Лекция 2: опыт местного самоуправления за рубежом и виды муниципальных систем



Дата09.07.2016
өлшемі81.5 Kb.
#186338
түріЛекция
ЛЕКЦИЯ 2: ОПЫТ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ ЗА РУБЕЖОМ И ВИДЫ МУНИЦИПАЛЬНЫХ СИСТЕМ
План лекции:


  1. Опыт местного самоуправления за рубежом

  2. Виды муниципальных систем

  3. Структура органов местного управления

Вопрос 1: Опыт местного самоуправления за рубежом


Местное самоуправление в его современном понимании стало фор­мироваться на рубеже XVIII-XIX вв. Тогда же появились первые тео­рии самоуправления и первое государственное законодательство, регу­лирующее муниципальную деятельность (в Англии, Франции, Пруссии и других странах). Законодательное закрепление прав местного самоуп­равления нашло наиболее полное отражение в бельгийской конститу­ции 1831 г., сыгравшей значительную роль (распространении идей мест­ного самоуправления в европейских странах).

За последние 200 лет местное самоуправление получило развитие во всем мире. В европейских государствах, США, Японии, Австралии, Турции и многих других странах оно оформлено законодательно, отра­зив огромный опыт граждан в решении местных проблем, участии в муниципальной деятельности. Принята Европейская хартия о мест­ном самоуправлении. Для взаимодействия с региональными и местны­ми властями европейских государств в Совете Европы создана специ­альная структура — Конгресс местных и региональных властей — с дву­мя палатами (региональной и местной).

Ни одной страной мира, если не иметь в виду крайне малые государства, невозможно управлять лишь из центра. Поэтому территория государств (или штатов, если это федерация) де­лится на административно-территориальные единицы. В каж­дой такой единице имеются либо выборные органы Местного самоуправления (советы, собрания депутатов, комитеты и т. п.), либо назначенные или утвержденные центром органы местного управления (губернаторы, префекты, комиссары рес­публик и т. д.), либо и те и другие.

Система муниципальных органов зависит от разных факто­ров: географических, исторических, культурных или националь­ных особенностей, подхода к пониманию государственной вла­сти, разделения административно-территориальных единиц на естественные и искусственные.

Остановимся более подробно на последних двух.

Во многих государствах давно принята концепция, соглас­но которой органами государственной власти являются только центральные органы (президент, парламент, правительство и др.) и их уполномоченные на местах (губернаторы в областях, начальники районов). Что же касается выборных органов на местах и формируемых ими административных служб, то они рассматриваются лишь в качестве органов самоуправления. Эти органы автономны, иерархически не соподчинены между собой, и в некоторых странах (например, Великобритания) их положение определяется нормами не конституционного, а ад­министративного права. В рамках такой доктрины признается, что органы местного самоуправления могут осуществлять не­которые функции государственной власти. В нашей стране в настоящее время закреплен именно этот подход.

Другая доктрина используется в социалистических странах развивающихся странах, провозгласивших ориентацию на катаклизм. Согласно ей местные органы – это органы государственной власти. Любой орган типа Советов народных депутатов независимо от названия, включая самый малый сельский Совет, считается единственным полновластным органом на своей территории.

Различная природа административно-территориальных единиц не столько на принципиальный подход к системе местного самоуправления, сколько на построении отдельных ее звеньев в одной и той же стране. Принято выделять естественные и искусственные административно-территориальные единицы. К первым принято относить разного рода поселения, где люди исторически и естественно сгруппировались для совместной жизни, - села, города, общины и др. Искусственные образования – единицы, созданные «сверху» актами государственной власти, — области, губернии, провинции, воеводства и др. В естественных единицах практически везде население избирает свои органы самоуправления. В искусственных единицах их и не быть; в них могут быть назначены для управления лишь представители (агенты) президента, правительства, министерства внутренних дел (губернаторы, префекты, начальники районов и др.). По этому критерию некоторые авторы различают общинную и региональную местную администрацию.

В связи с проведением реформы местного самоуправления в Российской Федерации достаточно много внимания уделяется зарубежному опыту организации местной власти, и в частности зарубежным моделям местного самоуправления.
Вопрос 2: Виды муниципальных систем
С учетом вышеназванных особенностей принято выделять несколько моделей местного самоуправления: английскую (англосаксонскую, американскую), французскую (континентальную) и смешанную. Реже выделяется советская модель местного государственного управления.

Модель местного самоуправления – это система горизонталь­ных и вертикальных взаимосвязей между субъектами местного самоуправления. Впервые местное самоуправление было юриди­чески оформлено в Риме в первом веке до н.э. В настоящее время практически каждая страна имеет свою модель местного самоуправления. Основными зарубежными моделями по праву считают англосаксонскую и континентальную модели местного самоуправления.



Английская модель местного самоуправления характерна для стран с системой общего права (Великобритания, США, Канада, Австралия, Индия и др.). Особенностями этой модели являются высокая степень автономии различных уровней власти и четкое определение компетенции органов каждого уровня; отсутствие на местах уполномоченных (агентов) центральной власти; выборность ряда должностных лиц органов местного самоуправления; осуществление контроля за деятельностью органов местного самоуправления с использованием косвенных методов или через суд; полномочия органов местного самоуправления определяются на основании позитивного принципа правового регулирования (можно делать лишь то, что прямо предписано).

Данная модель местного самоуправления – современная зарубежная система местного самоуправления, возникшая в Великобритании и действующая в настоящее время в Великобритании, США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и других странах. Для нее характерны следующие черты: 1) децентрализация управле­ния; 2) многоуровневость модели местного самоуправления (суще­ствование двух, а иногда и трех уровней местного самоуправления); 3) высокая степень автономии различных уровней власти; 4) четкое определение компетенции органов каждого уровня; 5) выборность ряда должностных лиц местного самоуправления; 6) полномочия органов местного самоуправления определяются на основе по­зитивного принципа правового регулирования (принцип inter vir­es, от лат. — действовать в пределах своих полномочий). Принцип inter vires получил свое воплощение в правиле Дилона. Это правило предоставления полномочий местным органам власти, по кото­рому муниципальные органы вправе делать лишь то, что им пря­мо разрешил закон (разрешено лишь то, что прямо предписано); 7) отсутствие на местах контролирующих органов – представителей центральной власти; 8) осуществление косвенного контроля с по­мощью финансовых рычагов и через судебные органы; 9) муници­пализация многих служб (например, передача служб из частного сектора в ведение муниципалитета) и т.п.



Французская модель распространена в европейских странах, франкоязычных странах Африки и Латинской Америки, на Ближнем Востоке. Наиболее ярким представителем является Франция. Как правило, данная модель существует в странах с романо-германской правовой системой. Эта модель отличает­ся высокой степенью централизации, подчинением нижестоя­щего уровня вышестоящему, соединением государственного управления и местного самоуправления (это проявляется, на­пример, в сочетании выборных местных органов и назначае­мых правительством уполномоченных представителей, осуще­ствляющих административных надзор за их работой); полно­мочия органов местного самоуправления определяются на ос­новании негативного принципа правового регулирования (дозволено все, что не запрещено); в ряде искусственных тер­риториальных единиц органы местного самоуправления могут отсутствовать.

Континентальная модель местного самоуправления — это со­временная зарубежная модель местного самоуправления, воз­никшая во Франции и действующая в настоящее время в конти­нентальной Европе, во Франции, Африке, Латинской Америке, на Ближнем Востоке. Для данной модели характерны следующие основные черты: 1) высокая степень централизованного управ­ления; 2) многоуровневость модели местного самоуправления; 3) подчинение нижестоящего уровня власти вышестоящему уровню; 4) отсутствие четкого определения компетенции органов каж­дого уровня (бывает, что одни и те же вопросы в одних регионах решают выборные органы местной власти, а в других – предста­вители государственной власти); 5) сочетание выборности и на­значаемости местных органов власти; 6) принцип ultra veries (от лат, — действовать с превышением полномочий), воплотившийся в правиле негативного регулирования. Это правило предоставления полномочий местным органам власти, согласно которому муни­ципальным органам разрешены все действия, прямо не запре­щенные законом и не относящиеся к компетенции других органов (разрешено все то, что не запрещено); 7) сочетание государствен­ного управления и местного самоуправления в пределах одних административно-территориальных единиц; 8) осуществление прямого контроля за деятельностью местных органов власти с по­мощью регулирующих органов; 9) муниципальная служба рас­сматривается как разновидность государственной службы.

Функционирование обеих систем, обеих моделей в целом строится на сходных принципах, характерных для современ­ных демократических государств. Главное — основой системы местного самоуправления являются представительные органы, формируемые населением в результате свободных и состяза­тельных выборов и, следовательно, обладающие легитимно­стью. После реформ 70—80-х годов грань между двумя этими моделями стала еще более зыбкой.

В ряде стран (например, Австрия, Германия, Япония) су­ществуют признаки и одной и другой модели, кроме того, без­условно, присутствуют и свои особенности. Это дало основа­ние выделить смешанную модель местного самоуправления.

Например, Германия является федеративным государством, поэтому структура государственного управления состоит из трех независимых уровней: федеральное управление, земельное управле­ние и коммунальное управление. Каждый из уровней власти облада­ет собственным автономным кругом задач.



Коммунальное управление в свою очередь также подразделяет­ся на три уровня: общинное, районное и надрайонное. Местное самоуправление означает выполнение местными органами в со­ответствии с законом под свою ответственность собственных и возложенных на них государственных задач. Общины являются главным субъектом коммунального управления. Задачи, стоящие перед органами управления общин, подразделяются на два вида: 1) собственные задачи. К ним относятся как обязательные зада­чи (например, строительство и эксплуатация школьных зданий, пожарная охрана, содержание дорог, санитарный надзор), так и добровольные (в том числе строительство объектов социально-культурного назначения: библиотек, музеев, домов престарелых, спортивных площадок и т.п,); 2) задачи, делегированные органами государственной власти.

Таким образом, местные органы власти выполняют функции и как институты самоуправления, и как государственные органы в рамках делегированных им полномочий.

В ряде стран Латинской Америки (Аргентине, Мексике, Ко­лумбии, Бразилии) существует иберийская модель местного само­управления. В странах с социалистическим строем (Куба, КНР) сохранилась советская модель местного управления. В развиваю­щихся странах (Индия, Малайзия, Кения) получило свое распро­странение прямое государственное управление на местах. В мусуль­манских странах система местного самоуправления основана на религиозном подходе.

Советская модель местного управления в настоящее время носит больше академический характер и мало где встречается. Она характерна для таких государств, как Китай, Куба, КНДР, а также для развивающихся стран с социалистической напра­вленностью. Основными чертами этой модели являются отри­цание принципа разделения властей и провозглашение полновластия представительных органов на соответствующей терри­тории; жесткая, иерархическая соподчиненность входящих в систему звеньев; исполнительные органы являются органами двойного подчинения – вышестоящему исполнительному ор­гану и соответствующему Совету; реальная власть принадле­жит партийным организациям; выборы, как правило, безаль­тернативные.

Особенности местного управления в зарубежных странах в наших лекциях мы рассмотрим на примере США, Великоб­ритании, Франции и Германии. Выбор этих стран обусловлен тем обстоятельством, что о них чаще всего говорят в контек­сте местного самоуправления в России и возможности использования зарубежного опыта.

Специфика зарубежных моделей местного самоуправления, особенности их организационных форм и систем, степень взаи­модействия органов государственной власти и органов местного управления во многом зависит от целого ряда факторов: истори­ческого развития, географического положения, национальных традиций, культурных ценностей, экономических возможностей, политических интересов и т.п.

Вместе с тем некоторые исследователи также выделяют следу­ющие общие тенденции в развитии зарубежных моделей местного самоуправления.

1. Усиление исполнительной власти местного самоуправления за счет представительной системы (например, за исполнительными органами закрепляется больший объем властных полномочий, представительные органы передают часть своих функций предста­вительным органам). Это вызывает, с одной стороны, рост влия­ния бюрократии, а с другой – рост профессионализма в муници­пальном управлении.

2. Возникновение проблемы формирования прочной финан­сово-экономической базы местного самоуправления, несмотря на то, что каждый муниципалитет имеет свою собственность (зе­мельную и иную), а органы местной власти активно стимулируют предпринимательские структуры и широко используют в своей работе такие экономические рычаги, как налоговый пресс, лицен­зирование, контракты с частными фирмами и т.п.



  1. Изменение функций органов местного самоуправления: а) появляются новые функции, потребности в осуществлении которых раньше не было (например, экологические функции); б) часть функций органов местного самоуправления передается общественным объединениям и частным компаниям (например, уборка и утилизация мусора, озеленение и благоустройство территории); в) часть функций ликвидируется в связи с сокращением числа сель­ских поселений и роста городских поселений, что вызвано урбани­зацией и демографическими изменениями; г) сужается роль местных органов власти в решении социальных вопросов.

  2. Возникновение «эффекта бесплатного потребления», когда отдельными услугами пользуются те, для кого они не предназначены и кто за них не платит. Например, жители пригородных районов пользуются практически в полном объеме всеми благами города. .

5. Видоизменение территории местного самоуправления: разукрупнение крупных городов и слияние сельских поселений.

6. Активное осуществление межмуниципального сотрудни­чества, объединение муниципалитетов при решении со­вместных проблем.

Следует отметить, что Россия всегда тяготела к заимствованию и использованию зарубежного опыта, особенно в сфере местного самоуправления. Одним из наиболее ярких примеров стало при­нятие Закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ. Разработчики данно­го закона сумели добиться разумного сочетания положительных аспектов отечественного опыта создания и функционирования системы местной власти и элементов передового опыта организа­ции власти на местах, заимствованных за рубежом.

Так, в основу Закона о местном самоуправлении 2003 г. была положена немецкая модель местного самоуправления, характери­зующаяся многообразием форм осуществление местной власти в сочетании со значительным государственным регламентировани­ем. Кроме того, была создана двухуровневая модель местного са­моуправления и четко определена компетенция каждого уровня, как в германской и англосаксонской моделях местного самоуправ­ления. Также впервые в России законодательно была закрепле­на такая организационная форма, как «Совет – управляющий», возникшая и получившая свое максимальное распространение в США.

Анализ зарубежного опыта организации местной власти и воз­можностей его адаптации в современных российских условиях по­зволит во многом смягчить трудности проведения муниципальной реформы в Российской Федерации.
Вопрос 3: Структура органов местного управления
Органы самоуправления обладают своей внутренней, организационной структурой. Эта структура определяется распределением властных полномочий и способом организации взаимоотношений представительного и исполнительного органов.

Существуют две обобщающих модели, описывающих организационную структуру органов самоуправления: президентская и парламентская, по аналогии с соответствующими формами правления на государственном уровне. Крайний вариант президентской модели (на практике он существует в некоторых муниципалитетах США, Канады и других стран, придерживающихся англосаксонской модели) предполагает: прямые выборы мэра избирателями; взаимонезависимость мэра и представительного органа (вплоть до права вето и возможности обращения в суд); отнесение к полномочиям мэра единоличного руководства местной администрацией, от назначения на должности до текущего руководства. В этом случае оказывается возможной оппозиция (в том числе политическая) между мэром и представительным органом, но мэр имеет огромное преимущество в виде своих полномочий в отношении администрации. Фактически здесь можно говорить о диктатуре мэра.

Крайний вариант парламентской модели представлен на практике традиционными английскими муниципалитетами, итальянскими муниципалитетами до реформ 90-х гг. и т.д. В этом случае за мэром, который избирается советом, остаются лишь представительские функции (не путать с представительными). Муниципальный совет является одновременно и представительным и, через создаваемые им комиссии и комитеты, исполнительным органом, осуществляя непосредственное руководство администрацией. Мэр не имеет права вмешиваться в эти вопросы.

В большинстве зарубежных стран действуют организационные модели, занимающие промежуточное положение между крайними вариантами.

Разнообразие представленных ситуаций может быть интерпретировано исходя из необходимости сочетать эффективность и демократичность в организации местного самоуправления. В современном обществе, когда зачастую вопрос о том, кому реально подчиняется администрация, является основным вопросом о власти, концентрация управленческих полномочий в руках мэра означает фактический отказ от идеи представительной демократии. При этом представительный орган создает комиссии или комитеты, но их роль сводится к выполнению консультативных функций и к разработке проектов некоторых решений. Даже в Великобритании, где традиционно доминировала система абсолютного господства представительного органа, намечается серьезная тенденция к перемещению исполнительной власти в руки сити-менеджера, назначаемого советом чиновника, или избранного мэра.

Другой подход, распространенный в Северной Европе и Германии, обеспечивает эффективность управления путем четкого разделения исполнительной и представительной власти, но исполнительная власть при этом, даже будучи сформирована за счет профессиональных управленцев путем непрямых выборов или назначения, является коллегиальной. Тем самым достигается необходимый, а порой и достаточный минимум демократии: нет концентрации власти в одних руках, индивидуальная ответственность и коллегиальное принятие решений дополняют друг друга. С более или менее существенными вариациями эту модель можно считать наиболее распространенной.

Наконец, в Скандинавских странах модель, почти идентичная датской, обеспечивает параллельное руководство административными службами: техническое со стороны мэра и его помощников и политическое со стороны комиссий представительного органа. Это идеальное равновесие фактически нарушается тем, что мэр почти всегда становится председателем основной комиссии - финансовой, несмотря на то, что это ни в коей мере не предусмотрено законодательно.

Во всех случаях основные характеристики модели определяются тремя факторами:

1) возможность для представительного органа влиять на главу исполнительной власти (через назначение или другим путем);

2) возможность для представительного органа влиять на директоров административных служб (назначение и т.д.);

3) возможность для представительного органа непосредственно отдавать распоряжения административным структурам.

Сама же структура исполнительной власти определяется тем или иным сочетанием следующих вариантов:

1) исполнительной властью руководит один человек (мэр, глава администрации и т.д.);

2) исполнительной властью руководит коллегиальный орган;

3) функции исполнительной власти берет на себя представительный орган (через комиссии, комитеты и т.д.).

Вопрос о том, кто же реально руководит исполнительной властью, решается достаточно просто: тот, кто обладает для этого собственными полномочиями. Так, во Франции в любом самоуправляющемся сообществе есть коллегиальный орган, выполняющий ряд функций исполнительной власти (заместители мэра в коммуне, бюро в департаменте и т.д.). Однако, этот орган не имеет собственных полномочий: все полномочия делегируются его членам главой исполнительной власти, который может в любой момент отменить делегирование или принятое решение, поскольку по закону лишь ему принадлежит исполнительная власть и лишь он несет ответственность за ее деятельность. Т.о., несмотря на видимую коллегиальность, исполнительная власть находится в руках одного лица. В Бельгии, Нидерландах, в немецкой системе магистрата, дело обстоит иначе: каждый член коллегиального исполнительного органа несет ответственность за определенный участок работы, который входит в его собственные полномочия. Здесь сочетаются индивидуальная ответственность за данную сферу и коллегиальная ответственность за политику исполнительного органа в целом.

Однако, классическая схема представительная власть исполнительная власть не отражает в полной мер всей сложности территориальной организации существующих систем самоуправления. Как правило, самоуправляющиеся территориальные сообщества разного уровня могут формировать объединения (союзы, ассоциации и т.д.) для совместного выполнения тех или иных компетенций. Необходимость создания таких объединений очевидна: некоторые маленькие или финансово необеспеченные территориальные сообщества не могут решить все стоящие перед ними задачи в одиночку; кроме того, решение многих вопросов гораздо более эффективно в больших масштабах, чем территория одного сообщества. Наконец, координация зачастую необходима в действиях органов власти разного уровня при частичном совпадении подотчетной территории.

Возникающие таким образом объединения не имеют статуса самоуправляющихся сообществ: отсутствуют законодательные гарантии их существования, органы управления, как правило, формируются путем непрямых выборов, многие объединения не имеют собственных источников финансирования и даже собственного бюджета. Тем не менее, реальная роль таких образований может быть порой более существенной для населения и для системы управления/самоуправления, чем роль составляющих их самоуправляющихся сообществ.

Государство заинтересовано в создании и поддержании подобных объединений, поскольку они позволяют осуществлять управление на местном уровне за счет средств самоуправляющихся сообществ. В противном случае, неспособность отдельных сообществ эффективно решать местные проблемы неизбежно вызвала бы необходимость вмешательства государства и соответствующих финансовых и организационных затрат. В каждой стране количество возможных форм сотрудничества очень велико: может существовать до десятка форм объединений для сообществ одного уровня, большое число форм сотрудничества для сообществ разных уровней и т.д.

Существуют и другие формы объединений, охватывающие, как правило, все органы власти, представляющие данный уровень самоуправления, на территории страны. Эти объединения существуют повсеместно - во всех развитых странах и на каждом уровне самоуправления, - исключений практически нет. Они могут быть юридически оформлены либо как ассоциации территориальных сообществ (Голландский союз провинций в Нидерландах, Ассоциация провинций Италии и т.д.), либо как ассоциации их представителей (Союз американских мэров, Ассоциация президентов Генеральных Советов Франции, Ассоциация ирландских сити-менеджеров и т.д.). Основной задачей таких объединений является лоббирование общих интересов в центральном правительстве и обмен информацией и опытом. Помимо различий по уровню власти (отдельные ассоциации для каждого типа самоуправляющихся сообществ), могут существовать и разные ассоциации для сообществ одного уровня, различающиеся политической ориентацией (просоциалистическая и право-христианская ассоциации коммун в Италии, Ассоциация директоров кабинетов президентов Генеральных Советов - социалистов во Франции и т.д.). С учетом преимущественно политических задач, это вполне естественно.



Наконец, многие функции местного управления могут осуществляться специализированными органами, которые либо формируются путем выборов (некоторые должностные лица и органы специальных округов в США) либо назначения (многие британские кванго). Их роль также необходимо учитывать при характеристике местного управления в той или иной стране.
Каталог: company -> personal -> user -> 7314 -> files -> element -> historyget
user -> Первый этап и результаты развития телескопической астрономии – эпоха рефракторов
user -> Философия Средневековья и эпохи Возрождения
user -> Тема Общие принципы хранения и консервирования с х. продуктов. План
user -> Биогеографическое районирование океана
historyget -> Лекция 7: местное самоуправление в испании план лекции: Организация местного самоуправления в Испании
files -> Лекция №2 Государственное управление в зарубежных странах. План


Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет