К проблеме перевода неоднозначных усложненных сложных предложений с испанского языка на русский



Дата16.07.2016
өлшемі141.2 Kb.


К ПРОБЛЕМЕ ПЕРЕВОДА НЕОДНОЗНАЧНЫХ УСЛОЖНЕННЫХ СЛОЖНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ С ИСПАНСКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ
М.Ю.Масалова, кандидиат филологических наук, доцент

ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный университет путей сообщения», Россия

lanube@mail.ru
В статье рассматривается проблема перевода усложненных синтаксических конструкций, связанная с явлением синтаксической омонимии. Создание целостного и гармоничного художественного произведения зависит от адекватности и грамотности перевода, знания переводчиком типологических свойств своего родного языка и языка автора, а также способов деомонимизации сложных синтаксических конструкций.

Ключевые слова: неоднозначность, синтаксическая омонимия усложненное сложное предложение, предикативная единица, амбивалентность, деомонимизация.


Особенности перевода синтаксических конструкций на русский язык представляют несомненный интерес в связи с явлением синтаксической омонимии. Задача переводчика - избежать неоднозначности синтаксических конструкций, нечёткости направления зависимости придаточных предложений, также важно не допустить такой неоднозначности в тексте перевода, если её нет в оригинале, и, напротив, необходимо стремиться избежать семантической нечёткости конструкций, которая может встретиться в оригинальном тексте; стараться максимально сохранить идентичность структур. Это позволяет создать при переводе целостное по своей системе произведение, что очень важно.

Учитывая сложность синтаксических систем русского и испанского языков, в целом проведенный анализ показал, что адекватность перевода возможна и при отсутствии идентичности структуры предложений, которая при переводе встречается крайне редко, что, видимо, объясняется стремлением адекватно, ясно, точно передать в первую очередь содержание, информативную сторону семантики.

При этом в каждом конкретном случае автор стремится реализовать только одно из значений, а читатель часто этого не понимает и оказывается в затруднении в связи с неоднозначностью сложных конструкций. Поэтому задача автора художественного перевода - максимальный учет названных выше условий с целью создания оптимально четкого построения, необходимого для однозначного понимания смысла.

Так, при анализе текста романа "Сто лет одиночества" колумбийского писателя Габриэля Гарсии Маркеса нами было обнаружено, что при переводе может происходить усложнение структуры сложного предложения (СП), например, в силу невозможности дословного четкого перевода лексического ФЕ, что толкает переводчика на объяснение его путем окружения дополнительным контекстом в виде особого придаточного. И если переводчик не учитывает при этом указанных выше условий, это может привести к двусмысленности, которой нет в тексте оригинала.

Так, например, в тексте Маркеса встречаем: Aquel dinero formaba parte de un cofre de monedas de oro que su padre había acumulado en toda una vida de privaciones y que ella había enterrado debajo de la cama en espera de una buena ocasión para invertirlas.

Дословно: Эти деньги составляли часть сундука с монетами из золота, которые ее отец скопил за всю свою жизнь лишений, а она хранила под кроватью в ожидании удобного случая для их использования.

Художественный перевод: Эти монеты пришлось достать из сундучка со старинными золотыми, которые ее отец скопил за всю свою жизнь когда он отказывал себе с самом необходимом, а она хранила под кроватью в ожидании, пока подвернется дело, стоящее вложения денег.

В тексте оригинала встречаем словосочетание vida de privacionesжизнь лишений, которое, видимо, будет наиболее полно соответствовать передаче содержания произведения, если его объяснить, что и сделано переводчиком при помощи придаточного предложения когда он отказывал себе в самом необходимом. Последняя предикативная единица ПЕ в переводе обладает амбивалентностью, т.к. сочинительный союз «а» не выражает направленности отношений. Заметим, что во многих случаях переводчик сам не замечает недостатков построенных им синтаксических конструкций, которые, по его мнению, должны представлять авторский текст. Проявление амбивалентности усиливается за счет употребляемых переводчиком одинаковых форм несовершенного вида глаголов отказывала, хранила. ПЕ - а она хранила под кроватью может быть отнесена и к контактно, и к дистантно расположенной по отношению к ней предикативной единице.

Структура СП при переводе с испанского языка может усложниться также за счет трудностей перевода синтаксического оборота как члена простого предложения. Например, в испанском синтаксисе существуют емкие предикативные обороты, которые можно в основном перевести только придаточным, а также устойчивые обороты, требующие своего толкования через развертывание в пропозицию через придаточное. При нашем исследовании встретилась одна из таких конструкций, специфических для испанского языка – конструкция para + Infinitivо, которую можно перевести на русский язык по-разному: 1) предлог «для» + существительное; 2) придаточное предложение. Наиболее предпочтителен второй способ перевода. Но при этом в русском варианте может появиться возможность возникновения омонимии, хотя в оригинальном тексте ее нет.

Кроме того, нечеткость в выражении направленности отношений может возникнуть и в том случае, если совпадают род и число опорных слов в главном предложении.

В тексте перевода читаем: Разбитый наголову этим обрядом утешения, Хосе Аркадио Буэндиа решил построить в противовес ему машину памяти, которую он в свое время мечтал создать, чтобы запомнить все чудесные изобретения цыган.

Испанский текст: Derrotado por aquellas prácticas de consolación José Arcadio Buendía decidió entonces construir la máquina de la memoria que una vez había deseado para acordarse de los maravillosos inventos de los gitanos.

Дословно: Разбитый этими обрядами утешения, Хосе Аркадио Буэндиа решил тогда построить машину памяти, о которой однажды уже мечтал, чтобы запомнить чудесные изобретения цыган (или: для запоминания чудесных изобретений цыган).

Видно, что у переводчика в данном предложении присутствует элемент неоднозначности, т.к. и в главном и в первом придаточном предложении, в отличие от подлинника, присутствуют целенаправленные действия, и придаточное цели может быть отнесено и к слову построить и к слову создать, т.е. придаточное может соответствовать и последовательному подчинению и соподчинению придаточных.

Заслуживают внимания также и другие случаи проявления неоднозначности.

Так, Маркес пишет: Aureliano que no tenía entonces más de cinco años había de recordarlo por el resto de su vida como lo vio aquella tarde sentado contra la claridad metálica y reverberante de la ventana, alumbrando con su profunda voz de organo los territorios más oscuros de la imaginación, mientras chorreaba por sus sienes la grasa derretida por el calor.

Дословный перевод: Аурелиано, которому было тогда не более пяти лет, на всю жизнь запомнил, каким увидел его в тот вечер, сидящим против света металлического квадратного окна, освещая своим глубоким органным голосом самые темные уголки воображения, в то время как по его вискам струился пот, растопленный зноем. - Перед нами усложненное сложное предложение (УСП) с подчинительной связью, два придаточных соединены с главным предложением по принципу неоднородного соподчинения, придаточное II-й степени последовательно подчинено придаточному с союзным словом como – каким.

Художественный перевод: Аурелиано, которому тогда было не больше пяти лет, на всю жизнь запомнил, как Мелькиадес сидел перед ним, резко выделяясь на фоне светлого квадрата окна; его низкий, похожий на звуки органа голос проникал в самые темные уголки воображения, а по вискам его струился пот, словно жир, растопленный зноем. - Это УСП комбинированного типа, с бессоюзной связью двух частей, одна из которых – сложноподчиненное предложение с двумя неоднородными придаточными, а другая – сложносочиненное предложение с союзом «а».

Таким образом, мы встречаемся с появлением частей бессоюзного сложносочиненного предложения на месте придаточного.

Вторая ПЕ возникает из деепричастного оборота alumbrando con su profunda voz de organo освещая своим глубоким органным голосом самые темные уголки воображения. В испанском варианте этот оборот является частью придаточного предложения I степени. Рассмотрим подробнее структуру придаточного I степени: причастный оборот, осложненный неоднородными определениями, деепричастный оборот. Ясно, что таким нагромождением конструкций затрудняется восприятие и возникает неоднозначность. Кроме того, нарушается стилистическое единство текста, и при переводе деепричастного оборота возникают неизбежные трудности согласования его с предыдущей частью. Видимо, поэтому при переводе избирается самый легкий путь – изменение деепричастного оборота в отдельную ПЕ.

Нам кажется, что восприятие этого предложения достаточно трудно и у Маркеса. Но этому писателю, представителю латиноамериканской прозы и ее большому мастеру, свойственна своеобразная «цветастость» предложений, обилие различных оборотов, определений, приложений и т.д. Видимо, переводчики сочли целесообразным сохранять стиль дословного перевода без изменений. И это правильно, так как такой «цветастый» язык произведения, рассказывающего о жизни обитателей почти нам незнакомой страны, был бы необычен и крайне труден для восприятия.

Появление же третьей ПЕ происходит на месте придаточного предложения времени, обозначающего одновременность действия. Такое изменение было вызвано требованиями простоты общей структуры предложения. Таксисное значение одновременности в нем сохраняется.

Таким образом, видно, что для избежания неоднозначности предложения появление ПЕ – части бессоюзного сложносочиненного предложения – в переводе возможно и на месте деепричастного оборота и придаточного предложения со значением одновременности.

При анализе адекватности перевода УСП с испанского на русский язык встретились не только случаи замены придаточного, но и усложнения предложений при переводе на русский языке одним или двумя придаточными.

Так, Маркес пишет: José Arcadio Buendía cuya desaforada imaginación iba siempre más lejos que el ingenio de la naturaleza y aun más allá del milagro y la magia, pensó que era posible servirse de aquella invención inútil para desentrañar el oro de la tierra.

Дословно: Хосе Аркадио Буэндиа, чье могучее воображение шло всегда дальше, ем гений природы, и еще дальше чудес и волшебства, подумал, что было возможно приспособить то открытие, бесполезное для извлечения золота из земли. - Это сложноподчиненное предложение (СПП) с двумя придаточными, одно из которых осложнено сравнительным оборотом и сочинительной связью:

Художественный перевод: Хосе Аркадио Буэндиа, чье могучее воображение всегда увлекало его не только за ту грань, перед которой останавливается созидательный гений природы, но и дальше – за пределы чудес и волшебства, решил, что бесполезное пока научное открытие можно было бы приспособить для извлечения золота из недр земли - Это СПП с тремя придаточными, одно из которых осложнено однородными членами:

Таким образом, вместо прикомпаративного оборота в переводе налицо определительное придаточное, общая структура УСП сохраняется.

В русском варианте придаточное с союзом cuya – чье расчленено: вводится придаточное II степени – перед которой останавливается созидательный гений природы, его необходимость вызвана, видимо, стремлением пояснить сравнительный оборот дальше, чем гений природы, дать ему толкование. Гений природы – ФЕ не совсем ясное для русского читателя, оно окружается дополнительным контекстом в форме развернутой ПЕ. Таким образом, со свойственной переводчику тенденцией все объяснить, он заменяет его, вводя в предложение и дополнительный смысловой акцент, который возникает со словом грань, расширяя тем самым понятийный, смысловой аспект предложения.

Таким образом, был рассмотрен случай, ясно доказывающий, что при переводе художественных произведений с иностранного языка наблюдается тенденция к максимальной ясности изложения, что может осуществляться даже путем формального усложнения конструкций при переводе. Структура предложения при переводе может подвергаться незначительному изменению, такому, как перестановка частей предложения.

Она может возникнуть по семантическим причинам, а также в случае, если возникает опасность появления неоднозначности конструкции, нечеткости направления зависимости определительного придаточного предложения, а также при омонимии словосочетаний.

Так, в испанском тексте читаем: En la escondida ranchería vivía hace mucho tiempo atrás un criollo, cultivador de tabaco, don José Arcadio Buendía, con quien el bisabuelo de Ursula estableció una sociedad tan productiva que en pocos anos hicieron una fortuna.

Дословно это предложение переводится так: В заброшенном селении жил в давние времена один креол, производитель табака, дон Хосе Аркадио Буэндиа, с которым прадедушка Урсулы наладил такое прибыльное дело, что вскоре они разбогатели.

Художественный перевод: В этом заброшенном селении жал с давних пор один креол, звали его Хосе Аркадио Буэндиа, он занимался разведением табака; вместе с ним прадед Урсулы наладил такое прибыльное дело, что за короткий срок они оба сколотили себе хорошее состояние.

Видно, что предложение испанского текста – СПП, с двумя придаточными подчиненными последовательно, осложнено еще и двумя приложениями. Тогда как предложение из художественного перевода – бессоюзное, состоящее из четырех частей, одна из которых осложнена подчинительной связью; придаточное определительное предложение испанского текста заменено независимой ПЕ. В данном случае в русском переводе имеем значительное усложнение: в простые ПЕ превращаются приложения cultivador de tabaco - производитель табака - в он занимался разведением табака; don José Arcadio Buendía - в звали его Хосе Аркадио Буэндиа. Видимо, появление этих ПЕ обусловлено тем, что для русского языка не свойственно такое обилие приложений, а также стремлением избежать омонимии словосочетания.

Например, при дословном переводе неясно, обозначают ли существительные креол, дон Хосе Аркадио Буэндиа, производитель табака одно или трёх лиц, являются ли они однородными членами или нет. Из-за этого при переводе может возникнуть неоднозначность конструкции, а, следовательно, будет нечётким направление зависимости определительного придаточного. Кроме того, имеет место перестановка частей предложения, видимо, вызванная чисто семантическими причинами.

Усложнение также может происходить в результате перегруппировки частей предложения и объединения самостоятельных предложений. Оно в большинстве случаев вызвано тем, что при переводе произведений авторов, для стиля которых характерно применение длинных и сложных фраз, очень важно отразить синтаксическое и семантическое единство текста.

Так, Маркес пишет: Había llegado a una edad en que tenía derecho a descansar, pero era sin embargo más activa. Tan ocupada estaba en sus prósperas empresas que una tarde miró por distracción hacia el patio mientras la india la ayudaba a endulzar la masa y vio a dos adolescentes desconosidas y hermosas bordando en bastidor a la luz del crepúsculo.

Дословно: Она уже вступила в тот возраст, в котором имела право отдохнуть, но была, однако, каждый раз всё более активной. Она была так занята своими будущими предприятиями, что однажды вечером посмотрела рассеянно во двор, пока индианка помогала ей подсластить массу, и увидела двух девушек, незнакомых и прекрасных, вышивающих на пяльцах при свете сумерек. - Первое предложение - с сочинительной и подчинительной связью, второе - сложноподчиненное с двумя придаточными.

Русский художественный перевод: Хотя Урсула уже вступила в тот возраст, когда человек имеет право отдохнуть, она с каждым годом становилась всё более деятельной и была так поглощена своим процветающим предприятием, что однажды вечером, рассеянно глянув в окно, пока индианка засыпала сахар в котёл, удивилась, увидев во дворе двух незнакомых девушек, молодых и прекрасных, вышивающих на пяльцах в мягком свете сумерек. - Это сложноподчиненное предложение с четырьмя придаточными частями.

Таким образом, при переводе вместо двух предложений имеем одно. Придаточные предложения с союзами хотя и когда этого предложения соотвествуют сложносочинённому предложению испанского варианта. Часть этого сложносочиненного предложения в тексте Маркеса изменяется переводчиком в придаточное уступительное предложение, а придаточное En que tenía derecho a descansarв котором имела право отдохнуть формально соответствует при переводе придаточному с союзным словом когда. Но в обоих предложениях испанского текста каждый раз повторяется местоимение она. Переводчик избегает тавтологии, сводя оба этих предложения к одной предикативной единице.

Таким образом, для преобразования двух сложных предложений в одно переводчику потребовалось первую ПЕ преобразовать в придаточное уступительное, а вторую - оставить в качестве главной части предложения.

Самостоятельные предложения в подлиннике по смыслу не далеки друг от друга, что позволяет их объединить. Кроме того, необходимо помнить, что при переводе авторов, для стиля которых характерно применение длинных и сложных фраз, очень важно отразить синтаксическое единство текста.

Таким образом, усложнение структуры СП также может происходить за счёт желания подчеркнуть логические отношения между ПЕ, сделать их более чёткими, формализованными, поэтому при переводе возможна замена противительно-уступительного сложносочиненного предложения уступительным сложноподчиненным.

Наряду со значительными изменениями при переводе иногда встречаются случаи адекватности УСП в обоих текстах.

Так, в тексте Маркеса читаем: Aturdido por la noticia José Arcadio Buendía permaneció inmóvil tratando de sobreponerse a la aflicción hasta que el grupo se dispersó reclamando por otros artificios y el charco del armenio taciturno se evaporó por completo.

Дословно это предложение переводится так: Ошеломлённый новостью, Хосе Аркадио Буэндиа застыл на месте, пытаясь совладать со своим горем, пока привлеченные другими фокусами зрители не разошлись, а лужа, оставшаяся от грустного армянина, не испарилась полностью.- Это СПП с придаточным времени, осложнённым сочинительной связью и причастным оборотом.

В тексте художественного перевода это звучит так: Ошеломлённый этой новостью, Хосе Аркадио Буэндиа застыл на месте и стоял, пытаясь совладать со своим горем, пока привлечённые другими фокусами зрители не разошлись, а лужица, оставшаяся от грустного армянского цыгана, не улетучилась до последней капли. - Это СПП с придаточными времени, соединёнными сочинительной связью.

В этом предложении не встретилось ни одной из тех закономерностей, которые были отмечены выше и которые ведут к изменению предложений при переводе. Поэтому в данном случае имеем пример полной смысловой адекватности и идентичности структуры предложения при переводе.

В большинстве же случаев при переводе наблюдаем такое усложнение конструкций, которое имеет, однако, двойственный характер: формально конструкция усложняется, но смысл предложения становится более лёгким для восприятия, более "прозрачным".

Таким образом, результаты нашего исследования показали, что переводчик должен не только вникнуть в дух содержания, идеи и темы произведения, но и учитывать специфику языка автора и своего родного языка, а также типологические свойства обоих языков.

Из всего сказанного выше можно заключить, что проблема синтаксической омонимии сегодня особенно важна в связи с огромным количеством переводной литературы и часто недостаточной квалификацией, плохим языковым чутьём переводчиков. Знание всех способов деомонимизации сложных синтаксических конструкций является необходимым условием адекватности и грамотности перевода иноязычных авторов.



Список использованной литературы

  1. Маркес, Габриэль Гарсия. Сто лет одиночества. - М: АСТ. - 2012.

  2. Márquez, Gabriel García. Cien años de soledad. - Colombia, Bogotá: Oveja Negra. - 2011.


References

1. Márquez, Gabriel García. Sto let odinochestva. – M:.AST. -2012.

2. Márquez, Gabriel García. Cien años de soledad. - Colombia, Bogotá: Oveja Negra. - 2011.

К ПРОБЛЕМЕ ПЕРЕВОДА НЕОДНОЗНАЧНЫХ УСЛОЖНЕННЫХ СЛОЖНЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ С ИСПАНСКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ
М.Ю.Масалова, кандидиат филологических наук, доцент

ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный университет путей сообщения», Россия

lanube@mail.ru
В статье рассматривается проблема перевода усложненных синтаксических конструкций, связанная с явлением синтаксической омонимии. Создание целостного и гармоничного художественного произведения зависит от адекватности и грамотности перевода, знания переводчиком типологических свойств своего родного языка и языка автора, а также способов деомонимизации сложных синтаксических конструкций.

Ключевые слова: неоднозначность, синтаксическая омонимия усложненное сложное предложение, предикативная единица, амбивалентность, деомонимизация.


Список использованной литературы

1. Маркес, Габриэль Гарсия. Сто лет одиночества. - М: АСТ. - 2012.

2. Márquez, Gabriel García. Cien años de soledad. - Colombia, Bogotá: Oveja Negra. - 2011.

ON THE PROBLEM OF TRANSLATION OF UNAMBIGUOUS

COMPLICATED COMPLEX SENTENCES FROM SPANISH INTO RUSSIAN
Маsalova Marina Yuryevna

Rostov State Transport University (RSTU)

2, Rostovkogo Strelkovogo Polka Narodnogo Opolcheniya sq.,

Rostov-on-Don, 344038, Russia.

Chair “Foreign languages”,

Cand. Phil. Sci., Senior Lecturer,

e-mail: lanube@mail.ru

The article deals with the problem of translation of complex syntax constructions connected with the syntax omonimy. The full harmonic literal work depends on adequate and correct translation, on interpreter’s knowledge of typological characteristics of the native language and the author’s language as well as the ways of deomonimisation of complex syntax constructions.

Keywords: unambiguity, syntax omonimy, complicated complex sentence, predicative unit, ambivalency, deomonimisation.


References

1. Márquez, Gabriel García. Sto let odinochestva. – M:.AST. - 2012.



2. Márquez, Gabriel García. Cien años de soledad. - Colombia, Bogotá: Oveja Negra. - 2011.
Каталог: archive2015 -> upload -> files


Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет