Архитектура синагог позднеантичного периода (III-VII вв.) На территории северной палестины: типология, композиции, декор



бет1/3
Дата16.06.2016
өлшемі0.53 Mb.
#140129
түріАвтореферат диссертации
  1   2   3

На правах рукописи

ТАРХАНОВА СВЕТЛАНА ВАЛЕРЬЕВНА

АРХИТЕКТУРА СИНАГОГ ПОЗДНЕАНТИЧНОГО ПЕРИОДА (III–VII ВВ.)

НА ТЕРРИТОРИИ СЕВЕРНОЙ ПАЛЕСТИНЫ:

ТИПОЛОГИЯ, КОМПОЗИЦИИ, ДЕКОР


Специальность 17.00.04 –

изобразительное и декоративно-прикладное

искусство и архитектура

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата искусствоведения

Москва 2016

Работа выполнена в ФГБНИУ «Государственный институт искусствознания» Министерства культуры Российской Федерации, в Секторе древнерусского искусства Отдела изобразительного искусства и архитектуры
Научный руководитель:

Казарян Армен Юрьевич, доктор искусствоведения, заместитель директора по научной работе Государственного института искусствознания.


Официальные оппоненты:

Ванеян Степан Сергеевич, доктор искусствоведения, профессор кафедры всеобщей истории искусства Исторического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.

Савостина Елена Анатольевна, доктор искусствоведения, профессор кафедры истории искусства Древнего мира и Средних веков факультета истории искусства Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный гуманитарный университет» (РГГУ).
Ведущая организация: Федеральное государственное учреждение культуры «Государственный музей искусства народов Востока».
Защита состоится 14 апреля 2016 года в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 210.004.02 в Государственном институте искусствознания по адресу: 125009, Москва, Козицкий пер., д. 5.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного института искусствознания и на сайте института: http://sias.ru/research/dissovets/

Автореферат разослан «........» ............................ 2016 года.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат искусствоведения А.И. Струкова
Общая характеристика диссертационной работы.

Исследование посвящено феномену синагогальной архитектуры северной Палестины позднеантичного периода, – региона, в котором анклав иудейских построек развивался наиболее свободно и масштабно по сравнению с любой другой частью Средиземноморья и Ближнего Востока. Но положение иудаизма в Римской Империи оставалось во многом маргинальным и обособленным, поэтому развитие синагогального зодчества было лишь относительно свободным и в реальности подчинялось многим ограничениям. Более того, в 438 г. строительство новых синагог было законодательно запрещено (Кодекс имп. Феодосия II), но фактически продолжалось. Значительную роль играло самообособление иудаизма и противопоставление себя окружающей культурной среде, что в период единой Римской империи, которая включила территорию Палестины, приобрело особенный смысл для формирования иудейского искусства. Способ религиозной и художественной самоидентификации иудаизма, вопросы генезиса архитектуры и декора синагог в связи с данными противоречивыми условиями их формирования – представляются сложными и многосоставными.

Большинство синагог имеют форму базилики или проявляют близость к этому архитектурному типу, что направляет работу в русло исследования вполне определенной формы и ее происхождения. Несмотря на кажущуюся простоту данной планировки, вариативность, с которой воспроизводится один лишь базиликальный тип, велико; это обстоятельство заставляет обратиться ко многим традициям региона. Религиозная среда в северной Палестине была разнообразной и конкурентной. Новые здания синагог встраивались в уже существовавший архитектурный контекст, который состоял из построек греко-римского периода. Они включали как классическую архитектуру Декаполиса, так и крупные и локальные ближневосточные традиции (Месопотамия, Сирия, Парфия, Ливан, Египет, Набатея, Хауран и др.). С конца V в. на данной территории под влиянием более сильных школ (эгейской и сирийской) начинает развиваться христианское зодчество. Все эти явления сформировали уникальную архитектурную стилистику монументального зодчества иудаизма, в которой в сложном синтезе соединялись одновременно архаические и новаторские черты.

Хронологические границы исследования охватывают позднеантичный период. Для восточных областей Римской (Византийской) империи его нижняя граница традиционно проходит от правления императора Диоклетиана (кон. III в.), когда произошли значительные изменения в политической, религиозной и культурной жизни. Позднеантичный период заканчивается правлением Ираклия (середина VII в.), когда восточные регионы Империи были окончательно потеряны. Данный отрезок времени обозначается в работе также как «ранневизантийский» или «период Мишны и Талмуда». В геополитическом контексте северной Палестины эти временные рамки прослеживаются по изменениям интенсивности строительства. С конца II в. строительная деятельность в городских центрах замирает, постепенно набирая силу только к рубежу III–IV вв. и достигая наибольшей интенсивности в V–VI вв. После персидского (614 г.) и арабского (636 г.) завоеваний в Палестине заканчивается наиболее яркий период архитектурного развития.

Исследование генезиса архитектурных типов и решений заставляет обращаться и к более древним эпохам, а именно – к классической античности, эллинизму, римскому периоду.



Географические рамки исследования включают в себя всю территорию северной Палестины как области наиболее интенсивного иудейского строительства и центра религиозной власти иудаизма начиная с III в., то есть после выселения евреев за пределы Иудеи в I–II вв. Благодаря тому, что именно на севере концентрировалось основное еврейское население не только Палестины, но и всего Средиземноморья и Ближнего Востока, синагогальное зодчество именно на этой территории имело интенсивное, последовательное и разнообразное развитие, позволяющее проследить противоречивые процессы внутри иудаизма. Его эклектичная архитектурная стилистика была плодом многовекового развития монументальных традиций на данной территории. Синагоги же южных регионов имели свои особенности развития в силу относительной разрежённости и малочисленности иудейских общин. В рассматриваемую территорию северной Палестины вошли Голанские высоты, южные предгорья Ермона, Нижняя и Верхняя Галилея, Кармил, побережье Средиземного моря, Бейт-Шеанская долина и отчасти Самария. Эта территория близко соотносится с политическими границами Палестины Второй, возникшей в начале V в. благодаря историческим и религиозным особенностям данного региона, а также частично охватывает Палестину Первую, Финикию, Арабию. В работе анализируются памятники административных областей: Кесария Панеада, Тетракомия, Иппос, Гадара, Тверия, Диокесария, Ком Наис, Птолемаида, Легио, Дор, Габаа, Кесария, Тир, Нарбаттен, Севастия, Скифополис.

Актуальность работы. Синагоги северной Палестины остаются не до конца оцененными в контексте позднеантичной архитектуры, в то время как их появление предшествовало строительству церквей и могло влиять на формирование образа христианского храма. В силу малочисленности синагог на территории Средиземноморья и Ближнего Востока, их роль в ранневизантийском мире, когда осуществлялся переход от старого мира к новому, многим исследователям представляется несущественной. В общепризнанных монографиях по ранневизантийской архитектуре (Г. Крауфут, Р. Краутхаймер, К. Манго, Р. Мильбурн, А. Якобсон и другие) синагоги не упоминаются. Очевидно также, что ранние традиции иудейского зодчества лежат в основе архитектуры синагог более поздних периодов, вплоть до наших дней. По этим причинам изучение ранней иудейской традиции представляется актуальным для широкого научного контекста. Если же обратиться к более узкой проблематике, то степень изученности иудейской архитектуры северной Палестины нельзя признать удовлетворительной. Рассмотрение синагогального искусства в отрыве от доминирующего раннехристианского ведет к обеднению общих представлений о данной эпохе, а также не позволяет использовать богатейший методологический аппарат, накопленный в византинистике не за один век. Локальные параллели и сравнения синагог с церквями, проводимые в отдельных исследованиях, не могут решить данную проблему, она требует более системного подхода. Необходима верификация ряда датировок синагог, их реконструкций, создание новой классификационной системы и более широкое, отточенное и рафинированное понимание стилистики построек, что крайне сложно без использования существующего историографического опыта в области изучения христианского искусства. Подобный, предпринятый в диссертации подход поднимает изучение синагог на новый уровень, вносит их в общий контекст позднеантичного искусства и позволяет проводить планомерные и полномасштабные сравнения между архитектурными традициями разных религий. Работа является актуальной и важной еще и потому, что проблемы датировок и атрибуций памятников в истории позднеантичной архитектуры часто возникают из-за следования априори сформировавшимся представлениям о линейном развитии искусства, о его типологической эволюции, из-за ориентации при анализе памятников исключительно на новые архитектурно-декоративные явления. При этом игнорируются силы архаизирующего начала в искусстве, которое в провинциях долгое время оставалось влиятельным. Синагоги представляют собой анклав памятников, в которых последовательно развивались, именно архаичные тенденции, в то время как при создании местных христианских храмов, в основном, следовали новаторским. Этот уникальный пример сосуществования построек с различными стилистическими характеристиками на одной территории позволяет проследить процесс формирования отдельных архитектурных и декоративных решений в позднеантичном искусстве региона, составить объективное представление о хронологической последовательности их появления и о специфике развития.

Существование синагог одновременно с церквями является свидетельством альтернативного и своеобразного развития общих традиций древности, которое происходило и в христианстве, и в иудаизме. До сих пор не существовало исследования, показывающего уникальность и одновременно истинный масштаб такого явления как архитектура синагог северной Палестины, позволяющего прослеживать разные грани проблемы межцивилизационных и межконфессиональных взаимодействий. Их изучение в настоящее время представляется особенно актуальным в связи с современными историко-культурными процессами на Ближнем Востоке. Этот регион на протяжении тысячелетий является местом пересечения и взаимообогащения различных цивилизаций.

Проблема соотношения консервативных и новаторских тенденций, прослеживаемая на многих уровнях развития архитектуры и декора синагог, является предметом исследования. Синагоги сконцентрированы на небольшой территории северной Палестины, где их развитие продолжалось с непродолжительными перерывами на протяжении долгого времени, начиная с эпохи Второго Храма и заканчивая временем исторических катаклизмов в VII в. Это позволяет отчетливо проследить последовательность всех этапов становления иудейской архитектуры, неразрывность процесса формирования облика синагог.

Автономность культурно-религиозного пространства северной Палестины, с одной стороны, сковывала творческие возможности иудаизма. Противопоставление доминирующим традициям было одним из способов самоидентификации иудейского искусства. В то же время, его изолированность способствовала своеобразному развитию, заставляя искать решения в самых разных и, как правило, древних культурных пластах. Это предопределило уникальный характер архитектуры синагог в регионе, по сравнению с единовременной христианской традицией, которая существовала в более универсальном контексте на территории всего Средиземноморья и Ближнего Востока. Но при всей индивидуальности иудейской архитектуры, в ней действовали общие тенденции эпохи, которые предполагали синтез различных древних традиций (эллинистических и ближневосточных) и их дальнейшую интерпретацию в русле новых стилевых направлений и идей. Раскрытие этого сложного процесса формирования стилистики иудейской архитектуры является составной частью главной решаемой проблемы.



Объектом диссертации являются синагоги северной Палестины позднеантичного периода, общее число которых превышает 80 памятников, не считая тех, от которых остались лишь незначительные фрагменты. Диссертационным исследованием охвачены все эти постройки, но подробно анализируются лишь наиболее сохранные и важные из них: синагоги в Капернауме, Хоразине, Бараме, Хорват-Шеме и Бейт-Альфе.

Специфика исследования предопределяет необходимость обращения к греко-римским истокам сакрального зодчества, к монументальной архитектуре поселений Декаполиса, нескольких независимых городов северной Палестины (Кесария Палестинская, Кесария Филиппова, Диокесария), а также святилищ в Омрите и Кедеше (посвящение неизвестно). Рассматривается и традиция ближневосточного зодчества предшествующей эпохи на соседних территориях, а именно Сирии, Парфии, Египта. Широкий сравнительный анализ синагог и памятников, связанных с иными культовыми и архитектурными традициями, делает необходимым обращение и к ранневизантийским постройкам Восточного Средиземноморья.



Целью работы является раскрытие феномена синагогальной архитектуры северной Палестины позднеантичного периода, с выявлением истоков типологии, композиционных особенностей культовой иудейской архитектуры и специфики декоративного оформления синагог региона. В связи с данной целью решаются следующие задачи:

– определение исторических условий, внешних и внутренних причин, которыми можно объяснить формирование особенностей архитектуры синагог;

– расширение хронологической и географической перспективы изучения синагог, с введением их в общий средиземноморский и ближневосточный контекст, а также в проблематику исследований по позднеантичной эпохе;

– систематизация сведений обо всех известных позднеантичных синагогах северной Палестины;

– учет данных археологии и сохранившихся памятников архитектуры;

– критический анализ существующих классификационных систем типологии синагог северной Палестины; разработка новой классификации;

­– верификации устоявшихся представлений об эволюционном развитии позднеантичной архитектуры синагог северной Палестины;

– предложение новых реконструкций и датировок для отдельных памятников, которые способны повлиять на общие теоретические представления обо всем синагогальном зодчестве;

– выявление технических, композиционных, стилистических особенностей иудейской архитектуры; определение их генезиса и развития;

­– исследование форм декора и их места в сложении и развитии архитектурных образов.



Научная новизна исследования. Диссертация посвящена многоаспектной проблеме  формирования специфических особенностей синагогального зодчества северной части  Палестины. В работе впервые архитектура позднеантичных синагог исследована во всей своей совокупности и с надлежащей глубиной анализа, учитывающего последние открытия и достижения истории, археологии и искусствознания. На основе сравнительного анализа строительных традиций иудаизма, язычества и христианства, выделения наиболее важных элементов композиций сформирована новая классификационная система для всех синагог Палестины. В диссертации предлагается ряд новых реконструкций, важных для понимания общего развития архитектуры синагог (Капернаум, Хоразин, Барам, Хорват-Шема, Газа). Впервые особое внимание уделяется стилистическому анализу отдельных архитектурных и декоративных приемов синагог и их происхождению, рассматривается архитектурный контекст мозаик и фресок (на примере Бейт-Альфы), проверяются данные эпиграфики (на примере Газы), что позволило предложить новые датировки спорных и наиболее значительных иудейских памятников, которые влияют на представление о развитии всей остальной синагогальной архитектуры.

На настоящий момент недостаточная развитость аналитического аппарата в историографии по синагогам, приводит к тому, что данные археологических методов работы не всегда совпадают со стилистическими наблюдениями, хотя в диссертации в ряде примеров после проведенного анализа это противоречие было снято. Во многих случаях недостаточно определить греко-римский или ранневизантийский источник заимствования, но необходимо также указать на конкретную архитектурную школу, в которой прием был изначально представлен. Подобный подход позволяет разобраться в сложной эклектичной стилистике иудейского зодчества, выявить и определить ее составляющие. В греко-римский период Палестина была перекрестком нескольких школ зодчества: набатейской, сирийской, классической римской и доминировавшей в то время александрийской. Во многом эта эклектичная ситуация сформировалась в эпоху Ирода Великого, строительная деятельность которого предвосхитила расцвет полисов во II в. Взаимодействие различных архитектурных традиций происходило и в позднеантичный период, что до сих пор не акцентировалось в исследованиях по синагогам. Важно понять, каким образом эта система могла сохраниться после перерыва в строительстве в середине III в. и в середине V в., и в какой мере прежняя региональная школа повлияла на архитектуру синагог. Комплекс этих взаимосвязанных вопросов ставится и решается в данной диссертации впервые. Подобного рода исследование, посвященное архитектуре Египта эллинистического, римского и ранневизантийского периодов, было сделано Ю. МакКензи.1 Работа этого автора важна с точки зрения разработанной методологии, но также она значительно облегчает выявление влияний со стороны египетской архитектурной традиции на архитектуру Палестины начиная с греко-римского и заканчивая позднеантичным периодом. По архитектуре сирийских и ливанских регионов, которые также оказывали влияние на Палестину этих периодов, аналогичных полномасштабных монографий пока не существует, поэтому в работе используется целый ряд отдельных исследований.



Методика исследования. В диссертации используется комплексный анализ памятников, который основан на применении методов стилистического, археологического, исторического изучения памятников и архитектурных явлений. Большое значение имел метод изучения памятников в натуре, с детальной фотофиксацией. Выводы и наблюдения построены на тщательном архитектурном анализе, на сравнении исследуемых памятников с греко-римскими языческими святилищами (III в. до н.э. – III в. н.э.) и единовременными византийскими храмами (IV–VII вв.). Уделено значительное место анализу художественного образа построек.

Степень изученности синагог северной Палестины. Историография по синагогам обширна и включает в себя как обобщающие монографии, так и частные исследования. С открытием многих из ныне известных синагог связаны имена самых первых исследователей, которые стоят у истоков археологии Святой Земли в XIX – начала XX в. Среди них особо важную роль сыграли Г. Коль и К. Ватцингер, К. Кондер и Г. Китченер, М. Вогуэ, Ч. Вилсон, Э. Робинсон, В. Гёрэн и другие. Русские ученые того времени также принимали активное участие в изучении Палестины, но с их именами не связано открытия ни одной синагоги. Первая волна исследования синагог завершилась рядом публикаций, составленных самими путешественниками. Второй этап их изучения был связан с тем, что эпоха экспедиций примерно с 30-х гг. XX в. сменилась планомерными раскопками. Новое поколение исследователей – Э. Сукеник, Э. Гудинаф, М. Ави-Йона и другие – во многом, базировались на научном наследии своих предшественников, но ученые ввели в научный оборот большое число ранее неизвестных синагог и различных теорий, с ними связанных.

Пик археологических открытий пришелся на 60–90-е гг. XX в., но и сейчас активность работ высока. Их интенсивность, несмотря на политические и экономические сложности, все возрастает. За последние десятилетия археологическое изучение позднеантичной Палестины превратило представление о ней как малозначительной провинции в понимание того, что она играла заметную роль в архитектурном развитии всего Средиземноморья и Ближнего Востока и была богата постройками нескольких конфессий. Новые открытия памятников или открытия в прежде известных – меняют многие представления об устоявшихся датировках и реконструкциях. С 70-х гг. XX в. на помощь пришли первые монументальные каталоги. Важным шагом явилось издание археологической энциклопедии по всем памятникам Израиля под редакцией М. Ави-Йоны. С 90-х гг. началось издание новой, расширенной и обновленной энциклопедии под редакцией Э. Штерна.



Синагоги удостоились нескольких работ каталогизирующего характера. Первой в их ряду оказалась двухтомная монография немецких ученых Ф. Гуттенмайстера и Г. Реега (1977), которые собрали сведения об иудейских и самаритянских синагогах, с небольшой вводной частью. Еще не успел потерять свою научную ценность монументальный каталог синагог, составленный вскоре после этого М. Хиат (1979). Он объединил сотни отдельных исследований и археологических отчетов; систематизированному описанию памятников и каталогу иллюстраций предшествует подробное вступление, в котором обосновывается разделение памятников по географическому признаку. Во многом, именно эта докторская диссертация, а также обновленный к началу 90-х гг. каталог синагог З. Илана – предварили и облегчили исследования Р. Хахлили и Л. Левина в конце XX в., в которых заложено основное понимание иудейского искусства на территории Палестины и Диаспоры, раскрыта роль синагоги в ее литургическом и художественном смысле, обозначены этапы развития синагоги как общественного института. Оба автора также не раз представляли коллективные сборники статей по синагогальному искусству. Важны также сборники статей под редакцией Д. Урман (1994–1998 гг.), которые объединили важнейшие на тот момент открытия. В вышедшей в 2007 г. монографии Д. Милсона впервые системно объединяется христианская и иудейская позднеантичная архитектура Палестины (с основным акцентом на т.н. «византийских» синагогах), уделяется большое внимание точным датировкам памятников, выстраиваются на этой основе группы по хронологическому принципу, вырабатываются представления о последовательном развитии синагог. Работу сопровождает полный и удобно устроенный каталог иудейских памятников, в котором учитываются свежие археологические открытия, публикуются точные и подробные планы. Р. Хахлили2 и Л. Левин3 в последние годы издали новые монографии, которые, во многом, основываются на их предшествующих публикациях и подводят итог многолетним исследованиям. В работе Р. Хахлили объединены все данные о синагогах периода Второго Храма и позднеантичного периода на территории Палестины. Отдельным разделом опубликован долгожданный отчет по раскопкам в Кационе, загадочном и важном для изучения греко-римских основ синагогального искусства месте. Автор этой книги собрала максимально полный материал по каждому затронутому вопросу, объединила информацию в стройную систему, что создает иллюзию лучшей изученности синагогального искусства, чем есть на самом деле. Пересказывая одно или несколько мнений, она не предлагает их проверки и не вступает в дискуссии. Монография Хахлили в основе своей историографична, преобладает строго археологический подход, но новых идей и анализа произведений в ней не так много. До сих пор в отечественном искусствознании монография Л.С. Чаковской4 остается единственной публикацией по синагогальному искусству, но основная новизна данной работы заключается в анализе мозаичного искусства и его религиозной семантики. Данная диссертация является первой работой, где представлено наиболее полное исследование синагогальной архитектуры и ее скульптурного декора.

Греко-римская стилистика синагог давно привлекала внимание исследователей. Одним из первых трудов, который остается до сих пор крайне важным для понимания процесса эллинизации иудейского искусства, была многотомная монография Э. Гудинафа («Еврейские символы в греко-римский период», 1953–1968), с монументальной аналитической базой и каталогом иллюстраций, многие из которых были опубликованы впервые. Выработанная им методология межцивилизационных сравнений и параллелей до сих пор используется в исследованиях современных ученых. Использована она и в настоящей работе, но применена не к изобразительному искусству, а к архитектуре, с акцентом не на религиоведческих наблюдениях, а на исключительно искусствоведческих. В монографии Л. Левина «Эллинизм и иудаизм в античности: конфликт или слияние?» рассматривается исторический контекст, в котором происходило противоречивое слияние двух культур, начиная с эпохи эллинизма и заканчивая периодом Мишны и Талмуда. В его новой монографии, выпущенной в 2012 г. («Визуальный иудаизм в период поздней античности»), многие из этих сведений обновляются более зрелыми идеями, проводится важный водораздел между различными иерархическими структурами в иудейском обществе (патриархат, раввины и т.д.). Особенно важным кажется раздел под названием «Искусство и иудейская идентичность в позднюю античность», многие идеи которого в диссертации анализируются и оспариваются.

Работе Левина предшествовала крайне важная и более целостная монография его ученика С. Файна, в которой затрагиваются похожие вопросы, связанные с пониманием синагогального зодчества («Искусство и иудаизм в греко-римском мире», 2005). Автор развивает идею о том, что иудейское искусство было неотъемлемой частью огромного греко-римского мира, построенного на визуальной культуре. Адаптируя и видоизменяя художественные формы доминирующей цивилизации, иудеи образовывали самостоятельное «искусство меньшинства». С. Файн выделяет археологические исследования Э. Сукеника, который последовательно связывал синагогальное искусство и раввинистический иудаизм, не противопоставляя их друг другу. Файн, возвращаясь к подобному подходу в изучении иудейского искусства, отмечает, что он был утрачен в большей части последующих работ. В целом, несмотря на большое число публикаций и монографий по синагогам, остается немало лакун, связанных именно с искусствоведческим анализом иудейского искусства, что заметно в работах порою даже на уровне используемой терминологии, не говоря об общем масштабе и контексте проблематики. Если Левин, Файн развивают понимание литургической, общественно-социальной роли синагоги, то Хахлили, напротив, в сравнительно сухой форме приводит систематизированные данные о постройках. Многие из предложенных еще в 10–30-е гг. XX в. определения и реконструкции до сих пор повторяются из одной работы в другую без особой верификации данных, что приводит к целому ряду ошибочных представлений. Зашли в тупик и многочисленные попытки классифицировать синагоги. Все эти проблемы ставятся и решаются в данной работе, хотя их объем невероятно велик и едва ли может быть охвачен и в более монументальных трудах.

Основное число синагог сосредоточено в северной Палестине, поэтому практически все работы по иудейскому искусству посвящены им, но в отдельную публикацию они пока не выделялись. В 2015 г. появилась монография С. Верлина, посвящённая синагогам только южной Палестины («Древние синагоги южной Палестины, 300-800 гг. Живя на окраине»). Автор обосновывает принципиальную разницу между архитектурным развитием южных и северных регионов Палестины. Из исследований по северным постройкам можно выделить несколько наиболее важных публикаций, в которых рассматривается одна или несколько соседних синагог. Во время первых экспедиций начала XX в. было открыто около десяти наиболее хорошо сохранившихся и богато декорированных синагог, каждая из которых сохраняет свою значимость для представления об общем развитии синагогальной архитектуры и поныне. Большей их части посвящены новые исследования, основанные на проведенных в 1970-2000-х гг. археологических раскопках. Так, новый импульс в изучении синагоги в Капернауме придали открытия францисканских ученых В. Корбо и С. Лоффреды («Монеты из синагоги в Капернауме», 1997), вслед за которыми к этому памятнику обратился целый ряд исследователей. Сложному скульптурному декору Капернаумской синагоги посвящены исследования Р. Амира, Й. Турнхейм (антаблементы), М. Фишера (капители). Хоразинская синагога подробно изучается на протяжении десятилетий археологами Еврейского Университета в Иерусалиме – З. Евином, Н. Мэй и И. Старка. Барамская синагога проанализирована в работах Р. Йакоби, Р. Амирана, Н. Авигада. М. Авиам затрагивает совершенно неразработанную проблему сполий в синагогах на примере Барама. С учетом его теорий, в диссертации вторично-используемым элементам во многих других синагогах посвящен целый раздел, который основан на концепциях, прекрасно представленных в обширной историографии по сполиям в церквях. Корпус голанских синагог, которые особенно активно реставрируются в наши дни, изучается целым рядом исследователей, среди которых ведущую роль играет З. Маоз. Целая группа синагог горы Мейрон и ее окрестностей (Гуш-Халав, Набратейн, Хорват-Шема) последовательно были открыты и опубликованы с подробным анализом Э. Мейерсом, хотя в его отчетах многие спорные места сглажены и потребовали более тщательной проработки. Несмотря на такое обширное число работ, до сих пор датировки и реконструкции упоминаемых синагог остаются спорными, а их архитектурная стилистика не нашла полного и достойного определения, не сопоставлена с основными тенденциями ранневизантийского искусства в целом. Стратиграфические данные часто противоречат стилистическому анализу, который разработан не так хорошо. Подробное исследование нескольких синагог (6 памятников) привело к результатам, крайне отличным от тех, что представлены в целом ряде работ. Это заставляет более внимательно пересматривать и анализировать каждый уже, казалось бы, изученный памятник.

Синагоги с мозаичным декором, изучение которого имеет свою специфику, представлены в работах Э. Сукеника (Бейт-Альфа), М. Дофана (Хамат-Тверия), З. Вайса (Сепфорис), Р. Талгам, Р. Хахлили и других. З. Вайс внес значительный вклад в понимание вопросов взаимовлияния между христианским и иудейским изобразительным искусством на примере анализа сложного мозаичного декора синагоги в Сепфорисе.

Две новооткрытые синагоги в Вади-Хамам и Хукок также находятся в северной Палестине и изучаются У. Либнером и Дж. Магнесс. Магнесс, помимо работы под собственным археологическим проектом, опубликовала большое число статей, в которых опровергаются многие из общепринятых теорий относительно синагог северной Палестины (Капернаум, Хорват-Шема) и их датировок. Ее выводы, с которыми не всегда можно согласиться, оригинальны и смелы и создали стимул для изучения уже, казалось бы, известных памятников. В диссертации освящаются противоположные точки зрения различных дискуссий и высказываются собственные, основанные на стилистическом анализе памятников.

Открытие греко-римских святилищ и ранневизантийских церквей Палестины имеет свою обширную историографию. Данные памятники известны в европейской научной среде гораздо лучше, чем синагоги. История изучения церковного искусства продолжительна и включает в себя сложные перипетии и постепенную выработку научного подхода из сугубо религиозного. Исследования же синагог начались сравнительно недавно (чуть более века) и проходили с разной степенью интенсивности. Изначально они привлекли внимание европейских ученых за счет своего необычного изобразительного ряда (Дура-Европос, Бейт-Альфа), не встречавшегося в церковных памятниках. Долгое время их изучение подпитывалось целью опровергнуть представление об аниконизме еврейского искусства и видением синагог лишь как прототипов для христианских храмов, но не как самодостаточного явления, с комплексом сложных архитектурно-декоративных решений. В настоящее время изобразительное (мозаичное) искусство синагог, их роль как религиозного и социального института изучены в достаточной мере полно, чего нельзя сказать об их архитектуре, скульптурном декоре и стилистике. В данной работе формулируются новые представления и теории о развитии и тенденциях монументального иудейского зодчества, которые подчеркивают его художественную самоидентификацию и ставят в один ряд с раннехристианским искусством.


Каталог: upload -> ds tarhanova
upload -> Дәрістердің тірек конспектісі
upload -> Әдістемелік нұсқаудың титулдық парағы
upload -> Әдістемелік нұсқау Нысан пму ұс н 18. 2/05
upload -> Жұмыс бағдарламасы 050703 «Ақпараттық жүйелер»
upload -> «Спорт құрылыстарына санаттар беру» мемлекеттік қызмет стандарты
upload -> Әдебиет пен сынның биік белесі
upload -> «Қазақ» газетіндегі көтерілген оқу –тәрбие мәселелері
upload -> Қазақстан Республикасы Ауыл шаруашылығы министрлігі Кәсіпкерлік мәселелері жөніндегі сараптамалық кеңесінің
ds tarhanova -> Диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Специальность: 17. 00. 04 Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3




©dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет