Из истории изучения субстантивного пласта устойчивых композитивных номинативных единиц в отечественной и зарубежной лингвистике



Дата22.06.2016
өлшемі211.18 Kb.
Т.В.Вяничева

Томск

ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ СУБСТАНТИВНОГО ПЛАСТА УСТОЙЧИВЫХ КОМПОЗИТИВНЫХ НОМИНАТИВНЫХ ЕДИНИЦ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ
И ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ

Существование промежуточных номинативных единиц, находящихся на грани словосочетания и слова, неоднократно было отмечено лингвистами. Впервые факт устойчивости лексикализованных субстантивных словосочетаний в функции наименования был засвидетельствован еще в 1834 г. Н.Гречем в "Практической русской грамматике": "Качество (или принадлежность) бывает иногда столь неразрывно совокупно с существом, что наименование сего последнего без обозначения первого не имеет надлежащего смысла, например, Летний сад, Зимний дворец, Васильевский остров. В сем случае опущение прилагательного невозможно" (Цит. по кн.: Архангельский 1964: 15).

Первые предположения об особой природе композитивных устойчивых единиц номинации были высказаны выдающимися отечественными и зарубежными лингвистами еще в начале ХХ в., но не получили дальнейшего развития в цельную теорию.

В основу лексикологического подхода к проблеме связанных словосочетаний легли работы Ш.Балли. В центре его внимания оказались такие свойства этих единиц, как их семантическая неразложимость и воспроизводимость в постоянном значении. Ш.Балли пришел к выводу о том, что "слово в большинстве своем является единицей иллюзорной, обманчивой, отнюдь не всегда соответствующей единицам мысли" и что лексическая единица языка должна соответствовать "единице мысли — конкретному представлению или абстрактному понятию" (Балли 1961: 19). Ш.Балли одним из первых обратил внимание на специфику сочетаний слов, которые традиционно включались в состав

_________________

© Т.В.Вяничева, 2004


фразеологических единиц (далее: ФЕ), однако отличались некоторыми особенностями: сохранением лексического значения одним из компонентов при устойчивости словосочетания в целом, а также отсутствием или ослаблением образности и эмоционально-оценочной окрашенности. Это позволило ему выделить сочетания аналитического типа, переходные от стереотипных словосочетаний к свободным.

В отечественной лингвистике впервые поставил вопрос об устойчивых сочетаниях слов, специфике их значения и особенностях словоизменения их компонентов в связи с созданным им учением о форме слова и о словосочетании Ф.Ф.Фортунатов. Такие единицы, как железная дорога, великий пост и другие, он называет, в отличие от "слитных слов", с которыми они сходны по значению, но отличаются по формообразованию, "слитными речениями" (Фортунатов 1956: 173 — 174). Исходя из понятия "отдельного слова" как неразложимой части словосочетания, выражающей отдельный объект мысли, и формы слова в словосочетании, Ф.Ф.Фортунатов приравнивает устойчивые словосочетания по значению к слову, а по форме — к словосочетанию.

Вслед за Ф.Ф.Фортунатовым явление сдвоенных наименований отмечает А.А.Шахматов. Выделяя лексически, по значению, неразложимые словосочетания, но разложимые грамматически, отражающие современные синтаксические отношения, он предлагает считать тесные сочетания согласованного прилагательного с определяемым существительным типа железная дорога, почтовая бумага, игральная карта и т.п. "слитными речениями" (Шахматов 1941: 308 — 309).

Рассматривая дальнейшую историю изучения единиц, называемых нами синлексами, в отечественной и зарубежной лингвистике, можно выделить несколько различных подходов: одни исследователи не выделяют их из состава фразеологии, другие сближают их с обычными, свободными словосочетаниями, третьи считают их явлениями языка, эквивалентными собственно слову.

Традиционно большинство исследователей включают единицы типа синлексов в состав фразеологии, хотя и отмечают их специфику: отсутствие или малую степень идиоматичности и их чисто номинативную функцию — функцию первичного именования определенного фрагмента действительности. Это позволяет ряду авторов видеть в синлексах особого рода безобразные или неидиоматические фразеологизмы (К.А.Левковская), межстилевые или стилистически нейтральные фразеологизмы (М.И.Фомина), номинативные фразеологизмы (Л.И.Ройзензон), фразеологизмы терминологического характера (Н.М.Шанский) и т.п.

Такая трактовка данного материала восходит к выработанной В.В.Виноградовым и дополненной Н.М.Шанским типологии ФЕ. В.В.Виноградов считал необходимым рассматривать составные термины и названия отдельно от других ФЕ на том основании, что они характеризуются разной степенью семантической слитности. Сближая все составные термины и названия с выделяемой им в составе ФЕ группой "фразеологических единств" в силу наличия у тех и у других "единства реального значения", он отмечает, что в структурно-семантическом отношении они могут быть и совершенно немотвированными, т.е. "фразеологическими сращениями" (Виноградов 1977). В.В.Виноградов выделяет так называемые "целостные словесные группы", которые являются терминами в роли названия. Он отмечает такие их особенности, как "неразрывность фразовой структуры"; "семантическую неделимость" — вопреки их "потенциальной лексической делимости"; "синтаксическую несвободность" этих единиц — вопреки их "синтаксической разложимости" и тому факту, что "грамматические отношения между компонентами (этих единиц) легко различимы … и могут быть сведены к современным синтаксическим связям"; их собственно номинативную функцию и отсутствие образности, что делает их "эквивалентами слова" (Виноградов 1977: 155-156).

Вслед за В.В.Виноградовым относили единицы типа синлексов к различным разрядам ФЕ Н.М.Шанский (1963; 1972), В.Л.Архангельский (1964), З.В.Донскова (1957), К.А.Левковская (1962), Л.Ф.Киреева (1960), Л.И.Ройзензон (1973), И.А.Федосов (1977), М.И.Фомина (1990) и др. Общим недостатком большинства работ, так или иначе затрагивающих проблему устойчивых композитивных номинативных единиц, с нашей точки зрения, является то, что собственно синлексический материал рассматривается в них в одном ряду либо со свободным словосочетанием, либо с ФЕ.

Рассматривая семантический механизм "фразеологизации" свободных словосочетаний, С.И.Ожегов подчеркивает разнородность словесных сочетаний и отмечает, что "их объединяет одно общее — это их устойчивость. Оттого они так легко объединяются общим именем фразеологии" (Ожегов 1957: 38). С.И.Ожегов включает во фразеологический фонд такие единицы, как вести борьбу, дать ответ, делать предложение, молочная кухня, скорая помощь и т.п. и даже предпринимает попытки подвести их под один из семантических типов ФЕ, выделяемых В.В.Виноградовым.

К составным терминам и названиям С.И.Ожегов применил иной подход, чем к другим устойчивым сочетаниям. Считая самым характерным признаком ФЕ цельность значения, он не видит фразеологичности в терминах, за исключением тех, которые вошли в общий язык, став "номенклатурными обозначениями предметов и явлений", которые, будучи заменены другими, вышли из терминологической системы и имеют переносное значение слова в своем составе. Поэтому он квалифицирует как ФЕ такие номинемы, как железная дорога, позвоночный столб, короткое замыкание, благородные металлы, северное сияние и т.п. Основная же масса составных терминов, по мнению С.И.Ожегова, представляет собой свободные словосочетания (Ожегов 1957: 52). Сюда он относит термины типа: площадь нагрева, температура плавления, усеченный конус, перемежающаяся лихорадка.

Устойчивые именные словосочетания, являющиеся "закрепленными практикой языка как обязательные для обозначения тех или иных явлений действительности", С.И.Ожегов рассматривает иначе, чем составные термины. Указав, что такие словосочетания, как, например, сжатые сроки, капиталистическое окружение, буржуазные предрассудки, новатор производства, генеральная линия, сторонники мира, очень похожи на свободные словосочетания, он отмечает, что "в этих словосочетаниях не происходит никаких смысловых сдвигов в словах, их составляющих, нет никаких заметных признаков структурных изменений… Но они объединены общим языковым признаком: устойчивостью и принудительностью употребления при сохранении значений входящих в них слов" (Ожегов 1957: 45-46). Далее он замечает: "Критерием для признания тех или иных обычных словосочетаний ФЕ и, тем самым, основанием для помещения их во фразеологические словари, может быть их устойчивость в речи при общественно-исторической значимости обозначаемого" (Ожегов 1957: 46).

О.С.Ахманова также не обособляет составные наименования в особый класс номинативных единиц по их функциональному признаку (основанию). Она предлагает в качестве основного признака собственно ФЕ "цельность номинации", которая довлеет над структурной разделенностью (Ахманова 1957: 169). Согласно такому подходу, все составные термины и названия органически вливаются в класс ФЕ (например, ателье мод, знаки Зодиака, аттестат зрелости и т.п.). Так как автор не отграничивает синлексический материал от свободных композитивных номинем и от ФЕ с аналогичной грамматической структурой, многие примеры случайно попали в рубрики, которые считаются однородными по грамматической структуре. Так, в рубрику атрибутивных словосочетаний типа аттестат зрелости помещены самые разнообразные по семантике словосочетания — такие, как звание героя и зерно истины, самка кабана и точка зрения.

Отнесение синлексического материала частично к ФЕ, частично — к свободным словосочетаниям характерно для работ Ю.Р.Гепнера (1957), А.П.Мордвилко (1964), Е.А.Иванниковой (1966) и др.

Ряд исследователей видят в единицах типа синлексов реализации особой разновидности связанных значений одного из компонентов сочетания в условиях обязательного контекста. Например, И.И.Мещанинов считал, что единицы типа белое вино, морская вода, дикая коза, не обладая идиоматичностью, представляют собой реализации особой разновидности связанных значений прилагательных (Мещанинов 1978). Н.З.Котелова указывает на
лексический характер сочетаемости отдельных компонентов сочетаний такого рода (Котелова 1975).

Особый контекстологический подход к "фиксированным языковым единицам номинации" (в том числе и типа синлексов) был заявлен и реализован на материале английского языка в монографии Н.Н.Амосовой (Амосова 1963). Рассматриваемые единицы языка представлены со стороны их контекстуальной природы, как контекст, то есть сочетание данного "семантически реализуемого (неоднозначного) слова (то есть слова, относительно реализации значения которого контекст выявляется) с указательным минимумом (то есть элементом речевой цепи, несущим требуемые семантические указания)" (Амосова 1963: 28). Автор видит "не только количественное различие" между переменным и постоянным ("единственно возможным") указательным минимумом относительно ключевого слова: в постоянном контексте "кроме семантики ключевого слова … вступает в действие его традиционная избирательность", и "между обоими элементами … постоянного контекста … возникает качественно особая, максимально тесная связь" (Амосова 1963: 59).

Наряду с фразеологизмами (единицами постоянного контекста) Н.Н.Амосова выделяет и единицы устойчивого контекста, не входящие в состав фразеологии: необразные штампы; устойчивые сочетания с фиксированной номинацией (многочисленные описательные наименования, а также перифрастические обороты и субстантивированные сочетания с терминологическим значением); словесные сцепления, в составе которых имеется компонент с единичной сочетаемостью.

Композитивные устойчивые единицы номинации типа синлексов нашли частичное отражение в системе работ отечественных лингвистов последнего времени, так или иначе исследующих проблему несвободной сочетаемости (или связанности) лексического значения — прежде всего В.Г.Гака, Н.Д.Арутюновой, В.Н.Телия и др. Обзор этих концепций приведен в работе В.Н.Телия (1980). Но этот внутренний, глубоко проникающий семантический подход к разного рода устойчивым словосочетаниям, который осуществлен в работах В.Н.Телия, неизбежно нивелирует функциональное различие между единицами типа производить ремонт, пользоваться доверием, с одной стороны, и типа сын степей и перст судьбы — с другой (Телия 1980: 253).

Под названием "традиционные словосочетания" составные устойчивые единицы номинации типа синлексов фигурируют в работах А.И.Смирницкого по лексикологии и фразеологии английского языка. Здесь они и терминологически, и композиционно, отделены и от ФЕ, и от собственно слов — в силу их грамматической раздельнооформленности. А.И.Смирницкий указывал, что "от ФЕ следует отличать обычные, или традиционные, словосочетания, которые, повторяясь в речи бесчисленное число раз, не представляют собой эквивалентов слов и ФЕ" (Смирницкий 1956: 223). Подобные сочетания, по его мнению, не обладают семантической цельностью, чем существенно отличаются от ФЕ. А.И.Смирницкий не выделяет переменных и устойчивых сочетаний, но важно его положение, что обороты, в которых не наблюдается никакого семантического обособления, не входят в число ФЕ. Он писал, что данные единицы "представляют собой особые образования в системе языка, обладающие особыми, присущими только им свойствами" (Смирницкий 1956: 224).

Самобытность составных наименований типа синлексов подчеркивал Б.А.Ларин. Он отмечает неоднородность словосочетаний. Анализируя классификации Ш.Балли и В.В.Виноградова, он обращает внимание на сочетания типа красный уголок, заочное обучение, отмечая, что они обладают прибавочным значением, восполняющим значимость каждого из составляющих слов. Он не включает такие сочетания в состав ФЕ, видя в них минимальную степень идиоматичности, отсутствие образности (Ларин 1956: 210, 223). По его мнению, только узкий круг древних составных терминов античного и средневекового происхождения можно считать ФЕ, так как новым сложным терминам свойственны точность и сообразность, которые сближают их со свободным сочетанием слов.

Ряд исследователей рассматривают единицы типа синлексов под названием "составные термины", не включая их в состав ФЕ, т.к. им присуще только номинативное значение без наличия какой-либо экспрессивно-образной окрашенности. Такой точки зрения придерживаются М.Н.Захарова (1956), А.Н.Кожин (1965, 1967, 1969), Е.Н.Толикина (1964). Некоторые авторы отграничивают от "составных терминов" "составные бытовые названия", являющиеся наименованиями предметов бытового обихода — В.Н.Виноградова (1966), Л.Ф.Коваленко (1969), номенклатурные обозначения — Т.Л.Павленко (1968), средства предметной номинации — Л.Л.Ким (1976а, 1976б).

В последние годы единицы типа синлексов стали объектом внимания исследователей, занимающихся машинной обработкой фразеологии русского языка. Устойчивым словосочетаниям посвящен раздел коллективной монографии "Фразеография в Машинном фонде русского языка" (1990). Особенностями устойчивых словосочетаний, не позволяющих относить их к "типичным" фразеологизмам, являются: сохранение лексического значения одним из компонентов при устойчивости словосочетания в целом, а также отсутствие или ослабление образности и эмоционально-


оценочной нагрузки.

Единицы типа синлексов часто попадали в поле зрения специалистов по германистике и англистике — И.И.Чернышевой (1964), А.В.Кунина (1970), Е.Б.Черкасской (1974), Г.Н.Воронцовой (1960). Эти авторы выделяют различные типы устойчивых образований, отнесение которых к фразеологии считают неправомерным.

В работах О.С.Ахмановой (1948) (где впервые прозвучал термин "аналитическое слово"), З.Н.Левита (1968) (на данной монографии ниже мы остановимся подробнее), В.М.Павлова (1985) рассматриваются вопросы аналитизма в лексике на материале иностранных языков (соответственно английского, французского, немецкого).

Одна из специфических отраслей лексикографии — страноведческая лексикография, исходящая из необходимости освоения учащимися основного фонда номинативного материала изучаемого иностранного языка в полном объеме, — вынужденно обращает внимание на существование единиц типа синлексов и подвергает их лексикографической обработке. Однако теоретическое осмысление синлексического материала в страноведении, понимающем его как неопределенной природы устойчивое словосочетание и смешивающем его с другими аналитическими лексическими конструкциями, сильно отстает от лексикографического описания, что проявляется и в отсутствии какого-либо терминологического единообразия (Регинина, Тюрина, Широкова 1976; Муратов 1961;


Пономаренко 1978; Дерибас 1983).

Строго функциональный подход к составным номинативным единицам русского языка заставляет рассматривать синлекс как только структурную (аналитическую) разновидность собственно слова. Впервые предложил считать составные наименования особым типом сложных слов Л.В.Щерба (1958: 70). Он рассматривал устойчивые словосочетания, имеющие целостное значение, в качестве специфических сложных слов, образованных путем синтаксического словосложения, и включал их в словарный состав языка. Он отмечал, что "словообразование принимает форму так называемого словосложения во всех тех случаях, когда оба элемента отождествляются со словами, обозначающими самостоятельные предметы мысли, и не вполне утратили еще свое индивидуальное значение" (Щерба 1974: 53).

Вплотную подошел к рассмотрению единиц типа синлексов О.Есперсен (1958). Он отмечает, что в довольно большом числе случаев "сочетания двух отдельных слов превратились в одно целое … и живое чувство языка … и чисто лингвистические критерии трактуют их как одно целое" (Есперсен 1958: 103-104). Далее он пишет: "Группы слов, между которыми могут быть самые различные взаимоотношения, во многих случаях могут трактоваться как одно слово. Иногда даже трудно бывает сказать, с одним или с двумя словами мы имеем дело" (Есперсен 1958: 114).

Аналогичной точки зрения (сближения единиц типа синлексов со сложными (составными) словами особого типа) придерживаются Ю.Ю.Авалиани (1959), В.П.Сухотин (1950), А.В.Исаченко (1958), А.Г.Руднев (1960), Н.Н.Прокопович (1969), Г.Н.Воронцова (1960), И.Калишан (1986), Л.Ф.Коваленко (1979; 1989), В.В.Морковкин (Лексические минимумы русского языка 1985), И.Б.Сидоряченко (1990); об эквивалентности композитивных номинативных единиц собственно слову писали О.С.Ахманова (на материале английского языка — (Ахманова 1948)), Д.Н.Шмелев (1973), Р.П.Рогожникова (1985). Однако содержащиеся в данных работах справедливые предположения о чисто номинативной, "лексической" (в широком смысле слова как антитезы "синтаксической") природе синлекса, отличной как от свободного словосочетания, так и от ФЕ, выражены фрагментарно и не получили оформления в единую цельную теорию.

Определенную ценность с точки зрения синлексикологической теории представляют наблюдения и выводы В.М.Никитевича о "несвободных словосочетаниях" (Никитевич 1985). Автор подходит к анализируемому материалу с номинативной точки зрения. Он исследует, в частности, взаимоотношения между отдельными словами, компонентами, составляющими неоднословные единицы номинации, и называет последние аналогами слова. В.М.Никитевич приходит к выводу, что номинативный состав языка составляют различные устойчивые, воспроизводимые номинемы — вне зависимости от фактора их грамматической цельно- / раздельно-
оформленности, т.е. отдельные слова, устойчивые и даже некоторые свободные словосочетания.

Факторами, способствующими вхождению свободных словосочетаний в ядро номинативного состава языка, являются:

1) Дефектность парадигмы многих аффиксальных словообразований. Например: синийсинева, белыйбелизна, красныйкраснота.Но: серый?, зеленый? (Слово серость обрело переносный смысл);

2) Невозможность подобрать ко многим словосочетаниям адекватный и при этом стилистически нейтральный однословный эквивалент: умный человек  умник, храбрый человек  храбрец, веселый человек  весельчак, богатый человек  богач, деловой человек  делец.

Совершенно особое место в ряду исследований, так или иначе затрагивающих проблему устойчивых единиц номинации, занимают работы З.Н.Левита и Г.И.Климовской. В статье З.Н.Левита "О понятии аналитической лексической единицы" (Левит 1967) был остро, новаторски поставлен и в первом приближении решен целый ряд принципиальных вопросов о собственно языковом и собственно лексическом статусе аналитических лексических единиц, об их сходстве и различии с аналитическими формами слова, фразеологизмами, сложными словами и свободными словосочетаниями.

В частности, автор отмечает: "На уровне лексем, наряду с традиционными лексическими единицами — цельнооформленными (синтетическими) словами, выделяются раздельнооформленные (аналитические) эквиваленты слов (или аналитические слова)…" (Левит 1967: 5).

В монографии З.Н.Левита (1968) проведена детальная и убедительно аргументированная онтологическая проработка феномена "аналитического слова" применительно к французскому языковому материалу. З.Н.Левит выработал эффективную схему подобной онтологической проработки, а именно сопоставление "аналитического слова" со всеми пограничными (сходными) или противоположными сущностями языка: собственно словом (в том числе сложным), ФЕ, аналитической грамматической формой и свободным синтаксическим словосочетанием. В итоге этого сопоставления был получен список различительных и конститутивных признаков аналитического слова и сформулировано его определение как "раздельнооформленной лингвистической единицы, образованной по определенной структурно-семантической модели, включающей сочетания функционально-дифференцированных элементов (служебных и знаменательных) и эквивалентной в функционально-семантическом отношении цельноформленному слову" (Левит 1968: 7).

Далее З.Н.Левит вывел целую систему категориально-морфологических, синтаксических и собственно функциональных характеристик аналитического слова, а также дал очень интересные, на наш взгляд, ответы на вопрос о причинах появления в лексической системе французского языка аналитических слов —


ответы, представляющие и общий теоретический интерес.

Таким образом, выход монографии З.Н.Левита знаменовал собой создание основы лингвистического учения об аналитической лексике. Сожаление вызывают лишь два момента: во-первых, отсутствие операциональной методики разграничения аналитических слов и каких-либо иных сущностей и выявления полного корпуса аналитической лексики и, во-вторых, прочная привязанность всего теоретического базиса рассматриваемого учения к специфике только лишь французского языка, вполне, впрочем, естественная.

На протяжении всей книги З.Н.Левит в разных аспектах констатирует и подчеркивает следующие моменты:

– Корпус аналитических слов языка — неотъемлемая часть его лексической системы, ибо собственно слово и аналитическое слово в принципе и в большинстве случаев находятся в отношении дополнительной дистрибуции.

– Одним из важнейших признаков аналитической лексемы является ее принадлежность к тому или иному лексико-грамматическому разряду — части речи.

– Аналитическая лексика является удобной формой пополнения лексического состава языка высокопродуктивными (моделированными) единицами.

Значительный вклад в исследование устойчивых композитивных номинем представляют собой работы Г.И.Климовской. Ее монография (1978) содержит первый опыт системного описания и теоретического осмысления нового объекта языкознания — аналитических единиц номинации, впервые выполненный на материале русского языка. В данной работе проблемы аналитизма ставятся и решаются на материале синлексики одного, субстантив- атрибутивного разряда, синтаксической основой которого является согласовательная синтагма. Автору удалось убедительно обосновать подлинно лексическую природу исследуемых единиц,
называемых синлексами.

Функциональный подход к исследованию и большое количество фактического материала (словник субстантив-атрибутивной синлексики насчитывает в картотеке автора около 6 тыс. единиц) позволили поставить и решить целый ряд теоретических и методологических вопросов, касающихся набора конститутивных дифференциальных признаков синлекса, его структурно-семантического своеобразия, методики практического вычленения синлексики из массы сходного с ней пограничного материала — ФЕ и свободных словосочетаний. Таким образом, только в работах З.Н.Левита и Г.И.Климовской аналитические номинативные единицы типа синлексов ставятся в центр внимания исследователей в качестве основного и единственного объекта изучения.

В 2000 г. автором данной статьи была защищена кандидатская диссертация, посвященная первичному теоретическому представлению и многоаспектному системному описанию другого частеречного разряда синлексического материала, а именно субстантив-субстантивной синлексики современного русского литератур- ного языка (Вяничева 2000).

Основные достижения синлексикологии на современном этапе ее развития могут быть сведены к следующему:

1) Осуществлена презентация синлексики как структурно особого раздела ядерной части номинативного состава языка, обоснован вывод об изофункциональности синлекса (аналитического слова) с собственно словом (синтетическим словом);

2) Выявлен целый ряд различительных признаков синлекса, отличающих его от других единиц номинации (прежде всего слова, фразеологизма, так называемого свободного словосочетания);

3) Описаны структурные и семантические разновидности вербальной аналитической лексики французского языка и субстантивной синлексики современного русского языка в двух ее структурных разновидностях: субстантив атрибутивной и субстантив субстантивной;

4) Обозначены внеязыковые и внутриязыковые причины повышения роли синлексообразования как способа номинации в русском языке новейшего периода;

5) выявлен целый ряд внутренних семантических явлений, сопровождающих процесс синлексикализации изначально свободного словосочетания, на основе чего созданы методические основы лексикографического описания синлексического материала.

В 2003 г. была защищена кандидатская диссертация И.В.Никиенко, посвященная системному дериватологическому описанию адъективного пласта синлексики современного русского языка (Никиенко 2003). В настоящее время под руководством Г.И.Климовской аспиранты Томского государственного университета продолжают разработку проблемы формирования синлексики современного русского языка.

В течение последних лет исследовательской группой при кафедре общего, славяно-русского языкознания и классической филологии ТГУ под руководством профессора Г.И.Климовской ведется работа по составлению первого "Толкового словаря синлексов русского языка" (в форме минисловаря для школьников) и написанию коллективной монографии, посвященной современной русской синлексике.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Авалиани Ю.Ю., 1959, К вопросу о сложных лексикализованных словосочетаниях в русском языке, Краткие сообщения каф. рус. языкознания Узбекского ун-та. Самарканд.

Амосова Н.Н., 1963, Основы английской фразеологии. Ленинград.

Архангельский В.Л., 1964, Устойчивые фразы в современном русском языке. Ростов-на-Дону.

Ахманова О.С., 1957, Очерки по общей и русской лексикологии.
Москва.

Ахманова О.С., 1948, "Эквиваленты слов" и их классификация в современном английском языке, Доклады и сообщения, Моск. гос. ун-т,


Филол. фак-т. Вып. 6. Москва.

Балли Ш., 1961, Французская стилистика. Москва.

Виноградов В.В.,1977, Об основных типах фразеологических единиц в русском языке, Избранные труды. Лексикология и лексикография.
Москва.

Виноградова В.Н., 1966, Составные наименования в современном русском языке, Русский язык в школе. № 3.

Воронцова Г.Н., 1960, Очерки по грамматике английского языка.
Москва.

Вяничева Т.В., 2000, Субстантив-субстантивная синлексика современного русского языка: Дис. … канд. филол. наук. Томск.

Гепнер Ю.Р., 1957, Фразеология в системе русского литературного языка, Науч. зап., Харьков. пед. ин-т. Т. 20. Харьков.

Дерибас В.М., 1983, Устойчивые глагольно-именные словосочетания русского языка: Словарь-справочник. Москва.

Донскова З.В., 1957, К вопросу о выражении подлежащего фразеологическими единицами, Учен. зап., Ростов-на-Дону гос. ун-т., Т. LXIV., Труды историко-филол. фак-та. Сер. филол. Вып. 5. Ростов на Дону.

Есперсен О., 1958, Философия грамматики. Москва.

Захарова М.Н., 1956, Из наблюдений над процессом образования новых составных наименований в современном русском языке, Учен. зап., Кишинев. гос. ун-т. Т. 22. Кишинев.

Иванникова Е.А., 1966, Устойчивые именные словосочетания как предмет фразеологии и лексикографии, Современная русская лексикология. Москва.

Исаченко А.В., 1958, К вопросу о структурной типологии словарного состава славянских литературных языков, Slavia. Roč. XXVI, Seš. 3. Praha.

Калишан И., 1986, Семантико-конденсационная универбация составных наименований в современном русском языке. Poznan.

Ким Л.Л., 1976а, Особенности функционирования прилагательных в современном русском языке (качественные прилагательные в словосочетаниях с конкретными существительными), Сб. науч. тр. Ташкент. гос. ун-та. Вопросы русского и общего языкознания. № 501, Ч. I. Ташкент.

Ким Л.Л., 1976б, Прилагательные в составе номинативных единиц современного русского языка, Сб. науч. тр. Ташкент. гос. ун-та. Вопросы русского и общего языкознания. № 501, Ч. I. Ташкент.

Киреева Л.Ф., 1960, Устойчивые словосочетания прилагательного с определяемым существительным в терминологической функции, Науч. зап. Днепропетр. гос. ун-та, Сб. работ филол. фак-та. Т. 70, Вып. 17. Днепропетровск.

Климовская Г.И., 1978, Субстантив-атрибутивная синлексика современного русского языка: Система. Границы. Функционирование. Томск.

Коваленко Л.Ф., 1969, К вопросу о составных бытовых названиях, Вопросы лексикологии. Днепропетровск.

Коваленко Л.Ф., 1989, Категориально-грамматический статус аналитического номена в современном русском языке, Семантика и стилистика грамматических категорий русского языка. Сб. науч. тр. Днепропетровск.

Коваленко Л.Ф., 1979, Лексикализованные адъективно-субстантивные словосочетания в русском языке: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Днепропетровск.

Кожин А.Н., 1966, О характере отношений в терминированных устойчивых выражениях, Учен. зап. МОПИ им. Крупской. Т. 160, Русский язык. Вып. 11. Москва.

Кожин А.Н., 1967, Лексико-семантические средства составных наименований (на материале военной лексики русского языка): Автореф. дис. … д-ра филол. наук. Москва.

Кожин А.Н., 1969, Составные наименования в русском языке (на материале военно-деловой лексики), Мысли о современном русском языке. Москва.

Котелова Н.З., 1975, Значение слова и его сочетаемость. Ленинград.

Кунин А.В., 1970, Английская фразеология (теоретический курс).


Москва.

Ларин Б.А., 1956, Очерки по фразеологии, Очерки по лексикологии, фразеологии и стилистике, Учен. зап. ЛГУ, № 198, Филол. фак-т, Сер.


филол. наук. Вып. 24. Ленинград.

Левит З.Н., 1967, О понятии аналитической лексической единицы, Проблемы аналитизма в лексике. Вып. 1. Минск.

Левит З.Н., 1968, К проблеме аналитического слова в современном французском языке. Минск.

Левковская К.А., 1962, Теория слова, принципы ее построения и


аспекты изучения лексического материала. Москва.

Лексические минимумы современного русского языка, 1985. Под ред. В.В.Морковкина. Москва.

Мещанинов И.И., 1978, Члены предложения и части речи. Ленинград.

Мордвилко А.П., 1964, Очерки по русской фразеологии. Москва.

Муратов С.Н., 1961, Устойчивые словосочетания в тюркских языках. Москва.

Никиенко И.В., 2003, Адъективные конверсивы в современном русском языке (на материале отыменных образований): Дис. … канд. филол. наук. Томск.

Никитевич В.М., 1985, Основы номинативной деривации. Минск.

Ожегов С.И., 1957, О структуре фразеологии, Лексикографический сборник. Вып. II. Москва.

Павленко Т.Л., 1968, К вопросу о специфике составных наименований, Проблемы устойчивости и вариативности фразеологических единиц. Тула.

Павлов В.М., 1985, Понятие лексемы и проблема отношений синтаксиса и словообразования. Ленинград.

Пономаренко Л.А., 1978, Устойчивые лексемосцепления контактирующих языков: Автореф. дис. … д-ра филол. наук. Тбилиси.

Прокопович Н.Н., 1969, Об устойчивых сочетаниях аналитической структуры в русском языке советской эпохи, Мысли о современном русском языке. Москва.

Регинина К.В., Тюрина Г.П., Широкова Л.И., 1976, Устойчивые словосочетания русского языка. Москва.

Рогожникова Р.П., 1985, Устойчивые сочетания, соотносящиеся со словом, и отражение их в исторических и современных словарях, Известия АН СССР, Сер. лит-ры и языка. Т. 44, № 3.

Ройзензон Л.И., 1973, Лекции по общей и русской фразеологии.
Самарканд.

Руднев А.Г., 1960, Проблемы фразеологии. Ленинград.

Сидоряченко И.Б., 1990, Деривационные сочетания как разновидность расчлененных единиц номинации в современном русском языке, Русское языкознание. Вып. 20. Киев.

Смирницкий А.И., 1956, Лексикология английского языка. Москва.

Сухотин В.П., 1950, Проблема словосочетания в современном русском языке, Вопросы синтаксиса современного русского языка. Москва.

Телия В.Н., 1980, Семантика связанных значений слов и их сочетаемости, Аспекты семантических исследований. Москва.

Толикина Е.Н., 1964, О системном соотношении терминологического сочетания и фразеологической единицы, Проблемы фразеологии.
Исследования и материалы. Москва—Ленинград.

Федосов И.А., 1977, Функционально-стилистическая дифференциация русской фразеологии. Ростов-на-Дону.

Фомина М.И., 1990, Современный русский язык. Лексикология.
Москва.

Фортунатов Ф.Ф., 1956, Сравнительное языковедение. Общий курс, Избранные труды. Т. 1. Москва.

Фразеография в Машинном фонде русского языка, 1990. Москва.

Черкасская Е.Б., 1974, Некоторые способы образования устойчивых словосочетаний в современном английском языке, Исследования по


лексической сочетаемости и фразеологии. Москва.

Чернышева И.И., 1964, Фразеология современного немецкого языка: Автореф. дис. … д-ра филол. наук. Москва.

Шанский Н.М., 1972, Лексикология современного русского языка. Москва.

Шанский Н.М., 1963, Фразеология современного русского языка.


Москва.

Шахматов А.А., 1941, Синтаксис русского языка. Ленинград.

Шмелев Д.Н., 1973, Проблемы семантического анализа лексики.
Москва.

Щерба Л.В., 1958, Опыт общей теории лексикографии, Избранные работы по языкознанию и фонетике. Т. 1. Ленинград.



Щерба Л.В., 1974, Очередные проблемы языковедения, Языковая
система и речевая деятельность. Ленинград.
Каталог: psu -> files -> 0549
files -> Механико-математический факультет
files -> Дискурс глобализма и альтерглобализма в современном политическом процессе
0549 -> Л. М. Алексеева Пермь антропологизм как предмет научного перевода
files -> Водонапорная гидрогеологическая система и её трансформация при разработке месторождений нефти и газа
files -> Методические указания по написанию и оформлению выпускных квалификационных работ для студентов юрид колледжа при пгу


Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет