Социальное познание (поиски и перспективы)



Дата24.02.2016
өлшемі88.2 Kb.
Д. филос. н., проф. Е.М.Калашникова

Пермский государственный

педаго­гический университет
Социальное познание (поиски и перспективы)
Социальное познание - сложный раздел научной социальной философии, приобретающий в настоящее время особую актуальность, обусловленную новыми социальными противоречиями и новым уровнем научных знаний.

Цель настоящей статьи - показать, что диалектика как метод социального по­знания имеет преимущества, и не требует замены, несмотря на то, что в настоящее время “растерянное» российское сознание вместе с разрушением социалистической обще­ственной системы “принимает” в этом качестве различные частнонаучные и ненаучные методы, известные раннее, но подогнанные к современным историческим условиям, подвергая отрицанию марксизм и диа­лектику.

Попытки опровержения диалектики предпринимаются в научных изданиях и средствах массовой информации на двух основаниях: конъюнктурном и парадигмальном. Конъюктурное – не что иное как идеологический примитивизм, когда идеологи новой буржуазии намерен­но фальсифицируют научную диалектику, сводя ее к политическому на­силию. Рассчитано это на массовое сознание и в образованных кругах интеллигенции не вызывает ни малейшего интереса. Другое дело ос­нование парадигмальное, оно связано с научными исследованиями и их интерпретациями, а потому, даже если оно и ненаучно, заслуживает специального анализа.

В настоящее время современные естественные науки, исследуя динамическое разнообразие разных сторон и состояний систем, а также специфические особенности сохранения некоторых систем, об­наруживают новые закономерности. А поскольку интерпретация новых открытий всегда обусловлена мировоззренческой установкой учено­го, его субъективностью и субъектностью, то толкование новых фактов науки поспешно противопоставляется классической модели научного знания, в результате противоречие объявляется и тормозом, и деструктивным фактором, а источником развития утверждается уравновешивание противоположных сторон, соразвитие и компромиссы (1). Складывается ситуация аналогичная той, которая во­зникла на рубеже XIX -XX вв. в связи с революцией в естествозна­нии. Тогда в переполошенных головах философствующих естествоиспытателей появилась идея исчезновения материи, замены ее энергией, элементами мира. Как тогда «материя», сегодня вызывает неприятие по­нятие «противоречие» (ядро диалектики). Классическая модель науки объявляется несостоятельной и устаревшей, неклассическая - перспек­тивной и продуктивной. На самом же деле неклассическая модель, перенесенная на область социального познания (в силу сложности объекта – общества) очень ярко обнаруживает свою несостоятельность. Многообразие предлагаемых методов - экзистенциального, герменевти­ческого, праксиологического и др. - позволяет рассматривать об­щественные процессы с разных сторон, но бесконечная дифференциация методов быстро обнаруживает необходимость их интеграции. Появляются работы, ориентирующие на полипарадигмальный или компаративистский подходы. Но, как правило, полипарадигмальный подход предлагает интеграцию каких - либо частных подходов, а компаративистский - сводится к методу сравнения. И в том и другом случае недостает четкого остова, который делает исследование целостным и сис­темным. В классической модели науки этим остовом была диалектика. К счастью для науки, это понимали такие видные западные мыслители, как Ж.-П. Сартр, Э. Фромм.

Объем данной статьи не позволяет проанализировать взаимо­действие всех предлагаемых философами методов, поэтому рассмотрим взаимодействие и взаимоисключение диалектического и экзистен­циального методов. А поскольку концептуальное содержание экзистенциального метода выражено у классика этого метода строже и от­четливее, чем у его интерпретаторов и почитателей, мы начнем ана­лиз с работ Ж.-П. Сартра.

В работе «Марксизм и экзистенциализм» он утверждает, что марк­сизм далеко не исчерпал себя, что он остается философией нашего времени. Сравнивая марксизм и экзистенциализм, Ж.-П. Сартр называет ма­рксизм «живой» философией. «Живая» философия - это философия, которая выступает культурной средой эпохи, служит орудием теоретического осмысления дейст­вительности и направляет социально-политические практические действия людей. Принципы марксизма выполняют «регулятивную» (подразумевается методо­логическую) функцию, так как далее автор пишет: «... наши мысли, каковы бы они ни были, могут формироваться только на этой почве; они должны вмещаться в рамки, которые для них устанавливает ма­рксизм, иначе они канут в пустоту или обратятся вспять» (2). Экзистенциализм Ж.-П. Сартр называет идеологией (под идеологией он понимает систему знаний, в которой на основании «живой» фи­лософии, в данном случае марксизма, осваиваются малоисследован­ные области объективной и субъективной реальности). Ж.-П. Сартр считает, что исторический материализм - единственное приемлемое объяснение действительности, а экзистенциализм - единственный конкретный подход к действительности, и значит, надо экзистенциализм соединить с марксизмом. Но если марксизм следует дополнить, то в нем чего-то недостает. Ж.-П. Сартр считает, что марксизм не учитывает внутренних импульсов развития человека и мало учитывает опосредованные звенья (включенность отдельной личности в социальные связи). В связи с постановкой такой проблемы Ж.-П. Сартром и его уверенностью, что эту проблему он разрешает экзистенциальным методом, нам необходимо ответить на следующие вопросы: что собой представляет экзистенциальный метод? Каково его значение в социальной философии? Можно ли экзистенциализм интегрировать в марксизм? И, наконец, возмо­жен ли личностный подход в научном социальном познании?

В работе “Проблемы метода” Ж.-П. Сартр выделяет два направления в экзистенциальном методе: прогрессивное и регрессивное, Регрессивное выражено марксизмом. Это направление ука­зывает, каковы объективные условия, влияющие на становление личности. Прогрессивное направление - на активный ха­рактер деятельности человека, на значение поступка, который вс­егда превосходит социальную ситуацию (психоанализ). Если мы ска­жем, что Ж.-П. Сартр просто пытается дополнить марксизм фрейдиз­мом, мы будем не правы, так как сам мыслитель, оценивая фрейдизм, говорил, что он его (марксизма) «критический попутчик», то же самое мы можем сказать и об отношении Сартра к марксизму.

Остановимся на критическом восприятии марксизма Ж.-П. Сарт­ром. Анализируя высказывание Ф. Энгельса о необхо­димости и случайности в историческом процессе, философ не соглашается с ним и выражает свой оптимизм в отношении к человеку таким образом: «Экзистенциализм рассмат­ривает приведенное высказывание как произвольное ограничение ди­алектического движения, как остановку мысли, как отказ от понимания. Он не намерен уступать реальную жизнь, не поддающуюся осмыслениям случайностям рождения и созерцать всеобщность, которая ограничивается тем, что без конца рефлектируется в самое себя. Он пытается, сохраняя верность основным положениям ма­рксизма, найти посредствующие звенья, позволяющие воссоздать (engendrer) конкретное, единичное, жизнь реальную, относящуюся к определенному времени борьбу, личность, исходя из общих противоречий между производительными силами и производственными отношениями» (3). Но в этой позиции Ж.-П. Сартра мы не находим противоречия с «всеобщностью», которую он критикует, так как этот «остов всеобщности» в марксизме не исклю­чает изучение «посредствующих звеньев», включенности человека и специфики этой включенности в различные социальные группы и общности. Сам Ж.-П. Сартр это иногда признает, оценивая работы К. Маркса и критикуя западных марксистов Лукача, Герена, он замечает, что конкретный марксизм должен изучать реальных людей, а не растворять их в сернокислой ванне (всеобщности – Е.К.) (4). Далее Ж.-П. Сартр с восхищением говорит о К.Марксе: «Маркс был настолько далек от подобной ложной всеобщности, что пытался диалектически построить свое знание о человеке, постепенно восходя от наиболее ее широких определений (determinations) к определениям более точным, его метод - это восхождение от абстрактного к конкрет­ному» (5).

Почему же тогда марксистская часть в экзистенциальном методе Ж.-П. Сартра предстает как регрессивная? Да потому, считает Ж.-П. Сартр, что в марксизме развитие общества, особенности его становления уже изучены, и всякое новое проявление, действие, произведение человека предстает отнесенным к некоторой заведомо известной общности (6).

Вторую часть метода он называет прогрессивной, так как она концентрирует внимание на изучении своеобразия рассматриваемого явления, и считает, что, изучив его, нужно возвращаться к фундамента­льным структурам (марксизму), для того, чтобы «встроить это своеобразие в общие определения и общие закономерности». Здесь, подчеркивает Ж.-П. Сартр, «совершается двоякое движение» (7). В этих рассуждениях Сартр демонстрирует глубокое знание диалектики и классического марксизма.

На этом основании можно утверждать, что Ж.-П. Сартр действительно развивает некоторые положения марксизма, пытаясь рассмотреть процесс социального познания в системе отношений «человек – мир», учесть бесконечное содержание этого отношения и роль «самости» человека в практической деятельности, апеллируя к ценност­но-личностной природе познавательной деятельности, обращаясь к бытийности человека и его значению в социальном развитии. Обращение к внутренней мотивации поведения человека обусло­вило и необходимость обращения к психоанализу.

Однако психоанализ Ж.-П. Сартр трактует совсем не так, как он понимается во фрейдизме. У психоанализа нет принципов, счи­тает Ж.-П. Сартр, нет теоретической базы и потому вполне законо­мерно, что он сопровождается у К. Юнга и в некоторых работах З.Фрейда безобидной мифологией. Экзистенциальный психоанализ мы­слится Ж.-П. Сартром как самосознание личности, ее действий, поступков, решений. И почти в духе марксизма его замечание, что экзистен­циальный психоанализ направлен на то, чтобы установить, каким образом ребенок переживает свои семейные отношения внутри данного общества. Такое понимание психоанали­за помогает экзистенциальному методу обнаружить точку включения человека в его класс, а единичную семью понять как посредст­вующее звено между этим классом и индивидуумом (8).

Принципиальные расхождения с марксизмом у Ж.-П. Сартра обнаруживаются на Философском уровне при трактовке им сущности человека, его свободы и ответственности. Это имеет объяснение.

Творчество Ж.-П. Сартра разворачивалось в трех измерениях: философском, психологическом и художественном, причем основатель­но разработанная психологическая часть затем переносилась в область философии и в художественные произведения.

Нерасчлененность понятий экзистенциальной психологии и экзистен­циальной философии часто приводит его к субъективизму. Когда Ж.-П. Сартр рассуждает в рамках экзистенциальной психологии и утверждает, что человек в конкретной ситуации благодаря экзистенции, смыслам и ориентации на те или иные ценности превосходит в деятельности социальную ситуацию, с ним, безусловно, можно согласиться. Но, когда он переводит это на философский уровень и провозглашает идеи о безграничной свободе человека и его безграничной ответственности, исключающей внешнюю детерминацию, возникает противоречие с его же установками по поводу диалектики и марксизма.

Позитивное значение философии Ж.-П. Сартра состоит в том, что он всерьез поставил вопрос о посредствующих звеньях во включенности человека в общности, считая, что найденные законо­мерности войдут в фундаментальные структуры.

Считаем, что эта идея в настоящее время должна найти воплощение в разработке теоретических концепций среднего уровня на основе диалектического метода, позволяющего создавать описательные и объяснительные модели включения человека в раз­личные социальные среды. Специфика таких концепций состоит в сле­дующем. В них, как правило, осуществляется философский анализ нефилософских понятий, устанавливается в результате новое значение понятия, создаются синкретические модели. В каждой из них имеются два плана исследования: философский и социаль­но-психологический, последний включает существенные проблемы и понятия общей психологии. В результате, понятия частной науки «встраиваются» в философские теории, не нарушая генеральных идей и наполняя их конкретным содержанием.

Примером концепции среднего уровня является концепция идентификации, которая в новом аспекте, через прио­бщение и обособление индивидов раскрывает процессы обмена деятельностью, информацией, духовными ценностями.

Идентификация объясняет реальное воспроизводство личности и общности. Как социально-психологический механизм социализации идентификация наполняется конкретным содержанием в онтогенезе, филогенезе, микро- и макрообщностях (9).

Такой же характер носит концепция «психологических сил», встроенная в философский уровень исследования сущностных сил человека. Сущностные силы - свернутые в потенциальные социальные обра­зования потребности, способности, социальные качества индивида. Они разворачиваются в преобразовательной деятельности: во-первых, на базе наличия сознания у индивида, во-вторых, потому, что соз­нание выступает как сущностная индивидуальная сила. «Психологические силы» как элемент сущностных сил включают в себя осознанные и неосознанные побудительные мотивы и смыслосодержательные орие­нтиры поведения человека (10). Развитие концепций среднего уровня позволяют наполнить социальное познание многозначными социально-психологическими смыслами.

______________________________

1. См: Ерофайлов А.Н. О диалектике и неклассической модели развития // Познание и его возможности: Тезисы междунар. науч.-метод. конференции. М., 1994. С. 30-32.

2. См: Сартр Ж. П. Проблемы метода. М., 1994. С. 31, 61-62, 70-71.

3. Там же.

4. Там же.

5. Там же.

6. Там же.

7. Там же.



8. Там же.

  1. См: Калашникова Е.М. Личность и общность // Проблемы идентификации. Пермь, 1997.

См: Калашникова Е.М. Психологические силы как элемент сущностных сил человека // Новые идеи в философии. Пермь, 1999.

© Е.М. Калашникова, 2001



Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет