Страшным майским вечером



Дата19.07.2016
өлшемі82.5 Kb.
#209998
СВИДЕТЕЛЬ НАХОДИТ АВТОРА
1. Зачем пожаловали?
В среду, "страшным майским вечером", Воланд и его свита прибывают в Москву. Начинается трехсуточная полоса прямого, открытого, массированного вмешательства потусторонних сил в московскую жизнь.

А собственно, зачем они прибыли? Просто так – развлечься, пошалить?

Вот что о цели визита сказано в статье "Воланд" в "Булгаковской Энциклопедии" (Автор и составитель Борис Соколов. "Локид" – "Миф". Москва, 1998): "В. (Воланд) разным персонажам, с ним контактирующим, дает разное объяснение целей своего пребывания в Москве. Берлиозу и Бездомному он говорит, что прибыл, чтобы изучить найденные рукописи Герберта Аврилакского... Сотрудникам театра Варьете и управдому Никанору Ивановичу Босому В. объясняет свой визит намерением выступить с сеансом черной... магии. Буфетчику Варьете Сокову уже после скандального сеанса сатана говорит, что просто хотел "повидать москвичей в массе, а удобнее всего это было сделать в театре"... В. многолик, как и подобает дьяволу, и в разговорах с разными людьми надевает разные маски, дает совсем несхожие ответы о целях своей миссии. Между тем, все приведенные версии служат лишь для маскировки истинного намерения – извлечения из Москвы гениального Мастера и его возлюбленной, а также рукописи романа о Понтии Пилате. Сам сеанс черной магии отчасти понадобился В. для того, чтобы Маргарита, прослышав о происшедшем в театре Варьете, уже была бы подготовлена к встрече с его посланцем Азазелло... удивление В., когда после Великого бала у Сатаны он "узнает" от Мастера тему его романа – всего лишь очередная маска. Действия В. и его свиты в Москве подчинены одной цели – встрече с извлекаемым из лечебницы творцом романа об Иешуа Га- Ноцри и Понтии Пилате и с его возлюбленной для определения их судьбы".

Ну, конечно, и пошалить – как же без этого? Но это – попутно (и чтобы создать дымовую завесу, скрывающую истинные намерения).

К этому добавим следующее. Спасение Мастера и его романа – это большая, стратегическая цель Воланда№. А есть еще одна – малая, тактическая – цель: недопущение публикации поэмы Ивана Бездомного. Реализация этой малой цели – убийство редактора журнала и сведение с ума автора поэмы – составляет начало булгаковского романа.

Но каковы бы ни были цели прибытия дьявольской делегации, само это прибытие – лишь завершающее звено длинной череды вмешательств нечистой силы в московскую жизнь. О некоторых случаях такого вмешательства (исчезновения жильцов "нехорошей квартиры") сказано почти прямо ("...Анфиса так напрямик и заявила очень расстроенной Анне Францевне, что это колдовство и что она прекрасно знает, кто утащил и жильца и милиционера, только к ночи не хочет говорить"), о многочисленных других – надо догадываться по разбросанным в тексте намекам.

Что нужно Воланду в Москве? Ответить, казалось бы, нетрудно: Воланда тянет в Москву по принципу контраста. Ведь Москва – город атеистов, столица атеистического государства.

Да, такая тяга есть. Но, будучи отвлеченно-философской, она не может быть сколько-нибудь сильной: Воланд по складу натуры – не философ.

Нет ли в поступках Воланда личного интереса? Нет ли какой-то общей цели у всех вмешательств нечистой силы в московские дела?
2. Московские хроники
Ответить на эти вопросы поможет хронология московских событий. Вообще хронология в "Мастере и Маргарите" играет важнейшую роль. В частности, она выявляет пары одновременных (или близких по времени) событий. В своеобразной поэтике романа, поэтике намека и шифра, одновременность событий почти наверняка означает наличие связи между ними. Приведем два примера.

Низа, после визита Афрания к ней, и Иуда одновременно выходят из своих домов: "Сандалии Низы простучали по каменным плитам дворика. Служанка с ворчанием закрыла дверь на террасу. Низа покинула свой дом.

Так мы считали в пору написания этой статьи, разделяя мнение Б.Соколова. Но потом мы увидели, что подлинная цель Воланда глубже, всеохватнее… Наше новое понимание булгаковского романа мы пытались выразить в статье «Москва – Ершалаим». < Примечание октября 2005г. >

В это самое время из другого переулка в Нижнем Городе... вышел молодой, с аккуратно подстриженной бородкой человек в белом чистом кефи..."

Здесь не только связь между двумя событиями совершенно очевидна, но и читателя прямым текстом извещают об их одновременности. А вот более сложный случай. Мастер разжигает в печке огонь, чтобы сжечь рукопись. Одновременно вспыхивает пожар на заводе, где работает муж Маргариты: "Я не хочу, чтобы у него навсегда осталось в памяти, что я убежала от него ночью... Его вызвали внезапно, у них на заводе пожар".

Благодаря пожару Маргарита получает возможность прийти к Мастеру и спасти фрагмент рукописи.

Но как "кирпич ни с того ни с сего никому и никогда на голову не свалится", так и пожар ни на каком заводе ни с того ни с сего не вспыхнет. Пожар вспыхивает с легкой руки Воланда, чтобы Маргарита спасла фрагмент.

Но спасение фрагмента нужно Воланду не само по себе, а для будущей сцены в Александровском саду, то есть чтобы Маргарита приняла приглашение Азазелло – и чтоб была королевой бала – и чтоб в награду был спасен Мастер и восстановлена рукопись.

Мы увидим, что все вмешательства Воланда в московскую жизнь имеют в виду Мастера и его роман – даже в тех случаях, когда роман еще не написан І.

Итак, займемся хронологией.
3. Дьявол и Первомай
Исследователи "Мастера и Маргариты" установили, что Воланд и его свита прибывают в Москву 1 мая 1929 года. Приведем одно из доказательств этого, взятое нами из статьи "Мастер и Маргарита" в "Энциклопедии булгаковской".

"Если исходить из предположения, что московские сцены М. и М., как и ершалаимские, происходят на православной Страстной неделе... то требуется определить, когда Страстная среда в XX в. приходится на май по григорианскому календарю... Именно в среду, в этот страшный майский вечер, Воланд и его свита прибыли в Москву. Выясняется, что только в 1918-м и 1929 гг. Страстная среда падала на 1 мая. Больше в XX в. такого совмещения, по-своему – символического, не происходит... Однако 1918 г. как время действия московской части М. и М., отпадает – в романе изображена явно не эпоха военного коммунизма, когда не было даже червонцев, которыми так щедро одаривают спутники Воланда публику в театре Варьете. Очевидно, действие происходит в 1929 г., когда Пасха приходилась на 5 мая".

Стало быть, разговор Маргариты с Азазелло в Александров-ском саду имел место в пятницу 3 мая 1929 г.

То обстоятельство, что дьявольская делегация прибывает в Москву 1 мая, заставляет по-новому взглянуть на некоторые события. Например, становится ясным, что предполагавшееся заседание 12-ти литераторов (очевидно, руководящего состава МАССОЛИТа) под председательством Берлиоза – это первомайское праздничное заседание. Пирушка на даче у Хустова, где напивается Лиходеев, тоже устроена по случаю праздника. Только в случае с заседанием связь с Первомаем вполне официальная, а в случае с пирушкой – неофициальная ("народная"). Публикация в "Литературной газете" портрета и стихов Бездомного также приурочена к празднику.

С другой стороны (очевидно, с целью закамуфлировать "политически вредную" связь Первомая с дьяволом), день прибытия дьявольской делегации сделан рабочим днем: Лиходеев прибегает к Римскому с черновиком договора о выступлениях Воланда... и т.д.
* * *

Действие нескольких глав романа происходит на другой день после прибытия Воланда в Москву, то есть 2 мая 1929 г. С точки зрения хронологии особенно интересны главы 7-я и 13-я, ибо каждая из них содержит экскурс в прошлое. Глубина этих экскурсов одинакова – два года, – так что события, описанные в экскурсах, должны быть между собой связаны.

Экскурс первый (глава "Нехорошая квартира"): "И вот два года тому назад начались в квартире необъяснимые происшествия: из этой квартиры люди начали бесследно исчезать.
І Мастер и его роман спасены только по видимости «в награду»; и не все «вмешательства Воланда… имеют в виду Мастера и его роман». Мы снова отсылаем читателя к «Москва – Ершалаим» . < октябрь 2005г. >

Однажды в выходной день явился в квартиру милиционер, вызвал в переднюю второго жильца... и сказал, что того просят на минутку зайти в отделение милиции в чем-то расписаться... Второй жилец исчез, помнится, в понедельник..."

Стало быть, день исчезновения жильца – это, с одной стороны, выходной день, а с другой – понедельник. Отсчитав назад два года от четверга 2 мая 1929 г., получаем понедельник 2 мая 1927 г., который действительно был выходным, так как день солидарности трудящихся отмечался два дня: 1 и 2 мая.

Исчезнувший жилец отчасти потому и именуется "вторым", что исчез 2 мая.

Экскурс второй (глава "Явление героя"): "...Историк по образованию, он еще два года тому назад работал в одном из москов-ских музеев, а кроме того, занимался переводами... И, представьте, однажды выиграл сто тысяч рублей".

Логично предположить, что публикация таблицы выигрышей была приурочена к 1 Мая. Стало быть, "стоило Мастеру обнаружить, что на его облигацию пал крупный выигрыш, как начались исчезновения людей из квартиры № 50".

Смысл этой парадоксально звучащей формулировки весьма прост. Воланд предвидит будущее. Он знает, что Мастер воспользуется выигрышем, чтобы засесть за роман, а написание романа повлечет за собой события, которые рано или поздно потребуют его, Воланда, присутствия в Москве. Поэтому уже сейчас он начинает готовить себе резиденцию в "нехорошей квартире".

Подготовка резиденции проводится в два этапа. На первом этапе из квартиры удаляются все ее жильцы как не имеющие отношения ни к литературе, ни к театру – двум областям интереса Булгакова.

На втором этапе в квартиру помещаются лица, хотя и имеющие отношение к вышеназванным областям, но отношение мнимое и даже вредоносное: председатель МАССОЛИТа и директор Варьете. Жены же их опять-таки удаляются, как лишние.

Любопытно, что супруга Лиходеева "якобы обнаружилась на Божедомке", то есть в "доме Бога" – в противоположность "дому дьявола", каковым, очевидно, является "нехорошая квартира".

Итак, людские исчезновения и перемещения, связанные с квартирой № 50, закончены. В квартире остаются Берлиоз и Лиходеев, с которыми Воланд разберется лично, когда прибудет в Москву.
* * *

А теперь перенесемся в 1928 год и рассмотрим обстоятельства одного романтического знакомства.

Дело, разумеется, происходит весной. "Она повернула с Тверской в переулок и тут обернулась... По Тверской шли тысячи людей, но я вам ручаюсь, что увидела она меня одного... я тоже свернул в переулок и пошел по ее следам... и не было, вообразите, в переулке ни души".

Значит, по Тверской шли тысячи, а в переулке, от нее отходящем, – ни души. Подобную удивительную безлюдность мы в первой же главе романа встретили, на первой же странице: "Да, следует отметить первую странность этого страшного майского вечера. Не только у будочки, но и во всей аллее, параллельной Малой Бронной улице, не оказалось ни одного человека... никто не пришел под липы, никто не сел на скамейку, пуста была аллея".

Воландовы штучки.

И потом, что это за игры с желтым и черным?

"– Она несла в руках отвратительные, тревожные желтые цветы... И эти цветы очень отчетливо выделялись на черном ее весеннем пальто. Она несла желтые цветы! Нехороший цвет ("нехорошая квартира", "нехороший цвет"... – Э.К.)

Повинуясь этому желтому знаку, я тоже свернул в переулок... показалось, что эхо ударило в переулке и отразилось от желтой грязной стены"; "...и долго качалась печальная черная шапочка с желтой буквой "М".

Желтый, черный и красный цвета применяет Данте при описании дьявола в последней, тридцать четвертой песни "Ада". Красный цвет у Булгакова тоже присутствует: "красная потертая мебель" в квартире Мастера в доме застройщика, "осыпавшиеся красные лепестки на титульном листе" злосчастного романа о Пилате.

Стало быть, романтическое знакомство происходит при тайном участии Воланда – можно сказать, подстроено им. Это во-первых.

Во-вторых, нетрудно установить точную дату знакомства. В пятницу, 3 мая 1929 года, "Маргарита щурилась на яркое солнце, вспоминала свой сегодняшний сон, вспоминала, как ровно год, день в день и час в час, на этой же самой скамье она сидела рядом с ним". Ну, если день в день, то сидела рядом с ним 3 мая 1928 года.

С другой стороны, Мастер рассказывает Иванушке: "На другой день мы договорились встретиться там же, на Москве-реке, и встретились. Майское солнце светило нам". "На Москве-реке" означает: в Александровском саду. А "на другой день" (после знакомства) означает: 3 мая. Стало быть, знакомство состоялось 2 мая 1928 года – в выходной, праздничный день массового гуляния (вот почему "по Тверской шли тысячи людей").

И был среди гуляющих Мастер, надевший "прекрасный серый костюм". И была Маргарита, с желтыми мимозами на фоне черного пальто. И это сочетание цветов она повторит впоследствии, вышив желтым по черному букву "М".

Близость даты знакомства к 1 Мая косвенно свидетельствует о том, что тут не обошлось без нечистой силы. И об этом же свидетельствуют игры с желтым и черным.

Уже тогда, в 1928 году, Маргарита, Мастер и написанный Мастером роман о Пилате находились в зоне действия сатанинских сил.
4. Октябрьская катастрофа и как с ней бороться
Август 1928 года. Роман о Пилате закончен и перепечатан. Как мы увидим дальше, это все, что нужно Воланду. Дальнейшее участие в судьбе Мастера он принимает, так сказать, по доброте душевной.

Но Мастеру – и еще больше Маргарите – нужна публикация, нужна слава. И потому разражается катастрофа. Но не сразу.

Сначала с рукописью знакомится редактор журнала. Затем – литератор Мстислав Лаврович и члены редакционной коллегии Латунский и Ариман. После чего секретарь редакции Лапшенникова сообщает Мастеру, что печатать его не будут.

Если бы Мастер на этом успокоился, ничего страшного не случилось бы. Но Маргарита "толкает его на борьбу". По ее совету он публикует отрывок из романа в газете.

Только после этого Латунский со товарищи спохватываются и открывают кампанию травли. Со страху. Они боятся, что их обвинят в потере бдительности: прочли идеологически чуждый роман и не отреагировали. В течение не более чем четырех дней в трех газетах появляются четыре статьи: трех упомянутых литераторов и "Н.Э." (вероятно, редактора журнала).

Но интересна реакция Мастера. Казалось бы, газетная травля сама по себе не представляет для него опасности: он не занимает никакой официальной должности, которую мог бы потерять, не может лишиться работы, ибо и так не работает, его не будут прорабатывать на собраниях, ибо он не состоит ни в каком коллективе.

Крушение надежд, отчаяние, безысходность – да, это понятно. Но сумасшествие?!

Ну, хорошо: пусть сумасшествие. Но вот вопрос: когда и в связи с чем оно возникло?

Над первыми статьями он смеялся. Последующим – удивлялся: "Что-то на редкость фальшивое и неуверенное чувствовалось в каждой строчке этих статей, несмотря на их грозный и самоуверенный тон" (страх авторов статей за себя).

Наконец, и у Мастера наступает стадия страха – но не страха перед статьями и вообще не в связи с ними. Стадия страха возникает после знакомства с Алоизием. Точнее, после того, как Мастер прочел Алоизию свой роман. Еще точнее: после написания Алоизием доноса на Мастера "с сообщением, что он хранит у себя нелегальную литературу", под которой, конечно же, понимается все тот же несчастный роман.

Где-то, в каких-то кабинетах и этажах стали готовить арест Мастера, – и вот тогда "наступила стадия психического заболевания".

Кроме боязни темноты и прочих симптомов, проявилась ли болезнь Мастера в каких–либо его поступках? Да, проявилась в двух поступках, совершенных в течение одних суток накануне ареста.

Первый: передача Маргарите на сохранение около десяти тысяч рублей. Поступок вполне разумный: ведь иначе деньги были бы конфискованы при аресте.

Второй: сожжение рукописи. А это – поступок прямо-таки спасительный. Та единственная улика, которую сулил компетентным органам Алоизий, уничтожена – и потому Мастер отделывается трехмесячным (с середины октября по середину января) заключением.

Болезнь Мастера – умная болезнь. Ибо она – от Воланда.

Наделив Мастера умной болезнью, Воланд одним выстрелом убивает трех зайцев.

Во-первых, уничтожив в приступе болезни роман-улику, Мастер, как мы уже говорили, сводит к минимуму вред, причиненный доносом Алоизия.

Во-вторых, с арестом Мастера кампания газетной травли, лишившись своего объекта, должна, очевидно, прекратиться.

В-третьих, выйдя из заключения и не имея крыши над головой, Мастер избавлен от необходимости бороться за существование, ибо благодаря болезни может поступить в клинику.
5. Клиника и трамвай
И в какую клинику!

"– Ишь ты! Как в "Метрополе"!

– О нет, – с гордостью ответила женщина, – гораздо лучше".

Мастер живет в клинике на всем готовом, не тратя ни копейки. Деньги его благополучно хранятся на сберегательной книжке Маргариты, и в его болезни наступило улучшение: "Не отрицаю, впрочем, что мне теперь гораздо лучше".


И тогда уже может он

Дожидаться иных времен.


А когда открылась эта чудо-клиника? Вот ночь с 1 на 2 мая 1929 года: "Когда в приемную знаменитой психиатрической клиники, недавно отстроенной под Москвой на берегу реки, вошел человек с острой бородкой..." Здесь "недавно" означает, очевидно, "несколько месяцев назад".

А вот Мастер рассказывает о том, что было "в половине января" 1929 года: "Я знал, что эта клиника уже открылась, и через весь город пешком пошел в нее".

Если бы клиника открылась до ареста Мастера, то знание Мастера о ее открытии было бы естественным, и об этом знании не нужно было бы сообщать собеседнику. Стало быть, клиника открылась, когда Мастер был в заключении, открылась с таким расчетом, чтобы сразу по выходе из заключения Мастер мог в нее попасть.

Иначе говоря, клинику открыл Воланд.

И все пациенты клиники – Мастер, Бездомный, Босой, Бенгальский, поющие "Славное море" служащие, Римский ("После клиники и Кисловодска... финдиректор подал заявление об уходе из Варьете"), Лиходеев ("Немедленно после выхода из клиники, в которой Степа провел восемь дней, его перебросили в Ростов") – получили свои болезни и расстройства либо от самого Воланда (Мастер, Бездомный), либо от его слуг. Других пациентов в клинике просто нет!

Отчасти поэтому номера палат, куда помещают поступающих больных, жертв нечистой силы, образуют непрерывный числовой ряд:

117 – Бездомный

118 – Мастер

119 – Босой

120 – Бенгальский

Воланд награждает болезнью – и Воланд излечивает!

* * *

Не только клиника открыта с хитрым расчетом времени, но и трамвайная линия, на которой предстоит погибнуть Берлиозу: "Тотчас и подлетел этот трамвай, поворачивающий по новопроложенной линии с Ермолаевского на Бронную".

Очевидно, линию открыли к 1-му Мая, и москвичи еще к ней не привыкли. Берлиоз, например, нуждается в подсказке Коровьева: "– Турникет ищете, гражданин... сюда пожалуйте! Прямо, и выйдете куда надо". И Аннушка не привыкла, почему и разбила о вертушку бутыль.

И вообще: Коровьев не случайно оказался у рокового места. Он там дежурил, регулируя поток москвичей. Он проследил, чтобы Аннушка разбила бутыль, чтобы никто до Берлиоза на этом месте не поскользнулся, а Берлиоз чтобы поскользнулся.

О еще двух объектах, открытых "с хитрым расчетом времени", см. "Подготовка к визиту".
* * *

У подсолнечного масла есть еще одно название: постное. Постное масло заменяет сливочное во время Великого поста на Страстной неделе.

Аннушка-православная купила постное масло, в результате чего комсомолка отрезала голову атеисту – и все это 1 Мая! Здесь причудливо сплелись несколько пародийных мотивов, и в том числе антихристианский – один из многих таковых в романе (см. "Москва - Ершалаим").
6. Свидетельство, изменившее мир
Есть, как минимум, две причины, по которым Воланд не может более откладывать свой визит в Москву. Собственно, они уже были названы. Первая: в 1929 году православная Страстная среда в последний раз в ХХ веке падает на май, причем на 1-е мая. Так что если Воланд дорожит идеологическим и театральным эффектами совмещения дьявольской, христианско-православной и пролетарско-революционной стихий, он должен поторопиться.

Вторая причина – литературная: готовящаяся публикация в журнале Берлиоза антихристианской поэмы Бездомного. Правда, Берлиоз поэму забраковал. Но Иван, написавший поэму "в очень короткий срок", может еще быстрее ее исправить. А не исправит, так другие исполнители найдутся. Тот же Рюхин.

Раньше Воланд не интересовался тем, что там публикует Берлиоз в своем толстом журнале. Но после того как явилось в мир подлинное свидетельство о давних событиях в Ершалаиме – роман Мастера о Пилате – никакие ложные свидетельства более не могут быть терпимы. И потому, стоит Берлиозу заказать Бездомному поэму об Иисусе, как начинается строительство трамвайной "линии с Ермолаевского на Бронную".

И вот линия построена и открыта, и бегут по ней трамваи. И Воланд прибывает в Москву. Он появляется на Патриарших с номером "Литературной газеты" в кармане, он перекрывает доступ в аллею всем прохожим – никто не должен мешать его беседе с литераторами. Ибо речь идет о последнем шансе, предоставляемом Берлиозу.

Но Берлиоз, увы, оказался неисправимым и шансом не воспользовался.
* * *

Мастер не был свидетелем тех событий, о которых он написал. Он лишь "угадал". "О, как я угадал! О, как я все угадал!"

А вот Воланд был настоящим, непосредственным свидетелем: "я лично присутствовал при всем этом. И на балконе был у Понтия Пилата, и в саду, когда он с Каифой разговаривал, и на помосте..."

Вот такому всезнающему и умному свидетелю и следовало бы поведать о тех давних делах, и тем самым покончить с путаницей, возникшей из-за нелепых писаний Левия Матвея, который "ничему не учился и все перепутал, что я говорил".

Но вот беда: этот всезнающий свидетель не обладал литературным даром. Написать "Евангелие от Воланда" ему было не под силу.

Девятнадцать веков он искал кого-нибудь, кто мог бы это сделать. "И, наконец, счастливая судьба" – он выбрал Мастера. Ибо Мастер

а) по образованию – историк (надо полагать, тех времен и тех мест);

б) среди языков, которыми он владеет, есть латынь и греческий (но нет арамейского и еврейского);

в) обладает литературным даром (в чем Воланд убедился, читая его переводы);

г) тяготится работой в музее.

Прекрасно. Но как побудить Мастера начать сочинение романа? Этой цели служит второе по счету вмешательство Воланда в московские дела: Воланд организует передачу Мастеру (через посредство его сослуживцев) облигации и в нужный момент обеспечивает ее выигрыш. Тем самым Мастер освобождается от забот о хлебе насущном и может посвятить себя делу, к которому его предназначил Воланд.

Второе по счету. А где же первое?


7. Лук времен и консервация
Московские события романа, в отличие от ершалаимских, описываются не в хронологическом порядке. Их начало следует искать не в 1-й главе, и даже не в 7-й или 13-й, с их экскурсами в прошлое, а в 19-й – то есть в 1-й главе второй части.

Сопоставляя две фразы: "Бездетная тридцатилетняя Маргарита была женою очень крупного специалиста..." и "С тех пор как девятнадцатилетней она вышла замуж и попала в особняк...", за-ключаем, что Маргарита вышла замуж 11 лет назад (считая от 1929 года), то есть "на заре туманной юности", в 1918 году. В том самом году, когда впервые в ХХ веке среда православной Страстной недели пришлась на 1 мая.

Зная пристрастие Воланда к театральным эффектам, логично предположить, что брак Маргариты как раз и состоялся в окрестности этой даты – первого советского Первомая. Организация этого брака и стала первым вмешательством Воланда в московские дела.

Маргарита воспринимала свой брак как несчастливый. Но объективно из всех возможных несчастливых браков вряд ли можно было выбрать более удачный.

Поместив Маргариту в прекрасный особняк, Воланд как бы законсервировал ее до тех времен, когда Мастер начнет сочинять роман и станет достойным ее. Подобным же образом впо-следствии, поместив Мастера в прекрасную клинику, Воланд законсервирует и его – опять-таки до лучших времен, каковыми станут дни пребывания Воланда в Москве.

Консервация, замораживание персонажей (и, тем самым романного действия; возникают как бы временные прочерки) нужны для того, чтобы сдвинуть последующие события "вправо", в будущее, поближе к 1929 году.

Московские события хронологически образуют как бы нацеленный в небо лук, чьи концы упираются в окрестности двух Первомаев, пришедшихся на середины (ведь среда – середина недели) двух православных Страстных недель: 1918-го и 1929 годов. Причем "правая" половина лука толще и выше – из-за упомянутого сдвига событий "вправо".

Отметим, что крем Азазелло, возвращая Маргарите тот возраст, в котором она вышла замуж ("На тридцатилетнюю Маргариту из зеркала глядела от природы кудрявая черноволосая женщина лет двадцати"), как бы аннулирует годы, проведенные ею "в консервации".

Очевидно, сначала Воланд нашел (и законсервировал) Маргариту, и лишь затем – Мастера.

Выбрав Маргариту, Воланд как бы зачислил ее в свой личный резерв. В мае 1929 года, по прибытии в Москву, Воланд, согласно традиции, поручает своим слугам найти кандидатуру на роль королевы бала.

Поскольку Маргарита, выбранная Воландом, числится за ним, то слуги Воланда ее как бы не видят, и она не попадает в число Маргарит, обнаруженных ими ("Сто двадцать одну Маргариту обнаружили мы в Москве").

Разумеется, "ни одна не подходит". И тогда Воланд вводит в действие "Резерв Верховного Главнокомандования" – сто двадцать вторую Маргариту, которую правильнее было бы назвать первой. Ввод в действие этого "резерва" – это и есть "та, наконец, счастливая судьба", о которой Коровьев говорит Маргарите.

Хорошо. Но остается невыясненным один вопрос: почему Страстные недели – православные? Почему – Россия? Почему – Москва?

Тут нам придется говорить о событиях реальной российской истории, которые сами в роман не вошли, но, оставаясь "за кадром", определили его географию и хронологию.

Разумеется, главным из этих событий является Октябрьская революция. Точнее – ее атеистический характер. Последнее обстоятельство заставило Воланда

а) активизировать поиск автора будущего "Евангелия от Воланда";

б) сузить область поиска: на волшебном Воландовом глобусе четко обозначилась Россия.

Перенос столицы в Москву (март 1918 года) еще более сузил область поиска, и это быстро привело к успеху – обнаружению Маргариты. Надо полагать, тогда же, в марте, и произошло, с подачи Воланда, знакомство Маргариты с ее будущим мужем.

Скрытым указанием на Октябрьскую революцию является месяц ареста Мастера – октябрь.

Первое время после октябрьского переворота российское общество склонно было расценивать случившееся как досадный, но кратковременный эпизод. Эти иллюзии рухнули в январе 1918 года, после разгона Учредительного собрания. Стало ясно, что нынешнее неблагополучное, неестественное состояние России – консервируется надолго. И именно этот месяц, январь, стал месяцем консервации Мастера в клинике Стравинского.


* * *

В заключение отметим следующее любопытное обстоятельство. Номера глав, содержащих ключевую информацию о хронологии московских событий и их взаимосвязи – 1, 7, 13, 19 – образуют последовательность с шагом 6, причем ее крайние члены суть номера начальных глав 1-й и 2-й частей романа, а внутренние указывают на сакральные числа 7 и 12 (13 = 12 + 1). Число 13 именуется также "чертовой дюжиной".
Каталог: manuscripts


Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет