Востоковедения сайдазимова у. Т



жүктеу 0.74 Mb.
бет1/5
Дата09.06.2016
өлшемі0.74 Mb.
  1   2   3   4   5


МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО

СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ

УЗБЕКИСТАН

ТАШКЕНТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ

ВОСТОКОВЕДЕНИЯ

САЙДАЗИМОВА У.Т.

КОРЕЙСКАЯ ПРОЗА

Рекомендовано в качестве основного учебного пособия для студентов по направлению магистратуры:

5А120101 – Литературоведение (Корея)

Ташкент-2013

В данном учебном пособии представлены материалы, из имеющихся на настоящий момент научных работ лингвистов-корееведов, а также, материалы по истории развития корейской филологии в Корее и в Республике Узбекистан. Данное учебное пособие рекомендовано студентам, изучающим корейскую филологию, а также тем, кто интересуется культурой дальневосточного региона.



Главный редактор:

Заведующая кафедрой корейской филологии, доцент Ким В.Н.



Рецензенты:

Декан факультета ДВ и ЮА, к.ф.н. С.А.Носирова

Зав.кафедрой корейской филологии доц. Эм А.П.

Авторы:

Доцент корейской кафедры САЙДАЗИМОВА У.Т.

Рекомендовано Министерством Высшего и Среднего Специального образования Республики Узбекистан приказом № 128 от 19 апреля 2013 г. в качестве основного учебного пособия для студентов магистратуры:

5А120101 – Литературоведение (Корея)

(Номер регистрации 128 – 052)

Данное учебное пособие рекомендовано к печати Учебно-Методическим Советом Ташкентского Государственного Института Востоковедения Протокол № 5. 19. 04. 2013.

ВВЕДЕНИЕ
Учебное пособие “Корейская проза» является продолжением раннее изданного учебного пособия по истории средневековой литературы Кореи. Читателю представлена история развития жанров в классической, новой и современной корейской литературе ХХ века (1950-1980 годы)

Данное учебное пособие состоит из трех основных разделов, посвященных знаковым периодам современной корейской литературы, становлению современной литературы и литературе постосвободительного периода.

В работе представлено творчество ведущих писателей и поэтов, определявших облик современной литературной эпохи, и анализ наиболее известных произведений.

Учебное пособие адресовано студентам, изучающим корейскую литературу, однако для знакомства с этой книгой не требуется специальных знаний, и мы надеемся, что она привлечет внимание не только ограниченного числа специалистов, но и широкого круга читателей, интересующихся литературой Востока.



I. НОВАЯ ПРОЗА КОРЕИ

1.1. Зарождение новой прозы «син-сосоль»

Опорные понятия: «эпоха непрекращающихся мучений, жизнь без единого мирного дня», «низкий» жанр, "договор о покровительстве", - «син – сосоль».
Установившиеся в последней четверти 19 века контакты Кореи с Западом несомненно сказались на развитии художественной мысли, поколебали прежние идеалы и создали условия, при которых к корейской литературе были предъявлены новые эстетические требования.

Новым видом прозы стала «новая повесть» - «син – сосоль». Она выразила новый круг идей, многие из которых были руководящими в движении за европеизацию Кореи, развернувшимся в те годы в стране и названном в Корее «просветительским». В связи с этим в современном корееведении «син-сосоль» обычно связывается с прозой просветительского периода.

«Новая повесть» отобразила общественную реакцию на события, связанные с переходом Кореи, недавней «страны – отшельницы», «забытой нации», от средневековья к новому времени. Само рождение новой прозы, означало шаг к кардинальной перестройке литературы. И это сразу было отмечено читателем. Теперь за всем, что предшествовало ей, прочно закрепилось название «старая повесть», или «старая проза».

Трудно найти литератора, который в свое время прошел бы равнодушно мимо «син-сосоль» и, вспоминая свой жизненный путь, не сказал бы о воздействии первых опытов новой прозы. «Чем больше я читал произведений «син – сосоль», - пишет И Ги Ен, - тем стремительнее отдалялся от старой прозы. Помню, как поразило меня сходство моей судьбы с судьбой героини «Гора Чхиаксан» …Незаметно для себя я был вовлечен во всеобщий порыв к новому. Изменились мои планы. Я уже не хотел идти в монахи или к отшельникам, уже не мечтал пройти с посохом и котомкой по всем восьми провинциям Кореи. Теперь я жаждал, подобно героям «новой повести», поехать учиться за границу, вдохнуть в себя воздух западной цивилизации»1

«В те времена, - пишет другой писатель Ким Дон Ин, - литераторы описывали людей необычных, наделенных многими талантами и красотой. Они вынуждали своих добрых и обаятельных героев попадать в беду. Но в конце концов недоброжелатели их гибли, и все кончалось благополучно. Только этот писатель (речь идет о Ли Инджике. – О.Ким) описал жизнь жалкой, униженной и очень земной женщины»2

Эти выдержки взяты нами из произведений двух очень несхожих по своим взглядам писателей, однако оба они довольно точно уловили сущность новаторства «новой повести».

Потребностью быстрейшего, немедленного преобразования жизни проникнуты все произведения «син – сосоль», которые создавались на очень близком к разговорной речи корейском языке и записывались не китайскими иероглифами, а корейским национальным алфавитом (это давало ей возможность воспроизводить живую корейскую речь). У этой прозы была своя романтика, романтика борьбы с обветшалыми традициями конфуцианства, средневековыми установлениями, и она охватила молодежь того времени.

Понять и оценить эту литературу сейчас можно, только зная о тех драматических для Кореи событиях и тех специфических условиях, в которых она создавалась. Вплоть до последней четверти 19 века, Корея представляла собой «чисто» феодальное средневековое государство.

Период конца 19 - начала 20 в. стал поворотным в корейской истории. В 1876 г.,- "страна-отшельница", "забытая нация", как называли Корею на Западе, под натиском сильнейших держав мира - Японии, Англии, США, Франции и России - отказалась от политики самоизоляции и было втянуто в водоворот международных событий, в орбиту влияния мирового капиталистического рынка.

Цветущий край, изобилующий природными богатствами, золотом, самоцветами, издавна привлекал внимание многочисленных завоеваний. Корейская цивилизация не раз оказывалась прерванной опустошительными войнами. Две войны – японо-китайская 1894 года и русско-японская 1905 года – одна за другой пронеслись как ураган. Они оказали эффективное воздействие на развитие общественной мысли Кореи. Корея признала необходимость реформ и убедилась в силе реальных знаний.

Уже в 1905 г. корейское правительство в обстановке террора и военных угроз подписало с Японией "договор о покровительстве", т.е. теперь Корея во всем – в политических, военных и дипломатических делах-«доверялась японскому правительству»1, а пять лет спустя Корея стала колонией Японской империи.

Период от "открытия" Кореи до превращения ее в колонию был для народа исключительно трудным. Южнокорейский литературовед Ким Донук называет его "эпохой непрекращавшихся мучений, жизнью без единого мирного дня"2. Политическая мысль страны напряженно билась над поисками способов усиления обороноспособности государства. Разные по идейным устремлениям политические и общественные деятели включались в борьбу за свободу своей родины. Каждый класс предлагал обществу свой путь борьбы за свободу.

Отряды крестьян «Армии Справедливости» вступали в вооруженную борьбу против «иноземной ереси….,бесчестившей земли предков»1.

Двор и корейская аристократия считали, что выход из создавшегося положения смогут найти только иностранные государства.

Патриотически настроенная корейская интеллигенция считала, движущей силой социального и экономического прогресса – укрепление национального духа, а девиз просветительства «совершенствоваться внутренне, овладевая зарубежными науками»2, - средством достижения поставленной цели. Эта руководящая идея корейского просветительства имеет тесную связь с этическим учением конфуцианства, отводившим большую роль стремление личности к самоусовершенствованию.

Просветительская идеология в Корее была сложной системой идей и понятий, сформировавшихся в результате синтеза традиционных корейских представлений и популярных в начале века на Западе социологических учений, пришедших в Корею через Китай и Японию. Философской основой просветительского оптимизма стала социальная утопия об идеальном государстве "великого единения и согласия"3, о жизни без конфликтов, противоречий и войн, воспринятая у китайского философа и реформатора Кан Ювея (1858-1927). Корейские просветители полагали, что как только страна в результате просвещения народа поднимется до уровня развития культуры империалистических государств, в мире воцарится дух гармонии и согласия.

Традиция учила, что человек должен постоянно совершенствоваться, развивая задатки способностей, которые у него находились еще в зародышевом состоянии, - это главные критерии, которые определяют место человека в жизни. Венцом и конечной целью совершенствования является Мудрец, который способен сделать так, что дела государства «потекут плавно, автоматически, без всякого вмешательства со стороны»1

Мы приходим к выводу, - что внедрение новых наук, образование и просвещение народа стало основной позицией корейского просветительства, и смогло бы противостоять внешней агрессии со стороны иностранных держав.

Развивая далее мысль о роли просвещения в жизни человека, крупнейший идеолог, историк и философ Пак Ын Сик (1859-1926) объявляет его основой жизнестойкости государства. Подтверждение своей мысли он ищет в социал - дарвинизме, - новой западной теории, которая была в то время в западном обществоведении. Доверчиво восприняв реакционные варианты этого течения, корейские идеологи объясняли колониальное закабаление зависимых стран, территориальный раздел мира между крупнейшими капиталистическими державами принципами естественного отбора, выживания сильнейших. Эти принципы рассматривались ими как факторы развития международной жизни.

«… С момента сотворения мира среди живых существ не найти таких, которые, обладая жизненной энергией, не участвовали бы в борьбе. Победитель в этой борьбе становился господином, побежденный- рабом. Одержавший верх процветал, его жертва гибла. То же самое можно видеть и в судьбах государств"2.

Та же мысль приводится и в статье Пак Ын Сика «Без просвещения нельзя существовать»:

«…. Между благополучием и крахом, процветанием и гибелью, славой и позором такое же расстояние как между небом и землей…Сила человека в его мудрости, а мудрость рождает науки. В цивилизованном государстве каждый старается овладеть знаниями и с их помощью развить свои способности. Это и является источником богатства человека»1.

Видимо, идея совершенствования через образование была глубоко впаяна в национальную психологию. Этим и можно объяснить, почему лозунг просветительства быстро вошел в жизнь народа.

  1   2   3   4   5


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет