9. «Страдания юного Вертера»: место романа в культуре XVIII в



Дата21.07.2016
өлшемі59.17 Kb.
9. «Страдания юного Вертера»: место романа в культуре XVIII в.

Die Leiden des jugen Werthers, 1774


Историческая основа: в июне 1772 г. Гете знакомится с Шарлоттой Буфф, у него даже складываются дружеские отношения с ее женихом Кестнером, потом он понимает, что своими чувствами всех смущает и в сентябре удаляется. Но через месяц знакомый Гете Иерузалем покончил с собой, полюбив замужнюю женщину. Гете пишет об этом письмо Кестнеру, в котором особенно нападет на окружавших несчастного покойного филистеров.
Лирическая форма повествования:

- роман в письмах: все письма принадлежат одному Вертеру (только вступление и последняя глава объективированы, а вернее - в них предлагается некоторое количество внешних точек зрения)

- такая форма (роман-дневник, роман-исповедь) давала возможность показывать человека не только в ходе событий и приключений, но и в сложном процессе его чувствований и переживаний, в его отношении к окружающему миру

- в то же время роман строится по всем законам классической композиции: экспозиция, завязка, кульминация и т.д.
Роман как исповедь поколения. Отрицание компромиссов:

- роман стал почти энциклопедией жизни целого поколения: с одной стороны, в нем отражались элементы жизни современной молодежи (Вертер читает перед самоубийством «Эмилию Галотти», как и Иерузалем, в романе ярко высказывается осуждение нормативной эстетики, что вообще было духом эпохи, и т.д.), с другой стороны - после "Вертера" его поведение и жизнь вообще стали образцом, о чем далее, так что это двусторонний процесс;

- Вертер - это Штюрмер (как и Гете и тысячи других), но показанный реалистически, недаром многие современники видели в Вертере не несчастного любовника, а «болезнь нашего века» (так сказала де Сталь - наши стремления велики, наши возможности ограничены): Вертер вырос на просветительских идеалах, которые оказались лишь идеалами. В его лице изображена усталость от теоретизирования, осознание недостаточности книжного просвещения, не выдерживающего испытание реальностью, и жажда деятельности, не имеющая выхода. Вертер - это движение от просвещения к романтизму (к романтическому разладу между идеалом и действительностью), в этом отношении важными «сигналами» являются книги: от гармоничной «колыбельной» Гомера к боготворимому романтиками Оссиану. Эмилия Галотти тоже симптоматична: это трагедия, действующими лицами в которой были обыкновенные люди, так и «Вертер» - едва ли не первый роман о современной жизни;

- Вертер не просто абстрактный герой - он представитель определенного поколения, дитя своего века, выросший в определенных исторических условиях. Важно помнить, что у самоубийства фактически двойная мотивировка: Вертер страдает не только от несчастной любви, но и от бездуховности окружающей его жизни (то есть Германии) - для идейной структуры романа очень важно это соотношение сложной психологии и социального фона;

- о психологии: трагедия Вертера определяется его отношением к жизни (именно это и отличает его от окружающих филистеров и прочих добропорядочных людей): "Хорошо бы обладать вздорным характером и сваливать вину на погоду, на третье лицо, на неудавшееся предприятие! Тогда несносное бремя досады тяготело бы на мне лишь вполовину. А я, увы, слишком ясно понимаю, что вся вина во мне самом - впрочем, какая там вина! Все равно во мне самом источник всяческих мучений, как прежде был источник всяческого блаженства". Работника, из ревности убивший своего соперника, - это двойник Вертера, но такой путь невозможен для нашего героя, поскольку конфликт всегда имеет внутренний характер, его нельзя разрешить извне. Отрицание компромиссов: это онтологическое свойство его характера (показательны его споры с Лоттой и Альбертом, в которых Вертер ясно доказывает, что избавиться от своего мироощущения он не может, как любой человек от неизлечимой болезни). "Во всем мне хочется дойти до самой сути" проявляется во всем: приятели Альберта утверждали, что "Вертер неправильно судил поведение этого порядочного и положительного человека, достигшего долгожданного счастья и желавшего сохранить это счастье на будущее, тогда как сам Вертер в один день поглощал все, что ему было дано, и к вечеру оставался ни с чем».

- о социальном фоне: со своим непримиримым нравом Вертер не может встроиться в имеющуюся сословно-служебную иерархию. Альберт тоже не просто жених Лотты - он определенный социальный тип, представитель этого благоразумного чиновничьего мира. «Для всего у вас готовы определения: то безумно, то умно, это хорошо, то плохо! А какой в этом смысл? Разве вы вникли во внутренние причины данного поступка?» (говорит Вертер Альберту) - мир филистеров со своей косностью и железобетонными ценностными ориентирами неприемлем для Вертера. В "Вертере" присутствуют и руссоистские настроения: «значит, такая любовь, такая верность, такая страсть вовсе не поэтический вымысел; она живет, она существует в нетронутой чистоте среди того класса людей, которых мы называем необразованными и грубыми. А мы от нашей образованности потеряли образ человеческий!».


О природе:

- вслед за Руссо Гете вводит в литературу лирическое описание природы, раскрываемой через призму переживаний героя: эволюция восприятия природы параллельна развитию сюжета: от радостного ощущения весны к постижению разрушительных сил природы ("я не могу примириться с разрушительной силой, сокрытой во всей природе и ничего не создавшей такого, что не истребляло бы соседа или самого себя", "могучая и горячая любовь моя к живой природе, наполнявшая меня таким блаженством, превращавшая для меня в рай весб окружающий мир, теперь стала моим мучением");

- Чуткому сердцу Вертера природа раскрывает во всем своем многообразии и таинственной непостижимости: здесь можно сказать несколько слов о статье Михайлова: восприятие природы вообще связано с особенным вИдением Гете. По Михайлову, "философия зрения" Гете сводилась к сложным взаимоотношениям двух зрений: внешнего и внутреннего. Есть особое зрение - внутреннее (которое есть одновременно слепота и внутренний свет). Высшая гармония основана на том, что глаз не просто находит свет (то есть видит), но и порождает этот свет - все зримые предметы в некотором смысле его порождения - творческое вИдение, таким образом, сопровождается и опосредуется этой «слепотой». Для Гете важна обращенность всего виденного во внутреннее, взгляд его углубляется в сущность вещей и восходит к источнику прекрасного. В общем, суть в том, что глаз не просто видит предмет, но внутренним зрением постигает внутреннюю сущность. Отсюда, видимо, проистекает пантеистическое восприятие природы.

- актуальное значение: в отношении к природе можно усмотреть и штюрмеровскую концепцию просветительского реализма (основанную на полемики с нормативным классицизмом): "Впредь ни в чем не отступать от природы. Она одна неисчерпаемо богата, она одна создает большого художника".
О мировом значении:

- когда роман вышел, реакция на него была неоднозначной: рационалисты не приняли сентиментализма (Лессинг ругался), штюрмеры, напротив, поддержали. Но важно было не это, а то, что появился особый тип поведения и образа жизни, в общем вертеризм. Кроме того, «Вертер» - «первое произведение Гете, которое вывело молодую немецкую буржуазную литературу из стадии провинциализма и самообслуживания на широкие пути «мировой литературы»».

- «вертериана»: Англия: «Письма Шарлоты во время ее знакомства с Вертером" (У Джеймс, 1781), «Письма Шарлоты к Каролине» (Аркрайт, 1781)… Франция: «Стеллино, или новый Вертер" (Гурбийон, 1791). Кроме того, Вертер стал источником для огромного количества поэтических вариаций и переложений (например, популярна была элегическая ситуация "Лотта на могиле Вертера".

- в России: в Россию Гете приходит как флагман сентиментализма: Вертер воспринимается как несчастный сентиментальный любовник, его конфликт со средой в условиях российской (имперской) действительности отходит на 2 (если не дальше) план. Необходимо отметить, что сентименталистское влияние "Вертера" в России перекрещивалось с более ранними (Руссо, Новая Элоиза) и более поздними (Карамзин, Бедная Лиза). Тем не менее и мы внесли вклад в "вертериану": "Несчастный, повесть А. Клушкина» (1893), «Российский Вертер» (М. Сушков (кстати, покончивший в 17 лет жизнь самоубийством)). Впрочем, в России отклик находили далеко не все мотивы, так, гениальный индивидуализм, пантеистическое восприятие природы, рассуждения об искусстве в духе новой эстетики, элементы социального протеста остаются за скобками. Да и для подлинной сентименталистской чувствительности у нас не было оснований: обычно имел место наносной сентиментализм, переплетенный с рационалистическим скепсисом. Были и нас и поэтические излияния (все та же Лота на могиле, а также в ходу было письмо Вертера к Лоте (подсказанное романом), которое могло превращаться в поэтическое переложение.

Необходимо также отметить, что в России очень долгое время Гете воспринимался именно как автор «Вертера» (вплоть до 20-х гг) - «Фауста» не принимали, исходя из классицистических норм. Едва ли не первым, кто воспринял все творчество Гете, был Жуковским, но это восприятие хоть и было целостным, оставалось односторонним (Жуковского в первую очередь интересовала сентименталистская мечтательность). Пушкин, напротив, хотя и был знаком с Вертером, больше заинтересовался Фаустом (эта тема для него перекликалась с байроническими настроениями). Любомудры обратились к философской лирике. Но это уже совсем другая история.
Каталог: ddb -> gos
gos -> 3. Литературная позиция Аввакума в контексте литературной ситуации XVII века
gos -> 2. Особенности немецкого куртуазного романа
gos -> 38. Движение и статика в поэзии и прозе Г. Бенна
gos -> Литература о дураках: «Корабль дураков» С. Бранта Исторический контекст
gos -> 33. Эксперимент в декларациях и поэзии футуристов
gos -> «Вертер» И. В. Гёте как исповедь поколения Роман И. В. Гёте «Страдания юного Вертера»
gos -> 8. Поэзия немецкого барокко ·1 Эмблема


Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет