История возникновения и развития нового научного междисциплинарного направления атлантологии



бет3/6
Дата29.06.2016
өлшемі2.06 Mb.
1   2   3   4   5   6

ЛЕО ФРОБЕНИУС

С 1904 по 1915 годы немецкий археолог и этнолог Лео Фробениус (1873-1938) совершил семь экспедиций в разные части Африки, опубликовав на основе собранных материалов первые капитальные труды и ряд статей, среди которых были работы по Атлантиде и поиску ее следов в районе Нигерии. В 1919 году вышли два приключенческих романа об Атлантиде англичанина Райдера Хаггарда и француза Пьера Бенуа. Книга Бенуа «Атлантида» была моментально переведена на многие языки и разошлась очень большими тиражами. Бенуа помещает атлантов в неприступных горах сахарского Ахаггара, в окружении необъятных пространств горячих песков величайшей пустыни. Настоящей сенсацией стала находка в 1927 году (т.е. через 8 лет после издания романа Бенуа), французским археологом, бароном де Пророком, гробницы мифической прародительницы туарегов кель-ахаггар Тин-Хиннан. Раскопки проводились в Западном Ахаггаре, неподалеку от Абелессы, примерно в тех же местах, где происходит действие романа. Почти сразу после опубликования сообщения де Пророка вспомнили роман Пьера Бенуа. Газеты и журналы выходили в те времена только с такими названиями: «Гробница Антинеи – царицы Атлантиды». Ажиотаж публики достиг апогея, и было выпущено очередное издание «Атлантиды». Как пишет по этому поводу Ю. Поплинский: «Это и было (без особого энтузиазма) замечено академической корпорацией». В легенде туарегов (в отличие от подавляющего большинства аналогичных легенд других исламизированнных народов Африки) на редкость явственно сохранено ее доисламское ядро; в частности, до сих пор почти во всех версиях осталось указание на берберское происхождение Тин-Хиннан. Немалая заслуга в исследовании образа Тин-Хиннан принадлежала Фробениусу, который не только собрал огромный фольклорный материал по Северо-Западной Африке, но и записал многие древние мифы и предания этого региона африканского континента, связав их с платоновской Атлантидой.

В первой четверти XX века, в Западной Европе, определенный круг людей, занимающийся поиском изначальной мудрости, обратил свой взор к России. Среди них был и Лео Фробениус, искавший следы Атлантиды в Западной Африке. С Фробениусом связана загадка так называемого «московского ученого». Поэт Андрей Белый в письме к Иванову-Разумнику от 17 декабря 1923 года писал: «… вчера я прочел письмо Фробениуса, адресованное молодому, московскому ученому; в этом письме идет речь все о том же: человечество изжило себя; и взоры немногих «ведающих» обращены на Восток; как ни тяжела жизнь в России, однако: там совершается «нечто», на что обращены взоры запада; и все лучшие люди Германии, немногие избранные, должны чутко прислушаться к дующему на всю Европу ветру с Востока…» К сожалению, имя московского ученого осталось неизвестным. По моему мнению, под маской «московского ученого» мог скрываться знаменитый тогда русский поэт Валерий Брюсов (1873-1924). Воодушевленный экспедициями немецкого исследователя археолога, поэт твердо намеревался совершить поездку в район Тимбукту (в то время Французский Судан, сейчас территория Мали в верховьях реки Нигер). По мнению Брюсова, здесь были расположены колонии Атлантиды, и была надежда найти какие-то следы поселений и остатки культуры атлантов. Но война 1914 года помешала осуществить этот проект. Примечательно, что и Фробениус и Брюсов искали следы потерянной культуры атлантов почти в одном и том же районе Африки и их интересы в этой области могли совпадать как никогда.

На Западе эта идея была не нова; Нострадамус говорил о «Великом празднике в Тартарии» (России), который наступит в 2026 году. По мнению эзотерика Макса Генделя (1865-1919), с вступлением Урана в знак Водолея русский народ достигнет ступени духовного развития, которая продвинет их намного выше их нынешнего состояния. Славянская цивилизация будет фундаментом развития шестой расы человечества. Согласно утверждению американского ясновидящего Эдгара Кейси, Западная Сибирь станет тем «Ноевым ковчегом», которому суждено пережить то, что мы называем «Концом света».





ВАЛЕРИЙ БРЮСОВ
В 1917 году в горьковском журнале «Летопись» (№№ 5-12) была опубликована статья Брюсова «Учители учителей». В этом же году поэт прочел курс лекций о древнейших культурах человечества в Баку и в Москве (Народный университет им. А. Шанявского). Поэт выделял два метода в изучении истории человечества: эзотерический и научный. Он утверждал, что в настоящее время наука подходит к первому, отвергнутому ею методу и «уже принуждена, логикой событий, поставить перед собой проблему о существовании древнейшего культурного мира, аналогичного традиционной Атлантиде». Брюсов предполагал, что можно удачно сочетать оккультные знания и научный метод. Таким образом, неверно противопоставлять эзотерику науке. Брюсов, по воспоминаниям А.П. Остроумовой-Лебедевой, дал очень точное определение оккультизму: «Оккультизм есть наука с точными знаниями. Есть много выдающихся людей, которые признают оккультизм наукой, изучают его. Эта наука в своей истории имеет целый ряд доказательств. И я не верю в нее, я знаю, что потусторонний мир существует». По мнению исследователя творчества поэта Василия Молодякова, Брюсов явно тяготел к гиперборейской, общеарийской (языческой) Традиции. Поэт был сам частью «особой, тайной, гиперборейской России, которая неуничтожима, поскольку лежит вне времени». Историк русского розенкрейцерства Н.П. Киселев (1884-1965), для которого Брюсов имел «величайшее значение» писал: «Теоретически оккультизм есть само знание, наука часть знания; оккультизм – всестороннее знание, наука – одностороннее. Практически же в наше время оккультизм есть совокупность всех знаний, сокровищница всех фактов, априорно отвергнутых наукой».

Брюсов был одним из первых, кто в России развил теорию Примордиальной Традиции, истоком которой стали, по его мнению, допотопные культурные центры развития человечества, и не только развил, а применил к этой теории чисто научный подход. Брюсов писал, что наряду с рационалистической исторической наукой, путавшейся в разительных хронологических противоречиях, связанных с древнейшими источниками (Библия, Геродот, индийские предания и др.), «существовала традиция (выделено мной – А.В.), шедшая из отдаленного прошлого, которая утверждала гораздо большую древность человеческой цивилизации. Согласно с этой традицией, культурным мирам Египта и Месопотамии предшествовал, на сотни столетий, культурный мир погибшей Атлантиды, в свою очередь имевший предшественника в еще более древнем мире Лемурии». Брюсов делает основополагающий вывод, что древнейшие культуры Европы, Азии, Африки и Центральной Америки оказались связанными таинственными нитями «исторических аналогий». Общее влияние на эти культуры какого-то «третьего источника» позволило Брюсову широко использовать научные открытия в археологии, этнографии, геологии последних десятилетий. Приводя многочисленные аналогии по всему свету, поэт призывает искать tertium comparationis, некую третью величину, которая, не будучи ни Старым Светом, ни Новым Светом, могла быть в сношениях и с тем и с другим. Таким образом, в основе всех известных древнейших культур человечества, по мнению Брюсова, лежит неизвестная цивилизация, имя которой Атлантида. Исследования Брюсова предвосхищают многие работы современных исследователей, работающих в сфере так называемой «альтернативной истории». Намного позже такое понятие, как «третья партия» ввели ученые, изучающие, в основном, культуру Древнего Египта, например, Уолтер Эмери, Грэм Хэнкок и многие другие. Брюсов не применял термин «атлантология», но, по-моему, его можно без преувеличения назвать предтечей русской научной атлантологии, в том смысле, в котором вкладывал в это понятие Жиров.





АЛЕКСАНДР БАРЧЕНКО

Одним из инициаторов практического использования наследия древних цивилизаций в научных целях в России был Александр Васильевич Барченко (1881-1937). Его духовным учителем стал французский эзотерик Сент-Ив Д’Альвейдр, писавший о древнем центре исчезнувшей цивилизации – Агартхе, скрытом где-то в районе Тибета. После революции 1917 года Барченко становится одним из организаторов нового издательства «К свету». Основной задачей издательства Барченко и его коллеги видели в раскрытии тайн природы, в поиске духовных истоков в древнейших культурах человечества. Поразительны вопросы, с которыми выступило издательство перед читателями: 1) Есть ли скрытое содержание в древнейших мистических первоисточниках? 2) Как это содержание вскрыть? 3) Существовало ли во времена доисторическое человечество, по степени культурного развития не уступавшее современному, и как, когда и где оно погибло? 4) В каких литературных памятниках-первоисточниках уцелели отголоски погибшей великой культуры и как их отделить от позднейших наслоений? Практические такие же вопросы поднимали и западные общества, изучающие проблему Атлантиды. В середине 1920-х годов Барченко становится во главе московского представительства масонского «Единого трудового братства». Оно было ориентировано на мистический центр Шамбалу, призванного вооружить опытом «древней науки» современное общество. Остается загадкой, что побудило исследователя войти в масонские структуры – научный интерес к масонским обрядам и тайным знаниям, или же он по наивности был специально, в темную использован чекистами в очередной запланированной ими афере. Легализация подобных структур или инициатива создания их позволяла власти заранее «брать на заметку» оппозиционеров или направлять их деятельность в безопасное русло. Известная практика, существующая с незапамятных времен, и по сей день. Мы знаем, какое влияние оказали оккультные организации, в частности, масонство, на весь мир. Известны факты активного сотрудничества большевиков с масо­нскими российскими и зарубежными ложами и личное участие в их работе. Так, документально зафиксировано участие в 1919 году в масонской ложе «Единое Трудовое Братство» председателя Петроград­ского ЧК Г.И. Бокия. Несомненно, продолжались масонские контак­ты «вольных каменщиков» – большевиков – Луначарского, Бухарина, Скворцова-Степанова, Середы, Вересаева, Красина и др. Придя к власти, Ленин налаживает тайные связи с зарубежными масонскими ложами, и, прежде всего, выделяет значительные суммы на ремонт главного «Масонского Храма Ордена Великий Восток Франции» на улице Кадэ в Париже. Было это в 1919 году, когда во многих городах России люди умирали от голода прямо на улицах.

В эпоху жестокого тоталитаризма многие научные организации попадали под власть политической идеологии, особенно, это видно в Германии и в Советском Союзе. Считается, что некоторые первые советские научные сообщества (например, Институт мозга под руководством В.М. Бехтерева) были прообразом «Аненербе». Они, в частности и Барченко, также занимались анализом сведений о «древней науке», оставшейся нам от наследия исчезнувших цивилизаций: Гипербореи, Лемурии или Атлантиды. Почему такие яркие личности участвовали в заранее провокационных организациях? Ответ на этот вопрос дает Андрей Васильченко на примере «Аненербе»: «У каждого исследователя были самые различные устремления и собственные мотивации... Большинство современников считало, что, только будучи эсэсовцем, можно сохранить хотя какую-то свободу научных исследователей. Многие ученые рассматривали «Аненербе» как своеобразный «заповедник», попасть в который можно было, только присягнув на верность Гиммлеру». В связи с этим нам понятна и психология Барченко, вступивший в масонское «Единое трудовое братство». Одним словом, цель оправдывает средства.

В поисках следов Гипербореи и Атлантиды группа Барченко не без поддержки Советского государства (при участии Ф.Э. Дзержинского) исследовала Кольский полуостров (1921-1923), Крым (1927), Горный Алтай (1929-1930), в 1925-26 годах шла подготовка к несостоявшимся экспедициям в Афганистан, Монголию и Тибет. Барченко говорил, что нужно объединить духовные усилия всех носителей изначальной Традиции, древнего универсального знания (он имел в виду, прежде всего, русских, тибетцев, бурят, алтайцев, монголов, уйгуров и многочисленных народов тогда еще единой Британской Индии) – для возрождения России и всего мира. Проще говоря, построить на Земле справедливое и технически развитое государство, аналогичное легендарным цивилизациям прошлого – Гипербореи, Атлантиды. Для этого и Барченко, и Рерих пытались установить контакт представителей Советского правительства с гималайскими Учителями (Шамбалой). В одной из своих лекций Барченко говорил: «Золотой век, то есть Великая Всемирная Федерация народов, построенная на основе чистого идейного коммунизма, господствовала некогда на всей Земле. И господство ее насчитывало около 144 000 лет. Около 9000 лет тому назад, считая по нашей эре, в Азии, в границах современного Афганистана, Тибета и Индии, была попытка восстановить эту федерацию в прежнем объеме. Это та эпоха, которая известна в легендах под именем Похода Рамы…»

Вполне понятно, что когда речь зашла о переустройстве не только мира, но и России, Советы быстро расправились с утопистами. В 1937 году был расстрелян Барченко, а Николай Рерих навсегда покинул родину. Но, возможно, его судьба нас и не заинтересовала бы, если не одно важнейшее обстоятельство. Помимо парапсихологических возможностей человека, Барченко предлагал выявить техническую составляющую «древней науки», в том числе, расщепление атома, воздействие психофизической энергии, производство взрывов на расстоянии (протокол допроса Бокия от 01. 06. 1937 года). Показательно название диссертации Барченко «Введение в методику экспериментальных воздействий объемного энергополя». Но Советское правительство, надо думать, так и не воспользовалось научными выкладками общества «Единое трудовое братство» и прочно похоронило историю об Атлантиде и Гиперборее; последняя могла быть напрямую связана с праисторией Древней Руси (как ее сейчас преподносят современные исследователи). Остается вопрос: почему? Здесь два варианта: Барченко не удалось найти практическое применение «древним знаниям», или ценные материалы и бумаги были выкрадены зарубежными спецслужбами. Известно, что в это время в Советской России восстанавливали промышленность страны в основном американские и немецкие специалисты. Атомная бомба появилась в Советском Союзе только в 1949 году, благодаря невероятным усилиям разведчиков и ученых. Сталин жаждал создания супероружия и всемирной власти. Поэтому была предпринята беспрецендетная «охота на чужие идеи». Военный исследователь Томас Берден пишет: «Академики начали поиски области, в которой был возможен новый прорыв. Научная литература морским путем доставлялась в Советский Союз с Запада. Тысячи советских научных работников и инженеров работали в гигантских аналитических институтах, просматривая литературу и анализируя ее, а также скрупулезно отмечая аномалии и области, подлежащие более глубокому исследованию. На Западе никогда не проводились работы по усвоению технических знаний такого масштаба». Таким образом, ученые Советского Союза пытались отыскать рациональное зерно в эзотерических, отвергнутых наукой, древних знаниях.



ДОКТОР АЛЕКСАНДР СТРАТ-ГОРДОН. ФОТО ИЗ ДОМАШНЕГО АРХИВА ЕГО ПРАВНУКА КРИСТОФЕРА ВОЛПА (ХОЛЛИС, ШТАТ НЬЮ-ГЭМПШИР, США). ПУБЛИКУЕТСЯ ВПЕРВЫЕ

Одной из мало известных фигур в истории мировой атлантологии стал шотландский военный врач Александр Эдмунд Страт-Гордон (наст. фамилия Александр Эдвард Рональд Страт) (1873-1952). В 1906 году он основал «Общество исследования Атлантиды» в городе Ист-Оранж (штат Нью-Джерси, США). По некоторым данным, Страт-Гордон был масоном и главой британской разведки в США. Судя по всему, он активно развернул в США не только шпионскую, но и атлантологическую деятельность. Став президентом общества, выходец из Шотландии успешно выступал с лекциями о древних цивилизациях в США и в Канаде. Помощником Страт-Гордона стал известный впоследствии Джеймс Черчвард, издавший в 1926 году знаменитую книгу «Исчезнувший континент Му». Многие идеи Черчварда совпадали с взглядами президента «Общества исследования Атлантиды». Имя Страт-Гордона фигурирует в нескольких «чтениях» тогда еще неизвестного Эдгара Кейси. В начале 1920-х годах атлантолог встречался с Эдгаром Кейси и это событие, скорее всего, способствовало формированию концепции последнего об Атлантиде. Может быть, связь с ближайшим окружением Кейси позволила Страт-Гордону сделать попытку составить список всех паранормальных обществ (в смысле, эзотерических) в США для последующего контроля над их деятельностью и дальнейшего развития. Надо думать и не только в США, но и в Европе.

Франция подхватила эстафету дальнейшего научного подхода к проблеме Атлантиды. 24 июня 1926 года при знаменитом университете Сорбонны в Париже открылась атлантологическая ассоциация «Atlantis» – «Центр исследований и изучения традиций» (Centre de Recherches et d’Études de la Tradition – C.R.E.T). Главной задачей этой не коммерческой организации «стал критический и научный анализ всех проблем, связанных с существованием Атлантиды, сбор литературы и оказание поддержки всем научным исследованиям, касающимся этой чрезвычайно интересной проблемы».

Первым председателем этого общества стал писатель-эзотерик Поль Ле Кур (1871-1954), а в 1927 году его сменил другой литератор Рожэ Дэвинь (1885-1965). К ним присоединился поэт и романист Филеас Лебег (1869-1958). В 1923 году Дэвинь публикует книгу «Атлантида: Шестая часть мира» (в русском переводе 1926 года она называлась «Атлантида, исчезнувший материк»). Вскоре общество разделилось на две новые группы: фракция Дэвиня придерживалась более научной точки зрения в отношении проблемы легендарной цивилизации; ле Кур (общество «Друзья Атлантиды») – рассматривал этот вопрос в свете эзотерических знаний, в частности, мистики кельтов.

Члены «Друзей Атлантиды» общались между собой на piqi-niques atlantees, их собственном языке, носили атлантическую символику в петлицах. Современники говорили: «Ле Кур более заинтересован в душе Атлантиды, чем в ее теле». Ле Кур считал, что только эзотерическая традиция, в отличие от масонской, способна была разрешить данную проблему. С октября 1926 года в Париже начали выпускать журнал «Atlantis», который издается уже более 80 лет и до настоящего времени!



ПОЛЬ ЛЕ КУР

Другим ярким исследователем проблем Атлантиды стал известный ученый, член Королевского института антропологии и вице-президент Шотландского общества антропологии и фольклора Джеймс Льюис Томас Спенс (1874-1955). Спенс был блестящим знатоком древнейшей истории Земли, им были написаны ряд книг об Атлантиде, Лемурии и мифологии исчезнувших культур Америки, Африки и Евразии. Он издавал и редактировал ежеквартальный журнал «Atlantis», однако издание просуществовало недолго: вышло всего пять выпусков с 1932 до декабря 1933 года. Спенс, как и Герман Вирт, был феноменально эрудированным человеком. На основе синтеза фольклорных, лингвистических, мифологических, религиозных и эзотерических данных ему удалось реконструировать эзотерическую историю Атлантиду, используя метод интеллектуальной интуиции. Некоторые исследователи считают, что Спенс был членом нескольких эзотерических и оккультных обществ. В частности, он был членом ордена друидов, где получил доступ к традиции Арканов (записям оккультных братств), написанным на различных языках. Спенс прошел обряд инициации, где он слышал частые ссылки на платоновскую Атлантиду и смог запомнить их. Впоследствии мифолог восстановил эзотерическую историю атлантов, и среди них целый комплекс оккультных наук в Атлантиде.





Джеймс Льюис Спенс (1874-1955): «культурный комплекс Атлантиды»
Джеймс Льюис Томас Чалмерс Спенс (1874-1955) родился 25 ноября 1874 года в Эдинбурге (Шотландия). После окончания Эдинбургского университета работал журналистом в различных периодических изданиях. Здесь проявился интерес Спенса к фольклору и древней мифологии Центральной Америки и, в частности, к Мексике. В 1908 году вышел его английский перевод священной книги «Пополь-Вух». Через год увидел свет словарь мифологии народов Центральной Америки, который оставался популярным среди европейцев еще много лет. Спенс был основателем шотландского национального движения, которое позже объединилось в Национальную партию Шотландии.

Интерес к древним цивилизациям и культурам у Спенса все возрастал. Он увлекся фольклорной традицией Северо-Западной Европы, в том числе, кельтской Британией. Эти изыскания отразились в книге «The Mysteries of Britain: Secret Rites and Traditions of Ancient Britain Restored», изданной в 1905 году. Спенс стал выбранным главой британского друидизма. Дальнейшие исследования в мифологии и многочисленные аналогии между Новым Светом и Старым Светом позволили Спенсу прийти к мысли, что за всеми этими связями стояла легендарная Атлантида.

Спенс был феноменально эрудированным человеком. На основе синтеза фольклорных, лингвистических, мифологических, религиозных и эзотерических данных ему удалось реконструировать эзотерическую историю Атлантиду, используя метод интеллектуальной интуиции. Некоторые исследователи считают, что Спенс был членом нескольких эзотерических и оккультных обществ. В частности, он был членом ордена друидов, где получил доступ к традиции Арканов (записям оккультных братств), написанным на различных языках. Спенс прошел обряд инициации, где он слышал частые ссылки на платоновскую Атлантиду и смог запомнить их. Впоследствии мифолог восстановил эзотерическую историю атлантов, и среди них целый комплекс оккультных наук в Атлантиде.

Главным компонентом этого исследования является так называемый «культурный комплекс Атлантиды», описанный Спенсом в его книге «The History of Atlantis» (1926). Культурный комплекс Атлантиды – специфический набор традиций, обрядов и обычаев, которых в сочетании с местными условиями мы не найдем ни в какой другой части земного шара, кроме пространства, простирающегося между берегами Западной Европы и Восточной Америки. Это регионы Северной Африки, Египта с одной стороны, и Центральной Америки, Мексики и Перу – с другой. В прибрежных областях этих регионов и в их изолированных отдельных поселениях обнаруживается культурный комплекс, самостоятельное существование которого ясно показывает, что корни его тянутся в ныне несуществующие области Атлантики. Основные элементы, которые отличали культурный комплекс Атлантиды – практика мумификации, колдовство, наличие пирамид, сплющивание головы, кувэйд, использование трехгранных камней, существование некоторых определенных легенд о катаклизме и несколько других незначительных культурных традиций.

По мнению Спенса, Атлантида изначально представляла собой огромный по своей протяженности континент в Северной Атлантике, разделившийся в последствии на два больших острова; один остров располагался у берегов западных берегов Европы и Африки, а второй под названием Антилия – к востоку от Кубинского архипелага. Два острова существовали до позднего плейстоцена, во время которого (25 000 лет назад) стали вновь разрушаться. Последняя катастрофа Атлантиды произошла примерно 12 000 лет назад. Нельзя исключить, что Антилия просуществовала до значительно позднего периода, а ее обломки до сих пор сохраняются в виде группы Антильских и Кубинских островов.

Спенс написал пять книг об Атлантиде: «The Problem of Atlantis» (1924), «Atlantis in America» (1925), «The History of Atlantis» (1926), «Will Europe Follow Atlantis?» (1942), «The Occult Sciences in Atlantis» (1943). Он так же издавал и редактировал ежеквартальный журнал «Atlantis», однако издание просуществовало недолго: вышло всего пять выпусков с 1932 до декабря 1933 года. Спенс переписывался с Перси Фоссетом и писателем Артуром Конан-Дойлем. Для Конан-Дойля атлантолог подсказал идею написания знаменитой позднее повести «Маракотова бездна» (1927). В книге «Will Europe Follow Atlantis?» Спенс, один из первых, кто показывает оккультные истоки Второй Мировой войны. По его мнению, эта война – заговор черных сатанистов, центр которого располагался в Мюнхене и в странах Балтии.




Главным компонентом этого исследования является так называемый «культурный комплекс Атлантиды», описанный Спенсом в его книге «История Атлантиды» (1926). Культурный комплекс Атлантиды – специфический набор традиций, обрядов и обычаев, которых в сочетании с местными условиями мы не найдем ни в какой другой части земного шара, кроме пространства, простирающегося между берегами Западной Европы и Восточной Америки. В прибрежных областях этих регионов и в их изолированных отдельных поселениях обнаруживается культурный комплекс, самостоятельное существование которого ясно показывает, что корни его тянутся в ныне несуществующие области Атлантики. Спенс не верит в торжество исторической науки и археологических разысканий, способных проникнуть в глубь проблемы Атлантиды. Но он отдает дань вдохновению и аналогии, это – «воистину метод археологии будущего… Аналогия – инструмент вдохновения, способный дать потрясающие результаты, если его верно применять. Уже сейчас результаты археологии полностью зависят от аналогий. Только благодаря сравнению мы можем пролить свет на природу необъяснимых обычаев и предметов, и в этой работе будет в значительной степени использоваться метод аналогий, потому что именно с помощью этого исследовательского зонда мы можем проникнуть сквозь твердый панцирь забвения, скрывающий факты из истории Атлантиды». И, все-таки, Спенс верит, что в будущем будет найден соответствующий научный инструментарий, способный ответить на подобные вопросы: «Пожелайте же, чтобы археолог, будь он профессионал или же любитель, не смотрел слишком недружественно на исследования, все еще ищущие свои методы, разрушающие многие предрассудки и грешащие недостатком эмпиризма, до тех пор, пока не найдутся подходящие для этой особенной задачи инструменты. Ни один ученый не иронизирует теперь над невообразимыми методами, благодаря которым поколения алхимиков создавали химическую науку и провели ее на священный пьедестал точных наук. По аналогии вполне можно допустить, что история Атлантиды все еще находится в «алхимической» стадии. Профессиональный археолог в этой истории может сталкиваться с сотней вещей, которые он не любит и презирает. Возможно, он будет отрицать и само название исследования. Если он это сделает, я не буду испытывать сильного возмущения, поскольку я убежден, что самое дикое предположение часто бывает столь же близко к цели, как и наиболее осторожное утверждение, когда мы имеем дело с такими глубокими проблемами».

Тем временем, в начале 1930-х годов в Европе и Америке атлантология продолжала развиваться. В Италии проблемой Атлантиды занимался доктор Никола Руссо, основав для этого в городе Бари общество. Он выпускал журнал «Atlantide in Italia», выходивший с 1930 по 1932 годы. Одним из самых знаменитых исследователей феномена перевоплощения и «чтений» прошлых жизней времен Атлантиды был «спящий пророк» американец Эдгар Кейси (1877-1945). Слабый отблеск такого инициатического опыта Атлантической Традиции сохранился в мистериях древности. Более важным представляется опыт родовой инициации, включающий коллективную расовую память и личностные воспоминания, основанные на перевоплощении. В целом данный тип иициатического опыта можно охарактеризовать как ясновидческую самоинициацию. На протяжении 17 лет, с 1927 по 1944 годы с помощью психоэнергетических диалогов Кейси было получено около 800 сообщений о погибшем континенте, который виделся его бессознательному «Я» громадным массивом суши, со всех сторон окруженным океаном и простиравшимся от Багамских и Карибских островов через Атлантику вплоть до западного побережья Африки. Это были люди, которые примерно 12 000 когда-то обитали на Атлантиде в своих прошлых жизнях.





Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет