Сказка о Барселоне



бет1/3
Дата07.07.2016
өлшемі400.95 Kb.
#182444
түріСказка
  1   2   3

www.chink13.narod.ru «Сказка о Барселоне»

2008



Сказка о Барселоне

- Ну что, скоро ты напишешь свою сказку о Барселоне? – спросил меня Дима однажды теплым субботним утром, через неделю после нашей поездки. За окном светило ласковое солнышко, приглашая нас на пикник, но планы у нас были другие. Всю неделю я просто приходила в себя, с каждым днем понимая все больше и больше, как же я устала, и вот, проспав в субботу до 11 утра, мы, бодрые и полные сил, решили заняться накопившимися делами. Дима поехал на работу, чтобы наконец-то поработать, а я села писать сказку: «Жил-был Саша. И решил он однажды купить себе новую машину, потому что о старой специалисты сказали, что не за горами тот день, когда ездить на ней станет опасно…»

Итак, началось все в прошлом году, перед Новым годом, когда Саша купил новую машину и сказал, что теперь он подумывает о путешествиии в Вену. Эти слова мы восприняли как приглашение, и, когда на носу были четыре праздничных выходных по случаю католической Пасхи, я напомнила Саше о его намерении. Путь предстоял неблизкий, в Вену ехать 11 часов, поэтому Саша предложил ехать с ночевкой и осмотром достопримечательностей какого-нибудь интересного городка по дороге. Такой городок я быстро нашла – это оказался Мюнхен. Но тут помешал богатый Сашин опыт путешественника – в Мюнхене он уже был, поэтому велел искать что-то другое. «Другое» было только по дороге в Берлин – тоже достойное место для проведения каникул. Но, не успела я озвучить эту идею Саше, как стали приходить устарашающие метеосводки – по всей Европе сильно ухудшалась погода: ливни, снегопады. Поэтому Дима достал из закоулков своей памяти счастливые пару недель, проведенные в испанской физической школе, и предложил Барселону.

И тут неожиданно, как всегда, начался долгожданный Чемпионат мира по фигурному катанию – событие, которого я ждала весь год, начиная с прошлого чемпионата. Перспектива пропустить главное фигурнокатательное событие года меня не очень привлекала, но раз уж я начала всех подбивать на поездку, пришлось идти до конца. Итак, втайне надеясь, что Саша скажет, что в Барселоне уже был и больше не поедет, я предложила Саше заменить Вену Барселоной. Стакан оказался наполовину пуст - Саша в Барселоне уже был, но еще раз поехать не против. Поэтому я решила в будущее смотреть с оптимизмом – выступления фигуристов я посмотрю потом в записи, а в Барселону надо ехать сейчас.

Надо сказать, что четвертый участник нашего путешествия, Антон, согласился на эту авантюру с закрытыми глазами – он согласился поехать в Вену, и улетел на конферецию в Париж, вернуться из которой он должен был в четверг вечером, чтобы в пятницу рано утром выехать … в Барселону! То есть, мы его предупредили, что решили ехать в Барселону, и Антон даже выдвинул свое условие - посетить по дороге Андорру – маленькое княжество на границе Франции и Испании, знаменитое, как потом выяснилось своими лыжными курортами и магазинами с дешевой электроникой, парфюмерией и табачными изделиями.

Но сначала я всего этого не знала, и честно провела целый день в интернете в поисках андоррских достопримечательностей. Их надо было найти обязательно, потому что первым делом мы составили маршрут и забронировали отели, один из которых находился около Андорры.

В общем, с приличным запасом карт, путеводителей и просто впечатлений путешественников, выложенных на туристических сайтах, и с мыслью «все это я прочитаю по дороге», я вернулась домой в четверг вечером, чтобы - нет, не собирать вещи, а идти в гости. В гостях мы засиделись, не так, как планировали, а «по полной программе» и домой вернулись около 2 часов ночи.

Тем временем от Антона стали приходить смс-ки следующего содержания: «Блин, я пропустил свой самолет…», «Прилечу завтра в 8 утра, заеду к вам, а потом давайте заедем ко мне», «Или давайте вы меня встретите и сразу поедем ко мне». В общем, становилось понятно, что наш старт немного откладывается – но это же было нестрашно, т.к. до Барселоны ехать всего 7 часов. Мы даже рассчитывали поселиться в отеле и погулять по вечерней Барселоне.

На следующее утро я проснулась от звонка будильника, но встать с кровати мне помог Димин крик: «Посмотри в окно, там столько снега!» Снега действительно было стОлько, и снегопад продолжался, так что ближе к назначенному Антоном времени прилета мы получили от него новую смс-ку: «Мой рейс задержали на час – эх, едьте без меня, наверно…» Но мы решили все-таки Антона дождаться – ну, подумаешь, еще часок! Зато нам очень пригодилась дополнительная рабочая сила потом, когда мы толкали машину.

Итак, мы встретили Антона в 9 утра, и поехали в деревню Туари, где Антон проживает в большом и просторном доме своего научного руководителя. Пока Антон собирался, решено было соорудить яичницу, и, пока хозяина нет дома, поиграть на всех музыкальных инструментах, коих в доме насчитывалось немало – и пианино, и гитара, но самое интересное – барабаны! Пока мы гремели кастрюлями и барабанами, время пролетело незаметно – и около 11 утра мы откапывали Сашину машину из-под снега и толкали ее, впервые за этот день. Нам даже в голову не приходило тогда, что погодка очень и очень неподходящая для поездки! Так здорово было поиграть в снежки, ну а то, что дороги замело – так это же в деревне, на авторуте все будет по другому!

От деревни мы отъехали недалеко – на дороге образовалась пробка, и машины стали разворачиваться и искать пути объезда. Мы тоже свернули, и попали в новую пробку. И тут случилось то, чем так запомнилось мне наше путешествие – мы заглохли! Все стали высказывать свои предположения о причинах этого очередного недоразумения, задерживающего нас в пути: мы заглохли от того, что работала печка, от зарядного устройства для Сашиного любимого GPS и т.д. В результате отключили все приборы и стали потихоньку сползать с горки в потоке машин, думая, что делать дальше. И тут, неожидано, машина завелась. Саша объявил, что проблема с аккумулятором, поэтому теперь мы будем присматривать, где бы купить аккумулятор.

Не помню, были ли в тот момент высказаны мысли, что хорошо бы повернуть обратно, - но у меня уже такая мысль была, т.к. мне совсем не хотелось заглохнуть где-то подальше от дома, и, кроме того, в снегопад мы за 2 часа не проехали и пятидесяти километров, т.е. время нашего прибытия отодвигалось уже как минимум к 8-9 часам вечера! Однако, ехать пока можно было только вперед, на дорогах стали появляться снегоуборочные машины, что вселяло надежду на благополучный исход дела, и вскоре мы выехали на авторут, по которому, правда, «понеслись» со скоростью не больше 80 км/ч против обычных 130, по причине того же снега. Часа через 2 снег сменился дождем, ехать стало легче. Мы расслабились и решили сделать пятиминутную остановку с специальной зоне отдыха. Пятью минутами не обошлось – машина опять не завелась.

Мы откатили машину в сторону, где было побольше места для разбега, и стали «катать» машину по стоянке – сначала назад потолкаем, потом вперед с горочки, потом развернем, еще потолкаем… Отдыхающие на стоянке, укрывшиеся в своих машинах от сильного ливня, с интересом наблюдали за представлением «бурлаки на Волге». Через какое-то время, набегавшись под дождем и по щиколотки в воде, чтобы разогнать этот «пылесос», мы стали обходить «зрителей» - нет, не с шапкой для монеток за цирковое представление, а чтобы у них «прикурить».

Саша, Дима и Антон спрашивали на английском языке, я – на французском, но моего словарного запаса явно не хватало, чтобы объяснить, что именно нам нужно, кроме того, что у нас проблема с аккумулятором, - хотя, думаю, все «зрители» уже об этом догадывались. Какой-то добрый француз написал нам «шпаргалку» следующего содержания на французском языке: «Извините меня. Я англичанин и не говорю по-французски. У меня проблема с аккумулятором. Нет ли у вас клещей, чтобы помочь мне завестись?». И только потом мы поняли, как нелепо обращаться с просьбой о помощи к французам-париотам словами «я – англичанин и не говорю по-французски»!

Однако, нам повезло, нас принимали тепло, но результат наших усилий по-прежнему был нулевой. Мы уже совсем отчаялись и стали бегать по стоянке теперь уже с целью определить ее название, чтобы сообщить наши координаты в службу спасения. И тут Дима поймал какой-то доброго самаритянина, у которого, правда, не было с собой кабеля, но он наблюдал, как мы катаем машину по стоянке, и предложил заменить рабский труд использованием лошадиных сил – повозить нас за собой на тросе. К счастью, трос у него был, а то у нас в багажнике – одни печенья и соки. Мы сделали еще пару кружочков по стоянке на «коротком поводке», таком, что мне иногда казалось, что, возможно, эвакуатор обошелся бы дешевле, чем ремонт филейной части «самаритянского» джипа, но мы все-таки завелись!

Через неделю после возвращения мы рассказали об этом случае знакомым, которым случилось так же сломаться на авторуте, и они просветили нас, что во Франции водители не имеют права оказывать помощь в зоне авторута, нужно вызывать полицию. А поскольку мы не пересекли peage – место оплаты, значит, с авторута мы не съезжали - вот такой французский полицейский хлеб.

Дальше половина из нас уже хотела ехать обратно, потому что, чем дальше от дома, тем страшнее застрять в дороге, но Саша заявил, что теперь он знает, в чем проблема – заезжаем на заправку, покупаем аккумулятор и дело в шляпе. На следующей заправке аккумуляторы не продавались…

Картина повторилась – бегаем по стоянке с уже заготовленной фразой: «Поможите завестись, кто чем может». К счастью, снова кого-то находим, заводимся, отъезжаем метров на 500, глохнем в небольшой пробочке – но это уже на авторуте! И тут Саша делает еще одно тонкое наблюдение, которое нам позволило это путешествие еще и закончить – оказывается, глохнем мы на низких оборотах, поэтому для нас смертельно останавливаться и опасно попадать в пробку.

Между тем, погодка уже наладилась, выглянуло солнышко и это придало нам сил, чтобы вернуться пешком к месту последней остановки, чтобы купить там кабель, с ним можно прикурить у кого угодно. По возвращении оказалось, что уже есть и у кого «прикурить» - за нами приехала служба очистки дороги от заглохших «чайников», чтобы убрать нас с дороги. Служба велит нам скатиться с горки чуть дальше, в «карман», и там поговорить. Мы сползаем в «карман», с перепугу заводимся сами и, весело машем ручкой «службе спасения».

Теперь у нас задача номер один – никакая не Барселона, а новый аккумулятор. Поэтому, угрожающе подгазовывая на каждом светофоре стоящим впереди машинам, мы въезжаем в какой-то городок, со столично-австрийским названием Вена, и там, в торговом центре, наконец покупаем: машине – новый аккумулятор, нам – вино, пиво и еду на вечерний ужин в номере, так как никакая прогулка по Барселоне нам уже сегодня не светит.

Ну, дальше было все просто – мы остановились где-то в районе Монпелье и попробовали с удовольствием очень вкусной нуги с фисташками, миндалем, ежевикой, и бог знает, чем еще – мы даже не все успели разглядеть, а выбор у местной нуговой фабрики был очень большой. Потом, на заходе солнца мы проезжали мимо ветряков, которые на фоне сумеречного неба выглядели как большие серые цапли. Мы читали путеводители по Испании и Барселоне и уже мечтали, какие места хотели бы увидеть, какие блюда стоит попробовать, и смеялись над непростой испанской манерой писать адреса, где некоторые дома не имеют номера, где принято обозначать в адресе этаж, а квартиры обозначаются: левая, правая, средняя - одним словом, мы уже начали наслаждаться нашим путешествием.

Между тем, путеводитель гласил, что крайний север приморской Каталонии – Верхняя Ампурда, через который мы проезжаем, – одно из самых выразительных мест страны. Облик его определяется трамунтаной – жестким северным ветром, спускающимся с гор. В равнинной части на юге области у трамунтаны есть возможность разогнаться, и здесь можно увидеть старые оливковые деревья, растущие почти параллельно земле, на юг, по направлению ветра. Так как уже было темно, деревьев мы не увидели, но ветер оценили по достоинству – машину вело, а когда мы попытались все одновременно выйти из машины на заправке, наши путеводители чуть не улетели на юг с трамунтаной.

В этот день наше путешествие закончилось около 12 часов ночи – мы добрались до отеля и стали обживаться в номерах – как следует натопили, потому что за целый день под дождем и ветром все замерзли, и собрались поужинать. Правда, оказалось, что ужинаем мы очень “hot”, как выразился служащий отеля, которому пожаловались соседи на наши громкие голоса. Поэтому мы перешли в другой номер, без соседей, и продолжили “slowly”, как нас просили.Тут я ухитрилась оставить свой, почти полный, бокал вина на кровати без присмотра, и мои туристические штаны и кровать Антона были основательно залиты красным вином. Я, в панике, что мне нечего будет надеть на встречу с Барселоной, побежала отмывать свои штаны, а Дима, не теряя присутствия духа, быстро реанимировал Антону одеяло – да так, что и пятен не осталось! У меня с белыми штанами так не получилось, поэтому мне стало очень грустно. Все меня утешали: «Не переживай, с каждым может случиться, Антон не сердится», но пострадавший Антон понял причину моей грусти с большей проницательностью – все-таки испорченная одежда девушку волнует больше, чем мокрое одеяло! Дима-Миф-Морозная-Свежесть оказался на высоте – на следующий день мои штаны снова были белые, без малейшего намека на разлитые пол-бокала бордо.

Утром мы встали около 9 часов утра, я с чувством глубокого удовлетворения надела чистые штаны. Мы позавтракали, наметили простой план для начала – погулять по Рамбле - и двинулись вперед. В Барселоне нам пришлось потратить немного времени на поиски парковки получше, так как все путеводители вещают о неумолимых барселонских эвакуаторах в случае неправильной парковки, ну и о том, как сложно найти свободное местечко в Барселоне. Один подземный паркинг находился довольно далеко от Рамблы и стоил 15 евро – за такие деньги, решили мы, можно найти и что-то поближе. И въехали в паркинг у самого начала Рамблы, на площади Каталонии. Талончики там выдавали специально обученные барышни, а цена парковки оставалась загадкой до выезда с нее. Но машины туда заежали активно, и мы решили не искать ничего лучшего, а остановиться на этом, тем более, что туристический аппетит уже разошелся и срочно требовал достопримечательностей.

Слово «рамбла» восходит к арабскому «заносить песком» и означает пересохшее русло реки, используемое для ритуального гуляния нарядных каталонцев, - просветил нас путеводитель относительно самой характерной улицы города, заполненной до отказа нарядными туристами и живыми статуями. Живые статуи живо заинтересовали Антона, он долго наблюдал за представлением, а потом и сам пошел поздороваться. Антон снисходительно похлопал опешившую «статую» по плечу и дал ему немного денег. Надо отдать «статуе» должное – она пришла в себя, когда увидела размер оплаты за панибратское похлопывание по плечу, и вслед удаляющемуся Антону показала красную карточку.

На другой стороне улицы «давал преставление» хомяк – здесь находится птичий рынок. Скучающий в компании своих собратьев, он висел на прутьях клетки, подтягивался на одной лапе, делал «солнце» - словом, разминался так, что видно было – эта маленькая мышь с храбрым сердцем льва готовится жить в опасных джунглях . Кстати, вечером я его уже не увидела – может, правда, сбежал в полный опасностей Баррио-Чино – бывший район красных фонарей Барселоны?

Вместо скамеек вдоль улицы привинчены стулья – можно посидеть рядом с коренными барселонцами, читающими газетку. Стулья стоят не просто в ряд, а некоторые повернуты друг к другу – так что можно незаметно сделать фотографию, на которой вы что-то горячо обсуждаете с «коренным барселонцем» - Антон так и сделал. Что самое удивительное, на одной из фотографий Антон что-то «говорит» барселонцу, а на другой тот ему «отвечает»! Может, это был другой турист, принявший, в свою очередь, Антона за «коренного барселонца» и тоже позирующий для фотографии? Словом, каждый получил свое «фото с коренным барселонцем».

На самом деле рамбл всего пять, одна вытекает из другой, поэтому мы, не почувствовав большой разницы между ними, приблизились к морю. Правда, в районе метро Liceu мы заметили вход на рынок Бокерия, желудок города, кишащий всеми испанскими морепродуктами, туристами и «специально обученными карманниками», как гласит путеводитель. Из всего перечисленного толпа туристов и карманников нас не привлекала, поэтому на рынок мы не свернули, а продолжили променад по Рамбле, с трудом оттаскивая от каждых циркачей Антона с блестящими глазами и восторженной улыбкой. Мы даже предположили, что Антон теперь мечтает стать бродячим артистом, или мечтал в детстве, на что Антон заявил, что в детстве он мечтал стать космонавтом, и мечтает об этом до сих пор.

Рамблы заканчиваются памятником Колумбу. Каталонцы считают Колумба земляком, и хоть рукой он указывает не совсем в сторону Нового света, его поза очень каталонская – спиной к Испании, лицом к морю и всему миру. Памятник Колумбу находится на верху высокой колонны, а вот у основания, в пределах туристической досягаемости, колонну окружают фигуры львов, с которыми фотографируются дети, и верхом на которых фотографируется наш «космонавт» Антон.

Что делать дальше, мы пока не придумали, но чу! - правее высится какой-то привлекательный холм, соединенный с портом канатной дорогой. Канатная дорога доверия не внушает, что совершенно справедливо, – по словам путеводителя, она не ремонтировалась с 1929 года. Холм имеет название Монжуик и обещает неплохие панорамные снимки с вершины. По дороге мы открываем для себя рощу странных деревьев с колючими стволами в форме бутылки и овальными плодами. Никто не рискует влезть на дерево, поэтому плоды остаются нераспробованными, а мы начинаем восхождение на Монжуик.

На каждой последующей смотровой площадке кажется, что, ну вот отсюда уже точно виден весь город и порт - пора фотографироваться. Поэтому к концу подъема у нас множество снимков на фоне Барселоны с разной высоты птичьего полета.

Холм получил название от римского храма Юпитера (Mons Jovis – Юпитерова гора), от которого теперь не осталось и следа. Это излюбленное место для воскресных вылазок барселонцев на свежий воздух. Монжуик, с его рощами, источниками, ритуальными захоронениями сардины, сакральной рыбы всех испанцев, в последний день карнавала, - наиболее языческое место во всей Барселоне.

И вот, наконец, мы приближаемся к крепости Монжуик – старейшему сооружению на всем холме. В 1652 году, когда на Барселону надвигались войска испанского короля, эта крепость была построена вокруг средневековой дозорной башни. Во времена диктатора Франко здесь содержали политзаключенных, а казненных хоронили тут же, на Монжуикском кладбище. Но мы обо всем этом не знали, и пришли к крепости в качестве Военного музея, окруженного пушками разного калибра.

На одну из таких пушек решено было забраться, чтобы сфотографироваться всем вместе, «впятером», как выразился опьяненный воздухом Рамблы Антон, хотя нас было только четверо.

Я поднимаю ногу, чтобы залезть на первую, довольно высокую ступеньку, и вдруг слышу какой-то, довольно невыразительный, хруст, который, тем не менее, сильно отзывается у меня в мозгу командой «бросай все» - я отпускаю руки и лечу спиной на землю. Слышу, как об асфальт глухо ударяется видеокамера и фотоаппарат, но ничего сделать не могу – в этот момент себя мне жалко больше. Что-то случилось с моим коленом – я не могу его ни выпрямить, ни согнуть, мне хочется свернуться калачиком и поголосить немного. Но довольно скоро я начинаю понимать, что так меня могут забрать люди в белых халатах, и тогда – прощай, прогулка по Барселоне! Поэтому калачиком не сворачиваюсь и подвываю, по моим ощущениям, очень умеренно. Тем не менее надо мной склоняются туристы разных национальностей, среди них вижу растерянные лица моих спутников, все спрашивают «что случилось?», «ты как?» - а я раньше смеялась над американскими фильмами, где у людей, корчащихся от боли, спрашивают – «ты в порядке?»! Но это происходит от того, что никто не знает, чем помочь в таких случаях. Сзади кто-то подбирает монетки и жвачки, вывалившиеся у меня из кармана, - это Дима. К нам начинают подбираться, по очереди, сначала какая-то охрана, потом еще какие-то спасатели, и я прошу отнести меня и усадить в сторонке, чтобы эти люди не начали меня срочно лечить. Но все обошлось – я могу ходить, правда, довольно медленно, опираясь на Диму, и вниз мне идти будет сложно – все-таки тут надо сгибать колено, а я этого сделать никак не могу, да и в моем положении этого, наверно, делать не следует. Решили осмотреть крепость и спуститься вниз, чтобы в ближайшей аптеке купить эластичный бинт и зафиксировать мое колено.

Конечно, это обстоятельство несколько выбило нас из колеи. Стало понятно, что теперь скорость нашего передвижения ограничена, а моя и Димина способность фотографировать сведена к нулю, и мы стали прогуливаться по территории крепости неспешно, не влезая на каждую новую пушку, как эти оголтелые туристы, - ну совсем, как коренные барселонцы – пенсионеры.

После крепости решили спускаться в сторону красивого сооружения, которое увидели на карте. Дороги на холме довольно извилистые, поэтому путь спросили у «коренной барселонки» - она не знала ни этого здания, ни одного из знакомых нам языков. Поэтому пошли наугад, через какой-то симпатичный садик с мандариновыми деревьями. С той стороны, где ветки дерева подбираются к туристической тропе, мандаринов уже нет. Но мы тоже не лыком шиты – это же не колючее бутылочное дерево, поэтому Антон залез на него и стал срывать нам мандарины. Сначала вокруг никого не было, но тут из-за угла показалась какая-то пара, которая очень заинтересовалась нашим «сбором урожая». Антон не растерялся и предложил им тоже по мандаринчику. Они тоже не растерялись и не стали отказываться. Потом мы все стояли рядом с мусоркой и дегустрировали «настоящие барселонские мандарины» - толстая кожура, много косточек, очень сочные и страшно кислые – какими и должны быть дикие мандарины. Собранный урожай мы принесли еще с собой в гостинницу, и даже кое-что привезли домой – таких много не съешь! Но подбодрили нас эти несъедобные плоды очень здорово, поэтому неудивительно, что совсем скоро, за очередным поворотом дороги, нам открылся Национальный музей каталонского искусства – то самое, красивое сооружение, которое мы искали.

В музей мы не пошли, тем более, что уже хотелось пищи материальной больше, чем духовной. И по гигантской лестнице, которая служит парадным входом на Монжуик, спустились мимо двух 47-метровых колонн, копий с венецианской площади Сан-Марко, на площадь Испании. По дороге я совершенно не обратила внимание на знаменитый Волшебный фонтан – пляшущие в такт музыке струи воды с электрической подстветкой, что и неудивительно, так как фонтан не работал, струи не плясали, музыки не было.

Площадь Испании стала главной площадкой Выставки 1929 года. Проспект Королевы Марии-Кристины окружают здания выставочных павильонов, зеленые террасы и каскады фонтанов – опять же, в более теплое время года, наверно.

Заключительную часть вечера мы решили посвятить Кафедральному собору, ну и еще перекусить. Но не тут-то было! В это время, около 6 часов вечера, настоящие каталонцы уже не обедают, но еще и не ужинают – в нескольких ресторанах по дороге нам сказали приходить не раньше восьми вечера. Между тем, на улице поднялся ветер – отголоски знаменитой пиренейской трамунтаны, и отчаянно захотелось погреться и поесть. Поэтому решились на первое же кафе – и посидели, в общем, неплохо. Правда, из местной кухни удалось насладиться только местным пивом. Зато мы согрелись, приободрились и направились дальше.

Мы нашли аптеку и совместными усилиями, жестами и разными словами добились эластичного бинта. Кстати, там же продавались и трости – но я пока воздержалась. Бинт не стали наматывать прямо в аптеке – перешли в обувной магазин, там были удобные пуфики, и я сделала себе перевязку, а Саша швейцарским ножом торжественно отрубил лишнее – я имею в виду бинт, а не мою ногу, пока. Потом Саша прикупил себе еще памяти для фотоаппарата – и мы во всеоружии пошли искать Собор.



Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3




©dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет