Формулы русского речевого этикета: социолингвистическое исследование



Дата09.07.2016
өлшемі191.5 Kb.
түріАвтореферат


На правах рукописи
ЗУБАРЕВА Анастасия Аркадьевна


ФОРМУЛЫ РУССКОГО РЕЧЕВОГО ЭТИКЕТА:

СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Специальность 10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Пермь 2007


Работа выполнена на кафедре общего и славянского языкознания ГОУ ВПО «Пермский государственный университет»



Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Ерофеева Тамара Ивановна


Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор

Орехова Наталья Николаевна





кандидат филологических наук, доцент

Федорова Ирина Кимовна


Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Челябинский государственный

университет»



Защита состоится 19 сентября 2007 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 212.189.11 при Пермском государственном университете по адресу: 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15, зал заседаний Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Пермского государственного университета.

Автореферат разослан ___ августа 2007 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук В.А. Салимовский


Реферируемая диссертационная работа посвящена социолингвистическому изучению ряда тематических групп формул русского речевого этикета в различных регистрах общения.
Общая характеристика работы
Проблематика, связанная с функционированием в языке формул речевого этикета (ФРЭ), давно вызывает интерес ученых. Русский речевой этикет рассматривается с позиций прагматики (Агаркова 2004; Карасик 1992; Ратмайр 2003; Формановская 2002), в аспекте лингводидактики (Акишина и др. 1981, 1986; Верещагин и др. 1976; Жаркова 1997; Максимова 2002; Формановская 1982). Однако в области речевого этикета до сих пор остается нерешенным ряд проблем; в частности, он недостаточно изучен с точки зрения социолингвистики. Одним из таких вопросов является соотнесение ФРЭ и социальных характеристик коммуникантов с учетом регистра общения.

Традиционно в лингвистической литературе вопрос об употреблении ФРЭ рассматривается на материале литературных произведений, что позволяет составить представление о языке исследуемой эпохи, однако не дает объективной картины функционирования ФРЭ в речи различных социальных групп. Нас же интересует, как влияют особенности языковой личности (социальные характеристики индивида) и ситуация общения (регистры в тематических группах ФРЭ) на речевую продукцию говорящего, на частоту употребления и вариативность ФРЭ.

Исследование единиц речевого этикета в социолингвистическом аспекте особенно актуально в настоящий момент, так как в последнее время наблюдается процесс активного изменения русского языка в целом и национального речевого этикета в частности. Именно речевой этикет задает социостилистическую тональность последующему дискурсу, неся, помимо контактоустанавливающей, множество дополнительных, ритуализованных функций. В микросистеме речевого этикета собраны национально-ментальные стереотипы коммуникации. Необходимость комплексного изучения обозначенной проблемы делает данное исследование актуальным.

Объектом исследования является речевой этикет и его формулы, используемые в социально-культурной общности носителей русского языка (жителей г. Перми), которая представлена репрезентативной сбалансированной выборкой испытуемых.

Предметом исследования стали десять тематических групп ФРЭ: ПРИВЕТСТВИЕ, ИЗВИНЕНИЕ/ПРОЩЕНИЕ, ПРОСЬБА, УТОЧНЕНИЕ, БЛАГОДАРНОСТЬ, ОТВЕТ НА БЛАГОДАРНОСТЬ, СОГЛАСИЕ, НЕСОГЛАСИЕ, СОЖАЛЕНИЕ/СОЧУВСТВИЕ, ПРОЩАНИЕ. Эти тематические группы были выбраны для исследования, так как они являются, на наш взгляд, основными, самыми употребляемыми и необходимыми в межличностной коммуникации.

Материалом исследования послужили 2242 речевые реакции информантов различных социальных групп в рамках четырех регистров общения. Адресатами высказываний испытуемых явились родственники, друзья, коллеги, а также старшие по возрасту/положению в обществе люди.

Цель работы заключается в изучении ФРЭ с учетом регистров коммуникативной ситуации и социальных характеристик информантов.

Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:

1) выявить используемые носителями русского языка ФРЭ в десяти вышеуказанных тематических группах;

2) определить ФРЭ, характерные для ситуативно обусловленного регистра в социолектах групп носителей языка;

3) представить структурно-семантические средства организации ФРЭ;

4) выявить влияние исследуемых социальных факторов и регистров общения на частоту употребления и вариативность ФРЭ;

5) построить сводную модель влияния социальных факторов на использование ФРЭ, дающую возможность не только описывать, но и прогнозировать речевое поведение личности.

Задачи обусловили выбор соответствующих методов исследования. Для получения первоначальных данных использовался метод анкетирования информантов. ФРЭ были получены на основе интроспекции. В ходе рассмотрения материала применялись метод лингвистического описания и интерпретации экспериментальных данных, методика структурно-семантической организации ФРЭ, статистический анализ, метод моделирования.



Научная новизна исследования состоит в том, что впервые осуществляется направленное комплексное социолингвистическое описание ФРЭ и разрабатывается модель функционирования этикетных формул в различных регистрах общения. Структурно-семантический анализ формул позволил сгруппировать реакции информантов по формальным признакам варьирования ФРЭ и проследить механизмы и количественные показатели этого варьирования в разных ситуациях и в разных социальных группах. Выводы основаны на репрезентативной выборке информантов, сбалансированной одновременно по таким факторам, как место жительства, пол, возраст, профиль образования. В результате проведенного исследования строится сводная модель влияния социальных факторов на использование ФРЭ носителями русского языка. На указанном материале это осуществляется впервые.

Теоретическая значимость работы определяется тем, что исследование вносит важный вклад в изучение социолингвистической специфики ФРЭ и социальной дифференциации речи. Вариативность этикетных формул рассматривается не просто как языковая данность, а осмысляется сквозь призму социолектных и регистровых норм. Строится модель функционирования этикетных формул, учитывающая переключение регистров общения и взаимосвязанность социальных и регистровых норм, которая имеет теоретическую значимость с точки зрения развития общей теории речевой коммуникации.

Результаты исследования имеют практическую ценность и представляют интерес для специалистов в области общего языкознания, социолингвистики, этнолингвистики и лингвокультурологии. Ценность работы видится также в том, что при рассмотрении языковой ткани с помощью моделирования можно делать выводы о социальных параметрах личности и наоборот. Данные проведенного исследования позволяют вести направленную работу по формированию навыков употребления ФРЭ в определенных социально и тематически обусловленных ситуациях общения как у носителей русского языка, так и у иностранцев, изучающих русский язык. Полученные данные также могут найти применение в лексикографической практике при создании словарей русского речевого этикета.



Достоверность полученных результатов обеспечивается сбалансированностью экспериментального материала и его количественными показателями (рассмотрено более 2000 этикетных высказываний).

Исходная гипотеза заключается в следующем: в различных коммуникативных ситуациях говорящий использует определенные речевые единицы, соответствующие характерному для данных условий общения регистру. При изменении коммуникативной ситуации (смена адресата) происходит смена регистра общения. В сознании говорящего ФРЭ структурированы в соответствии с их принадлежностью к определенному регистру общения в рамках тематической группы, следовательно, употребление этикетных формул в большей степени зависит от коммуникативной ситуации, чем от социальных факторов.



На защиту выносятся следующие положения:

1) тенденции эволюции разговорной речи находят непосредственное отражение в речевом этикете в целом и ФРЭ в частности;

2) для каждой социальной группы носителей языка характерны «свои» нормативные ФРЭ;

3) частота употребления и вариативность ФРЭ связана с регистром общения и принадлежностью носителя языка к определенной социальной группе.



Апробация работы. Основные положения исследования обсуждались на заседании Пермской школы социопсихолингвистики (2005), на заседаниях кафедры общего и славянского языкознания Пермского государственного университета (2004, 2007). Результаты исследования излагались на конференциях разного уровня в России и за рубежом: на V Всероссийской межвузовской научной конференции «Лингвистические и эстетические аспекты анализа текста и речи» в Соликамске (2004), международной научной конференции «Классическое лингвистическое образование – в современном мультикультурном пространстве» в Пятигорске (2004), конференциях молодых ученых Пермского государственного университета (2005, 2006), международной научной конференции «Человек в пространстве языка» в Каунасе (Литва, 2005), XIV международной научной конференции им. проф. Сергея Бураго «Язык и культура» в Киеве (Украина, 2005), XXXV международной научной филологической конференции в Санкт-Петербурге (2006), Девятом международном симпозиуме – МАПРЯЛ’06 «Теоретические и методические проблемы русского языка как иностранного. Новые информационные технологии в лингвистической и методологической науке» в Велико-Тырново (Болгария, 2006), III Международной научной конференции «Русский язык в языковом и культурном пространстве Европы и мира: Человек. Сознание. Коммуникация. Интернет» в Варшаве (Польша, 2006).

По теме исследования опубликовано 10 научных работ (5 статей и 5 материалов конференций) общим объемом 3 п.л.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы (242 наименования), приложения № 1 «Анкета информантов для сбора данных по формулам речевого этикета», приложения № 2 «Полный список формул русского речевого этикета, полученных в десяти тематических группах в ходе эксперимента», приложения № 3 «Сводные таблицы данных эксперимента по десяти тематическим группам в четырех регистрах общения». Диссертация содержит 54 таблицы, 1 рисунок и 1 схему.
Основное содержание работы
Во Введении кратко рассматриваются направления современной лингвистики, занимающиеся проблемой функционирования языковых единиц в речи; описываются традиционные подходы к изучению речевого этикета и обосновывается актуальность социолингвистического подхода при исследовании функционирования ФРЭ в речи различных социальных групп коммуникантов с учетом регистра общения. Во введении определяются также цель, задачи и методы исследования; излагается научная новизна, теоретическая и практическая значимость полученных результатов; выдвигается гипотеза; формулируются положения, выносимые на защиту, описывается структура работы.

Глава 1. Социолингвистический подход в исследовании формул речевого этикета. В этой главе основное внимание уделено рассмотрению проблем языка «в его взаимовлияниях, взаимосвязях и взаимодействии с социальным контекстом в самом широком толковании этого понятия» (Звегинцев 1976: 309). Для рассмотрения ФРЭ под таким углом зрения используется социолингвистическая терминология, которая ранее, по нашим данным, не применялась в исследованиях русского речевого этикета. в первой главе описываются также материал и методы проведенного исследования.

В разделе «К определению основных понятий социально-функциональной дифференциации языка: социолект, регистр, адресат» представлены разные точки зрения на проблему обусловленной социальной структурой общества языковой вариативности, истоки которой восходят к исследованиям Э. Сепира, Б.А. Ларина и А.М. Селищева. Современная лингвистика уделяет особое внимание речевой продукции как отдельного индивида, так и целой языковой группы, которая объединяется какой-либо общей чертой.

Рассмотрение речевой продукции говорящего требует корректного использования лингвистических терминов. Определимся с рядом понятий, которыми мы пользуемся в данном исследовании.

Вслед за пермскими лингвистами мы используем термин «социолект» в исследовании ФРЭ, придерживаясь определения Т.И. Ерофеевой, которая понимает социолект как «набор языковых кодов, которыми владеют индивиды, объединенные по какой-либо страте (т.е. социальному фактору – А.З.)», следовательно, в реальной жизни речь индивида, представляющего «свою культуру», формируется под влиянием черт, свойственных данной расе, этнической группе, национальности, социальному классу (Ерофеева 2004: 19, 34). В западной социолингвистике социолект определяется как «принятый в данном сообществе субвариант речи, который, благодаря действию определенных общественных сил, является характерным для определенных этнических, религиозных и экономических групп или групп индивидов с определенным уровнем и типом образования» (Макдэвид 1975: 365). Видим, что понятие «социолект» является одним из основных при описании социально-функциональной стратификации языка. При изучении говорящего индивида в нашей работе рассматривается комплекс социобиологических страт-факторов, влияние которых изучается в четырех регистрах общения.

Обратимся к вопросу далеко неполного соответствия между обстоятельствами общения и особенностями речи языковой личности. Известно, что в одних и тех же условиях коммуниканты по-разному определяют свою социальную роль относительно социальной роли адресата, неодинаково оценивают ситуацию с точки зрения ее непринужденности или официальности и т.д. От говорящего как языковой личности и от адресата высказывания нередко зависит выбор стиля общения (Гойхман и др. 1997; Гольдин 1983; Еропкин 1998 и др.) и используемой этикетной формулы. Рассматривая ситуативную составляющую речи, определимся с понятием «регистр».

Поскольку регистр в отечественной лингвистике не принадлежит к числу общепринятых, рассмотрим подробнее этот термин и стоящее за ним явление. В западной лингвистике регистр понимается как вариант языка, используемый в зависимости от коммуникативной ситуации, в противоположность диалекту (территориальному или социальному), т.е. варианту, который характеризует носителя языка (Ellis et al. 1969), т.е. использование того или иного регистра определяется не статическими характеристиками информанта (его принадлежностью к определенной социальной или территориальной группе), а динамическими, ситуационными параметрами (Белл 1980). «Диалект, на котором вы говорите, есть показатель того, кто вы… Регистр, которым вы пользуетесь в определенный ситуации речи, есть показатель того, как вы себя ведете» (Halliday 1978: 157). Естественно, что само по себе использование в данной ситуации того или иного регистра и набор регистров, составляющих языковой репертуар данного индивида, зависят от его социальных характеристик (Федорова 2002); «…помещенный в одинаковые, с лингвистической точки зрения, условия, он в различных ситуациях говорит (или пишет) по-разному в зависимости от того, что приблизительно может быть описано как различия в социальных ситуациях: он использует набор различных "регистров"» (Reid 1956: 32, цит. по: Федорова 2002).

В отечественной лингвистике термин «регистр» употребляется редко: либо как синоним термина «функциональный стиль» (Журавлев 1996; Никольский 1976; Швейцер 1975), либо «жанр речи» (Китайгородская и др. 1998). Однако функциональные стили представляют собой значительно более объемные понятия. Что же касается жанра речи, то еще Ч. Фергюсон сделал попытку развести эти понятия как принадлежащие к совершенно различным исследовательским традициям – жанр как диахроническая категория литературоведческого анализа преимущественно письменных текстов и регистр как синхронное описание лингвистических черт некоторого языкового варианта, как правило, реализующегося в устной сфере (Ferguson 1996). Таким образом, в работе термин «регистр» применяем в значении «вариант языка, используемый его носителями в зависимости от условий, в которых происходит общение» (Федорова 2002: 9), понимая под условиями различия в социальных характеристиках адресата и адресанта.

В современной российской лингвистике исследование ситуативного варьирования речевого поведения и влияющих на него факторов вновь вызывает повышенный интерес ученых, о чем свидетельствуют появившиеся в последние десятилетия исследования конкретных регистров (Киселева 1997), различных параметров ситуации общения (Винокур 1993), ситуативно обусловленных разновидностей речи (Земская и др. 1998; Крысин 1998; Китайгородская и др. 1998). В данной работе мы рассматриваем, как в тематически заданной ситуации при смене условий (социальных характеристик адресата) происходит переключение регистров при употреблении ФРЭ.

В разделе «Современное состояние проблемы изучения формул русского речевого этикета: этикет, речевой этикет, изменения в системе русского речевого этикета» обсуждается знаковый характер и национально-культурная специфика речевого этикета, научное изучение которого началось лишь во второй половине XX века.

До последнего времени ставшие классическими работы западных лингвистов по речевому этикету (Brown et al. 1987; Goffman 1967, 1971; Grice 1975; Leech 1977, 1983) были малоизвестны российским лингвистам, и поэтому соответствующие теории вежливости практически не применяются к русскому языку. М.А. Кронгауз считает, что в области исследования русского этикета почти нет фундаментальных теоретических работ. В основном работы по этикету носят прескрипционный характер и по большей части ориентированы на иностранцев, изучающих русский язык (Верещагин и др. 1976; Гольдин 1983; Формановская 1989, 2002). К конкретному языковому материалу (к речи в естественных условиях) лингвисты обращаются редко (Земская 1979; Ратмайр 2003; Черник 2002). Попытку теоретического анализа русского этикета с лексикографической позиции предпринимает в своих работах А.Г. Балакай (2002).

Речевой этикет определяется Н.И. Формановской как «сложная система знаков, указывающих в процессе общения (вербального и невербального) на отношение к другому человеку – собеседнику, оценку его и в то же время оценку самого себя, своего положения относительно собеседника» (Формановская 1982б: 4–5), как «выработанные обществом правила.., национально специфичные, устойчиво закрепленные в речевых формулах, но в то же время исторически изменчивые» (Формановская 1982а: 54). Такие знаки – речевые формулы – несут в себе информацию о ситуации общения, взаимоотношениях говорящих, социальной принадлежности каждого из них и многом другом.

Так, в курсе «Русский речевой этикет» Л.А. Шкатова и ее коллеги определяют речевой этикет как «систему национально-специфических устойчивых формул общения, принятых и предписанных обществом для установления контакта собеседников, поддержания и прерывания контакта в избранной тональности» (Шкатова и др. 1994: 7). На ряду с этим, на наш взгляд, исследование русского речевого этикета должно быть ситуативно определенным и проводиться с учетом социолингвистических характеристик участников коммуникации.

И теоретическая, и прикладная лингвистика признают, что «любой продукт речемыслительной деятельности – слепок личности субъекта: его интеллектуального уровня, эмоциональной организации, духовно-нравственных особенностей мировосприятия» (Чернухина 1992: 125–126). Теоретические основы такого подхода к речи заложены В.В. Виноградовым, писавшим об «индивидуально-стилистическом своеобразии форм и приемов речевого словоупотребления, речевых конструкций» (Виноградов 1975: 53). С этой точки зрения в работе анализируем весь полученный материал, независимо от степени его нормированности.

С другой стороны, неоспорим тот факт, что личность в обществе «включена в систему ролевых функций, предписаний и ожиданий» (Сусов 1989: 9), рекомендуемых средой. Таким образом, для нас представляет особый интерес, как речевая продукция языковой личности (Бахтин 1975; Богин 1984, Винокур 1993, Вейнингер 1992, Грузберг и др. 1998, Караулов 1989, Карасик 1992, Красных 1997, Ладыкина 2001, Почепцов 1998, Седов 2000, Сорокин 1985, Стернин 1999, Ягубова 1998 и др.) меняется в зависимости от ряда внешних факторов – социальных характеристик адресата в выбранной ситуации общения. Таким образом, в данной работе мы охватываем обе стороны изучаемого явления.

За последнее десятилетие появились диссертационные исследования, посвященные коммуникативно-прагматическому и смежным аспектам функционирования различных форм речевого этикета. Вопросы речевого общения и русский речевой этикет в современной лингвистике рассматриваются с разных сторон. Так, О.А. Агаркова в диссертационном исследовании подвергает анализу комплиментарные высказывания с позиций теории речевых актов, лингвопрагматики, лингвокультурологии, когнитивной лингвистики и теории языка в целом (Агаркова 2004). М.А. Кронгауз рассматривает русский речевой этикет в его развитии и кросскультурном сравнении, анализируя набор типовых ситуаций речевого общения (Кронгауз 2004). О.А. Крылова анализирует речевой акт приветствия в аспекте синтаксиса, прагматики и культуры речи (Крылова 2001). Ли Сюзань в статье «Русский речевой этикет и концепт ''благодарность'' с позиции носителей китайского языка» на примерах из литературных произведений представляет классификацию эксплицитных и имплицитных форм выражения благодарности (Ли Сюзань 2006). Н.И. Формановская в учебном пособии «Речевое общение: коммуникативно-прагматический подход» рассматривает виды общения с формальной и содержательной стороны (Формановская 2002).

Безусловно, формулы речевого этикета, реализуясь в определенной ситуации, типизированно отражают эту ситуацию, ее компоненты. Формулами мы называем «ситуативно обусловленные, коммуникативно-направленные, тематически сопряженные, взаимосвязанные и взаимозависимые в рамках диалогических единств устойчивые формулы общения» (Соколова 1991: 80). ФРЭ рассматриваются как носители социальной информации, так как они являются своеобразными символами общественно-исторического опыта человека. В связи с этим встает вопрос о нормированности ФРЭ.

Для русского речевого этикета вообще характерен большой языковой выбор ФРЭ и, соответственно, спектр речевых стратегий, однако часто бывает трудно выбрать из них единственную нейтральную, эмоционально ненагруженную. Изменения в современном русском языке и разговорной речи вообще и в речевом этикете в частности стали заметны не только специалистам, занимающимся анализом речевого поведения с различных точек зрения, – психолингвистам, социолингвистам, преподавателям русского языка и культуры речи, но и обычным носителям языка. Последние трактуют такие изменения по-разному: «старшее поколение рассматривает результат подобных изменений как простое и случайное нарушение (невоспитанность молодежи), а младшее – напротив, как норму» (Кронгауз 2004). Возникает ситуация, когда «множественность культурных моделей создает множественность … норм» (Вепрева 2006: 118).

В разделе «Вариативность формул русского речевого этикета в аспекте нормы и узуса» речь идет о соотнесении понятий «норма» и «узус» и возможной трансформации норм речевого этикета в будущем.

Понятие нормы является одним из основных понятий при описании системы языка в целом. Без привлечения данного понятия невозможно раскрыть механизм функционирования языка, невозможен анализ использования тех или иных речевых единиц. Проблеме соотнесения таких понятий, как «норма» и «узус», теоретическому обоснованию изменений, происходящих в кодифицированном литературном языке, в настоящее время посвящены многочисленные исследования (Ю.Д. Апресян, В.И. Беликов, И.Т. Вепрева, В.Е. Гольдин, Е.В. Ерофеева, Т.И. Ерофеева, Е.П. Захарова, Е.А. Земская, Л.П. Крысин, Н.Н. Орехова, О.Б. Сиротинина, В.А. Успенский и др.).

Исследовать норму в разных социальных группах сложно. Об этом писал Б.А. Ларин еще в 1920-е годы: «Трудность нахождения нормы там, где нет литературы и литературного языка, и имеет последствием то, что диалекты в громадном большинстве случаев описываются не сами по себе, а лишь соотносительно с литературным языком: отличается обычно лишь то, что по субъективному впечатлению наблюдателя расходится с литературным языком... Что касается специально языка города, то его, конечно, особенно трудно исследовать ввиду значительной неустойчивости его населения... Уловить в этих условиях какую-то все же существующую, хотя и довольно быстро меняющуюся норму чрезвычайно трудно» (Ларин 1977: 177–178).

Очевидно, что в современной лингвистике существуют различные подходы к изучению языковой нормы и ее вариативности. Но ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что норма зависит от социально-исторических условий развития национального языка. Вариативность нормы является ее важнейшим признаком и признается практически всеми современными лингвистами. В обновлении нормы, в ее изменении под влиянием речевой практики важна социальная и культурная среда, в которой то или иное новшество получает распространение. Вариативность, сосуществование в норме традиционных языковых средств, закрепленных путем ее кодификации, и новых средств, идущих из речевой практики, представляет собой форму взаимоотношений нормы и узуса (Крысин 2006: 299).

В работе принимаются понимания нормы и узуса, изложенные Е.В. Ерофеевой в работе «Вероятностные структуры идиомов» (2005). Норма и узус есть «общепринятые реализации системы.., определенный выбор говорящих в пользу одной из ряда единиц, предлагаемых системой» (Ерофеева 2005: 22). Для носителей языка «норма – это осознаваемые (критерий престижности) как правильные и желательные реализации, тогда как узус – вообще все общепринятые реализации. …степень нормированности во многом зависит от степени осознанности употребления языковых элементов в данном социуме» (там же: 22).

Ясно, что «на определенном этапе языкового развития из существующего узуса "выводится" норма как образец, отражающий наиболее адекватные реализации системы, происходит ее кодификация» (Орехова 2000: 18). Таким образом, применяя вышеизложенное к формулам русского речевого этикета, предполагаем, что часть некодифицированных на данный момент ФРЭ с большой долей вероятности способна в дальнейшем закрепиться в кодифицированной норме литературного языка.

В разделе «Материал и методы социолингвистического исследования» подробно описывается проведенный эксперимент, обосновывается выбор информантов и применяемых методик исследования.

Известно, что личность индивида формируется в период взросления при реализации ситуационных и ролевых возможностей «на основе своих конституционно-биологических, психодинамических, возрастных и половых особенностей» (Ерофеева Т.И. 2004: 22–23). Следовательно, языковая личность является сложной структурой, которая включает в себя социальные, биологические и психологические характеристики – факторы, определяющие речевое поведение индивида. «Социальный фактор в процессе речевой деятельности порождает, обусловливает конкретное проявление социальности языка» (Влияние социальных факторов… 1988: 7), т.е. накладывает отпечаток на речь говорящего и тем самым отличает ее от речи других индивидов, обладающих иными социобиологическими и психологическими характеристиками. Речевое поведение языковой личности, а точнее, полученная в определенной коммуникативной ситуации формула русского речевого этикета, анализируется в нашей работе.

В качестве материала исследования использованы формулы русского речевого этикета, полученные от информантов в рамках четырех заданных ситуаций общения. В эксперименте приняли участие респонденты мужского и женского пола в возрасте от 21 до 64 лет. Все они являются жителями г. Перми с разными социальными параметрами. Рассмотрено 2242 речевые реакции в десяти тематических группах русского речевого этикета: ПРИВЕТСТВИЕ, ИЗВИНЕНИЕ/ПРОЩЕНИЕ, ПРОСЬБА, УТОЧНЕНИЕ, БЛАГОДАРНОСТЬ, ОТВЕТ НА БЛАГОДАРНОСТЬ, СОГЛАСИЕ, НЕСОГЛАСИЕ, СОЖАЛЕНИЕ/СОЧУВСТВИЕ, ПРОЩАНИЕ.

Выборка информантов организована таким образом, чтобы испытуемые адекватно представляли исследуемую группу (генеральную совокупность). Созданная выборка является представительной, так как она сбалансирована по всем исследуемым факторам (с учетом пола, возраста, профиля образования). В каждой группе учитывалось равное количество информантов с заданными характеристиками, что позволило сделать выводы, применимые ко всей генеральной совокупности носителей русского языка г. Перми.

В работе используется несколько различных методик, что позволяет рассмотреть исследуемый материал с различных ракурсов.

Анкетирование как метод получения информации обнаруживает такие моменты речевого поведения говорящего, которые могут долго не проявиться при непосредственном наблюдении за речью. Кроме того, анкетирование учитывает важные для исследования социальные факторы. При составлении анкеты мы исходили из предположения, что говорящий дифференцирует коммуникативные ситуации внутри одной тематической группы по ряду признаков, в том числе и по адресату сообщения. В речи это проявляется в использовании особых регистров общения, существующих для определенных условий, непосредственно связанных с адресатами высказывания. Полученные данные демонстрируют существующие «знаки» речевого этикета разных социальных групп носителей русского языка, а следовательно, фиксируют норму, характерную для описываемой социальной группы в конкретных условиях общения. За каждой ФРЭ «стоит определенный образ жизни, культурная среда, личность, тип, характер» (Балакай 1998).

При лингвистическом анализе данных выясняется, что существуют различия в частоте употребления ФРЭ. Частотность ФРЭ зависит в первую очередь от «нейтральности» этикетной формулы, т.е. от возможности использовать выбранную ФРЭ в различных регистрах общения. Например, в тематической группе ПРИВЕТСТВИЕ формула Здравствуйте использовалась информантами 69 раз (частота употребления этой ФРЭ составила 11/4/22/32 ответа в четырех соответствующих регистрах общения), формула Привет! использовалась информантами 14 раз (6/6/2/0 соответственно исследуемым регистрам), а формула Гамарджоба использовалась только 1 раз (0/1/0/0), в регистре «общение с друзьями». Таким образом, после анализа всех речевых реакций, полученных в исследуемой тематической группе, выявляется 31 ФРЭ, употребляемая информантами в пределах группы ПРИВЕТСТВИЕ. Всего в работе рассмотрено 829 различных ФРЭ в соответствующих тематических группах формул.

При построении таблиц, показывающих распределение частот и вариативность ФРЭ в пределах регистра, проводим количественный анализ данных. Например, в тематической группе ПРИВЕТСТВИЕ в регистре «общение с коллегами» видно, что мужчины дали 38 ФРЭ, в то время как женщины – 30; гуманитарии использовали 38 ФРЭ, негуманитарии – 30. По возрастным группам данные распределились следующим образом: «20-29 лет» – 17, «30-39 лет» – 16, «40-49 лет» – 14, «50 и более лет» – 21 ФРЭ. Следовательно, при общении с коллегами мужчины употребили на 8 ФРЭ больше, чем женщины, а гуманитарии – на 8 больше, чем негуманитарии. Группа «50 и более лет» дает максимальное количество ФРЭ (21) по сравнению с остальными группами, давшими 17/16/14 ответов соответственно. Такая разница в значениях между градациями фактора признается нами значимой. Мы делаем вывод о том, что в исследуемом регистре для частот ФРЭ значимыми оказываются все три фактора – «пол», «возраст» и «профиль образования». Что касается вариативности ФРЭ, то в этом же регистре ситуация следующая: мужчины, как и женщины, дали 11 различных ФРЭ; 12 вариативных ФРЭ даны гуманитариями и 11 – негуманитариями. По возрастным группам данные представлены следующим образом: «20-29 лет» – 8, «30-39 лет» – 8, «40-49 лет» – 8, «50 и более лет» – 9 различных ФРЭ. Как видно из проведенного анализа, для вариативности ФРЭ исследуемые стратификационные факторы оказываются несущественными, так как разница между значениями в каждой градации фактора не превышает установленного нами предела в 5 ФРЭ. Таким образом в работе проанализированы 40 групп ФРЭ и выявлены значимые для частоты и вариативности социальные факторы.

Для того чтобы понять, от чего зависит вариативность ФРЭ в рамках регистра, проведен структурно-семантический анализ полученных данных. Для этого при рассмотрении выявленных ФРЭ в каждой тематической группе определены средства, с помощью которых информанты создают варианты ФРЭ в предложенной коммуникативной ситуации. В ходе эксперимента выяснилось, что существует ряд основных средств, характерных практически для всех тематических групп. Все ФРЭ внутри тематической группы (здесь на примере этикетной ситуации ПРИВЕТСТВИЕ) могут быть объединены по группам на основании организации их структурно-семантических средств.



  1. Переакцентуализация в рамках ФРЭ (Всем привет! /á Привет всем).

  2. Тематическая вариативность ФРЭ (Доброе утро / Добрый день / Добрый вечер).

  3. Интонационная вариативность ФРЭ (Привет / Привет!).

  4. Морфологическая вариативность ФРЭ (Привет / Приветствую).

  5. Стилистическая вариативность ФРЭ (Здравствуй / Здорово / Здравия желаю).

  6. Использование заимствованной ФРЭ из другого языка (Гамарджоба / Хай).

  7. Фонетическая вариативность ФРЭ (Здравствуй / Здрась, Привет / Пэтэ).

  8. Варианты синтаксического расширения ФРЭ (Здравствуйте, И.И.! / Здравствуйте, как поживаем / Здравствуйте! Рада вас видеть! / Привет, как дела? / Привет, как жизнь? / Привет, шеф!).

  9. Использование «осколочных» ФРЭ (Как живы, здоровы? / Рада встрече).

В целом по исследованным тематическим группам информанты используют индивидуальные варианты ФРЭ (например, Моджно в тематической группе ПРОСЬБА), часто употребляют актуализатор вежливости «пожалуйста» (тематические группы ПРОСЬБА, ИЗВИНЕНИЕ/ПРОЩЕНИЕ, УТОЧНЕНИЕ, ОТВЕТ НА БЛАГОДАРНОСТЬ), информантами женского пола используется категория рода как маркер «неформальности» регистра общения (например, Рад стараться в тематической группе ОТВЕТ НА БЛАГОДАРНОСТЬ, Не понял! в группе УТОЧНЕНИЕ).

Структурно-семантический анализ ФРЭ позволяет определить наличие/отсутствие вариативности ФРЭ в рамках изучаемых регистров и тематической группы в целом. Набор структурно-семантических средств организации ФРЭ вариативен и определяется, во-первых, тематикой группы, во-вторых, регистром общения, в-третьих, индивидуальными психологическими особенностями каждого конкретного информанта.

В работе строится сводная модель влияния социальных факторов на использование ФРЭ в четырех регистрах общения, которая является конечным результатом данного исследования.

Итак, «каждый раз, говоря что-либо, человек помещает себя, сознательно или бессознательно, в определенную точку сложнейшей многомерной социальной матрицы – в соответствии с той картинкой общества, которая сложилась в его сознании» (Вахтин и др. 2004: 45). Понимание этого факта, на наш взгляд, должно являться исходной точкой социолингвистического подхода к исследованию речевой продукции говорящего.



Глава 2 «Результаты исследования по десяти тематическим группам формул речевого этикета» состоит из одиннадцати разделов, в которых обсуждаются результаты эксперимента в конкретных тематических группах и формулируются соответствующие выводы.

В разделе «Выводы по тематическим группам и построение сводной модели влияния стратификационных факторов десяти исследованных тематических групп» обобщаются результаты эксперимента.



В работе проанализированы четыре регистра и три стратификационных фактора. Рассмотрим их влияние на частоту и вариативность ФРЭ в исследованных тематических группах. Для этого построим сводную модель влияния социальных факторов на использование ФРЭ с учетом регистров общения, не забывая о том, что традиционно модель строится на основе не одной, а нескольких социальных страт (Ерофеева Т.И. 2006: 210). При построении модели обозначили частоту ФРЭ через «Ч», вариативность ФРЭ – через «В». Сводная модель включает результаты анализа каждой тематической группы, в которых представлено соотношение частоты и вариативности ФРЭ.

Таблица 1

Сводная модель влияния существенных социальных факторов

на использование ФРЭ в 4 регистрах общения

Тематическая группа

Социальный фактор

Регистры общения

1

2

3

4

Приветствие

Пол




Ч / В

Ч

Ч

Возраст

Ч / В

Ч

Ч

Ч

Образование

В




Ч

Ч

Извинение/Прощение

Пол







В




Возраст




В







Образование













Просьба

Пол

Ч / В

Ч




Ч

Возраст










В

Образование

Ч / В

Ч / В







Уточнение

Пол




В







Возраст













Образование

В

В




В

Благодарность

Пол










В

Возраст




В







Образование













Ответ на

благодарность



Пол

В







В

Возраст




Ч / В




В

Образование




Ч







Согласие

Пол

В

Ч




В

Возраст




Ч




В

Образование







Ч / В




Несогласие

Пол













Возраст

Ч

В







Образование

Ч / В










Сожаление/Сочувствие

Пол













Возраст













Образование

Ч / В










Прощание

Пол

Ч

В







Возраст

В

Ч / В







Образование

В









Таблица 1 показывает, что в тематической группе ПРИВЕТСТВИЕ для частоты ФРЭ наиболее существенным является фактор «возраст», влияние которого проявляется во всех регистрах общения. В трех из четырех регистров существенным для частоты ФРЭ оказывается фактор «пол». Фактор «профиль образования» влияет на частоту ФРЭ в двух регистрах: «общение с коллегами» и «общение со старшими по возрасту/положению в обществе людьми». Что касается вариативности ФРЭ, то она в данной тематической группе проявляется в двух регистрах: «общение с родственниками» и «общение с друзьями». При общении с родственниками на вариативность оказывают влияние факторы «возраст» и «профиль образования»; при общении с друзьями – фактор «пол».

В тематической группе ИЗВИНЕНИЕ/ПРОЩЕНИЕ значимой оказалась вариативность ФРЭ, проявившаяся в двух регистрах («общение с друзьями», «общение с коллегами») и связанная с социальными факторами «пол» и «возраст». Фактор «профиль образования» в данной тематической группе не влияет на вариативность ФРЭ. Ни один из социальных факторов не значим для частоты ФРЭ в этой группе.

В тематической группе ПРОСЬБА для вариативности ФРЭ все стратификационные факторы являются значимыми, их влияние проявляется в трех из четырех регистров. Кроме того, факторы «пол» и «профиль образования» в этой группе влияют на частоту ФРЭ: фактор «пол» значим в трех из четырех регистров; «профиль образования» значим в двух регистрах: «общение с родственниками» и «общение с друзьями». Возраст в данной группе не оказывает влияния на частоту ФРЭ.

В тематической группе УТОЧНЕНИЕ факторы не значимы для частоты ФРЭ. Что касается вариативности, то в данной группе она проявляется в трех регистрах: «общение с родственниками», «общение с друзьями» и «общение со старшими по возрасту/положению в обществе людьми» – и подвержена влиянию факторов «пол» и «профиль образования».

Модель демонстрирует, что для вариативности ФРЭ в тематической группе БЛАГОДАРНОСТЬ значимы факторы «пол» и «возраст». Частота в этой группе не проявляется ни в одном регистре.

Тематическая группа ОТВЕТ НА БЛАГОДАРНОСТЬ по сводной модели вариативна в трех регистрах. Это зависит от факторов «пол» и «возраст». Для частоты ФРЭ значимы «возраст» и «профиль образования».

В тематической группе СОГЛАСИЕ частота ФРЭ проявляется в двух регистрах: «общение с друзьями» и «общение с коллегами». Значимыми для частоты ФРЭ оказываются все исследуемые социальные факторы. Для вариативности ФРЭ значимы также все факторы, она проявляется в трех регистрах: «общение с родственниками», «общение с коллегами» и «общение со старшими по возрасту/положению в обществе людьми».

В тематической группе НЕСОГЛАСИЕ вариативность ФРЭ проявляется в двух регистрах: «общение с родственниками» и «общение с друзьями». Частота зависит от двух социальных факторов: «возраст» и «профиль образования» в регистре «общение с родственниками». В данной группе для вариативности ФРЭ значимыми являются те же факторы. Фактор «пол» не влияет ни на частоту, ни на вариативность ФРЭ.

В тематической группе СОЖАЛЕНИЕ/СОЧУВСТВИЕ единственным фактором, оказывающим влияние как на частоту, так и на вариативность ФРЭ, является фактор «профиль образования». Влияние этого социального фактора проявляется в регистре «общение с родственниками».

Сводная модель показывает, что в тематической группе ПРОЩАНИЕ влиянию стратификационных факторов подвержены регистры «общение с родственниками» и «общение с друзьями». Для частоты ФРЭ существенными являются факторы «возраст» и «пол». Фактор «профиль образования» в данной тематической группе вообще не влияет на частоту ФРЭ. Вариативность проявляется также в двух регистрах: «общение с родственниками» и «общение с друзьями» – и в большей степени связана с фактором «возраст», так как этот фактор значим в обоих случаях.

В результате обобщения данных таблицы 1 мы определили, какие факторы оказывают влияние на употребление ФРЭ.



Таблица 2

Влияние социальных факторов на употребление ФРЭ

Социальные факторы

Частота

Вариативность

Пол

8

10

Возраст

8

10

Профиль образования

8

10

Таблица 2 показывает, что разница между социальными факторами «пол», «возраст», «образование» отсутствует как для частоты, так и для вариативности ФРЭ.

Рассмотрим влияние регистров общения на употребление ФРЭ.

Таблица 3

Влияние регистров общения на употребление ФРЭ

Регистры общения

Частота

Вариативность

1

7

11

2

9

10

3

4

2

4

4

7

Таблица 3 показывает, что и для частоты и для вариативности ФРЭ значимыми оказываются первые два регистра: «общение с родственниками» и «общение с друзьями», которые относятся к ситуации неформального общения и, следовательно, допускают высокую степень вариативности ФРЭ.

Подтвердилась гипотеза о том, что в различных коммуникативных ситуациях используются ФРЭ, соответствующие выбранному регистру общения. Как показывает исследование, в сознании говорящего ФРЭ и регистры взаимозависимы и при изменении коммуникативной ситуации происходит смена регистра; вариативность и частота употребления ФРЭ также зависит от используемого регистра.

В Заключении суммируются основные результаты реферируемой работы. Комплексный подход к исследованию ФРЭ позволил нам рассматривать речевой этикет не только как лингвистический феномен, как форму нормативного речевого поведения в обществе между представителями одного и того же этноса, но и как совокупность типовых формул, закрепленных языковыми и национально-культурными традициями для использования в конкретных социально-коммуникативных ситуациях общения.

В работе рассмотрено, как условия ситуации общения (например, обозначение характеристик адресата высказывания) влияют на переключение регистров при употреблении ФРЭ. Используя метод лингвистического описания и интерпретации экспериментальных данных, мы не стремились давать оценку «правильно/неправильно», «так надо говорить/так не надо говорить». Проведенное исследование сообщает, как принято говорить в той или иной социальной или возрастной среде в определенной коммуникативной ситуации, для какой группы характерна данная ФРЭ.

С помощью методики структурно-семантической организации ФРЭ впервые определен набор структурно-семантических средств, используемых информантами при создании вариантов ФРЭ в предложенной коммуникативной ситуации. Выявлено, что набор структурно-семантических средств неоднороден и определяется тематикой, регистром общения и индивидуальными особенностями говорящего.

В результате проведенного исследования построена сводная модель влияния социальных факторов на частоту и вариативность использования ФРЭ носителями русского языка в четырех регистрах общения, дающая возможность не только описывать, но и прогнозировать речевое поведение личности. Модель показывает, что при рассмотрении частоты и вариативности использования ФРЭ регистры общения оказались более значимыми, чем исследуемые социальные факторы (пол, возраст, профиль образования).

Рассмотрение ФРЭ в аспекте нормы и узуса позволяет предположить, что часть ненормированных на сегодняшний день ФРЭ способна со временем закрепиться в кодифицированной норме. В дальнейшем возможно более глубокое исследование ФРЭ в области становления «новой» этикетной нормы.


Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Принцип Вежливости в межличностной коммуникации // Лингвистические и эстетические аспекты анализа текста и речи: сб. ст. V Всерос. (с международным участием) науч. конф.: в 3 т. Соликамск, 2004. Т. 3. С. 139–142.

2. Тематические группы этикетных формул приветствия, прощания, извинения в обучении русскому языку как иностранному // Классическое лингвистическое образование – в современном мультикультурном пространстве: матер. междунар. науч.конф. / Пятигорский гос. лингв. ун-т. Пятигорск, 2004. С. 363–368.

3. Формулы речевого этикета с точки зрения обыденной риторики // Проблемы филологии и преподавания филологических дисциплин: матер. отч. конф. препод., асп., мол. уч. и студ. (апрель 2005г.) / Перм. ун-т. Пермь, 2005. С. 51–53.

4. Социолект как инструмент организации тематических групп этикетных формул приветствия, прощания, извинения при обучении русскому языку как иностранному // Филологические заметки: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 3: в 2 ч. / отв. ред. Т.И. Ерофеева, Я. Вречко; Перм. ун-т; Ун-т в Любляне. Пермь, 2005. Ч. 2. С. 228–236.

5. Возраст как фактор, влияющий на выбор формулы речевого этикета (на примере тематической группы БЛАГОДАРНОСТЬ) // Язык и культура: науч. журнал. Вып. 8: в 2 ч. / отв. ред. Д.С. Бураго. Киев, 2005. Ч. 1. С. 174–179.

6. Социальная маркированность формул речевого этикета // Матер. XXXV Междунар. филол. конф. (13–18 марта 2006г. Санкт-Петербург). Вып. 23. Секц. общ. языкознания. СПб., 2006. Ч. 2. С. 48–50.

7. Стратегии и условия успешной коммуникации // Тезисы докладов III Междунар. науч. конф. «Русский язык в языковом и культурном пространстве Европы и мира: Человек. Сознание. Коммуникация. Интернет» (10–14 мая 2006г.) Варшава, 2006. С. 25.

8. Стратегии эффективного общения и речевой этикет // Русский язык: система и функционирование (К 80-летию проф. П.П. Шубы): матер. III Междунар. науч. конф. (6–7 апреля 2006г.) Минск, 2006. С. 289–292.

9. Ситуативные формулы общения: социолингвистическое описание (группа ОТВЕТ НА БЛАГОДАРНОСТЬ) // Вестн. Помор. ун-та. Сер. «Гуманитарные и социальные науки». 2006. 6. С. 160–164.

10. Некоторые особенности русского речевого этикета в социолингвистическом аспекте // Проблемы социо- и психолингвистики: сб.ст. Вып. 8: Социокультурный аспект речи провинции / отв. ред. Т.И. Ерофеева; Перм. ун-т. Пермь, 2006. С. 64–68.

Подписано в печать 02.08.2007. Формат 60х84 1/16.

Усл. печ. л. 1,16. Тираж 100 экз. Заказ № 416.
Типография Пермского университета

614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15






Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет