О начальном этапе истории изучения зооморфного искусства Кавказа раннего железного века



Дата04.07.2016
өлшемі223.28 Kb.
Вольная Г.Н.

Северо-Осетинский государственный

университет им. К.Л.Хетагурова,

Северо-Осетинский институт

гуманитарных и социальных исследований

О начальном этапе истории изучения зооморфного искусства Кавказа

раннего железного века. Донецк,2010 //Археологический альманах. № 12. Изобразительное искусство в археологическом наследии.

(Исследование проведено при поддержке гранта РГНФ № 06-01-37103 а/ю)


Зооморфное искусство - это яркий феномен, который отражает многие аспекты жизни населения Северного Кавказа и Закавказья в I тыс. до н.э. (социальный, экономический, культурный, идеологический) и свидетельствует о взаимодействии автохтонных культур Кавказа с культурами ахеминидского Ирана, античных государств, а также скифо-сибирского звериного стиля. Изучение зооморфного искусства Кавказа можно разделить на 4 этапа: 1 этап начинается с середины XIX века и продолжается до первой мировой войны; 2 этап - 20 гг. XX века – 60-е гг. XX вв.; 3 этап – 70 –е. - середина 90 - х годов XX века; 4 этап – середина 90 –х. – по сегодняшний день.

Первые исследования зооморфных древностей на Кавказе уже сами стали историей.

Одной из первых зооморфных находок, которая попала в поле зрения археологов стал ритон с головой лани в 1835 г. в районе ст.Казбек на Военно-Грузинской дороге [Фотоархив ИИМК. Дело № II49987]. Открытие новых памятников, связанных со строительством и инженерно-техническими работами середины XIX в. (1849-1860 гг.) Баксанского укрепления (1850), Кумского моста (1850), Каменномостского укрепления (1849), у крепости Воздвиженской (1850 г.) и оползень у с. Кобан (1869 г), а также собрание Н.В.Ханыковым и И.А.Бартоломеем и др. привело к находкам различных бронзовых предметов в виде головок животных и птиц относящихся к кобанской культуре, часть из них являлись предметами скифской культуры. Первые находки были опубликованы Н.В.Ханыковым и И.С.Савельевым в 1857 г., которые датировали находки VIII-IX вв. до н.э. [Крупнов, 1960, с.26].

Выставка коллекции вещей, в том числе и зооморфных, из кобанского могильника в Кавказском музее в Тбилиси послужила поводом для раскопок Г.Д.Филимоновым могильника у с.Кобан в 1877 г. и появлению новых предметов звериного стиля [Уварова, 1902. с.V, 2-4, 10]. Этот могильник неоднократно исследуется в 1879 г. В.Б.Антоновичем, в 1879 и последующие годы А.С. и П.С.Уваровыми, в 1880 г Ф.Байерном, Р.Вирховым, Э.Шантром, Г. Антоновичем. Богатые коллекции вещей были добытые из него местными жителями, осетинами и были отчасти приобретены иностранцами (Р. Вирховым, Э. Шантром), отчасти поступили в собрания К.П. Ольшевского (во Владикавказ), Н.С.Семенова (теперь в Московском Историческом Музее), графа Уварова и других лиц [Уварова, 1900, с.7].

В 1877 г. Г.Д.Филимоновым, ездившим по поручению Московского Общества Любителей Естествознания и Антропологии, у св. Степан-Циминда был найден Казбекский клад. В 1878 г. здесь он был им раскопан. Это был богатый клад, состоявший, своем большинстве из бронзовых зооморфных находок кобанской культуры: фигурки, протомы и головки оленей, козлов, хищников, изображение фигурок и голов животных и фигур людей на навершиях жезлов [Фотоархив ИИМК. Дело № Q.506.8; 506.7; 506.9; 506.18; 506.19]. Все это отчасти было перевито бронзовыми цепями. Клад хранился в Краеведческом музее на ст. Казбек [Уварова, 1902, с.V, 11-14, табл. 2, 3, Рис.6-8]. А.В.Комаров в этот период также сообщает о находках бронзовых топориков с гравированными изображениями животных в Абхазии, Грузии, Кабардино-Балкарии, Чечне и Дагестане [Архив ИИМК. Дело ИАК №581].

Исследователи пытались датировать материал, особое внимание уделялось зооморфным находкам. Филимонов, анализируя Казбекский клад, считал, что «мы имеем здесь дело, несомненно, с железным уже веком, но, по-видимому, все-таки довольно древним относящимся, как предположил к эпохе 1000 лет до Р.Х.

Сравнивая Кобанский могильник и Казбекский клад Ф.Байерн увидел схожие элементы, прежде всего зооморфные изображения баранов, туров, оленей, еще характеристичные кривые бронзовые топоры, из коих некоторые с орнаментом и изображениями. Он относил их приблизительно к одному и тому же периоду [Анучин,1885, с.368]. Однако первые раскопки не были систематическими. Находки не фиксировались должным образом, что негативно сказывалось и продолжает сказываться на качестве исследования материала. Одним из первых исследователей, который фиксировал особенности погребального обряда, а не просто собирали вещи был Э.Шантр. Благодаря его зарисовкам погребений Кобанского могильника видно, что бронзовые зооморфная объемная пластика (головы баранов, фигурки оленей расположены перед погребенным на уровне пояса или на нижних реберных костях. Скученность этих фигурок в одном месте создает впечатление, что они лежали в одном мешочке либо были нанизаны на одну веревку [Сhantre, 1886. T.2, fig. 2, 3, 5, 6]. Французский исследователь рассматривает различные категории предметов Кобанского некрополя, в том числе и зооморфные.

Большую роль в изучении памятников Кавказа сыграл пятый археологический съезд 1881 г. Начало систематических раскопок на Кавказе было положено А.С. Уваровым с 1881 г. при подготовке к V археологическому съезду. Археологическое исследование Кавказа продолжалось благодаря трудам Московского Археологического Общества, которое, подготовляя Тифлисский Археологический съезд, предприняло в 1879, 1880, 1882- 1888 г. ряд последовательных раскопок: в 1882-1888 гг. А.А.Бобринского у с. Алды и Кулары, в 1898 гг. В.И. Долбежева у с. Кобан, Кескем и Пседах, в1890 и 1901 гг. Г.И. Вертепова у с. Урус-Мартан. Где были найдены зооморфные находки скифской и кобанской культуры.

В этот период начинают складываться коллекции зооморфного искусства. Большинство из этих находок внекомплексно, случайно. Исследователи этого периода обращают внимание на специфические стилистические особенности скифо-сибирского звериного стиля Кавказа.

Открытие памятников кобанской культуры и интерес к ним исследователей привели к грабительским раскопкам памятников.

«Находки… курганные и могильные древности по свидетельству гр. А.А.Бобринского усердно скупаются иностранцами и высылаются во множестве за границу» Русские ведомости 1889 г. пишут о том, что «во Владикавказе древности продаются за бесценок и охотно приобретаются состоятельными жителями для украшения кабинетов и других надобностей, золотые и серебряные вещи, в том числе разбираются на сплав ювелирами. Председатель ИАК гр.А.А.Бобринский в рапорте к министру императорского двора пишет о том, что «в Терской области раскопкою курганов и могил занимаются повсеместно целые аулы… во всех встречавшихся мне группах курганов около половины уже разрыто и испорчено… Точно также не утешительным представляется дело археологам в Грузии». «Русские ведомости» в 1889 г. сообщают « У дигорцев северо-западной Осетии и ингушей Дарьяльского ущелий недавно появился новый промысел – торговля археологическими редкостями, извлекаемыми из древних могильников… Для местного населения это был настоящий промысел, приносивший доход. «Находки… курганные и могильные древности по свидетельству гр. А.А.Бобринского усердно скупаются иностранцами и высылаются во множестве за границу». Во Владикавказе древности продавались за бесценок, и охотно приобретаются состоятельными жителями для украшения кабинетов и других надобностей, золотые и серебряные вещи, в том числе разбираются на сплав ювелирами. …Местные молоканские девушки украшают себя бусами из первобытных могильников, а многие состоятельные дамы заменили современные золотые и серебряные браслеты древними. Во Владикавказе в это время за бесценок продаются археологические древности [Архив ИИМК.Д.№ 64,1888.С.2-3].

Гр. Уварова осматривала эту коллекцию, но владельцы неохотно продают вещи ученым, т.к. те берут их оптом, выгоднее сдавать частным лицам. Осетины сдают в аренду участки своей земли, где обнаружены памятники старины (Гуронт, Галиат, Фаскау, Рутха, Нар, Камунта и др.). Из числа местных жителей, которые «добывали» предметы старины Тагаурский алдар Хабош Кануков, благодаря которому и был открыт, а потом разграблен Кобанский могильник, Илья Дзелихов, который собрал целую коллекцию бронз из верховий Уруха в окрестностях с. Камунта. Большинство предметов зооморфного искусства Кавказа этого периода – внекомплексно.

В 1888 г. состоялась поездка председателя Московского Археологического общества гр. П.С.Уваровой во Владикавказ, по Дагестану и Закавказью с целью сбора старых вещей. Московское Археологическое общество предложило исследователям Кавказа, в частности В.И.Долбежеву, жившему во Владикавказе систематизировать изучение памятников, «определить объем могильника, его глубину…, желательно описать подробности способа погребения. …При доставке предметов, важно указывать из какого они именно слоя, и из какой могилы происходит предмет. Таким образом, исследователи Кавказа переходят от сбора и покупки отдельных предметов и сбора коллекций к научному изучению памятников Кавказа» [Письмо из ИАК. Январь 1888 г. от А.А.Бобринского В.И. Долбежеву. Архив ИИМК.Д.№ 64,1888, с.2-3]. В связи с этим ИАК ставит вопрос о необходимости выдачи открытых листов на право раскопок. Еще одним шагом ИАК было налаживание связей с исследователями-краеведами на Северном Кавказе В.И. Долбежевым и В.И. Вырубовым, которые начинают фиксировать грабительскую деятельность, помогают скупать древности для Эрмитажа и ГИМа [Дело ИАК о поручении г. Долбежеву расследования древнего могильника в ауле Чми Терской области.№137 \1897 г., с.49].

В этот период происходит отток «кобанских древностей», в том числе и зооморфных находок, за границу. В 1887 г. Археологическая Комиссия отмечает, что «за последние 10 лет внимание археологов, как в России, так и за границей все более и более обращается на древности Кавказа. Древности, найденные как в «Кобан», так и в других местах Кавказа стали быстро расходиться главным образом за границу, частью же и в России и в настоящее время сосредоточены в Музеях в Сен-Жермене, Вене, Лионе, Берлине и отчасти в Тифлисском музее и Русском историческом музее в Москве. В Московском историческом музее находится сравнительно небольшая коллекция древностей Кавказа, тогда как наоборот Венский, Сен-Жерменский и Лионский музей по этой части очень богаты.

В парижском археологическом журнале Revu Archeoloique за январь и февраль 1885 г. помещена статья Бапста о раскопках, произведенных им в 1883 году на Кавказе в Западном Дагестане (в Дидойском наибстве, на верхушке горы у дер. Ретло) и в Хевсуретии, где он собрал бронзовые изображения человеческих и звериных фигур [Переписка с Министерством Внутренних дел по поводу раскопок француза Бапста на Кавказе. //Дело ИАК. Архив ИИМК. Ф.1. Дело № 30. 1885 г., с.1].

Вывоз археологических находок, в том числе и кобанской культуры за рубеж, в числе которых большинство составляла зооморфная пластика, привели к запрещению МИДом России иностранцам раскопок на территории Кавказа. Так, в1895 г. Археологическая Комиссия дает заключение отказать графу Зичи в его просьбе о проведении раскопок на Кавказе. В 1897 г ИАК отказали в производстве раскопок с научной целью 2-м германским ученым Леману и Бельку. В 1898 г. ИАК обратилась с ходатайством к МИДу с ходатайством о принятии административных мер к охранению древностей и научных богатств Кавказа против попыток иностранных ученых, настойчиво добивающихся разрешения проникнуть в край под предлогом интересов науки, а на деле расхищающих и увозящих за пределы России местные древности.

К концу XIX в. складываются коллекции, состоящие из предметов кобанской и скифской культуры, большое место в них занимали предметы зооморфного искусства. Важную роль играли покупки у частных лиц Государственным Эрмитажем и Государственным историческим музеем. Многие из этих находок внекомплексны, случайны. Происходящие из раскопок, недостаточно документированы, точность их фиксации оставляет желать лучшего. Источником для сбора музейных коллекций являются частные собрания и коллекции.

Коллекции содержатся также в частных собраниях у генерала Комарова, А.А.Бобринского, Г.И.Вырубова и других… Зооморфные находки появляются также в результате покупок у местного населения Кавказа (Навруза Урусбека, Хабоша Канукова). Складываются частные коллекции графа Уварова, Коссинерского, Г.А. Вырубова, К.И. Ольшевского, А.В. Комарова, Н.С. Семенова.

Одной из самых больших коллекций является собрание полковника К.И. Ольшевского во Владикавказе [Заметка о собрании древностей полковника Ольшевского в Владикавказе. //О высылке в Комиссию на рассмотрение коллекции древностей, принадлежащей полковнику Ольшевскому. Архив ИИМК.Ф.1,Д.68. 1887 г., с.2] . Некоторая часть находок Э.Шантра попала в коллекцию полковника К.И. Ольшевского во Владикавказе. Эта коллекция была куплена Императорским Эрмитажем в марте 1889 г. и попадает в Императорский Российский исторический музей. В ней помимо других находок, находились зооморфно оформленные бронзовые предметы кобанской культуры (подвески, поясные пряжки, бляхи, булавки, втулки, секиры-топорики, кинжалы, псалии, пластины), Камунты, Кумбулты, Верхней Кобани, с. Казбек, с. Галиат, могильника в Чми) [Заметка о собрании древностей полковника Ольшевского во Владикавказе. Опись предметам из коллекции г. Ольшевского, поступивших в исторический музей из Императорской Археологической Комиссии. Кавказ. Тагаурская Осетия. Могильник около селения Верхняя Кобань. //О высылке в Комиссию на рассмотрение коллекции древностей, принадлежащей полковнику Ольшевскому. Архив ИИМК.Ф.1,Д.68. 1887 г., с.49].

В 1886 г. в горной Чечне и Западном Дагестане проводил раскопки К.Н. Россиков, где он добыл из могильников разные древности и до 30 «медных» (бронзовых – В.Г.) статуэток. [Архив ИИМК.Дело №6-1886, с.35]. Из Куштаркае (Дагестан) в 1890 г. от князя Накашидзе поступили медная голова барана [Переписка с князем Накашидзе о высылке в Комиссию на рассмотрение некоторых древних предметов, находящихся в Музее его. Дело ИАК .№176/1890 г.]. Коллекция Комарова содержит до 200 бронзовых статуэток, собранные им у аула Ретло [Переписка с Министерством Внутренних дел по поводу раскопок француза Бапста на Кавказе. // Архив ИИМК. Дело ИАК. № 30. 1885 г., c.6].

Из Хевсуретии в этот период обнаружены 2 фигуры оленей, собравших вместе все 4 ноги. В 1880 г. около Хасавюрта в ходе раскопок полковника Шетихина были обнаружены бляхи в виде петуха и головы барана [Архив ИИМК. Дело № 179/1890. с.112.; Фотоархив ИИМК Q.506.52]. Некоторые зооморфные находки из Дагестана передает С.Мергелидзе.

В коллекцию Г.А. Вырубова вошли бронзовые находки, найденные близ Владикавказа, фибула в виде «скребущегося хищника», голова барана, поясная зооморфная пряжка [Фотоархив ИИМК.Q.506.38].

Шаги в изучении археологических памятников своего края стал предпринимать Терский областной статистический Комитет во Владикавказе. В 1883 г. Московское археологическое общество организовало археологическую экспедицию в нагорную Кабарду и Балкарию под руководством В.Ф.Миллера и М.М.Ковалевского, в 1886 г. всю нагорную часть бывшей Терской области и Кабардино-Балкарии под руководством В.Ф.Миллера. В 1884 г. В.И.Долбежев проводит раскопки в Тли, в 1886-1888 гг. в Фаскау (Галиат), Верхней и Нижней Рутхе, у с. Кумбулта, в 1891 г. открыл новые могильники у с. Кобан, ст. Нестеровской, у с. Беслан и с. Маскеты. В 1888 г. на территории Северного Кавказа проводит раскопки А.А.Бобринский в Кобане, Чми, Дигории в Северной Осетии, Кулары у Грозного, курганов у с. Урус-Мартан.

Раскопки А.А.Бобринским могильника кобанской культуры близ с. Урус-Мартан в последней четверти XIX в. выявили зооморфные находки скифского звериного стиля. На эти находки обратил внимание В.И. Долбежев. Он отметил стилистические особенности этих предметов: «головки тура, барана, оленя чрезмерно тонки, с неестественно удлиненными носовыми частями, а рога непропорционально велики и выведены слишком вычурными и с симметричными завитками» [Долбежев, 1888, c.62-63]. Затем в 1900 г. в ходе раскопок Г.А. Вертеповым могильника у с. Урус-Мартан был обнаружен железный нож с зооморфно оформленной бронзовой рукояткой. Эта находка вызвала интерес А.А.Спицына, который рассмотрел этот предмет в своей статье. В 1888 г. В.Ф.Миллер, изучая находки скифо-сибирского звериного стиля, находит тождество находок из Средней Чечни находкам из Дигорского, Балкарского и Чегемского ущелий. Исследуя археологические памятники Чечни в 1882 г. Н.Семёнов «открывает» знаменитые пряжки «типа Исти-Су».

Исследователи этого периода обращают внимание на специфические стилистические особенности скифо-сибирского звериного стиля Кавказа.

В 1889 г. сообщается о находках двух звериных (волчьих) бронзовых головок близ аула Аллерой. В Чернышевском кургане у ст. Щедринской были найдены 2 бронзовых оленя с большими рогами [Архив ИИМК. ИАК №176/1890].

Н.С. Семенов собрал коллекцию бронзовых предметов из могильников Терской области, среди них птицевидная пряжка «типа Исти-Су», фигурка скачущего коня, стоящего козла [Фотоархив ИИМК. Дело № II25650], булавка с изображением хищника [Фотоархив ИИМК. Дело № II20484], головки хищников (2 шт.) [Фотоархив ИИМК. Дело № II25650]; из Осетинского могильника Терской области фигурка козла, оленя, коня [Фотоархив ИИМК. Дело № II25713]. В 1895 г. Н.С.Семенов продает в ИАК древности, происходящие их могильников в Ичкерии, бывшего Нальчикского округа Терской области, среди которых находились бронзовые фигурки козлов и других животных.

С 1907 по 1912 и с 1914 по 1919 археологические работы на Северном Кавказе не проводились.

В Венский музей Естественной истории (Naturhistorisches Museum) большинство находок кобанской культуры поступило в виде покупок, даров и самостоятельным раскопкам Франца Хегера – заведующего антрополого-этногафическим отделом Венского музея естественной истории (1853-1931) . В 1881, 1880 и 1891 гг. Ф.Хегер предпринял три путешествия на Кавказ. В течение этого времени он приобрел коллекцию археологических материалов, происходящих, в основном, из Северной Осетии. Совместно с В.И.Долбежевым Ф. Хегер посещает раскопки и ведет самостоятельные раскопки. В.И. Долбежев поставляет Ф.Хегеру находки покупая у Х.Д.Канукова. Таким образом, К Ф.Хегеру поступили находки из Чми, Кобана, Рутхи, Камунта, Фаскау, Кумбулты в Северной Осетии и из Кабарды. В 1890 и 1891 гг. Ф.Хегер провел самостоятельные раскопки, получив открытый лист [Хайнрих, 1995,с.184-185; Архив ИИМК Дело № 5635, 1890 г.]. В 1883 году исследователь проводит раскопки древних погребений Кобани и Чми.

В 1881 году 184 предмета из Уолла Кобан были куплены у Х.Д. Канукова в Тифлисе и поступили в Венский музей. В 1882, 1884 гг. Ф.Хегер продолжает сбор древних предметов в Уолла Кобан в Северной Осетии. В марте 1883 г. музей получает в дар находки из раскопок Х.Канукова в Кобани и Чми от Людвига Шифмана генерального консула Перу и от Антропологического Товарищества в Вене. В 1884 году музей вновь получает находки из Кобана в подарок Л. Шифман и от фройлен Громан из Праги. Материалы раскопок древних погребений из Чми, Балты произведенные В.И. Долбежевым в 1883 году поступают в музей дар от Антропологического Товарищества (F. Zwicklitz) в этом же году. В феврале 1888 музеем была произведена покупка древностей у Степана Кулова из Владикавказа. В 1890 г. в музей поступили древности из Дигории благодаря покупке их в Москве Кустосом Хегером (Custos Heger). В 1890 г. раритеты из Кумбулты покупаются Ф.Хегером у Дзелихова во Владикавказе.

В 1891 году в музей продолжают поступать древности из Кобана. В1891 году поступают находки из Кобана и Карца из Собрания Канукова. В 1893 году музей поступают древности из общества Чинахой в Чечне от президента антропологического товарищества в Вене Фердинанда Ф. фон Андриан-Варбург и фрау Темпски из Праги. В 1891 году музей покупает во Владикавказе древние находки из Кумбулты в Дигории у Степана Кулова [Janata, 1978, с.127-142].

Некоторые предметы из раскопок 1871 Э.Шантра в Самтавро и М.Байерна попадают в этот музей [Chantre, 1881. t.XII. C.10-166].

В Берлинском музее доисторического периода и ранней истории (Museum für Vor-und Frühgeschichte) хранится большая коллекция кавказских мате­риалов, созданная по инициативе Рудольфа Вирхова на основе материалов из его раскопок (1881 г.) могильника в Кобанском ущелье Север­ной Осетии. Будучи председателем „Берлинского общества антропологии, древней истории и эт­нологии" он активно содействовал археоло­гическим раскопкам на Кавказе: В. И. Долбежева в Терской области и В. Белька в Нагорном Кара­бахе.

В 1903 г. коллекция берлинского музея попол­нилась более 2000-ми находок - в большинстве своём предметами из бронзы, происходящими из дигорских могильников Верхняя Рутха близ с. Кумбулта и Фаскау близ с. Галиат в Северной Осетии. Эти предметы, собранные московским купцом Коссниерским в конце 19. века в Север­ной Осетии, были куплены у его вдовы, Аделаиды Коссниерской. С поступлением „коллекции Коссниерского" берлинское собрание кавказских бронз стало, наряду с коллекциями в Париже и в Вене, одним из богатейших европейских собра­ний за пределами России (и бывшего Советского Союза). Среди предметов из „коллекции Коссниерского" встречаются предметы зооморфной пластики I до н.э. [Motzenbäcker, 1996. c.140-141].

Зооморфные материалы Кобанского могильника поступили от Рудольфа Вирхова согласно архивным данным Музея в 1902, 1903 и 1905 году из его раскопок и раскопок Вильгельма Гремплера Коллекция Коссинески из Кумбулты, Фаскау, Нар-Хюгель, Рутха-Тиг, Рахта и недокументированные из Северного Кавказа. Поступили от его вдовы в 1903 году [Motzenbäker,1996. c. 9- 12]. В 1903 году в музей сдает свои материалы Вальдемар Бельк, которые он собирал в Карамурзе, Елизаветополе, Гамушели, Калакент (Парадизфестунг). Кедабег сдал материалы из Картахауз в 1903 году. Материалы из Саглык Дашкессан-вег и Дсегам поступили от Швайнитс Кайфа в 1914 году. Большая коллекция из Северного Кавказа поступила в этот музей от Вольфа в 1929 году. Часть коллекции из раскопок Э.Шантра попадает в этот музей [Инвентрная книга. Архив Museum für Vor-und Frühgeschichte].

В Британский Музей попала совсем небольшая коллекция древних материалов из Центрального Кавказа и Закавказья. Коллекция делится на находки кавказского и скифского типа. Большая часть материалов кобанской культуры с Центрального Кавказа поступила в 1913 году от принца Навруза Урусбека.

Это были находки раннего железного века. Вторая группа находок от Клинтона Дента поступила от Эдварда Дента в 1930 году и вызвала интерес его младшего брата Клинтона Дента. Из Закавказья (Карабаха, Еревана, Грузии) в Британский Музей поступили находки в 1898 году. Большая часть находок с Кавказа имеет скифский облик [Curtis, 2002. P.V, с. 9-10].

В Музее Национальных древностей в Сен-Жермен-Эн-Лэ (Musee des Antiquites Nationales in St Germain-en-Laye) находки поступили с Кавказа в 1886-1890 году в основном из Армении от J. De Morgan [Аrchéologie comparée. Partipation a ce catalogue, 1989, с.10]. В июле 1881 года в Кобане Э. Шантр произвёл раскопки более 500 гробниц, среди находок были и предметы зооморфного искусства, некоторые из них попали в Национальный музей древностей Сен-Жермен-эн-Лэ [Chantre,1885, T.II, p.14]. Значительная часть материалов была приобретена в ноябре 1882 года. В марте и июне того же года большая часть находок из некрополя Верхний Кобан была передана в музей Э.Шантром безвозмездно. В 1883 году была зарегистрирована другая коллекция с Кавказа [Лорр, 2000, с.176-177].

В Будапештский музей поступила коллекция венгерского графа Зичи из Чегема и Баксана, купленная им у кабардинского феодала И.Урусбиева.

Государственным историческим музеем (Москва) находки из могильника Фаскау были куплены у местного кладоискателя Бегузара Дзелихова [Архив СОИГСИ, ф.6, о.1, №5]. Сюда поступила коллекция А.А.Миллера кобанских бронз из Верхнего Чегема. Поступает коллекция из Верхнекобанского могильника из собрания А.С.Уварова. Казбекский клад, комплекс бронзовых, серебряных и железных предметов (около 200 шт.), обнаруженный в 1877 Г. Д. Филимоновым на территории станции Казбек Военно-Грузинской дороги (ныне поселок Казбеги в Грузинской ССР) поступил в основном в Государственный Исторический музей (Москва). 

Датирующими вещами для Казбекского клада являются серебряные чаши и фигурка барана, выполненные в стиле ахеменидского искусства 6—5 вв. до н. э. Бронзовые сосуды, фибулы, фигуры оленей, фаллические изображения человека, навершия, рукоятки, бронзовые пояса, железные мечи, копья и удила относятся к позднему этапу кобанской культуры [Филимонов, 1878. т. 2, с79.; Амиранашвили, 1950].

Большая часть зооморфных находок кобанской культуры находится в Государственном Эрмитаже. Здесь находится коллекция, В.И.Долбежева, собранная им в1886-1893 гг. в Терской области, сборы из могильника Рутха. Здесь же храниться коллекция К.И.Ольшевского, купленная Эрмитажем через Императорскую Археологическую комиссию в 1887 г., и преимущественно приобретенные этим известным владикавказским краеведом и коллекционером на территории Северной Осетии у местных жителей (в Дигории, Куртатии и Тагаурии). Эта коллекция поступила в ГЭ в 1889 году. В 1888 году А.А.Бобринский составил обширное археологическое собрание, которое образовало самую большую коллекцию древнекобанских бронз Эрмитажа [Доманский,1984, c.110,16]. С территории Кабардино-Балкарии в 1887-1890 гг. в Эрмитаж попадает коллекция Д.А.Вырубова – начальника Нальчикского Военного Округа. В 1913-1918 гг. находки из района Нальчика приобретались у местного торговца древностями Ш.Агжитова. Сюда же попала коллекция А.А.Бобринского, Комарова из Кобанского могильника.

Многие из зооморфных экспонатов зафиксированы в фотоархиве Института истории материальной культуры в Санкт-Петербурге. Коллекция Г.Вырубова из раскопок в Нальчикском округе Терской области.

Гордостью археологического музея Казанского университета являются прекрасные произведения древних кавказских металлургов - предметы уникальной учебной коллекции, подаренной Обществу Археологии, Истории и Этнографии при Казанском университете графиней П.С. Уваровой - членом Московского археологического общества. В составе коллекции - браслеты, фибулы, бляшки. Среди них бронзовые привески в виде голов баранов.

В Кавказский музей в Тбилиси ныне Государственный музей Грузии им. Академика С.Н. Джанашиа коллекция находок из с. Кобан начала поступать от Х.Канукова практически сразу после обнаружения из в 1869 г. В 1876 году приехавший в Тифлис, заведующий отделом древностей одного из московских Музеев Г. Д. Филимонов, обратил внимание на вещи из аула Кобан. приехавший в Тифлис, заведующий отделом московского музея Г.Д.Филимонов. В следующем году он отправился в Кобан, произвел там раскопки и убедился в существовании обширного древнего могильника. Раскрыв незначительную часть могильника, Филимонов найденные древние предме­ты определил как относящиеся, безусловно, к «доисто­рической культуре» [Уварова,1902. Таб.II-III. с.11-14; Доманский,1984.С.5]. Часть Казбекского клада поступила в Государственный музей Грузии (Тбилиси). Сюда же попадают предметы из раскопок Э. Шантра попавшие в коллекции графа А.С.Уварова и генерала А.В.Комарова [Chantre E.,1885, T.II, p.14]. Главную часть коллекций Кавказский музей получил от V-го Археологического съезда и от Кавказского археологического общества.

В конце XIX-начале XX вв. начинается обобщение зооморфного материала и его анализ.

По мнению А.С. Уварова кобанские древности местного происхождения, однако, наблюдается влияние Передней Азии (в особенности Ассирии). А.С. Уваров писал: « можно заметить, что некоторые изображения исключительно употреблялись для известного рода изделий. Таким образом, на топорах встречаются: азмеи, б)драконы или фантастическое животное, заканчивающееся змеиным хвостом, в)рыбы, г)олени с олененками, д) тигр или волк или шакал… На прямых и плоских пряжках повторяются некоторые из таких же изображений, как-то тигры или леопарды, змеи и олени, но рыбы никогда не встречаются. Такое же замечание можно сделать на привесках, между которыми бараньи головы с длинными завитыми рогами встречаются чаще всего и, по-видимому, предпочитались всяким привескам с другими изображениями». Исследователь делает вывод, о том, что их изображения соответствуют мифологическому или символическому значению этих животных [Уваров,1887, с.5].

Первые исследователи кобанской культуры пытались определить ее истоки и пути ее распространения. Р.Вирхов считает, что металлическая культура Кавказа развилась под влиянием азиатской и проникла в него с юга, в этом убеждает как географическое распространение находок, так, отчасти, самый стиль изделий. Осетия (Кобан) Степан-Цминда (близ Казбека, не главной дороге через средний кавказский хребет), Самтавро (близ Мцхета), на том же пути), Делижан – вот главные, известные до сих пор пункты, к которым Вирхов причисляет еще один более южный, к северо-востоку от Батума на границе древней Комизы, на Чурук-Су (коллекция вещей у генерала Смекалова). Мы можем прибавить, что подобные же бронзовые изделия (особенно фаллические идолы) встречаются в Аргунском ущелье (в Шатое) также близь древнего пути в Закавказье (около Эльбруса, в области карачаевцев) и что изделия совершенно почти тождественны с кобанскими, были получены генералом Комаровым из Ксанского ущелья в Цхаоти. Гр. П.С. Уварова соглашалась с ним.

Э. Шантр публикует в атласе находки, происходящие из памятников Кавказа, в том числе и зооморфные и анализирует их [Chantre,1886].

Большую роль в изучении зооморфного искусства Кавказа сыграло издание П.С. Уваровой (1900) свода находок, происходящих из могильников Северного Кавказа. Для этого периода характерно накопление предметов зооморфного искусства. К сожалению, большинство находок было получено внекомплексно, недокументированно. В этот период исследуются отдельные экземпляры.

Одним из первых изучению находок зооморфного искусства Центрального Кавказа посвятил свои работы Э. Шантр (1884, 1888), Г.Оссовский (1882). Первые исследователи Кавказа В. Бельк (1894), Р. Вирхов (1895), Б.В. Фармаковский (1914), А.А. Ивановский (1911) сразу обратили внимание в своих работах на бронзовые гравированные пояса с изображением животных, сцен охоты, Э. Шантр (1886) на зооморфное оформление бронзовых орнаментированных топоров, наверший кинжалов, поясных пряжек, булавок, привесок к их изучению на протяжении последующего времени неоднократно обращались. Первые шаги по изучению находок скифо-сибирского звериного стиля Северного Кавказа делаются В.И. Долбежевым [Долбежев, 1988], А.А. Спицыным [Спицын, 1902], В.Ф. Миллером [Миллер, 1988].

Во второй половине XIX в. приоритет в изучении памятников Кавказа принадлежал зарубежным ученым. По мнению Председателя Археологического Общества гр. Уваровой: что касается до описания Кобанского могильника, то на русском языке мы имеем покуда только несколько общих замечаний и протоколов раскопок, иностранцы же предупредили нас и г. Шантр издал предварительную заметку (в «Materjax pour l’histoire primitaye”) со многими рисунками и скоро должно выйти большое его сочинении, а Вирхов – большой труд «Das Gräberfeld von Koban“ в Berlin в 1883 г. с атласом из 11 таблиц. Последнее сочинение особенно важно, так как Вирхов подвергает подробному сравнительному изучению добытые их могил предметы и обстоятельно рассматривает вопрос как о древности этого могильника в частности, так и о происхождении и распространении древней металлической культуры на Кавказе вообще.

Уже в этот период Р.Вирховым (1895) отмечается, что находки кобанской культура имеет много общего с другими находками Кавказа.

По мнению Вирхова, эта металлическая культура или точнее культура начального железного века относится к X-XI веку до Р.Х.

С.370 Вирхов восстает против мнения, высказанного Бертраном и другими археологами, считающими Кавказ за центральный очаг того великого культурного движения, которое внесло в Европу употребление металлов,… Кроме того, на Кавказе до сих пор еще не были находимы формы для отливки бронзовых изделий, которые, однако, известны из многих местонахождений южной и средней Европы, даже Южной России и Передней Азии. С другой стороны, замечает Вирхов, значение кавказских находок, «может быть, именно возвышается тем, что мы видим здесь местную культуру, развившуюся, вероятно, под семитическим влиянием, но принадлежащие в основе арийскому потоку и достигшую такого значительного совершенства, какое мы встречаем лишь в немногих местностях в ту отдаленную эпоху. Высокая ее древность позволяет поставить ее в известные отношения к одновременной, может быть, с ней, бронзовой эпохе западной Европы, хотя она высказывает уже очевидное знакомство с употреблением железа. Особую важность представляет она, как явление параллельное древнейшему железному веку в южной Европе, в течение которого здесь происходило формирование культурных народов позднейшей эпохи».

Исследование Кавказа западноевропейскими и российскими исследователями середины XIX в. – первого десятилетия XX в.привело к обнаружению первых зооморфных находок и введению их в научный оборот, первым попыткам систематизации отдельных категорий предметов.



ЛИТЕРАТУРА

Амиранашвили Ш. Я. История грузинского искусства, t. 1, М., 1950. – .- 81 с.

Анучин Д.Н.Отчет о поездке в Дагестан летом 1882 года, совершенной при содействии Императорского Русского Географического Общества.//Известия императорского Русского географического общества. Т.XX. Пб.,1885.- С. 24-449.

Долбежев В.И. Об орнаментах и формах бронз находимых в доисторическом кладбище близ селения Уолла-Кобан (Терской области). // Сборник материалов для описания местностей и племен. Кавказа. Выпуск VI. -Тифлис,1888. – С.50-76.

Доманский Я.В. Древняя художественная бронза Кавказа. Москва, 1984. – 238 с.

Крупнов Е.И. Древняя история Северного Кавказа.,1960. – 520 С.

Лорр К. О Происхождении археологической коллекции Эрнста Шантра.//Российская археология. 2000. №. С.176-177).

Миллер В.Ф. Терская область. Археологические экскурсии. //Материалы по археологии Кавказа. - Вып. I. – М.,1888 - С.1-99.

Спицын А.А. Медная оправа кинжала из Терской области. // Известия Археологической комиссии № 4,1902, С.132-135.

Уваров А.С. К какому заключению о бронзовом периоде приводят сведения о находках бронзовых предмеиов на Кавказе.// Труды V археологического съезда в Тифлисе. М., 1887. – С. 1-9.

Уварова П.С. Могильники Северного Кавказа.//Материалы по археологии Кавказа. Вып.VIII.- М.,1900.- 375.

Уварова П.С. Археология. Коллекции Кавказского музея. Т.V. Тифлис,1902. 190 с.V.

Филимонов Г. Д. О доисторической культуре в Осетии // Антропологическая выставка общества любителей естествознания, антропологии и этнографии 1879 г., т. 2, М., 1878 — 79 с.

Хайнрих А. Раннесредневековые катакомбные могильники у селений Чми и Кобан (по материалам Венского Естественно-Исторического музея) // Аланы: история и культура. – Владикавказ, 1995. - С. – 184 – 257.

Аrchéologie comparée. Partipation a ce catalogue. Paris,1989. - С. 79-91.



Chantre E. Necropoles prehistoriques du Caucase renfermant des cranes macrocephales.// Materiaux pour L’Histoire primitive et naturelle de l’homme. –Paris, 1881. t.XII. C.10-166.

Chantre E. Le Caucase. Periode Prohistorique. Atlas. Paris, Lion,1886.т.1. - 34 с.

Сhantre E. Le Caucase. Periode Protohistorique. T.2, Paris-Lion, 1886.

Curtis J. Ancient Caucfsian and Related Material in The British Museum. London, 2002. - P.121.

Janata A. Franz Heger und die Sammlungen “Kaukasischer Altertümer” in Wien.//Archiv für Völkerkunde 32. Wien,1978.- C.127-142.

Motzenbäcker I. Sammlung Kossnierska. Der Digorische formenkreis Der Kaukasischen bronzezeit.Berlin: Museum für Vor-und Frühgeschichte,1996. – 294 с.

Архивные материалы:

Архив ИИМК. Дело ИАК № V.581. Анучин Д.

Архив ИИМК. Дело ИАК. № 30. 1885 г. Переписка с Министерством Внутренних дел по поводу раскопок француза Бапста на Кавказе.

Архив ИИМК. Дело ИАК №6-1886.

Архив ИИМК. Дело ИАК № 176/1890. Пререписка с князем Накашидзе о высылке в Комиссию на рассмотрение некоторых древних предметов, находящихся в Музее его.

Архив ИИМК. Дело ИАК № 179/1890.

Архив ИИМК. Дело ИАК № 5635. 1890г.

Архив ИИМК. Дело ИАК .№137 \1897 г. о поручении г. Долбежеву расследования древнего могильника в ауле Чми Терской области.

Архив ИИМК.Д.№ 64,1888. Русские ведомости от 26 марта 1889 г. № 84

Архив ИИМК.Д.№ 64,1888. Письмо из ИАК. Январь 1888 г. от А.А.Бобринского В.И.Долбежеву.

Архив СОИГСИ, ф.6, о.1, дело №5

Фотоархив ИИМК. Дело № II49987.

Фотоархив ИИМК. Дело № Q.506.8; 506.7; 506.9; 506.18; 506.19;).

Фотоархив ИИМК. Дело № II25650.

Фотоархив ИИМК. Дело № II20484.

Фотоархив ИИМК. Дело № II25650.



Фотоархив ИИМК. Дело № II25713.
Каталог: files
files -> Мазмұны мамандық бойынша түсу емтиханының мақсаттары мен міндеттері
files -> І бөлім. Кәсіпкерліктің мәні, мазмұны
files -> Програмаллау технологиясының көмегімен Internet дүкен құру
files -> Қазақстан Республикасының Жоғарғы Соты «Сот кабинеті»
files -> Интернет арқылы сот ісі бойынша ақпаратты қалай алуға болады?
files -> 6М070600 –«Геология және пайдалы қазба кенорындарын барлау» 1 «Пайдалы қазба кенорындарын іздеу және барлау»
files -> Оқулық. қамсыздандыру: Жұмыс дәптері
files -> «2-разрядты спортшы, 3-разрядты спортшы, 1-жасөспірімдік-разрядты спортшы, 2-жасөспірімдік-разрядты спортшы, 3-жасөспірімдік-разрядты спортшы спорттық разрядтарын және біліктiлiгi жоғары деңгейдегi екiншi санатты жаттықтырушы
files -> Регламенті Негізгі ұғымдар Осы «Спорт құрылыстарына санаттар беру»
files -> Спорттық разрядтар мен санаттар беру: спорт шеберлігіне үміткер, бірінші спорттық разряд, біліктілігі жоғары және орта деңгейдегі бірінші санатты жаттықтырушы, біліктілігі жоғары деңгейдегі бірінші санатты нұсқаушы-спортшы


Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет