Летим на Луну 1 с байконура на Луну



бет1/8
Дата27.06.2016
өлшемі477.5 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8
Глава 2» Летим на Луну
2.1 С Байконура на Луну
# Первые автоматические межпланетные станции были «лунными». По космическим меркам Луна была рядом: всего лишь 384000км отделяют ее от Земли. И именно к ней, с сентября 1958 по апрель 1960 г, только в СССР были подготовлены 12 автоматических лунных межпланетных станций и выполнено 10 попыток их запуска на Луну. Это был так называемый первый этап покорения Луны. Из этих 12 лунных станций одна была в резерве, а вторую станцию после трех неудавшихся попыток запуска 6, 8 , 9 сентября 1959 г. сняли вместе с ракетой со стартовой позиции, слив при этом компоненты топлива из ракеты. Из 10 запущенных «лунников» семь не вышло на расчетные орбиты, а 3 пуска были аварийными. И только пуск «лунника» 12 сентября 1959 г принес 100% удачу: состоялось попадание советской лунной станции в Луну, в районе моря Ясности.
Путь во Вселенную начинался с полигона Тюра—Там

Ракетная школа Сергея Королева оказалась в конце 50-х на гребне мирового успеха, первой в мире создав и запустив боевую межконтинентальную баллистическую ракету 8К71 или Р-7 в открытой печати, используемый в дальнейшем в качестве ракетоносителя космических аппаратов. Это обстоятельство позволило СССР запустить первые в мире ИСЗ. Но американцы дышали в затылок, стремясь изо всех сил быть первыми в космосе, даже имея маломощные (по сравнению с аналогичными двигателями СССР) ракетные двигатели. И уступать им приоритет в покорении космоса советские ученые во главе с главным конструктором ракетно-космических систем Сергеем Королевым и вице-президентом Академии Наук СССР Мстиславом Келдышем, поддерживаемые всей мощью государства и лично самым большим в мире романтиком космоса Никитой Хрущевым, не собирались. О победах советских специалистов в мире в ту пору знали почти все, а вот о поражениях и явных провалах были осведомлены только единицы. Впрочем, американцы в этом плане от нас далеко не ушли, применяя в принципе те же приемы и способы закрытия утечки информации, сохраняя в тайне от общественности серию случившихся и у них космических неудач. Покорение Луны в те годы ярко свидетельствовало о тяжелом куске хлеба ученых—практиков ракетно—космической отрасли, работников ОКБ-1 и офицеров—испытателей военного ракетного полигона Тюра-Там. Но без напряженной и в то же время такой любимой работы при испытаниях ракетно—космической техники, умения найти неординарные решения при выходе из сложных технических ситуаций при наличии постоянного риска, жизнь для испытателей полигона была бы пресной. Это было ощущение огромной значимости своей работы, доверия государства к тебе.

Скучать, впрочем, военным и гражданским испытателям было некогда из—за постоянно возрастающего потока количества запусков космических аппаратов научного, народнохозяйственного и военного назначения. Причем, в тот период времени однотипных аппаратов не было. Следовательно, каждый космический аппарат отличался от другого не только приборным бортовым составом, но и испытательной наземной аппаратурой и, конечно, методикой испытания их на технической позиции площадки № 2 ракетного полигона Тюра-Там. Мало того, что они прибывали, в отличие от ракетоносителя. на полигон не прошедшими полный цикл испытаний (из –за нехватки времени на заводские испытания), ибо запуски на Луну, например, осуществлялись в строгие астрономические сроки, когда расстояние между Землей и Луной было минимальным. С этим еще можно было как-то мириться и войти в положение смежников, не успевающих довести у себя до ума приборы и агрегаты у себя на предприятиях. А вот с чем мириться было невозможно, так это с отсутствием инструкций и методик испытаний межпланетных аппаратов, отвечающих уже прошедшей доработке и изменению схем. Многие изменения в инструкциях до момента создания инструкций и методик испытаний были еще в карманных записных книжках разработчиков систем, которые не еще не попали в действующие инструкции. А ведь по ним шли испытания систем космических аппаратов- разработчики всегда сообщали о возникших изменениях в инструкциях военным испытателям. Это было плохо, но действовал так называемый человеческий фактор, когда разработчики из-за постоянного дефицита времени попросту не успевали вносить эти изменения установленным порядком.

Смело можно ставить памятник при жизни конструкторам и испытателям тех времен, умудряющимся не только в ходе испытаний создавать инструкции и методики испытаний, но и менять схемы и логику работы систем космических аппаратов. Не поставили памятника, конечно. Но слава Богу, что никому- ни разработчикам, ни испытателям, не оторвали светлых голов, делая вид, что не знают всей этой картины с изменениями. И все эти головоломки ложилось на плечи немногочисленных испытателей, число которых было рассчитано согласно штатно—должностного расписания только на испытания боевых межконтинентальных ракет, но которых жизнь, помимо выполнения их основных обязанностей по занимаемой должности, заставила заниматься еще и испытанием космических аппаратов.


Собственно, для испытаний боевых межконтинентальных ракет и был создан военный научно—исследовательский ракетный полигон. Но не воспользоваться мощью боевых ракет для нужд космонавтика было невозможным, как для русских испытателей, так и для американских ракетно—космических специалистов. Это были космические многостаночники еще до появления сестер—ткачих Виноградовых. До 1960 г. таким способом совмещения почти несовместимого было подготовлено 19 космических кораблей и аппаратов! Будучи уже старшим лейтенантом, что по меркам полигона Тюра—Там такое воинское звание считалось высоким, а сам офицер -- опытным и знающим испытательным кадром, вдвоем с таким же старлеем, Юрием Герасимовым в 1963 г. в Главном штабе Ракетных войск стратегического назначения написали проект штатно—должностного расписания отдельной инженерно-испытательной части. А курировал работу в целом наш начальник испытательной группы ракетоносителя майор Подставко Владимир Маркович, которому эту важную работу поручил наш командир 32 отдельной Красной звезды инженерно-испытательной части полковник Валентин Николаевич Юрин. Мы при этом учли опыт наших предыдущих работ по испытанию ракетно—космической техники, и конечный продукт нашей работы был одобрен всеми офицерами части. Страна тогда доверяла нам, а мы ей платили тем же.


Сезон охоты за Луной

А начался сезон охоты за Луной аварией на советской стартовой площадке № 1 уже 10 июля 1958 г, когда при пуске ракетоносителя от него оторвался боковой блок боевой межконтинентальной ракеты Р-7, который и остался в стартовом сооружении. Остальная часть ракетного пакета со стартовой позиции улетела. Взрыв этого оставшегося блока разрушил единственный тогда старт в СССР, пригодный для запуска межпланетных аппаратов и боевых ракеты 8К71. А американцы, имея маломощные ракеты, способные выводить на орбиту движения к Луне космические аппараты небольшой массы, бесстрашно ринулись в космическую схватку с русскими за приоритет в космосе- им упускать такую возможность было просто грешно с их менталитетом быть вечно первыми везде. Пуском 17 августа 1958 г. зонда «Пионер» массой около 100 кг вместе с научной аппаратурой они первыми начали лунную гонку. Но первая ступень американской ракеты «Тор – Эйбл» взорвалась на 77 с. полета вместе с «Пионером». Почин сделан, пусть и неудачный.


А в СССР военные строители и гражданские монтажные организации до сентября 1958 г. сделали невозможное, но всегда лучше нам удающееся: по сути, воссоздали старт за два месяца. Советы теперь были готовы вступить в лунную схватку с США. На полигон Тюра--Там прибывают ракетные блоки первой трехступенчатой лунной ракеты 8К72( добавился к «старой» 8К71 ракетный блок «Е»). Существующая тогда система наведения на Луну осуществлялась вращающейся поверхностью Земли. Что и налагало особые ограничения на точность пуска.

Ошибка во времени старта в 10 сек приводила к отклонению от намеченной точке встречи на Луне на 200км, а ошибка в скорости на 1 м/с приводила к смещению точки встречи на 250 км. Первый советский лунный пуск состоялся 23 сентября 1958г. На 93 сек. полета ракета взорвалась. США 11 октября пускают второй лунный зонд «Пионер—1». Зонд удалился на 113.8 тыс. км, но не смог преодолеть земного притяжения из—за недобора скорости, вернулся в атмосферу Земли и, естественно, сгорел в ней. СССР ответил неудачным пуском 12 октября, когда ракета взорвалась на 103 сек. полета. США неудачно пустил лунный зонд «Пионер-2», сумевшего уйти от поверхности Земли на 1550 км..4 декабря неудача посетила СССР, а 6 декабря и США. США на этом отрезке лунной гонки выдохлись. А у СССР в запасе была ракета и лунная станция. По железной дороге на полигон в конце декабря 1958 г. прибывают боковые ракетные блоки, центральный блок и блок «Е».

Внешний осмотр, проверка на герметичность, проведение ряда технологических испытаний идут непрерывно вплоть до позднего вечера 31 декабря. Вопрос у всего боевого расчета только один и он абсолютно не касается испытаний и пуска «лунника»: будем или нет встречать Новый 1959год? А полигонное начальство молчит, как военное, так и гражданское в лице главного конструктора ракетно-космических систем Сергея Королева. Это накаляет обстановку, все члены боевого расчета, не занятые в тот момент в проведении испытаний, собрались в зале, несмотря на строгий запрет Королева: больше трех не собираться ни на старте, ни монтажном зале. Значительная часть офицеров—испытателей, еще не женатых, и гражданских лиц, проживающих на площадке № 2 в гостиницах и общежитиях, относительно спокойна - ведь им ехать никуда не надо (Королев и его смежники запретили своим специалистам выезд домой для встречи Нового года – Авт.).

В зале монтажно-испытательного корпуса площадки № 2 настоящее столпотворение. Именно только здесь можно было услышать важнейшую новость: разрешит ли «Король» (Сергей Королев) праздновать Новый Год, или весь боевой расчет заночует, где придется в ночь с 31 на 1 января 1959 г. и рано утром выйдет на проведение генеральных испытаний на старте? Командование полигона, разумеется, как военная структура, не подчинялось главному конструктору Сергею Королеву, но его реальная громадная власть его была столь реальной, что не считаться с его мнением было нельзя. В этом случае военных могли не понять в оборонном отделе ЦК и посчитать, что интересы дела отодвигаются на второй план ради празднования Нового года. Командование полигона находится в зале монтажно—испытательного корпуса, ожидая окончательного решения Королева- празднуем или нет Новый год на полигоне.


Королев специально повышает свой негромкий голос так, чтобы его слышали как можно больше людей, находящихся в зале. Он обращается к начальнику полигона полковнику Константину Герчику со словами: « Я абсолютно не уверен, что боевой расчет военных после новогодней ночи будет способен на проведение генеральных испытаний 1 января». К. Герчик обдумывает ответную фразу несколько секунд и тоже громко отвечает на весь притихший монтажно-испытательный зал: «Только до 9 утра, Сергей Павлович, до начала испытаний. А к обеду вообще будут, как «огурчики». Именно последняя фраза растопила лед недоверия Королева, хорошо знавшего славянскую душу, любящего гулять до упора, которого, как показывает опыт, в природе не существует. Сергей Королев отвечает: «Я согласен. Хочется Вам верить». Зал загудел и заулыбался. Офицеры –железнодорожники, не дожидаясь прямых указаний от начальства, тут же вышли из зала для отдачи распоряжений о подготовке поезда к отправке со второй на 10, жилую площадку, где проживали семьи офицеров и большое количество представителей промышленности.. Новый год испытатели отгуляли по полной программе с учетом того, что подавляющему большинству из испытателей было не более 25 максимум 30 лет. Утренний пассажирский поезд, следующий на 2 площадку, где испытатели пересаживались на автобусы для следования на стартовую площадку, спал беспробудным, но целительным сном.

Молодость, час здорового сна без сновидений привел в порядок всех. На построении боевого расчета начальник управления подполковник Евгений Осташев принял доклады от командиров испытательных подразделений о наличии личного состава и готовности к работе. Результат великолепен: все на месте. Боевой расчет к работе готов. Королев улыбается, задуманный им и понятый с полуслова Константином Герчиком план сохранения боевого расчета в близкой к оптимальной рабочей форме, был выполнен. Какие актеры пропали для большой сцены! Мы это поняли только много лет спустя после этих событий. Генеральные испытания проведены организованно, замечаний по работе систем ракеты и космического аппарата нет. После просмотра телеметрических пленок, на которых фиксировалась работа всех систем ракетно—космической системы, Госкомиссией принимается решение на заправку ракеты и пуск.


2 января 1959 г в 19 час. 41 мин. 21сек. был произведен запуск «Луны—1» массой 361.3 кг. Впервые в истории космонавтики ракета преодолела земное притяжение, достигнув второй космической скорости, более 11.2 км/сек. После отделения от третьего блока скорость «Луны-1» оказалась превышена на 175 м/сек., что не позволило ей встретиться с Луной. Лунная станция прошла мимо Луны на расстоянии примерно 6500 км, превратившись в искусственный спутник Солнца. Уже 3 января 1959 г Президент США Дуайт Эйзенхауэр сердечно поздравил СССР с высочайшим достижением в овладении человеком бесконечных просторов вселенной. Сергей Королев и его заместители ожидали слов неодобрения от политического руководства страны ввиду невыполнения задачи попадания в Луну. Но пропагандистская машина СССР из явного неуспеха промаха в Луну сделала блестящую победу: создание первого рукотворного спутника Солнца. Лунная гонка набрала бешеный темп, все еще было впереди в этой бескомпромиссной схватке между двумя сверхдержавами—США и СССР в борьбе за приоритет в космосе.
В сентябре 1959 г. Н. Хрущев собирается в США. Он звонит Королеву и просит – требует, но не приказывает: “ Я должен прилететь в Америку на лунной ракете”! Пуск 12 сентября 1959 г. лунной ракеты начался удачно: отклонение от времени старта составило всего 1 сек! Скорость полета в конечной точке активного участка была выдержана до метра в секунду!. В полночь на 14 сентября «луна» приближается к Луне. Удар о лунную поверхность состоялся! Море Ясности приняло советский лунник. Не надо думать, что только русским руководителям свойственно требовать запуск ракетно- космической системы от своих ракетчиков к какой – то дате.
Как показало время, янки мазаны одним миром с русскими: точно так же требовал пусков космических зондов на Луну президент США Дуайт Эйзенхауэр от своих космических ракетчиков успеха, но оба сделанных к дате приезда Хрущева пуска ракетно – космических систем были аварийными. Но оба пуска оказались неудачными. Действительно, достижение советских ученых и практиков с учетом высокого уровня подготовленности боевого расчета подготовки и пуска ракетно – космических систем, было мирового уровня. Затем русскими была реализована успешная попытка фотографирования обратной стороны Луны. Это случилось 7 октября 1959 г.

2.2 «Я должен прилететь в США на лунной ракете»!

( Фраза из телефонного звонка Н. Хрущева С. Королеву накануне его отлета в США)

# Самым большим политическим романтиком космоса был Никита Хрущев. Больше даже Сергея Королева—Хрущеву не мешало мечтать о далеких космических мирах отсутствие огромного объема технических знаний, наработанного Королевым. Неподдельный живой интерес первого лица в СССР к достижению Луны только способствовал высокому темпу исследовательских и испытательных работ на ракетном полигоне Тюра—Там. А в Луну советским ракетчикам удалось попасть гораздо раньше американских ракетных специалистов. Время попадания в нее как раз пришлось на ранее назначенный срок между США и СССР накануне визита Н. Хрущева в США: 14 сентября 1959 г.

Луна в космическом прицеле СССР и США

Вслед за достаточно успешным запуском к Луне советской «Луны-1» 2 января 1959 г, пролетевшей мимо ее поверхности, американцы вновь ввязались в космическую схватку с русскими за Луну. Янки- соперник достойный и настойчивый, даже скорее, настырный. Уйти с поля космического боя без победы янки не могли: характер не позволял. Даже небольшим промедлением противоборствующей стороны можно было воспользоваться с большой пользой: тогда Ты победитель в этой изнурительной лунной гонке, несмотря на маломощность американских ракет. Но кто, кроме специалистов поймет, что ракета маломощная? Пожалуй, что единицы.

3 марта 1959 г американские специалисты новой ракетой «Юнона—2» попытались вывести на пролетную траекторию к Луне на расстоянии 24 000км космический зонд «Пионер-4». И только нерасчетное время, всего лишь на одну сек. позже положенного времени, выключения двигателя второй ступени отодвинуло расстояние пролета до 60 тысяч км/ (вместо запланированных 24000). Конечно, ни о каких исследованиях Луны в таком случае и говорить не приходилось. Советы ответили пуском космического лунного аппарата с целью попадания в Луну. Однако, из-за отказа системы управления произошел аварийный подрыв ракеты, что и должно было быть по логике работы системы аварийного подрыва ракеты. Но такими же настойчивыми, как и их вечные друзья—соперники американцы, были и советские ракетные специалисты. На полигон Тюра—Там в период с 24 по 28 августа 1959г прибывают основной и дублирующие ракетоносители и «лунники». На первом полигонном измерительном пункте заканчивается установка и испытания радиотелеметрической аппаратуры «Юпитер-2» для приема информации с «Луны-2». Проходя мимо проходной предприятия «Кинапа» на Куреневке, мне сразу вспоминается, что телеметрическая информация о работе, например, «лунников», воспроизводилась с магнитной пленки на блоке визуального контроля и переписывалась на кинопленку фоторегистратора в кассете КИНАП емкостью 300 м.

На технической позиции второй площадки полигона Тюра-Там ( в будущем Байконура) велась напряженная работа по подготовке двух «лунных» ракет и заканчиваются проведение так называемых лунных сеансов с очередным космическим аппаратом. И уже 6 сентября 1959 г производится первая попытка пуска «лунника» Е-1 на попадание в Луну. Но пуск не состоялся из – за ошибки в схемной документации: при сборке схемы для пуска не состыковали один из кабельных разъемов, не указанного на схеме. Разобрались с ошибкой, исправив схему. Ракетно—космическая система ( ракета плюс космический аппарат для попадания в Луну) находится на старте, охраняемая офицерским караулом. Кислородные баки ракеты подпитываются кислородом из железнодорожного кислородного заправщика, стоящего на железнодорожной колее рядом с ракетой, т. к. образующиеся в баках пары кислорода сбрасываются в атмосферу. Количество кислорода при этом уменьшается. Следовательно, необходимо было пополнять на время стоянки ракеты на старте расчетное количество в баке ракеты.

Кислородный бак ракеты рассчитан на определенное давление, иначе образовавшиеся пары кислорода разрушат его стенки, если их не стравливать в атмосферу. Еще раньше вице-президент Академии наук СССР Мстислав Келдыш предлагал главному конструктору ракетно—космических систем Сергею Королеву сделать перерыв в пусках «лунников» для проведения исследований и доработок для исключения аварии и саморазрушения ракетоносителя из –за возникающих пульсаций при работе ракетных двигателей. Но тогда следующая попытка достичь Луны переносилась бы на новый, 1960 г, что означало временный выход СССР из лунной гонки. А это был бы выход из лунной гонки и заведомый проигрыш американцам. По существующим правилам при пуске ракетно—космической системы при несогласии хотя бы одного главного конструктора, входящего в Совет главных конструкторов (и, разумеется, Келдыша, как теоретика космонавтики), пуск не мог состояться. Королев и Келдыш решили оставить все, как есть, но попытаться устранить причину пульсаций, приводящих к саморазрушению конструкции ракеты.

В ходе подготовки ракет и «лунников» успели таки устранить замечание, восстановив надежность работы в системе « конструкция ракеты—двигатели ракетных блоков». Пуск очередного «лунника» наметили на 8 сентября 1959 г. Однако неудача, кислородный бак ракеты нейтральным газом азотом не наддувался( тем самым кислород вытеснялся в полете и попадал через турбонасосный агрегат в ракетный двигатель). Пуск ракеты перенесли на 9 сентября. Но и 9 сентября пуск ракеты не состоялся из—за отказа ее электроавтоматики.

Королев в сердцах махнул рукой и распорядился сливать компоненты топлива, и снимать ракету со старта. Эта операция крайне не любима ракетчиками, но делать нечего, приказ надо выполнять. Одни и те же испытатели, входящие в состав боевого расчета подготовки и пуска «лунной « ракеты, таким образом, не спали вот уже третьи сутки кряду. И только потому, что трое суток подряд приходилось работать не только днем, но ночью. Пуска «лунника»- 6 сентября 1959 г. был назначен на 3 час. 49 мин., 8 сентября- 5 час.40 мин. 40 сек., 9 сентября- 6 час.39 мин. 50 сек. Это время не могло быть другим из-за взаимного положения места старта ракеты и выбранного района попадания лунного вымпела на поверхности Луны.

Неудачная попытка пуска 9 сентября заставила вывозить на стартовую позицию резервную ракету с лунным кораблем 10 сентября.

И начинать надо было с установки ракетно-космической системы (РКС) в стартовую систему, наведение ее, (кстати, систему прицеливания для ракеты производил киевский прославленный «Арсенал»). Пуск очередного «лунника» был намечен на 12 сентября. Забегая несколько вперед, скажем, что на этот раз Советы в Луну попали. В этой связи хочется осветить один интересный эпизод, имевший место в США 16 сентября и связанный с советской резервной ракетно-космической системой. Во время беседы в Конгрессе США с ее лидерами сенатор Рассел, возглавляющий комиссию сената по делам вооруженных сил, задал каверзный вопрос Никите Хрущеву: «Вы красноречиво рассказали о посылке советской ракеты на Луну. У нас бывали неудачи при запуске ракет, а у вас?» Жаль, конечно, что Рассел не был знаком с заведующим оборонным отделом ЦК КПСС Иваном Сербиным, имевшим кличку «Иван Грозный». Сербин утверждал, ….»что у нас неудач не бывает. А если такие неудачи есть у американцев, то это их личное дело». Знай раньше Рассел эту знаменитую цитату-инструктаж Сербина, он наверняка бы такого наивного вопроса не задал Хрущеву.

Но Хрущев блестящий дипломат и он ответил Расселу: «Почему вы меня спрашиваете об этом у меня? Спросите лучше Никсона, он уже ответил на этот вопрос, когда заявил, что будто бы у нас уже было три неудачных запуска ракеты на Луну. Он лучше знает, как у нас дела обстоят. Никсон сказал, что пользуется информацией от секретного источника, а что этот за источник умолчал, конечно, нельзя раскрывать такой секрет—ведь это выдумка. Но если хотите, то я отвечу на этот вопрос. Раскрою Вам секрет: наши ученые предполагали запустить ракету на Луну еще неделю назад. Ракета была подготовлена и поставлена на старт, однако, когда стали проверять аппаратуру, выяснилось, что она не совсем четко работала. Тогда, чтобы устранить всякую возможность риска, ученые заменили ракету другой. Это вторая ракета и была запущена. Но первая ракета цела, и, если хотите, мы можем запустить и ее. Вот как обстояло дело.



Я могу положить руку на Евангалие, чтобы подтвердить это, пусть и Никсон руку положит». Обращает внимание тот факт, как Н. Хрущев легко и непринужденно объяснил причину замены одной ракеты на другую, не прибегая к сложным техническим терминам. Но для истины необходимо отметить, что действительно американская разведка правильно назвала устами Ричарда Никсона, что три пуска у русских были аварийными. Но она работала крайне плохо: всего неудачных пусков было до пуска 12 сентября пять. Только шестой запуск закончился удачей. Посмотрите, как был хорош в сложной обстановке Никита Хрущев, которого пытались загнать в угол в самом начале разговора.
Пред запуском РКС 12 сентября 1959г между Мстиславом Келдышем, вице—президентом Академии наук СССР и Сеогемм Королевым состоялся трудный разговор. М. Келдышу было крайне необходимо было получить согласие Королева на оповещение директора крупнейшей в мире обсерватории Джоржелл Бэнк (Великобритания) профессора Лоуэлла о состоявшемся старте на Луну советской ракеты. Складывалась ситуация: если не попадем в Луну, то прошлый триумф с созданием искусственного спутника Солнца(когда в Луну не попал запущенный 2 января 1959 г. «лунник», превратившись таким образом в спутник Солнца- вот как можно было умным людям из неудачи сделать большое достижение) автоматически превращается в поражение советской науки. Теперь уже никто в научном мире не поверит, что русские хотели получить еще один спутник Солнца.
Королев после больших раздумий соглашается, несмотря на огромный риск лично для себя. А американские ракетные специалисты и разведчики обратились с просьбой к своему вечному союзнику Великобритании: подтвердите, пожалуйста, нам факт или попадания русской ракеты в Луну, или опровергните его. После попадания в Луну заместитель директора НАСА профессор Хью Дрейден заявил советским СМИ, что профессор Лоуэелл постоянно информировал их о ходе полета русской ракеты на Луну.
В качестве некоторых выводов. Чего было больше в лунной гонке: технических или дипломатических деталей? Можно теперь смело утверждать, что успехи в космосе тогда и сейчас являются продолжением давнего политического спора: чьи демократические принципы построения общественно—политической системы лучше. Чей вклад в развитие науки и техники весомее, тот строй и является самым лучшим в мире.
А тогда, при личной встрече с президентом США Дуайтом Эйзенхауэром Хрущев, широко улыбаясь, вручил ему в изумительно красивом футляре красного дерева копию лунного вымпела, выполненного в виде шара, изготовленного из пятиугольников, на поверхности которого красовалась выдавленная надпись «СССР». Шахтерская улыбка у него была хороша от природы, широкой и теплой, даже лучше самой знаменитой американской белозубой улыбки. И это было сделано в присутствии мировых СМИ, освещающих визит Хрущева в США. Эйзенхауэру отдариться было нечем – у США пока не получалось достичь Луны или ее окрестностей. Это был первый в истории Земли перелет на другое небесное тело. Учтем, что впервые была достигнута такая высокая точность при второй космической скорости: даже ошибка во времени пуска ракеты на 10 сек. приводила к смещению точки встречи на поверхности Луны на 200 с лишним км. Это место на Луне теперь имеет название «Залив «Лунника». Несмотря на первые позитивные результаты по достижению Луны гонка между СССР и США своего накала не потеряла. СССР стремился к достижению полного триумфа над США. Один из самых больших романтиков космоса Никита Хрущев называл это несколько иначе: «Запустить в штаны американцам ежа». И ведь запускал. И спустя ровно два года после запуска первого ИСЗ (в равной степени коммунисты и журналисты любят круглые даты- чисто профессионально, разумеется) с полигона Тюра-Там 4 октября 1959 года к нашей небесной соседке Луне стартовала межпланетная станция Е-2А или в открытой печати «Луна-2». Человечество всегда интересовало, что же находится на обратной, невидимой человеку стороне Луны. Особенно это интересовало известного французского винодела Анри Мэра, у которого была возможность стимулировать процесс исследования обратной стороны Луны. Он заявил в СМИ, что дает клятвенное заверение презентовать 1000 бутылок первоклассного шампанского своего производства тому человеку, который сможет заглянуть на обратную, затылочную часть Луны. Да и реклама своему вину может получиться первоклассной, если будут сделаны фотографии обратной стороны Луны. А рукотоворная «Луна-2» смогла обогнуть Луну, сфотографировать ее обратную сторону и передать снимки на Землю. Через пару месяцев после этого в СССР на теплоходе в адрес Академии наук прибыл драгоценный груз – 1000 бутылок шампанского. Имя Сергея Королева, как главного творца этого успеха и выдающегося конструктора ракетно-космических систем было неизвестно мировой общественности не только во Франции, но и в СССР. В СМИ это был безымянный Главный конструктор ракетно-космических систем, а также он одновременно был и профессором Сергеевым – такая фамилия значилась в статьях об успехах советской космонавтики. Поэтому и Анри Мэр и адресовал свой драгоценный груз в адрес Академии Наук. Королеву все же попало несколько бутылок этого шампанского, а остальные бутылки разошлись среди части академиков и владельцев властных кабинетов.


Каталог: docs -> ponamarev
docs -> Бекітемін Тарих және шетелдік студенттермен жұмыс факультетінің деканы
docs -> Программа по истории Казахстана: программа для 5-9 кл. / Б. К. Абдугулова. Алматы, 1999. 42 с. Абдугулова, Б. К. «Воспитание учащихся в духе дружбы народов при изучении истории ссср»
docs -> Қазақстан Республикасының Заңы
docs -> А. С. Пушкин атындағы шығыс қазақстан облыстық кітапханасы а. С Пушкин атындағы кітапхана қорына түскен жаңА Әдебиеттер тізімі


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет