Обзор судебной практики по делам о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц государственных органов, органов дознания, следствия, прокуратуры и суда



Дата04.03.2016
өлшемі87 Kb.
түріОбзор
Обзор

судебной практики по делам о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц государственных органов, органов дознания, следствия, прокуратуры и суда

Согласно статистическим данным количество рассмотренных судами дел о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, в 2004 году снизилось по сравнению с 2003 годом в два раза, а обоснованность заявленных требований составила 81%.

Одновременно с исками материального характера предъявлялись требования и о компенсации морального вреда. Только по делам, поступившим на изучение, с государственных органов и республиканского бюджета взыскано решениями судов 18 026 968 тенге.

Как показало обобщение, суды республики, в основном, правильно применяют нормы материального права об ответственности государственных органов за причиненный вред. Вместе с тем, имеет место и неправильное толкование либо применение действующих норм права по делам этой категории.

Согласно п. 1 ст. 923 ГК ответственность за вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, привлечения к уголовной ответственности, применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, домашнего арес-та, подписки о невыезде, наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, помещения в психиатрическое или другое лечебное учреждение, возмещается государством в полном объеме, независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, в порядке, установленном законодательством.

Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс, производится в соответствии с главой 4 УПК. Объем возмещения вреда предусмотрен статьей 43 УПК, согласно которой имущественный вред лицам, имеющим право на возмещение вреда, причиненного в результате незаконных действий органа, ведущего уголовный процесс, включает возмещение:

- заработной платы, пенсии, пособий, иных средств и доходов, которых лишились лица, имеющие право на возмещение вреда;

- имущества, незаконно конфискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или иного решения суда;

- штрафов, взысканных во исполнение незаконного приговора суда;

- судебных издержек и иных сумм, выплаченных лицом, в связи с незаконными действиями;

- сумм, выплаченных лицом за оказание юридической помощи;

- иных расходов, понесенных такими лицами в связи с уголовным преследованием.

Лица, имеющие право на возмещение вреда, причиненного в результате незаконных действий органа, ведущего уголовный процесс, перечислены в ч.1 ст.39, ч.2, 3, 4, 5 ст.40 УПК. Указанными лицами требование о возмещении вреда долж-но быть заявлено в орган, ведущий уголовный процесс (суд, а также при досудебном производстве по уголовному делу прокурору, следователю, органу дознания, дознавателю).

В статье 47 УПК предусмотрено, что если требование о реабилитации или возмещении вреда не удовлетворено либо лицо не согласно с принятым решением, оно вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Между тем, по поступившим на изучение гражданским делам видно, что суды, как правило, не выясняли вопрос: обращался ли заявитель с требованием о возмещении вреда к органу, ведущему уголовный процесс и каково его решение?

К примеру, решением Ерейментауского районного суда Акмолинской области от 29.04.2004 года с республиканского бюджета в пользу Е. взыскана заработная плата в сумме 267.263 тенге за период отстранения от должности и компенсация морального вреда 50.000 тенге.

Из материалов дела видно, что Е. постановлением следователя Ерейментауского РОВД освобожден от занимаемой должности акима Павловского сельского округа с 12.10.2001 года, в связи с привлечением его к уголовной ответственности по ст.ст. 308, 314 УК. Уголовное преследование в отношении Е. постановлением следователя от 29.05.2003 года прекращено за отсутствием состава преступления, поэтому он обратился в суд с заявлением о взыскании заработной платы за период отстранения от занимаемой должности.

При принятии заявления, суд не выяснил, обращался ли Е. с требованием о возмещении вреда в порядке уголовного процесса к органу, вынесшему постановление о прекращении уголовного дела, если обращался, то каково его решение.

Если при приеме заявления не будет представлено таких данных, то суд в части материальных требований должен обязать заявителя представить сведения либо истребовать из органа, ведущего уголовный процесс и принявшего решение о реабилитации заявителя, в порядке уголовно-процессуального законодательства.

Перечень оснований, перечисленный в ч.1 ст.923 ГК, для возмещения причиненного гражданину вреда, является исчерпывающим. Незаконность действий органов, ведущих уголовный процесс, устанавливается приговором или постановлением суда либо постановлением, вынесенным органом дознания, предварительного следствия, прокурором.

П. обратился в Уральский городской суд с иском о возмещении материального ущерба в размере 443 300 тенге и компенсации морального вреда в сумме 75 000 000 тенге в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности. В обоснование требований указал, что Комитетом национальной безопасности Республики Казахстан в отношении него было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст.209, ч.1 ст.316 УК. Однако, постановлением следователя Болынечерниговского района Самарской области от 27.11.03 года уголовное дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления, преду-смотренного ч.2 ст. 194 и ч.2 ст.293 УК Российской Федерации.

Суд своим решением от 23.07.2004 года отказал в удовлетворении иска, обоснованно указав, что обвинение, по которому возбуждено уголовное дело в Республике Казахстан, по составу не соответствует обвинению, производство по делу прекращено в Российской Федерации. Из материалов дела видно, что П. предъявлено обвинение в уклонении от уплаты таможенных платежей и сборов на сумму около 150 000 000 тенге с использованием служебного положения, по предварительному сговору, организованной преступной группой, а УК РФ ответственность за создание организованной преступной группы в целях уклонения от уплаты таможенных платежей в крупном размере не предусмотрена.

Основанием для полной реабилитации и возмещения причиненного вреда также не является и исключение из приговора части обвинения или частичное оправдание.

Ж. обратился в суд с иском к Министерству юстиции о возмещении материального и морального вреда, причиненного незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс по основаниям незаконного осуждения по ст.145 УК. Заявитель указал, что ему причинен материальный вред, который выразился в издержках на международные и междугородние телефонные переговоры (63815 тенге), а незаконным задержанием и осуждением причинен моральный вред в сумме 1 000 000 тенге.

Решением суда № 2 Казыбекбийского района г.Караганды от 15.06.2004 года, оставленным без изменения постановлением коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда от 28.07.2004 года, в удовлетворении требований отказано.

Судом установлено, что Ж. приговором суда от 20.01.2003 года осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 145, 341 УК в виде лишения свободы сроком на 3 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. В апелляционном порядке приговор в части осуждения по ст. 145 УК отменен, производство по делу прекращено в этой части ввиду отсутствия в его действиях состава преступления. Наказание, назначенное Ж. по ст. 341 УК в виде трех лет лишения свободы, поглотило назначенное наказание в виде одного года лишения свободы по ст.145 УК.

Иски о компенсации в денежном выражении за причиненный моральный вред предъявляются только в порядке гражданского судопроизводства согласно ч.2 ст. 44 УПК. Размер компенсации морального вреда в денежном выражении следует считать справедливым и достаточным, если при установлении его размера судом учтены все конкретные обстоятельства, связанные с нарушением личных неимущественных прав граждан, и позволяет сделать обоснованный вывод о разумном удовлетворении заявленных истцом требований.

Д. обратился в суд с иском к Министерству юстиции и Министерству финансов Республики Казахстан о возмещении морального вреда в сумме 10 000 000 тенге в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности и незаконным осуждением.

Военный суд Усть-Каменогорского гарнизона решением от 19.02.2003 года взыскал 500 000 тенге в счет компенсации морального вреда, указав, что в результате незаконных действий органов предварительного следствия Д. находился под стражей и заболел гипертонической болезнью. Суд апелляционной инстанции, снижая размер компенсации до 100 000 тенге, сослался на то, что гипертонической болезнью Д. страдал и ранее, а под стражей находился незначительное время.

Согласно п.п.3) п.3 ст.951 ГК, моральный вред подлежит возмещению, независимо от вины причинителя, в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, привлечения к уголовной ответственности, применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, домашнего ареста или подписки о невыезде, наложения административного взыскания в виде ареста, помещения в психиатрическое или в другое лечебное учреждение.

М. обратилась в Усть-Каменогорский суд с иском к П. и администраторам республиканской бюджетной программы Министерства финансов и юстиции, указав, что была незаконно осуждена по частному обвинению П. и просила взыскать моральный вред в размере 1 000 000 тенге в солидарном порядке. Суд удовлетворил иск в части взыскания морального вреда с бюджета, значительно уменьшив сумму заявленного требования, и отказал в удовлетворении иска с П., обосновав свое решение тем, что последняя, обращаясь в суд с заявлением, предполагала о нарушении ее права.

На требования о возмещении морального вреда исковая давность не распрост-раняется. При рассмотрении дел не учитывается, что вред должен возмещаться в случае, если на момент его причинения была предусмотрена ответственность за такие действия. Такой вред не подлежит возмещению и в тех случаях, когда после введения законодательного акта в действие гражданин испытывает нравственные или физические страдания.

Несмотря на это, Кокшетауский городской суд Акмолинской области решением от 09.03.2004 года удовлетворил заявление К. и взыскал с Министерства юстиции (из средств республиканского бюджета 010) материальный ущерб 96 670 тенге и компенсацию морального вреда 150 000 тенге за неправомерные действия сотрудников Государственного следственного комитета, совершенные в июне 1996 года при допросе К.

В соответствие с п. 2 ст. 923 ГК вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате иной незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, возмещается по основаниям и в порядке, установленном ст. 922 ГК. Диспозиция данной нормы закона предусматривает два вида ответственности, а именно: на общих основаниях за счет денег, находящихся в распоряжении этих органов, и за счет государственной казны при издании государственными органами актов, не соответствующих законодательным актам.

К. обратился в суд № 1 района им. Казыбек-би г. Караганды о возмещении морального вреда, причиненного неправомерными действиями полицейских. В обоснование заявления указал, что 27.10.2003 года около 16 часов его задержали на ул. Муканова и, не объяснив причины, доставили в Юго-восточное отделение полиции, допросили по эпизодам личной жизни, задавали вопросы, где и с кем находился 24.10.2003 года. После этого, против его воли сфотографировали в «фас» и «профиль», сняли отпечатки пальцев, заявили, что поставят на учет.

К., считая, что нарушены его права : право на личную свободу, на неприкосновенность человеческого достоинства, частной жизни, свободного передвижения, обратился в суд с заявлением, в котором просил обязать ответчика - УВД г.Караганды принести официальные извинения за действия своих сотрудников; уничтожить видео и фото материалы с его изображением, а также дактилоскопические отпечатки пальцев и рук; взыскать денежную компенсацию морального вреда - 100 000 тенге.

Решением суда от 08.10.2004 года заявление удовлетворено частично. Выводы суда мотивированы тем, что основания задержания заявителя, как лица, представляющего оперативный интерес, являются неправомерными, противоречащими п. 15 ст. 11 Указа Президента Республики Казахстан, имеющего силу Закона “Об органах внутренних дел”. В удовлетворении иска о взыскании компенсации морального вреда отказано по мотивам того, что УВД г. Караганды бюджетная организация, финансируется из госбюджета через Главное УВД Карагандинской области, достаточных правовых оснований к удовлетворению требований не имеется.

Постановлением надзорной коллегии Карагандинского областного суда от 23.12.2004 года решение районного суда изменено, в части отказа о взыскании компенсации морального вреда решение отменено и вынесено новое об удовлетворении иска и взыскании морального вреда непосредственно с УВД.

Обобщение показало, что в некоторых случаях суды при удовлетворении исков о возмещении вреда, причиненного в результате иной незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры руководствуются ст. 921 ГК, которая предусматривает ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником.

Так, ТОО «Марком» обратилось в суд с иском к финансовой полиции по Костанайской области, Министерству юстиции, как представителю государственной казны, о возмещении материального ущерба, мотивируя тем, что в результате неправомерных действий работника налоговой полиции К., установленных приговором суда, причинен ущерб в сумме 11 000 000 тенге, и просило взыскать эту сумму с ответчиков в солидарном порядке.

Из материалов дела усматривается, что К., будучи инспектором Комитета налоговой полиции по Костанайской области, превысив свои должностные полномочия, явно выходя за пределы предоставленных ему прав, незаконно вмешиваясь в деятельность коммерческой организации, используя свое служебное положение, произвел в ТОО «Марком» выемку подлинных бухгалтерских документов за период с 1994 по 1998 годы, что привело к длительной остановке производственной деятельности предприятия и причинению крупного ущерба. Приговором суда К. за эти действия признан виновным и осужден к 8 годам лишения свободы.

Решением специализированного экономического суда Костанайской области от 03.12.2003 года с Департамента по борьбе с экономической и коррупционной преступностью по Костанайской области взыскано в пользу ТОО «Марком» 11 000 000 тенге. При недостаточности средств постановлено взыскать эту сумму с Министерства юстиции в субсидиарном порядке.

По другому делу, специализированный межрайонный экономический суд Костанайской области решением от 04.12.2003 года удовлетворил требования ТОО «Хлеб-Маркет» и признал действия следователя по распоряжению вещественным доказательством - зерном в количестве 107 тонн 260 кг незаконными. Объектом преступления по уголовному делу являлись денежные средства, переданные гражданину Виоара, который впоследствии скрылся, а следователь приобщил в качестве вещественного доказательства - зерно, которое на момент вынесения постановления, было уже реализовано ТОО «Агротехком». Кроме того, суд отметил, что следователем в нарушение требований ст. 121 УПК дано указание о переоформлении зерна на ТОО «Агротехком», хотя в отношении него имелся спор о праве собственности. Решением с ГУ «Алтынсаринский РОВД Костанайской области субсидиарно с администратора программы № 046 Министерства юстиции в пользу ТОО «Хлеб-Маркет» взыскано 1768932 тенге.

В обоих примерах, суд неправильно руководствовался ст. 921 ГК, считая, что правоохранительные органы должны отвечать за действия своих работников в регрессном порядке. Суду следовало сделать ссылку на п.2 ст. 923 ГК, согласно которой, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате иной незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры возмещается по основаниям и в порядке, предусмотренном ст. 922 ГК. В соответствии с ч.3 ст. 922 ГК вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц государственных органов в области административного управления, возмещается на общих основаниях за счет средств, находящихся в распоряжении этих органов. При их недостаточности вред возмещается субсидиарно за счет государственной казны. Применение судами ст. 921 ГК было необоснованным также и потому, что она не предусматривает субсидиарную ответственность государства, хотя суды в обоих случаях возложили такую ответственность на Министерство юстиции, как администратора программы.

В некоторых случаях при рассмотрении исков о возмещении вреда должностные лица правоохранительных органов, действиями которых был непосредственно причинен ущерб, добровольно возмещали его заявителям, а суды прекращали производство по делу ввиду отказа от иска. Такая практика не противоречит законодательству лишь потому, что истцы сами добровольно отказывались от своих требований, поскольку их удовлетворял размер возмещения вреда.

По иску Ш. к УВД по Актюбинской области о взыскании материального ущерба и морального вреда за незаконные действия работника полиции А., который пытался доставить ее в отдел полиции и тем самым причинил физический вред, в ходе рассмотрения дела непосредственно работник полиции возместил вред в размере 30000 тенге (на лечение). На основании заявления истца суд № 2 г. Актобе определением от 23.04.2004 года прекратил производство по делу.

Согласно п. 1 ст. 108 УПК жалобы на действия и решения дознавателя, органа дознания и следователя подаются прокурору, надзирающему за исполнением законов при производстве предварительного следствия и дознания. Другие незаконные действия сотрудников полиции, в частности, нарушение закона при производстве процессуальных действий, затрагивающих права и законные интересы граждан и организаций, могут быть обжалованы в суд.

К примеру, А. обжаловала действия сотрудников Торбагатайского РОВД как незаконные, которые 07.03.2003 года без законных оснований выгрузили из задержанной автомашины рыбу общей стоимостью 1 089 000 тенге.

Решением суда № 1 Торбагатайского района Восточно-Казахстанской области действия работников РОВД признаны незаконными, пункт 4 постановления следователя в части передачи рыбы на хранение в холодильник ТОО «Корпорация Зайсан – Рыба» отменен. Постановлено возвратить А. рыбу в количестве 21.800 кг, общей стоимостью 1 089 000 тенге.

Поскольку постановлением следователя от 06.03.2003 года отказано в возбуждении уголовного дела за отсутствием в действиях А. состава преступления, то судом обоснованно рассмотрено дело по существу.

Обобщение показало, что суды при удовлетворении требований о взыскании вреда с государственных органов в резолютивной части решения указывали на взыскание денежных сумм при их недостаточности у ответчика субсидарно за счет государственной казны. Такая практика не основана на законе и представляется неправильной.

Субсидиарная (дополнительная) ответственность означает право кредитора после предъявления иска основному должнику взыскать недополученную часть долга с другого обязанного лица.

В соответствии со ст. 357 ГК до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законодательством или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником, кредитор должен предъявить требование к нему. В неисполненной части требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность, при условии, что основной должник отказался удовлетворить или не исполнил его полностью; кредитор не получил от должника в разумный срок ответ на предъявленное требование; а также оно не исполнено путем зачета встречных требований к основному должнику при условии наличия такой возможности.

Законом установлено, что если иск предъявлен к лицу, несущему субсидиарную ответственность, то последнее должно привлечь основного должника к учас-тию в деле. Таким образом, возложение ответственности за причиненный вред субсидиарно на государственную казну должно иметь место в отдельном судебном производстве после того, как будут представлены доказательства неисполнения обязательства основным должником.

Если законом предусмотрена субсидиарная ответственность государства, то об этом следует указать в мотивировочной части решения, в резолютивной части постановить о взыскании вреда только с основного ответчика.

При предъявлении иска к государству о взыскании суммы причиненного вреда в субсидиарном порядке, суд должен привлечь к участию в деле основного должника и выяснить причины, по которым он не смог исполнить свои обязательства. В этих целях, суд может привлечь к участию в деле также представителя казначейства. Если суд выяснит, что основной должник не принимал мер к передвижке денежных сумм с одной специфики бюджетной классификации на другую ( например, у должника имелась экономия по заработной плате, которую он израсходовал на премии), то суд может отказать в требовании о взыскании присужденной суммы непосредственно с республиканского или местного бюджета в субсидиарном порядке и рекомендовать истцу продолжить взыскание с основного должника.

В соответствии со ст. 9 ГК за защитой в суд может обратиться лицо, право которого нарушено. Защита гражданских прав осуществляется не только путем признания права, восстановления положения, существовавшего до нарушения права, но и компенсацией морального вреда. При обращении в суд лица, права которого не нарушены, суды выносят решения об отказе в удовлетворении такого иска.

К примеру, индивидуальный предприниматель М. обратился в суд с заявлением о возмещении морального вреда, в котором указал, что он является учредителем ТОО «Пегас» (такси), которое он создал в 1997 году. В декабре 2002 года ТОО «Пегас» обратилось в Департамент Агентства Республики Казахстан по регулированию естественных монополий и защите конкуренции по Костанайской области с заявлением о фиксации фактов недобросовестной конкуренции и принятия мер к диспетчерской службе такси с телефоном 53-02-01 по основаниям использования данной службой названия ТОО «Пегас» при приеме заказа. На поданное заявление получил отказ, который причинил ему нравственные страдания, поэтому просит взыскать компенсацию морального вреда в размере 100 000 тенге. В обоснование заявленных требований истец сослался на вступившее в законную силу решение специализированного межрайонного экономического суда Костанайской области от 13.06.2003 года, которым признан незаконным отказ Департамента Агентства РК по регулированию естественных монополий и защите конкуренции по Костанайской области по проверке заявления ТОО «Пегас».

Решением специализированного межрайонного экономического суда Костанайской области от 03.02.2004 года в иске индивидуальному предпринимателю М. о возмещении морального вреда отказано.

Выводы суда представляются правильными, поскольку он , являясь учредителем ТОО «Пегас», не может являться индивидуальным предпринимателем в гражданских правоотношениях между ТОО «Пегас» и Департаментом Агентства по регулированию естественных монополий и защите конкуренции по Костанайской области, его права не нарушены.

В практике судов встречаются неправильное истолкование сумм, присужденных в возмещение вреда здоровью и капитализированных в процессе ликвидации предприятия по основаниям банкротства.

Жетысуским районным судом г. Алматы 31.05.2004 года рассмотрено дело по иску Ш., П. и др. к Министерству труда и социальной защите населения Республики Казахстан о признании незаконными действий по удержанию подоходного налога с капитализированных сумм, выплачиваемых в возмещение вреда, причиненного здоровью и взыскании незаконно удержанных сумм. Исковое заявление было удовлетворено, суд обязал Налоговый комитет Министерства финансов возвратить незаконно удержанный подоходный налог.

Удовлетворяя заявление, суд посчитал, что капитализация повременных выплат в рамках процедур банкротства не является возмещением утраченного заработка, а является единовременной выплатой за счет государственного бюджета. Между тем, исчисленные в рамках конкурсного производства капитализированные платежи являются возмещением утраченного заработка (дохода) потерпевшего. Этот доход действующим налоговым законодательством не освобожден от налогообложения.

С учетом этого, постановлением коллегии по гражданским делам Верховного Суда от 22.02.2005 года судебные акты по делу отменены и вынесено новое решение об отказе в иске.

Как свидетельствует изучение практики по делам этой категории, судами правильно определяется состав лиц, участвующих в деле. Представителями государственной казны суды привлекают Министерство финансов Республики Казахстан и администратора бюджетной программы, в частности, в 2004 году таковым было Министерство юстиции.

В соответствии с приложением № 1 к Закону “О республиканском бюджете на 2005 год” администратором программы 010 “Резерв Правительства Республики Казахстан” определено Министерство финансов Республики Казахстан. В 2006 году администратором бюджетной программы 010 “Резерв Правительства Республики Казахстан”, также определено Министерство финансов.

Резолютивная часть решений по делам изучаемой категории изготовляется судами, в основном, правильно.

При удовлетворении требований о возмещении вреда по основаниям, указанным в п. 1 ст. 923 ГК (незаконное осуждение и т.д.) указывается о возмещении вреда за счет республиканского бюджета, что согласуется с требованиями ст. 40 УПК. Исполнение таких решений возлагается на администратора республиканской бюджетной программы, о чем также указывается в резолютивной части решения. Вместе с тем не изжиты факты внесения решения по делам о незаконном осуждении с территориальных государственных органов (управление юстиции, финансовых органов и т.д), без указания о взыскании с республиканского бюджета и возложении обязанности на администратора бюджетной программы.

При удовлетворении требований о взыскании вреда, причиненного в результате иной незаконной деятельности суда, органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, в резолютивной части указывается сумма, подлежащая взысканию непосредственно с лица, виновного в причинении вреда (Управление внутренних дел, прокуратура, Администратор судов и т.д.). В мотивировочной части решений по таким делам должно быть указано о возможности обращения истца за возмещением причиненного вреда, при отсутствии денег у основного должника, к субсидиарному ответчику- представителю государственной казны.

Согласно п.2 ст. 192 ГК средства республиканского бюджета, золотовалютный запас и алмазный фонд, объекты государственной собственности (земля, ее недра, воды, растительный и животный мир, другие природные ресурсы, находящиеся в госсобственности) и иное государственное имущество, не закрепленное за государственными юридическими лицами, составляют государственную казну Республики Казахстан. Представителем государственной казны является Министерство финансов.

За счет государственной казны возмещается вред, причиненный в результате издания государственными органами актов, не соответствующих законодательным актам, независимо от вины органов и должностных лиц. При удовлетворении заявлений о возмещении вреда по таким делам в резолютивной части следует указывать о взыскании суммы за счет государственной казны и исполнение возлагать на администратора бюджетной программы 010 “Резерв Правительства Республики Казахстан.”

В соответствии с п. 3 ст. 192 ГК средства местного бюджета и иное коммунальное имущество, не закрепленное за государственными юридическими лицами, составляют местную казну. При признании не соответствующими Конституции и законодательству Республики Казахстан решений маслихатов и распоряжений акимов, при нарушении права собственника и других лиц по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим им имуществом, в результате издания не соответствующему законодательству индивидуального акта органа государственного управления либо должностного лица причиненные убытки подлежат возмещению соответствующим органом власти или управления из средств соответствующего бюджета. Поэтому, при рассмотрении таких заявлений следует разграничивать уровень государственных органов, издавших незаконные правовые акты.



Бюджетная программа 010 “Резерв Правительства Республики Казахстан” в соответствии с нормами Бюджетного кодекса не предусматривает средств на исполнение решений судов по обязательствам территориальных подразделений государственных органов. Суды при принятии заявлений должны иметь ввиду данное обстоятельство и разъяснять право истцу на предъявление иска к Центральному государственному органу либо с его согласия привлечь такой орган в качестве ответчика, если иск заявлен к территориальному подразделению такого государственного органа.

Коллегия по гражданским делам

Верховного Суда Республики Казахстан
Каталог: site -> supcourt.nsf -> 36b782079737d452c6256d89002456d9 -> f427793d0c05d0494625716b001bdf9d -> $FILE
36b782079737d452c6256d89002456d9 -> Қазақстан Республикасы Президентінің Жарлықтары Қазақстан Республикасы Президентінің 2004 жылғы 17 қыркүйектегі №1443 Жарлығына толықтырулар енгізу туралы
36b782079737d452c6256d89002456d9 -> Жылдар ішінде республика соттарының қылмыстық істер бойынша сот төрелігін іске асыру нәтижелері туралы анықтама
36b782079737d452c6256d89002456d9 -> Қазақстан Республикасының 2007 жылдың екінші жартыжылдығындағы заңдарына шолу Қазақстан Республикасының Конституциялық заңдары


Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет