Формула «догоняющего» сравнения: особенности электоральной активности субъектов федерации в США и РФ



Дата20.07.2016
өлшемі6.67 Mb.
Арбатская М.Н.

д. геогр.н., профессор Иркутского государственного технического университета


ФОРМУЛА «ДОГОНЯЮЩЕГО» СРАВНЕНИЯ: ОСОБЕННОСТИ ЭЛЕКТОРАЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ СУБЪЕКТОВ ФЕДЕРАЦИИ В США И РФ
В России привыкли сравнивать себя с Соединёнными Штатами Америки. Привычка укоренилась во времена Н.С. Хрущёва. Логика «догоняющего» сравнения была материальной. Сравнивали количество железа и железных изделий, а также молока, масла, мяса и т.д., в том числе на душу населения. Формула сравнения «Догоним и перегоним Америку» до сих пор периодически раздается как рефрен парадигмы догоняющего развития.

В данной статье мы продолжим традицию сравнения. Однако от материальных ценностей перейдем к более тонкой материи – душам населения, а точнее - душам населения, которые принимают участие в выборах власти.

Универсальный показатель всенародности – явка на избирательные участки или электоральная активность. В политической географии описание различных категорий, в том числе типов электоральной активности, было выполнено на американских примерах и давно стало классикой науки. Из наработанного аппарата возьмем два простых и наиболее общих показателя: активные и пассивные, применив их не к избирателям как таковым, а к субъектам федерации. Основной единицей электорального сравнения также будет субъект федерации (штат и республика/область соответственно в США и России) как региональный центр власти.

***


Внутреннее содержание электорального события, под которым подразумеваются позиции, ресурсы и взаимодействие элит разного уровня, или кратко - характер политического режима на уровне страны и в отдельно взятом регионе, определяют уникальность каждой предвыборной интриги. В частности, «…институты российского федерализма определяются не столько конституционными положениями, сколько формируются спонтанно протекающими политическими процессами, в которых доминируют предпочтения и ресурсы вовлеченных политических элит (центра и регионов), взаимодействующих по принципу «кто – кого». На чьей стороне окажется перевес во властных ресурсах, тот и будет диктовать «правила игры»»1.

Институты американского федерализма определяются, без сомнения, американской конституцией, но также не являются чем-то застывшим. Так, например, со времен Р.Рейгана в отношениях центра и штатов наступил этап масштабного сужения роли федерального центра. Политика децентрализации, начатая Р.Никсоном, получила при Р.Рейгане название «нового федерализма». Знаменитая «рейганомика» значительно уменьшила роль федерального центра, и постепенно переросла в так называемый конкурентный федерализм наших дней, который подразумевает порядок организации бюджетного процесса и межбюджетных отношений, по которому национальное законодательство определяет исключительно федеральные (центральные) полномочия и обязательства, не касаясь региональных.



44-й президент США унаследовал не только названные отношения центра и регионов, астрономический государственный долг и огромный дефицит бюджета, но и получил «в нагрузку» масштабный экономический кризис, в орбиту которого был вовлечен весь мир. Антикризисные меры администрации Барака Обамы, обсуждение и принятие нового закона о медицинском страховании имеют следствием обострение внутриполитической борьбы (и намерение республиканцев сделать Б. Обаму президентом одного срока).

Эти и подобные им события не только уникальным образом выстраивают отношения властей разных уровней в определенный период времени, но и находят отражение в динамике активности региональных элит и населения на соответствующих выборах.

***

В настоящее время в США находится у власти уже 44-й Президент, в России – только 3-й. Разница в количестве очень велика. Существенна и разница фактического наполнения политических систем двух ведущих федераций мира: выработанные временем (историей) и пространством (географией) традиции создали по некоторым аспектам общественного бытия трудно сравнимый опыт. Различий между странами, пожалуй, больше, чем сходства.



Однако для формирования власти в обеих странах используют всенародное, или как теперь принято выражаться, демократическое голосование. Для предлагаемого ниже сравнения необходимо помнить три характеристики государств, кардинально отличающиеся в административно-политическом и социокультурном аспектах.

В России, в отличие от США, в настоящее время существует и отменно функционирует «вертикаль власти». Под властной вертикалью, в данном случае, понимается безоговорочное следование губернаторами и региональными законодательными органами многопрофильным директивам из федерального центра в вопросах подготовки к выборам, включая соответствующую административную работу с региональными элитами и, разумеется, населением (имеется в виду печально известный «административный ресурс»).

Второй параметр – рабочий или нерабочий день для голосования - детерминирует процедуру выборов в социокультурном аспекте. День недели для голосования - это исторически обусловленный политический параметр, выбор которого согласуется с традициями политической и конфессиональной культуры стран и народов мира.1

В России выборы (референдумы) всегда происходят в выходной (воскресный) день, и очереди на российских избирательных участках бывают только в городах в пик активности, да и то не более 5-10 минут.

В США исторически повелось голосовать в «большой вторник» - первый вторник после первого понедельника в ноябре. В доиндустриальную эпоху день этот был, безусловно, нерабочим. В индустриальную и постиндустриальную эпоху полностью нарушать рабочий ритм дня никто не будет, хотя все более сильно раздаются голоса в пользу того, чтобы день голосования сделать праздничным и нерабочим. Тем не менее, в день последнего президентского голосования по всей Америке выстроились огромные очереди, хотя при желании проголосовать без проблем можно либо заранее, либо по почте. Но в подобных вариантах реализации активного избирательного права не предусмотрена «торжественность момента», которая тоже бывает не очень высока после длительного стояния «на линии» в рабочий день. Такой нематериальный момент, как считают в США многие аналитики и некоторые избиратели, значительно снижает активность населения. «Our minimums are much lower, and our maximums are also lower».2

Третье отличие – Россия и США принадлежат к принципиально разным типам стран в сфере идентификации граждан как избирателей. Россия - представитель типа стран, практикующих принцип абсолютной (автоматической/принудительной) включенности граждан в списки избирателей и необязательность (добровольность) последующей явки на выборы.1 В США действует аффирмативная система - необязательный со стороны государства режим регистрации: ответственность за включение в списки лежит на самом гражданине. Из данного обстоятельства следуют важные для анализа следствия. Так, в России, списочное число избирателей – это практически все население соответствующей возрастной категории (18 лет и старше). В США число зарегистрированных избирателей и численность граждан соответствующей возрастной категории не идентичны, и потому применяются разные формулы расчета электоральной активности, основные из них - отношение числа проголосовавших а) к списочному числу и б) к возрастной категории.

В данной работе по США был взят показатель явки как доля от возрастной категории (VAP Rate), и для сравнения с российскими «процентами» он наиболее уместен. Однако добавим, что мы не сравниваем величины электоральной активности «лоб в лоб», поскольку а) социально-политическая природа электоральной активности разная, и б) главное – наша задача состоит в выявлении некоего управленческого и социального феномена, наблюдаемого (ненаблюдаемого) независимо от разных политических реалий.



***

Алгоритм анализа. Содержание среднего показателя, как «средней температуры по больнице», во многих научных исследованиях не имеет смысла. Однако «средние» обычно используют в сравнениях как удобную точку отсчета. География не исключение.

На основании статистики итоговой активности электората нами были составлены сравнительные таблицы (1 и 2) распределения числа субъектов федерации по отношению к уровню средней явки на выборах 1980-2010 гг. в США2 и 1991-2008 гг. в России. Средний уровень активности как некая планка был соблюден в интервале плюс/минус 1,5 п.п. от официальной событийной цифры.

По электоральному весу субъекты американской и российской федерации слишком неравнозначны. Поэтому были рассчитаны индексы интегральной активности - произведение удельных весов (долей): регионов (штатов) одного уровня (типа) активности и их суммарного веса в электоральном корпусе страны. Для удобства полученные результаты взяты в целых числах.



Комплементарность как дополняемость до целого индексов «интегральной активности» субъектов федерации по отношению к среднему по стране уровню (рис.1 и 2) точечно отметила каждое электоральное событие. Типы активности, соотнесённые с числом центров управления и их суммарным удельным весом в электоральном корпусе страны, специфически маркируют администрации ведущих политических партий США – рис.2, и кардинально меняются при переходе президентской власти от одной партии к другой.

Таблица 1. Распределение числа субъектов РФ по отношению к среднему уровню активности электората на выборах 1991 - 2008 гг. Относительно средних показателей по России


Число субъектов РФ с активностью определенного уровня

и суммарный удельный вес

общего числа избирателей (в %)

Дата голосования:

Март 1991

Июнь 1991

Апрель 1993

Декабрь 1993

Декабрь 1995

Июнь 1996

Декабрь 1999

Март 2000

Декабрь 2003

Март 2004

Декабрь 2007

Март 2008

Средняя активность

Посетило избирательные участки (чел. из 1000 всех избирателей)


755


747


642


548


647


699


619


690


558


644


638


698

Число субъектов РФ со средней активностью

20

23

15

13

22

25

22

44

16

13

12

11

с суммарным удельным весом

общего числа избирателей (в %)

29,2

28,4

25,6

16,5

30,4

33,6

19,0

36,4

16,8

15,5

12,3

17,5

Число субъектов РФ с активностью выше среднего уровня

42

47

46

48

40

35

35

17

31

34

33

31

с суммарным удельным весом

общего числа избирателей (в %)

36,3

43,8

38,8

43,9

38,4

34,9

37,8

17,6

30,4

28,0

28,7

28,8

Число субъектов РФ с активностью ниже среднего уровня

27

19

28

28

27

29

32

28

42

42

42

43

с суммарным удельным весом

общего числа избирателей (в %)

34,5

27,8

35,6

39,6

31,2

31,5

43,2

46,0

52,8

56,5

59,1

53,7




Рис.1. Динамика индексов интегральной активности электората по отношению к среднему российскому уровню каждого события. 1991-2008 гг.
В России - рис.1- переплетения кривых разделили прошедшие двадцать лет на этапы, совпадающие с датами правления администраций первого и второго/третьего президентов. Два десятилетия, столь отличные друг от друга на графике, были противоположны и в реальности по социально-политической и экономической направленности и динамике.

В отличие от американского, российский график не имеет «думско-президентской» периодичности, но на нем четко отличаются: «суверенная» стихийность 90-х, переходная точка – выборы 2000 года, и последующее стабильное десятилетие.

Любопытно, что выборы 2000 года, как в России, так и в США, отмечены максимумом индекса средних регионов (субъектов федерации) за выбранный период наблюдения.

Наиболее гармоничные колебания кривых на рис.2 – время правления одного из самых успешных президентов США – республиканца Р.Рейгана и следующего за ним однопартийца – Дж.Буша-ст, на администрациях которых лежит главная вина за огромные бюджетные дефициты.1 Тригонометрическиподобная гармония кривых нарушается в 1992 году, когда президентом становится демократ Б.Клинтон. И т.д. Тем не менее, синусоидальная периодичность «президент-промежуточные» индексов активных и пассивных штатов совпадает, кривая средних штатов по отношению к ним смещена, как графики синуса и косинуса.



Отличия в активности между выборами в США имеют двухлетнюю цикличность: выборы, на которых голосуют за президента страны, как правило, вызывают значительно больший интерес избирателей. Разница «средних» достигает в иные годы 15 п.п. Но это не единственное заметное отличие.

Таблица 2. Распределение числа штатов1 США по отношению к среднему уровню итоговой активности электората на выборах 1980 - 2010 гг. Относительно средних показателей по США

Число штатов с явкой

определенного уровня и суммарный удельный вес общего числа избирателей (в %)

Дата голосования:

1980

19822

1984

1986

1988

1990

1992

1994

1996

1998

2000

2002

2004

2006

2008

2010

Средняя активность

Посетило избирательные участки (VAP Rate на 1000 чел.)


526


407


533


365


503


365


547


385


481


353


500


363


553


370


569


373

Число штатов со средней активностью

7

10

8

8

6

11

6

12

10

8

8

13

13

4

9

12

и суммарный удельный вес общего числа избирателей


9,5


30,0


9,2


35,2


8,7


35,3


13,0


38,6


21,2


21,9


15,8


26,1


29,5


7,4


19,7


30,0

Число штатов с активностью выше среднего уровня

27

26

27

28

28

26

27

24

25

28

25

26

25

29

31

26

с суммарным удельным весом общего числа избирателей

37,0

32,6

38,0

29,8

38,3

28,3

34,4

29,0

31,2

36,5

32,4

32,5

32,4

39,3

43,5

35,9

Число штатов с активностью ниже среднего уровня

17

15

16

15

17

14

18

13

16

15

18

12

13

18

11

13

с суммарным удельным весом общего числа избирателей

53,5

37,4

52,8

35,0

53,0

36,4

52,6

31,6

47,6

41,6

51,8

41,1

38,2

53,3

36,8

38,2




Рис.2. Динамика индексов интегральной активности электората по отношению к среднеамериканскому уровню каждого события. 1980 - 2010 гг.

Если сравнить минимум и максимум явки по штатам на президентских и промежуточных выборах – табл.3, то за последние 30 лет минимаксное расстояние составило:



  • на президентских выборах 1,6-2,0 раза,

  • на промежуточных выборах 2,2-2,8 раза.

Таблица 3. Динамика максимальной и минимальной активности штатов на президентских и промежуточных выборах в США. 1980-2010 гг.


Даты

Президентские выборы


Даты

Промежуточные выборы

Победитель выборов

Мах/Мin, раз

Штаты с макс. акт.

Штаты с мин. акт.

Мах/Мin, раз

Штаты с макс. акт.

Штаты с мин. акт.

1980

Рейган

2,0

Миннесота – 70,0%

Дистрикт – 35,3%

1982

2,6

Аляска – 63,5%

Дистрикт – 23,5%

1984

Рейган

1,7

Миннесота – 68,6%

Ю.Каролина – 40,9%

1986

2,4

С.Дакота - 60,5%

Кентукки – 25,2%

1988

Буш-ст.

1,7

Миннесота – 66,2%

Дистрикт – 38,4%

1990

2,8

Мэн – 56,5%

Миссисипи – 19,9%

1992

Клинтон

1,7

Мэн – 73,1%

Гавайи – 43,1%

1994

2,2

Ю.Дакота - 59,4%

Луизиана - 26,6%

1996

Клинтон

1,8

Мэн – 64,2%

Невада – 36,5%

1998

2,7

Миннесота - 58,8%

Вирджиния – 22,0%

2000

Буш-мл.

1,7

Миннесота – 66,4%

Гавайи – 39,9%

2002

2,2

Ю.Дакота - 59,7%

Вирджиния – 26,9%

2004

Буш-мл.

1,7

Миннесота – 73,0%

Гавайи – 43,8%

2006

2,3

Ю.Дакота - 57,2%

Дистрикт - 25,3%

2008

Обама

1,6

Миннесота – 73,1%

Гавайи – 45,4%

2010

2,2

Мэн – 53,5%

Дистрикт - 24,8%

Объяснение сложившейся пропорции между президентскими и промежуточными выборами состоит в том, что на промежуточных выборах, на фоне общего пониженного к ним интереса избирателей, в некоторых штатах дополнительно происходят еще и «провалы» активности, как, например, в Миссисипи в 1990 г.1

Все максимумы последних 30 лет – это выборы президентов, все минимумы – это промежуточные выборы - табл.3. Наиболее урожайными на максимумы – рис.3 - были выборы 2008 года: в 28 штатах2 они вызвали наибольший интерес избирателей за 30 лет. Наименьший интерес избирателей наблюдался в 1998 году, и тогда же в 14 штатах3 была минимальная явка. 1988, 1996 и 2000 годы на графике (рис.3) не показаны по причине отсутствия тридцатилетних экстремумов в штатах.4



Рис.3. Распределение числа экстремумов явки избирателей на выборах в США по электоральным событиям, состоявшимся в 1980-2010гг.

В большинстве штатов тридцатилетние экстремумы разделены несколькими электоральными событиями, в семи штатах1 следуют один за другим, в двух2 - находятся на кромках тридцатилетия.

Активные субъекты федерации как в США, так и в России, - это патриархальная и небогатая глубинка, городская и сельская; мегаполисы – электоральный пассив. Эта упрощенная схема вполне объяснима: в современных мегаполисах и их «революционно-зеленых» пригородах уровень и стиль жизни позволяет все большему числу людей прекрасно жить вне политики, тогда как организация социума небольших поселений предполагает активное личное общение «всех со всеми» для решения насущных жизненных вопросов.

Число активных штатов – табл.2 - на президентских выборах находится в промежутке от 25 до 31-го, на промежуточных – от 24 до 29-ти. С небольшой вариацией это одни и те же штаты, совокупный удельный вес которых в электоральном пространстве США составляет от 31 процента в 1996 году до 44 процентов в 2008 году – на президентских выборах, и от 28 процентов в 1990 году до 39 процентов в 2006 году – на промежуточных выборах.

Список 25-ти активных штатов на выборах 2000 и 2004 годов совпал полностью: Пенсильвания, Айдахо, Колорадо, Канзас, Луизиана, Дэлавар, Небраска, Огайо, Массачусетс, Вашингтон, Миссури, Коннектикут, Ю. Дакота, Мичиган, Вайоминг, Орегон, Айова, С. Дакота, Монтана, Нью-Гэмпшир, Вермонт, Висконсин, Аляска, Мэн, Миннесота.3

Электоральный пассив США – это политические, экономические и демографические «тяжеловесы» - Калифорния, Нью-Йорк, Техас, Флорида, к которым добавляются дистрикт (федеральный округ Колумбия), небольшие штаты: Гавайи, Аризона, Нью-Мексико, Миссисипи, Зап. Вирджиния, Невада, Арканзас… Список варьирует в зависимости от складывающегося уровня средней активности по стране, от 11 до 18 штатов. Удельный вес пассивных штатов находится в интервале от 31 процента в 1994 году до 53 процентов в 1980 году.

В США существует феномен так называемых «неопределившихся» штатов, в которых, как правило, идет особенно острая предвыборная борьба. Неопределившиеся, к которым относят Монтану, Неваду, Колорадо, Нью-Мексико, Миннесоту, Миссури, Мичиган, Индиану, Огайо, Пенсильванию, Нью-Гемпшир, Вирджинию, Сев.Каролину, Флориду, Айову и Висконсин, распределены по всему спектру активности. Следовательно, только сильный накал политических страстей способен поднять активность, например, в пассивной Пенсильвании до активного уровня.1

Вышеперечисленные обстоятельства позволяют сделать вывод об устойчивой электоральной культуре населения каждого штата в вопросах, касающихся не только политических предпочтений, но и в пространстве электоральной активности.

***

Данная turnout-устойчивость имеет определенный интервал, по величине которого штаты можно объединить в несколько групп. Интервал – это разница в процентных пунктах (п.п.) между максимумом и минимумом явки в штате за последние 30 лет, которая изменяется от 10,7 до 40,2 п.п. Распределение штатов по величине разницы - рис. 4.

Штат, в котором активность имеет минимальную волатильность – это Гавайи. Разница между самой большой (45,4% в 2008 г.) и самой маленькой (34,7% в 2006 г.) явкой составляет на островах всего 10,7 п.п. В континентальной части США такого узкого интервала нет, минимум на континенте начинается со значений 17,7 - в Калифорнии и 17,8 п.п. - в Арканзасе. В эту же группу, интервал которой составляет от 17 до 20,9 пункта, входят еще 6 штатов: Аляска, Вайоминг, Невада, Ю.Дакота, Род Айленд и Нью-Мексико.



Рис.4. Пирамида turnout-устойчивости штатов США по электоральным событиям, состоявшимся в 1980-2010гг.
Следующая группа 15-ти штатов, интервал минимаксной разницы которой составляет от 21 до 24,9 пункта, имеет самый большой в данной группировке удельный вес. Алабама, Монтана, С.Дакота, Орегон, Техас, Нью-Йорк, Иллинойс, Массачусетс, Вермонт, Айова, Аризона, Колорадо, Мэн, Вашингтон и Индиана вкупе составляют треть избирателей США.

Чуть менее трети избирателей (30,9%) имеют 14 штатов, волатильность активности в которых еще более значительна, от 25 до 29,9 пунктов. К данной группе относятся Канзас, Коннектикут, Ю.Каролина, Джорджия, Огайо, Миннесота, Небраска, Зап. Вирджиния, Оклахома, Айдахо, Пенсильвания, Миссури и Мичиган.

Десять штатов с удельным весом общего числа избирателей 15,8% имеют величину интервала минимаксной разницы, составляющую в некоторых случаях «нормальную рабочую активность»: от 30 до 34,9 пункта. Это Дэлавар, Мериленд, Висконсин, Кентукки, Нью-Джерси, дистрикт, Луизиана, С.Каролина, Теннесси и Юта.

Наконец, Нью-Гемпшир, Миссисипи и Вирджиния, показали самую большую разницу между провальными и успешными выборами: 36,6 п.п., 39,4 п.п. и 40,2 п.п. соответственно.

Вышеперечисленное поименование штатов в группах показывает, что политическая и географическая (за исключением «остров – континент») компоненты в данном распределении не работают. Следовательно, на электоральную активность в субъектах американской федерации значимо влияют местные, «штатные» традиции отношения населения к выборам и организация административного аппарата и партийных «машин» в конкретном штате. Величину разницы между максимальной и минимальной явкой в большинстве штатов (рис.4) можно оценить как значительную – 21 пункт и выше.

***

Активность российских регионов как субъектов федерации, так и административных единиц (городов/районов), которые их образуют, была исследована нами ранее и много детальнее, чем предполагает программа и объем статьи.1

Мы уже отметили, что дни недели, выбранные в России и США для голосования, различны. В США – рабочий день, вторник, и всегда глубокой осенью, в ноябре. В России день голосования нерабочий - воскресенье, и выборы за прошедшие годы проходили во все ярко выраженные сезоны года, существующие на территории страны согласно ее месту на глобусе. В России (в отличие от США), как и в других странах, голосующих в воскресенье, принято собирать графики почасовой активности избирателей. Анализ почасовых графиков явки избирателей, выполненный по всему ряду выборов и всем субъектам российской федерации, позволил получить следующие выводы.

Совокупность показателей почасового хода голосования имеет в своей динамике уникальное значение и является обязательным элементом для адекватной интерпретации итогов политического волеизъявления граждан, так как отражает влияние не только краткосрочных политических факторов, но и социокультурной основы электорального поведения.

В дневном «явочном» переплетении региональных центров управления ощутимо различие между президентскими и парламентскими выборами, совокупно обусловленное различием времен года и типом выборов. При этом группа активных регионов имеет ярко выраженный и со временем усиливающийся «национальный» признак, группа пассивных – «столичный» и промышленный.

Активность избирателей детерминируется главным образом политической значимостью электорального события. При этом темпы хода голосования в течение дня корректируются сезоном года и уровнем урбанизированности территории.

К обеду летнего дня избиратели крупных регионов менее активны, чем зимой и весной. К зимнему вечеру группу пассивных интенсивно покидают более мелкие регионы, а летом – более крупные.

Для региона – субъекта федерации можно выделить характерные сезонные особенности почасового хода голосования. Однако сезон года лишь корректирует темпы хода голосования в течение дня, не влияя на величину общей итоговой активности избирателей, которую главным образом определяет интрига выборов и интерес избирателей к ним.

***

Каковы общие итоги сравнения активности субъектов американской и российской федерации на выборах, следующие из настоящего анализа?



Активные субъекты федерации в США и России - это провинциальная глубинка, городская и сельская; жители столиц, мегаполисов обычно не торопятся в пункты для голосования, в выходной день или рабочий день – не имеет значения.

Наиболее значимые и интересные результаты вытекают из сравнения электоральной активности в штате/регионе со средним по стране показателем.



Доля субъектов федерации США с активностью выше среднего уровня колеблется в небольшом интервале от 24-25 до 29-31 штата, с суммарным удельным весом общего числа избирателей от 29 до 44 процентов. В России аналогичный показатель имеет значительно больший интервал (17-48 регионов) и суммарный удельный вес общего числа избирателей, который в максимуме (44 процента) составляет одинаковую с США величину.

Различия между странами по нижней границе доли активных субъектов федерации - это следствие огромной разницы в количестве проведенных в России и США выборов, которая обусловила неустойчивый (Россия) или устоявшийся во времени (США) тип электоральной активности субъекта федерации.

На электоральную активность в субъектах американской федерации значимо влияют «штатные» традиции отношения населения к выборам и уровень предвыборного сервиса со стороны административного аппарата и партийных «машин» в конкретном штате. Разница между максимальной и минимальной явкой в большинстве штатов значительна (21 пункт и выше).

Взаимосвязь основных типов электорального участия «активные-средние-пассивные», подразумевая количество субъектов федерации и их суммарный удельный вес в общем числе избирателей страны, имеет «политическую подоплёку»:

  • В США: специфически маркирует администрации ведущих политических партий, и кардинально меняется при переходе президентской власти от одной партии к другой.

  • В России: делит прошедшие двадцать лет на этапы, совпадающие с датами правления администраций первого и второго/третьего президентов.

  • В обеих странах неординарные выборы 2000 года отмечены максимумом индекса субъектов федерации среднего уровня.

Тем самым, показатели активности избирателей, соотнесенные с числом региональных центров организации (управления) выборами и совокупной величиной (долей) данных центров в общем электоральном пространстве страны, несмотря на имеющиеся в странах исторические, социокультурные и административно-политические различия при подготовке и проведении выборов, имеют общие для типа и уровня голосования признаки.

В событийной динамике указанные признаки в сравнении со средним уровнем явки по стране маркируют устоявшийся на момент голосования характер межбюджетных и политических отношений по линии «центр-регионы».

Поскольку в государственно-политическом управлении России и США имеются кардинальные различия, то мы наблюдаем управленческий и социальный феномен, независимый от параметров политических систем.

1 Ачкасов В. Региональная идентичность в российском политическом пространстве // Политэкс: Политическая экспертиза. - 2005. - № 1. - С. 81

1 Подробнее см.: Арбатская М. День недели для голосования: культурно-политический маркер и инструмент управления территорией // Журнал о выборах. 2008. - № 5. - С. 55-63; - № 6. - С. 43-52; Арбатская М. День выборов: государственный праздник или общественные каникулы? // Журнал о выборах. 2009. - № 4/5. - С. 97-108.

2 Jones I. Afghanistan’s voting rates put U.S. standards to shame // http://thetartan.org/2010/9/20/forum/voter_turnout.

1 К данному типу, за некоторыми исключениями относятся страны евроазиатского материка и островах между Индийским и Тихим океанами. Подробнее см.: М.Арбатская. Электоральная идентификация граждан как фактор политической культуры России. // Россия и современный мир. – М., 2007. - № 2. – С.159-173.

2 Были взяты данные активности по штатам за 1980-2010 гг., имеющиеся в сети в пригодной для расчетов табличной XL-форме. Показатель активности, который указан по всем штатам - Highest Office.

1 Вопрос бюджетного секвестра единственный раз встал в повестку дня США в 1990 г. накануне промежуточных выборов в конгресс в ноябре 1990 г. и президентских выборов 1992 г., которые республиканцы закономерно проиграли.

1 В число штатов включен федеральный округ Колумбия.

2 По 1982 г. отсутствуют данные о числе проголосовавших (Highest Office) в штате Луизиана. Цифра была поставлена по 1986 году.

1 Некоторые американские аналитики иронически сомневаются, было ли вообще население Миссисипи проинформировано о тех выборах.

2Алабама, Калифорния, Колорадо, Дэлавар, дистрикт, Флорида, Джорджия, Гавайи, Айова, Луизиана, Мэриленд, Массачусетс, Мичиган, Миннесота, Миссисипи, Миссури, Невада, Нью-Гемпшир, Нью-Джерси, Нью-Мексико, Сев. Каролина, Оклахома, Пенсильвания, Ю.Каролина, Теннеси, Вирджиния, Висконсин, Вайоминг.

3Аризона, Дэлавар, Флорида, Айова, Канзас, Невада, Сев. Дакота, Орегон, Пенсильвания, Род Айленд, Ю.Дакота, Техас, Вирджиния, Зап. Вирджиния.

4 В Неваде и Флориде минимумы были дважды – в 1998 и 2002 годах и 1982 и 1998 годах соответственно. В Зап. Вирджинии - два максимума – в 1980 и 2004 годах. Округление – один знак после запятой.

1 Аляска (2004/макс. – 2006/мин.), Алабама, Калифорния, Гавайи, Сев. Каролина, Оклахома (2006/мин. – 2008/мах), Иллинойс (1992/макс. – 1994/мин.), Вайоминг (2008/макс. – 2010/мин.).

2 Айдахо и Юта.

3 Перечисление штатов в порядке увеличения активности 2000 г.

1 Но это не значит, что в демократических (голубых) и республиканских (красных) штатах (символизирующих социетальный раскол на метро- и ретро-Америку) не происходит политической борьбы между партиями и кандидатами за голоса «американских налогоплательщиков». В иные годы почти вся Америка (за исключением одного или нескольких штатов) бывает окрашена в цвет победителя президентских выборов, как, например, в 1972-м, 1980-м и 1984-м, опровергая, тем самым, традиционное деление на «синие» и «красные» штаты. Любопытно, но цвет победителя президентской гонки на картах сайта www.uselectionatlas.org/ - красный, если победитель «демократ», и синий – если «республиканец».

1 См., например: Арбатская М. Контурная карта электоральной России / ИГ СО РАН, Избирательная комиссия Иркутской области. – Иркутск, 2003. - 172 с.; Арбатская М. Сколько же в России избирателей? Политико-географический анализ общего числа российских избирателей и уровня их активности. 1990-2004 / ИГ СО РАН, Избирательная комиссия Иркутской области. – Иркутск, 2004. - 300 с.



Каталог: wp-content -> uploads -> 2012
2012 -> Ауылдық елдi мекендерге жұмыс iстеу және тұру үшiн келген денсаулық сақтау, бiлiм беру, әлеуметтiк қамсыздандыру, мәдениет және спорт мамандарына әлеуметтiк қолдау шараларын ұсыну мөлшерiн және ережесiн бекiту туралы
2012 -> К. С. Тілеуқабылова стив джобс – Аpple корпорациясының негізін қалаушы Қарағанды 2014 алғы сөЗ
2012 -> 1 кесте Қазақстан Республикасы Туризм және спорт министрлігінің
2012 -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі
2012 -> Б. Г. НҰҒман қожа ахмет яссауи


Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет