overwhelming), что передает по-английски латинское слово ”convincere” (убеждать). То, что лечит невроз, должно быть столь же убедительно, как сам невроз; а поскольку этот последний слишком уж реален, то полезное переживание должно быть столь же реально. Если вы хотите отнестись к этому пессимистически, это должна быть уж очень реальная иллюзия. Но в чем разница между реальной иллюзией и исцеляющим религиозным опытом? Это всего лишь разница в словах. Вы можете сказать, например, что жизнь – это болезнь с очень плохим прогнозом, что она тянется годами и кончается смертью; что нормальность – это численно преобладающий дефект конституции; или что человек – это животное с фатально переросшим мозгом. Мышление этого рода составляет прерогативу привычных ворчунов с плохим пищеварением. Конечная природа вещей никому не известна. Поэтому мы должны принимать их такими, как мы их переживаем. И если такое переживание помогает нам сделать нашу жизнь более здоровой, более прекрасной, более полной и более удовлетворительной для вас самих и для тех, кого вы любите, то вы можете спокойно сказать: «Это была милость Божья».
Эллербрук пришел к заключению, что пациенты с сильно развитым раком должны быть близки к смерти, прежде чем может случиться поворот, но я знаю из моего опыта, что люди могут измениться в любое время. Чем раньше это происходит в ходе болезни, тем больше шансов выздоровления. Если человек вступает на духовный путь прежде, чем он заболел, он становится практически неуязвимым для болезней и несчастья – по крайней мере в психологическом смысле, а очень часто и в физическом смысле. Норман Казинс писал после своего самоизлечения от анкилозного спондилита: «Я научился, что никогда не следует недооценивать способность к возрождению человеческой психики и тела, даже если перспективы кажутся самыми неблагоприятными».

Доктор Грейнджер Уэстберг, основатель многочисленных Центров Холистического Здравоохранения, где врачи, сестры и священнослужители работают вместе, полагает, что примерно от половины до трех четвертей пациентов заболевает вследствие духовных проблем, а не немощей тела. Как он выражается, физические симптомы часто всего лишь «входные билеты» в процесс самооткрытия и духовного изменения. Чтобы начать подлинное исцеление, каждый из нас должен совершить прыжок веры, описанный французским поэтом Гийомом Аполлинером:


Подойдите к краю.

Нет, мы упадем.


Подойдите к краю.

Нет, мы упадем.


Они подошли к краю.

Он толкнул их, и они взлетели.


Глава 9
Нет трудности, какую не могла бы преодолеть любовь;

нет болезни, какую не могла бы исцелить любовь;

нет пропасти, какую не могла бы замостить любовь;

нет стены, какую не могла бы сломать любовь;

нет греха, какой бы не могла искупить любовь…

Безразлично, как глубоки могут быть расхождения;

как безнадежно может быть мировоззрение;

как запутанна может быть ситуация;

как велики могут быть ошибки.

Достаточное проявление любви все это растворит.

Если вы способны достаточно любить,

Вы будете самым счастливым и самым могущественным

существом на свете…
Эммет Фокс Нагорная Проповедь.


Каталог: download -> version
version -> Сабақтың тақырыбы: Публицистикалық стильдің тіл ерекшеліктері. Сабақтың мақсаты
version -> Сабақтың тақырыбы: Етістік
version -> В17. Умение использовать информационно-коммуникационные технологии
version -> Аллен Р. Г. Множественные источники дохода
version -> Арифметические действия в позиционных системах счисления
version -> Геодезия көне заманда жер бетiнiң өлшемі және зерттеуi шаруашылық мақсатта қажеттілігінен пайда болды. Ежелгi Мысырда б з
version -> Бастауыш сыныпқа арналған біркелкі орфографиялық тәртіп Мазмұны
version -> Оқушылардың орта буынға бейімделуі барысында жүргізген жұмыстар туралы анықтама. қазан 2014ж
version -> Казахстан тарихы 6-11 сынып алфавит. 6 сынып


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет