Л. А. Харитонов Постмодернистская интерпретация права Пьера Шлага



Дата17.03.2016
өлшемі44.5 Kb.
#58196
Е.Г. Самохина*

Л.А. Харитонов**



Постмодернистская интерпретация права Пьера Шлага

По остроумному замечанию И.Л. Честнова, в России о постмодерне сегодня не пишут только ленивые и юристы1. Отчасти это замечание представляется верным, по крайней мере, применительно к постмодернистской оценке права. Хотя, безусловно, критика со стороны постмодернистов рационалистической правовой реальности, доставшейся отечественной юриспруденции по «наследству» от эпохи модерна была услышана и порой благосклонно воспринята. Вместе с тем, работы юристов, которых принято причислять к данному направлению в праве, в нашей стране мало известны2. Представленная в настоящем Ежегоднике статья известного американского правоведа Пьера Шлага должна хотя бы в небольшой степени восполнить этот пробел.

Пьер Шлаг – профессор юридического факультета Университета Колорадо (США), где он преподает такие дисциплины, как конституционное право, учение о деликтах, правоведение, а также проводит семинары по самым разным тематикам, например, правовая этика, основы конституционализма и проч.

Профессор Шлаг является автором монографий «Конструирование права: Мистицизм, фетишизм и американская правовая мысль»3, «Очарование разума»4, а также множества статьей по философии права, теории права и конституционному праву.5

В правовой концепции П.Шлага представлена критика либеральных правовых учений, или, в терминологии ученого, нормативной правовой мысли, к представителям которой он относит Г. Харта, Д. Ролза, Р. Дворкина и др. Нормативная правовая мысль, востребованная только в среде ученых-правоведов и небольшого числа студентов, характеризуется ученым как отвлеченная, непригодная ни для каких практических целей. К числу главных недостатков нормативной правовой мысли П.Шлаг относит попытку связать право с положительными ценностями, придание ему моральной окраски и создание «романтизированного образа права», которое, будучи связанным с предписанием и защитой «хорошего и правильного», само по себе воспринимается как «хорошее и правильное»6. В отличие от представителей нормативной правовой мысли, П. Шлаг избегает идеализации права и правовых институтов, в концепции ученого право представлено как средство для достижения определенных практических целей, которое не направлено на достижение какого-либо идеала общежития, а связано с решением насущных вопросов повседневности. Деятельность юристов является скорее ремеслом, чем искусством.

Особое внимание в правовой концепции П. Шлага уделяется исследованию субъекта права. При этом П. Шлаг отмечает, что в рамках нормативной правовой мысли, правового формализма, школы критических правовых исследований и некоторых других направлений юриспруденции субъект права наделяется такими характеристиками, как универсальность, нейтральность, объективность, разумность, стабильность и проч.7 Обладающий такими характеристиками субъект, как правило, способен лишь воспринимать и оценивать появившиеся извне правовые нормы, в создании которых он не принимал никакого участия. П. Шлаг же описывает субъекта как самостоятельного деятеля, включенного не только в процесс реализации права, но и в процесс его конструирования. Образ права формируется в первую очередь в психике того или иного субъекта под воздействием самых различных факторов. Именно этот образ права предопределяет представления субъекта о характере и содержании правовых норм, на основании которых он строит свои отношения с другими членами общества.

Особое внимание П.Шлаг уделяет проблеме соотношения права и ценностей. С точки зрения ученого, определение ценностей как отвлеченных регулирующих начал социальной жизни, представленное в основной массе американской философской и юридической литературы, не может быть адекватным, поскольку ничего не говорит о форме их бытия. П.Шлаг выделяет онтологический статус ценностей (который указывает, в каком виде ценности существуют: понятия, идеи, иллюзии и др.) и их перформативные роли (способы воздействия ценностей на общество). Как онтологический статус, так и перформативные роли ценностей находятся в строгой зависимости от контекста, в рамках которого они рассматриваются. Распознание онтологического статуса ценностей в соответствующем контексте поможет сформировать соответствующий способ отношения к ним: преданное участие, набожное почтение, выдержанный скептицизм или что-либо другое. Содержание перформативных ролей ценностей также не может быть задано априорно, и, по мысли П.Шлага, зачастую является не только морально привлекательным, но и противоречащим морали и общественным устоям.8 Проблема ценностей очень важна в концепции П.Шлага, поскольку помогает сформировать адекватное отношение к праву, безусловно являющемуся ценностным явлением, избегая его идеализации.

Право, в представлении ученого, является эстетическим образованием. Его сущность неоднозначна, многоаспектна, она складывается из различных форм, схем, образов, метафор, впечатлений, чувств, которые возникают у субъекта в процессе соприкосновения с правовой действительностью. Еще до начала осознанных размышлений о праве, полагает П.Шлаг, мы уже сформировали определенную эстетику права, которая и будет в дальнейшем предопределять ход наших размышлений. Идея права как явления эстетики представлена в работе «Эстетики американского права»9, которая и предлагается вниманию читателей.



1* Самохина Екатерина Геннадьевна преподаватель кафедры теории и истории права и государства Государственного Университета – Высшая Школа Экономики.

** Харитонов Леонид Александрович - кандидат юридических наук, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Санкт-Петербургского Юридического Института (филиал Академии Генеральной Прокуратуры РФ).



 Честнов И.Л. Методология и методика юридического исследования. СПб, 2004 С.5

2 Так, например, идеи П. Шлага анализируются в следующих работах: Честнов И.Л. Правопонимание в эпоху постмодерна. СПб, 2002.; Моисеев С.В. Философия права. Новосибирск, 2004.

3 Schlag P. Laying Down the Law: Mysticism, Fetishism, and American Legal Mind. New York Press, 1996.

4 Schlag P. The enchantment of reason. Duke University Press, 1998.

5 См., например: Schlag P. Rules and Standards // UCLA Law Review. 1985. No 33.P. 379; Cannibal Moves: The Metamorphoses of the Legal Distinction // Stanford Law Review. 1985. No 40. P. 929; Missing Pieces: A Cognitive Approach to Law // Texas Law Review. 1989. No 67. P. 1195; Le Hors de Texte, C'est Moi ' The Politics of Form and the Domestication of Deconstruction // Cardozo Law Review. 1990. No 11. P. 1631; Normative and Nowhere to Go // Stanford Law Review. 1990. No 43. P.167; The Problem of the Subject // Texas Law Review. 1991. No 69. P. 1627; Normativity and the Politics of Form // University of Pennsylvania Law Review. 1991. No 139. P.801; Values // Yale Journal of Law & Humanities. 1994. No 6. P. 195; The Empty Circles of Liberal Justification // Michigan Law Review. 1997. No 96. P. 1; Law and Phrenology // Harvard Law Review. 1997. No 110. P. 877; A Brief Survey of Deconstruction // Cardozo Law Review. 2005. No 27. P. 741 и другие.

6 См.: Schlag P. Laying Down the Law: Mysticism, Fetishism, and American Legal Mind. P. 42 – 43.

7 См.: Schlag P. The Empty Circles of Liberal Justification // Michigan Law Review. 1997. No 96. Р. 13, 20.


8 Schlag P. Values. P. 229.

9 Schlag P. The Aesthetics of American Law // Harvard Law Review. 2002. No 115. P. 1047.




Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет