Алексей Горбылёв Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу



жүктеу 4.24 Mb.
бет12/17
Дата17.06.2016
өлшемі4.24 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17
Глава 8
   Смертельная битва ниндзя.
   Ода Нобунага – враг ниндзя Ига и Кога

   Ода Нобунага (1534-1582) вошел в историю Японии как выдающийся стратег, умный и коварный политик, воин со стальной волей и первый объединитель Японии. Его отец, Нобухидэ, был владельцем княжества, занимавшего почти всю территорию провинции Овари. Весной 1551 г., когда он скоропостижно скончался в возрасте 42 лет, Нобунага решил, что пробил его час. С невероятной жестокостью и хладнокровием 18летний Нобунага расправился с возможными конкурентами, не остановившись даже перед убийством младшего брата Нобуюки, обвиненного им в тайных связях с врагами, и некоторых других членов семьи, которые могли представлять хоть какую-то угрозу его монополии на единоличную власть. На это ушло ни много ни мало – 7 лет, пока старая фамилия Ода не была почти полностью истреблена, а Нобунага не подчинил своей власти всю провинцию Овари.


   После этого Нобунага приступил к завоеванию владений соседей. Действовал он при этом все в том же духе, что и раньше, и ничем не брезгал для достижения своей цели. Для того чтобы шпионить за даймё Асаи Нагамасой из соседней провинции Оми, он выдал за него свою младшую сестру, которая должна была обо всех действиях мужа доносить брату. В условленное время по ее сигналу войска Нобунаги атаковали позиции неприятеля, а сам Асаи был убит.
   Интересно, что подобные уловки пытались применить и против самого Оды, но он хитроумный план врага раскусил. Когда Нобунаге было 15 лет, его женили на 10летней Нохимэ, дочери крупного даймё из соседней провинции Мино. Вскоре после того, как Нобунага стал главой своего клана, его жена стала замечать, что каждую ночь муж на несколько часов удаляется из спальни. Такое поведение показалось ей странным. Когда же она наконец решилась спросить его, чем это вызвано, Нобунага без обиняков ответил, что он вступил в тайный союз с двумя влиятельными вассалами ее отца. Эти вассалы ночью должны убить последнего и подать условный сигнал, по которому войска Нобунаги вторгнутся в его владения. Но так как он не знает, когда точно им удастся совершить убийство, то вынужден каждую ночь в определенные часы следить, не будет ли сигнала. При этом с важным видом он напомнил Нохимэ о долге жены, которая должна во всем следовать мужу и свято оберегать тайну. Хитрый Нобунага рассказал ей эту легенду, нисколько не сомневаясь в том, что она обязательно передаст информацию о мнимом заговоре своему отцу. И не ошибся: вскоре владелец провинции Мино, поверивший словам дочери, приговорил к смерти двух преданнейших и ни в чем не повинных вассалов. Нобунага был доволен: руками отца жены были устранены опытные военачальники, что облегчило ему захват его владений.
   К излюбленным хитростям Оды относились использование его войсками знамен и гербов врага, неожиданные атаки в самый неподходящий для противника момент: под покровом ночи, во время ливней с ураганными ветрами и т.д. Португальский миссионер Луиш Фройш написал о Нобунаге: «Он действовал всегда скрытно… Он почти никогда не следовал советам подчиненных. Презирал японских императоров и князей, ни во что не ставил богов и идолов, не верил ни в какие пророчества и суеверия. И хотя сам принадлежал к буддийской секте Нитирэн, тем не менее твердо считал, что нет ни бога, ни бессмертия души, ни потусторонней жизни».
   Нет ничего удивительного, что такой человек как Ода Нобунага широко использовал службу шпионажа и тайных убийств. Своих агентов он называл «кёдан» – «[слушающими] болтовню на пиру», и это название красноречиво свидетельствует о характере их работы: подслушивание вражеских разговоров, выведывание тайн на попойках. Правда, в большинстве случаев кёдан не были профессиональными шпионами. Как правило, это были обычные самураи, обладавшие определенными задатками для такой работы: хладнокровием, выдержкой, сметливостью, общительностью, умением скрывать свои собственные тайны и мастерством в боевых искусствах.
   Для выполнения особо секретных поручений Ода прибегал к услугам настоящих специалистов, профессиональных ниндзя, владевших всеми секретами своего мастерства. И, судя по всему, он умел выбирать прекрасных исполнителей своих тайных планов. Во всяком случае ниндзя Нобунаги прославились столь изощренными покушениями на жизнь других даймё, что некоторые историки считают, что именно он ввел моду на тайные убийства враждебных князей.
   Наняв на службу «ночных призраков», Нобунага в первую очередь решил расправиться со своим старым заклятым врагом Такэдой Сингэном. Сингэн славился своей подозрительностью и осторожностью. Его замок и личные покои прекрасно охранялись. Как только начинало темнеть, мост через глубокий ров поднимался и закрывал собой центральные ворота замка. На стенах дежурили часовые, специальные группы охранников обходили все дворы и закоулки замка, в коридорах стояли вооруженные воины, находившиеся в пределах видимости друг друга. К тому же несколько двойников постоянно отвлекали внимание вражеских убийц на себя. Казалось, подобраться к Такэде просто невозможно. И все же Нобунага решил рискнуть, назначив на это задание одного из своих лучших синоби, чье имя сохранилось до наших дней – Хатисука Тэндзо.
   История не донесла до нас секрет Тэндзо, но он все же сумел прокрасться в личные покои Сингэна и, очутившись в его спальне, вонзил в горло спящего на постели человека свой нож… Трудно передать разочарование Тэндзо, когда, перевернув труп, он обнаружил, что это всего-навсего один из двойников. Наверное, даже его тренированная психика не выдержала, и лицо перекосила досада. В это время охрана подняла тревогу, но ниндзя все же сумел выбраться из замка и стремглав бросился в лес, начинавшийся в полукилометре от крепости. Однако вслед за ним пустилась погоня верхом, и через несколько мгновений Тэндзо понял, что от нее ему не уйти. Знал он и то, что преследовали его мэакаси – настоящие «волкодавы», обезвредившие десятки шпионов, прекрасно знакомые с секретами «невидимых». Чтобы спастись, нужно было моментально придумать что-нибудь необычное.
   Лес был довольно редок, да и Тэндзо успел добежать лишь до опушки. Сзади уже слышалось тяжелое дыхание лошадей и боевые крики самураев, которые заметили беглеца. Времени на раздумье не оставалось. Положение казалось безнадежным, и тогда Тэндзо решил использовать свой последний шанс. Он встал так, чтобы луна светила ему в спину, и принял такую позу, что казалось, будто это – всего лишь изогнутое полузасохшее дерево. А самураи, сдерживая разгоряченных коней, стали наносить удары ко-пьями направо и налево, надеясь по-разить спрятавшегося в негустой листве ниндзя. Воины чувствовали, что беглец находится где-то совсем рядом, ведь они только что видели его. Они обшарили все вокруг, но Тэндзо так и не обнаружили. Он стоял, не шелохнувшись, хотя один из ударов копьем распорол ему одежду, едва не зацепив тело. Лишь только мэакаси ушли, чтобы организовать настоящую облаву по всему лесу, Тэндзо спрятался в специальной норе в земле, прикрытой травяной «крышкой», которую приготовил заранее. Целый день сотни вооруженных людей прочесывали каждый метр леса, несколько раз проходили и над убежищем ниндзя, но так его и не обнаружили.
   Убить Сингэна в этот раз не удалось, но некоторые предания утверждают, что ускользнуть от рук ниндзя он все же не смог. По одной из версий, он был сражен пулей, выпущенной в кромешной тьме, во время осады замка Нода, принадлежавшего одному из вассалов Токугавы Иэясу. Это неожиданное убийство породило массу толков о гениальном «невидимке»-снайпере, сумевшем точно рассчитать, когда и в каком месте окажется полководец той злосчастной ночью.
   Синоби Оды Нобунаги приписывается загадочная смерть знаменитого Уэсуги Кэнсина. Что же нам доподлинно известно об этом происшествии?
   … В тот злосчастный день Уэсуги Кэнсин был в приподнятом настроении. Он начал военную кампанию против Нобунаги, и удача сопутствовала ему. Вечер прошел в составлении планов весеннего наступления на столицу и разгрома заклятого врага.
   Перед отходом ко сну Кэнсин по обыкновению в сопровождении слуг и охраны направился в уборную. Сопровождающие, следуя обычаю, остались у входа. Уэсуги долго не появлялся, и охрана начала волноваться. Когда терпение стражников лопнуло, начальник караула наконец решился заглянуть в нужник, и его глазам открылась жуткая картина.
   Доблестный непобедимый воин лежал без чувств на полу и не подавал признаков жизни. Его тотчас перенесли в спальню, вызвали лучших лекарей. Однако все их усилия были тщетны: князь в сознание так и не пришел. Не про-изнеся ни слова, через 3 дня Кэнсин скончался, унеся в могилу тайну своей смерти.
   А таинственного в ней было немало. Начать с того, что неожиданная смерть настигла князя прямо посреди его собственной резиденции – замка Касугаяма, который слыл одним из самых неприступных в средневековой Японии: несколько сот построек, множество коридоров, потайных ходов, ловушек, оборонительных рвов. Постройки замка начинаются посреди леса и поднимаются уступами в гору, на вершине которой располагается цитадель, защищенная несколькими рядами мощных стен, охраняемых многочисленной стражей. Единственное окошко туалетной ком-наты, куда за несколько минут до своей гибели вошел князь, было забра-но мощной решеткой с мелкими ячейками, а у наружных дверей стояла ох-рана, с которой Уэсуги не расставался ни на миг даже в коридорах своего собственного замка. Добавим, что Кэнсин отличался отменным здоровьем, был в расцвете сил, не страдал никакими заболеваниями.
   Так что его смерть была подобна грому среди ясного неба. Она казалась столь неожиданной и невероятной, что многие стали поговаривать, что здесь не обошлось без участия страшных онрё – злых духов.
   Онрё – это самая ужасная напасть, которая только может обрушиться на человека. Избавиться от злобного духа почти невозможно, он будет преследовать свою жертву всю жизнь, пока не заставит ее умереть в страшных мучениях. Откуда берутся онрё? Это духи безвинно убиенных. Поползли слухи, что онрё, который преследовал Уэсуги, был духом одного из его бывших вассалов по фамилии Кагэи. Кагэи был одним из лучших самураев Уэсуги, во всех сражениях он неизменно сражался в авангарде. Но кто-то из завистников «напел» Уэсуги, что Кагэи вошел в сговор с Нобунагой и плетет нити заговора. Вспыльчивый Уэсуги немедля, без должного разбирательства, приказал убить вассала. А через некоторое время выяснилось, что все это не более чем наветы на верного Кагэи, который до самой казни продолжал восхвалять своего господина. Рассказывают, что Уэсуги, узнав о невиновности Кагэи, был страшно опечален и полон раскаяния, только ведь убитого не воскресить… И вот беспокойный дух невинно убиенного явился теперь за душой бывшего хозяина…
   Впрочем, немногие из приближенных Уэсуги смогли принять такое объяснение. Они сходились на том, что здесь не обошлось без невидимых ночных убийц ниндзя. Тем более, что гибель Уэсуги уж очень была на руку Оде.
   Сегодня наиболее распространена следующая версия гибели Уэсуги Кэнсина.
   … Укибунэ Кэмпати, командир одного из отрядов ниндзя Нобунаги, получил приказ от своего господина убить Кэнсина. Кэмпати подошел к заданию со всей ответственностью и со своими лазутчиками сделал невозможное. Одной из безлунных ночей ниндзя Оды сумели незамеченными проскользнуть в замок Касугаяма. Они повисли на потолочных балках в темном коридоре и стали поджидать зловредного Касуми Дандзё – знаменитого ниндзя из Этиго, начальника охраны Уэсуги и самого опасного врага всех шпионов. Когда же Касуми в сопровождении 3-х своих воинов показался в коридоре, Кэмпати, бывший мастером фукуми-бари – выплевывания игл изо рта, выпустил несколько ядовитых иголок в них, и все 4 ниндзя мертвыми рухнули на пол. Затем коварный главарь шпионов Оды направился во внутренние покои и уже приготовился прикончить князя, когда чьи-то сильные руки свернули ему шею: Касуми, в отличие от своих товарищей, ловко ускользнул от смертоносных игл и только притворился мертвым.
   Уэсуги, разумеется, был очень доволен таким исходом и высоко оценил искусство своего телохранителя. Но он недооценил хитрость Оды, который предвидел, что операция может оказать неудачной и решил использовать Укибунэ Кэмпати только в качестве приманки. Тайно он подослал в замок Уэсуги еще одного ниндзя, младшего брата Кэмпати Дзинная, который был крошечным карликом ростом всего лишь около 1 м. Ему то, по замыслу хитроумного Оды, и предстояло отправить на тот свет враждебного князя…
   Проникнув в резиденцию Уэсуги, Дзиннай, пока его старший брат отвлекал внимание врага на себя, спрятался в том месте, куда Уэсуги непременно должен был явиться… – в туалете. Он пристроился в висячем положении в нижней нише выгребной ямы, приготовил свое короткое копье и стал ждать. Когда же Уэсуги наконец появился в туалете и присел на корточки для исполнения своих естественных надобностей, карлик вонзил ему в анус копье. Затем он погрузился в фекалии, оставив над поверхностью лишь кончик крошечной дыхательной трубочки, которая в суматохе осталась незамеченной охранниками Уэсуги.
   Дзиннай пробыл в скрюченной позе в выгребной яме несколько часов. Но он был готов к этому, так как специально готовился к своей миссии, проводя долгие часы в большом глиняном кувшине, чтобы привыкнуть к долгому нахождению в узком пространстве.
   Когда же суматоха, вызванная убийством князя, поутихла, Дзиннай незаметно выскользнул из замка и уже вскоре, основательно отмывшись, докладывал довольному Оде Нобунаге о хитрой уловке…
   Эта версия убийства Уэсуги Кэнсина действительно выглядит очень экстравагантно. Только уж очень она сомнительна. Ни в одном из опи-саний смерти Уэсуги того времени (а они встречаются по крайней мере в че-тырех хрониках) нет никаких упоминаний ни о столь неэстетичном убийстве копьем, ни о карлике в выгребной яме. Да и загадка-то вся в том и состоит, что на теле Уэсуги не было никаких ран, не говоря уже о дырище от «ануса до глотки». Но откуда же все таки взялся замечательный образ ниндзя-карлика Укибунэ Дзинная?
   В хронике «Тодайки» имеется весьма загадочная фраза: «Этой весной Кэнсин ушел в возрасте 49 лет. Говорят, что умер он от большого червя».
   Что это за «большой червь»? Может быть, это и есть прообраз ниндзя-карлика? А может быть… Уже в старину ходило немало домыслов насчет пресловутого «червя». Некоторые из них были и вовсе невероятны.
   Например, многих смущало то, что мужественный самурай никогда не был женат, соблюдал обет безбрачия и общался только с мужчинами (Кэнсин был буддийским монахом). Поговаривали, что никто не видел Уэсуги раздетым, и что он отличался очень нежной кожей лица. Может быть, Уэсуги на самом деле был женщиной? Тогда становится понятным, о каком «большом черве» идет речь в «Тодайки», – это была тяжело протекавшая беременность, из-за которой «самурай» и лишился жизни…
   Оставляяв стороне подобные нелепицы, можно предположить, что речь идет о каком-то заболевании?
   Действительно, изучение источников показывает, что под конец жизни Уэсуги был не так уж здоров и силен, как это хотят представить сторонники версии участия ниндзя. Скорее наоборот – он тяжело болел и сильно мучился. Правда, приближенные намеренно скрывали немощь своего господина и распространяли слухи о железном здоровье, стремясь отвадить врагов от покушений на его владения. И все же, судя по сообщениям текстов, Кэнсин страдал каким-то желудочным заболеванием. В воинской повести «Кэнсин гунки» об этом говорится следующее: «С 9-го дня 3-го месяца [Уэсуги Кэнсин] страшно мучился от болей в желудке, когда был в туалетной комнате. Все это, к несчастью, продолжалось до 13-го дня, когда он умер». Что же это за заболевание? Конечно, через 500 лет после смерти «пациента», диагноз поставить крайне трудно. И все же, судя по симптомам, можно предположить, что речь идет о хроническом колите, язве желудка или дизентерии.
   Другие источники указывают на частые жалобы Уэсуги в последние дни жизни на сильные боли в кишечнике. А в жизнеописаниях Уэсуги сообщается, что в последние годы жизни он ходил лишь с тростью и неумеренно потреблял алкоголь. Состояние его здоровья вызывало немалые опасения у окружающих. Так, его ближайший вассал Наоэ Канэцугу как-то высказал сомнение, что вряд ли Кэнсин долго протянет. В одном из дневников того времени содержится весьма интересное описание состояния здоровья Уэсуги. Оказывается, он болел очень долго и сильно страдал. Его мучили страшные видения, например, в 11 месяце 1577 г. ему явился призрак невинно убиенного самурая Какидзаки, после чего состояние его здоровья резко ухудшилось. К середине зимы того же года Уэсуги сильно похудел, страдал отсутствием аппетита и в некоторые дни принимал лишь воду. Он жаловался на боли в груди, «будто там лежит железный шар».
   По-видимому, Кэнсин предчувствовал надвигающуюся смерть и, как и подобает настоящему самураю, оставил прощальное стихотворение, спрятав его под одной из колонн главного зала своего дворца. В этом стихотворении Кэнсин говорит, что готов к смерти и высказывает предположение, что он смертельно болен. Все это опровергает версию об участии ниндзя Нобунаги в смерти Уэсуги.
   И все же, что послужило конкретной причиной смерти князя? Как известно, от колита не умирают, язва желудка и дизентерия обычно сопровождаются кровавым стулом, а об этом ничего не говорится в источниках. К тому же от дизентерии человек умирает быстрее чем за неделю, а Уэсуги страдал какой-то болезнью по крайней мере год, а то и больше. Упоминание об ощущении «железного шара в груди» навели английского историка-япониста Стивена Тёрнбулла на мысль о раке. Возможно также, что Уэсуги страдал сердечным недугом, который привел к инфаркту. Известно, что заболевания сердца нередко имеют своим симптомом мучительные «отраженные» боли в желудке – так называемые «абдоминальные боли сердца».
   Хотя именно ниндзя Нобунаги прославились как исполнители самых невероятных убийств, сам он вошел в историю нин-дзюцу прежде всего благодаря своей лютой ненависти к «воинам ночи» из Ига и Кога – самым знаменитым агентам средневековой Японии. Казалось бы, с его пониманием роли шпионов, с его финансовыми возможностями лучших партнеров, чем славные семьи из традиционных «ниндзевских» регионов не найти, однако на деле между ними встала непреодолимая стена религиозной розни.
   Ода Нобунага считал, что для объединения Японии необходимо сокрушить буддийские монастыри и иные религиозные объединения, которые в те времена имели не меньшее могущество, чем сам сёгун. Проводя эту политику в жизнь, диктатор предал огню главный оплот школы Тэндай, знаменитый монастырь на горе Хиэй, уничтожил мятежную лигу Икко-икки и обратил в руины ее главный центр монастырь Исияма Хонган-дзи.
   Все эти «мероприятия» не могли не вызвать гнева у ниндзя Ига и Кога, которые поддерживали тесные дружеские контакты с крупнейшими буддийскими храмами и орденами ямабуси. В результате ниндзя развернули настоящую охоту на ненавистного врага. Покушения на его жизнь следовали одно за другим. Но, благодаря надежной охране и незаурядному личному мужеству, князь неизменно выходил сухим из воды.
   В «Тайкоки» [63 - «Повесть о тайко Тоётоми Хидэёси».] сохранилось описание попытки убийства Нобунаги ниндзя из Кога Сугитани Дзэндзюбо (по другой версии, он был сохэем из монастыря Энряку-дзи). Произошло это событие в 1570 г. По сообщению источника, Дзэндзюбо был специально нанят для этой миссии господином провинции Оми князем Сасаки Ёсисукэ, решившим расправиться со своим врагом при помощи тайного искусства синоби.
   Дзэндзюбо был искуснейшим стрелком из длинного ружья наподобие аркебузы. Он заранее вызнал, каким путем направится Нобунага из Оми в провинцию Мино, и занял чрезвычайно удобную позицию в кустах, нависавших прямо над дорогой. Много часов пришлось прождать ему, пока на дороге не показался кортеж Нобунаги. Дзэндзюбо решил стрелять наверняка и приготовил две аркебузы, так как понимал, что времени для перезарядки оружия у него не будет. Как только Нобунага в окружения телохранителей поравнялся с кустами, ниндзя произвел выстрелы из обоих ружей и попал обоими зарядами в мишень. Но то ли убойная сила аркебуз была невелика, а Дзэндзюбо залег слишком далеко от цели, то ли панцирь на Нобунаге в тот день был надет суперпрочный, но пули, пробив бронированный нагрудник, засели в его толстой подкладке. И хотя Нобунага был выбит из седла, он не был даже ранен. Поняв, что покушение провалилось и не став дожидаться, пока охрана бросится вдогонку, Дзэндзюбо бежал в горы. Целых 4 года он скрывался в горной глуши, но Нобунага, понимая, сколь опасен такой блестящий стрелок, велел разыскать и схватить его, во что бы то ни стало. И когда внимание Дзэндзюбо ослабло, он был неожиданно схвачен самураями диктатора и замучен до смерти пытками, продолжавшимися 6 дней без перерыва.
   Десятью годами позднее, в 1581 г., попытку отправить князя на тот свет предпринял другой ниндзя из Кога, лучший агент на службе семьи Такэда Сатору Докэн. Когда он тайно проник в лагерь Нобунаги в монастыре Хонно-дзи, его выследил знаменитый ниндзя из Ига Хаттори Хандзо, бывший по совместительству телохранителем князя Токугавы Иэясу, с которым в тот день встречался диктатор. Встреча с Хандзо в темном коридоре монастыря окончилась для Сатору Докэна весьма плачевно: по преданию, ниндзя из Ига одним ударом меча разрубил его пополам от темени до ануса.
   По иронии судьбы, как раз ниндзя из Ига едва ли не больше всех желали отправить на тот свет ненавистного феодала и сами приложили для этого немало усилий. Сначала эксперт по огнестрельному оружию Кидо Ядзаэмон попытался подстрелить князя из мушкета, но и его постигла неудача. И тогда, дзёнин Момоти Сандаю отрядил на это дело своего лучшего ученика, знаменитого «призрака» Исикаву Гоэмона.
   Гоэмон предпринял две попытки устранения Оды, но обе они, к огромному сожалению ниндзя из Ига и Кога, провалились. Во время одного из покушений Исикава ухитрился проскользнуть в мансарду над спальней диктатора и, проделав в полу точно над изголовьем ложа князя отверстие, свесил оттуда тонкую нить, а потом капля за каплей стал отправлять по этой дорожке жидкий смертоносный яд прямо в рот спящего феодала. И лишь чуткость сна князя спасла его от верной смерти. Он вовремя проснулся и заметил опасность, но схватить хитроумного ниндзя страже не удалось.
   В другой раз счеты с Нобунагой попытался свести Манабэ Рокуро – ниндзя и по совместительству управляющий поместья са-мурая Фукуи, вассала мелкого даймё Хатано Хидэхару. В 1573 г. Нобунага наголову разбил клан Хатано, и Рокуро решил отомстить за позор своего господина. Ночью он проник в замок Нобунаги, решив заколоть его в постели, но тут был застигнут врасплох двумя стражниками. Поняв, что все потеряно и выбраться живым ему уже не удастся, Манабэ Рокуро тотчас совершил самоубийство. Чем немало огорчил Нобунагу, который был непрочь поразвлечься пытками очередного убийцы. Труп неудачливого ниндзя был вывешен на ры-ночной площади в назидание всем тем, кто осмелится рискнуть покуситься на жизнь диктатора.
   Конечно же Ода Нобунага не мог спокойно ждать, пока кому-либо из «ночных призраков» не удастся добиться своей желанной цели, и предпринял меры, чтобы искоренить «ниндзевский гадюшник» с корнем. Эта акция вошла в историю как величайшая битва ниндзя, мятеж в Ига годов Тэнсё – Тэнсё Ига-но ран.
   Тэнсё Ига-но ран

   Как уже говорилось, в период Сэнгоку-дзидай провинция Ига оказалась «бесхозной». Здесь не было даймё, и всю ситуацию контролировала коалиция госи. Лишь во второй половине XVI в. группа влиятельных госи решила для прикрытия «посадить на престол» выбранного ими «даймё» Никки Дандзё Томоумэ. Никки реально никакой властью не обладал, и положение его всецело зависело от настроения «избирателей». А настроение это было чрезвычайно переменчиво. В результате, Никки оказался попросту вышвырнут за пределы Ига.


   Однако, Ига занимала чрезвычайно выгодное в стратегическом отношении положение – через нее проходила важнейшая дорога Токайдо, и претендентов на нее было хоть отбавляй. В числе положивших глаз на «бесхозную» провинцию был и могущественный властитель соседней провинции Исэ Китабатакэ Нобуо.
   Этот Нобуо не был урожденным Китабатакэ. На самом деле он был родным сыном Оды Нобунаги, хитростью и обманом захватившим чужие владения.
   Захват Исэ был одним из ключевых элементов стратегии Нобунаги. Через эту провинцию пролегали важнейшие дороги, и тот, кто мог их контролировать, мог контролировать и ситуацию во всей стране. Поэтому Нобунага развернул широкомасштабное наступление на владения князя Китабатакэ Томонори. За месяц маневров и боев войска Нобунаги сумели захватить крепость Камбэ и особенно важный замок Кувана, расположенный рядом с трактом Токайдо, а еще через две недели и крепость Окавати.
   Однако, хотя армия Нобунаги в те дни была, вероятно, самой боеспособной в Японии, победа давалась ей с большим трудом. Томонори оказался Оде Нобунаге противником под стать, и тогда коварный даймё решил использовать более утонченные «темные» методы.
   После непродолжительных переговоров, стороны согласились подписать мирный договор, который был скреплен усыновлением Китабатакэ Томонори двенадцатилетнего сына Оды, Нобуо. В те времена семейные связи имели весьма большое значение, и это было в порядке вещей.
   Воспользовавшись поддержкой родного папаши и доверчивостью нового «родителя», Ода Нобуо решил отправить последнего на тот свет и завладеть провинцией.
   В разработке заговора активное участие принял один из видных военачальников армии Нобунаги – Такигава Сабуробэй. Поскольку Китабатакэ Томонори был прекрасным мастером фехтования мечом, одолеть его в открытом бою, даже в случае неожиданного нападения, нечего было и думать. Было решено прибегнуть к хитрости и услугам «невидимых», которые и разработали план в деталях. И наконец наступила ночь покушения…
   Цугэ Сабуродзаэмон, вассал Китабатакэ, провел воинов Нобуо в замок господина и подговорил слуг не поднимать шум, а напротив помочь «киллерам» прикончить князя. Стража, охранявшая его покои, также была подкуплена и пропустила врагов.
   Поэтому в спальню Китабатакэ Томонори они ворвались неожиданно и сразу бросились с обнаженными мечами к его ложу. Но взять великого мастера меча запросто все же не удалось. Едва вскочив с постели, он в один прыжок добрался до своего страшного клинка, стоявшего поблизости на специальной стойке, и словно молния нанес два разящих удара первым двум нападающим. Но… противники лишь пошатнулись от ударов и усилили натиск! Меч знаменитого фехтовальщика попросту соскользнул с их панцирей, не причинив никакого вреда. Оказывается, подкупленные слуги специально затупили меч Китабатакэ, и он не мог пробить тяжелые доспехи убийц! Все закончилось в несколько секунд. Бесстрашный, но бессильный что-либо сделать тупым мечом, Китабатакэ Томонори пал, обливаясь кровью.
   Сразу же после убийства Томонори Ода Нобуо объявил себя правителем провинции Исэ. Однако члены семьи Китабатакэ не собирались смириться с этим и поклялись отомстить подлому узурпатору. Из Нары приезжает Китабатакэ Томоёри, младший брат убитого даймё. Он был буддийским священником, но ради кровной мести оставил свои проповеди. Вокруг него вскоре сплотились верные вассалы клана Китабатакэ и союзники из провинции Ига. Дело шло к крупному вооруженному выступлению.
   Тогда за дело взялся уже известный нам Такигава Сабуробэй. Во главе армии Оды Нобуо он решительно повел наступление против заговорщиков и разбил отряды родственников Китабатакэ. Оставшиеся в живых заговорщики бежали в соседнюю провинцию Ига под крыло тамошних кланов госи и запросили о помощи у могущественного князя Мори Мотонари. Мори двинул свою армию в этот регион, но навстречу ему выступили войска Оды Нобунаги, и Мотонари пришлось отступить. Интересно, что, по легенде, среди сторонников Китабатакэ Томоёри был и сын великого фехтовальщика Цукахары Бокудэна, прежний телохранитель Китабатакэ Томонори и блестящий мастер фехтования школы Касима Синто-рю. Рассказывают, что, бежав в Ига, он присоединился к одной из групп синоби и передал им секреты боевого искусства традиций Катори и Касима.

Таким образом, владения рода Ода вошли в соприкосновение с провинцией Ига. При взгляде на эту «бесхозную» территорию у Нобуо не мог не разгореться аппетит. Тем более, что еще приемный «папа», Китабатакэ Томонори, приложил немало сил, чтобы прибрать ее к рукам и даже в качестве своего опорного пункта в Ига выстроил на горе Симоками Тодзимару-яма в г. Набари мощную крепость. В результате Нобуо стал составлять планы захвата Ига.


   Однако покорить гористую провинцию было не так-то просто. Ведь ее контролировали воинственные госи, славившиеся своей искусностью в ратных делах. В повести «Иранки», созданной предположительно монахом из Ига, о них говорится: «С древних времен лучшие воины Ига вызывали восхищение своей армией. По-скольку в своей жизни они не руководствовались обыденными мотивами, они не обращали внимание на смерть и превращались в сущих злых духов, когда сталкивались с врагами. Они не испытывали поражения, которое считалось бы величайшим позором».
   Тем не менее Ода Нобуо твердо решился действовать и, когда представился удобный повод – в 1579 г. к нему явился видный самурай из Ига Симояма Каи-но Ками с жалобой на некие «безобразия», творящиеся в провинции, и попросил наказать виновных, приступил к претворению своего плана в жизнь.
   Первым делом он приказал своему вассалу Такигаве Сабуробэю принять меры к укреплению крепости в Набари, которую, по примеру «папочки», решил использовать в качестве своего плацдарма. Замок Маруяма стоял на холме, высотой в 180 метров, с весьма крутыми склонами. С одной стороны его стены нависали над рекой, что делало штурм с этой стороны совершенно нереальным.
   Однако некоторые оборонительные сооружения были еще недостроены, а Такигава, вместо того, чтобы все делать в тайне, начал строительство с таким размахом и роскошью, что это тотчас привлекло внимание местных госи.
   Дзи-дзамураи понимали, что Ода Нобуо готовит вторжение в их земли. Поэтому их предводители собрались на совещание в монастыре Хэйраку-дзи близ замка Уэно и, несмотря на то, что между различными кланами существовали значительные разногласия и даже вражда, сумели договориться об организации совместного отпора агрессору. Во главе коалиции встали знаменитые дзёнины Фудзибаяси Нагато-но Ками и Момоти Тамба Ясумицу. После непродолжительных совещаний они и разработали единый план действий.
   Несколько ниндзя устроились на ра-боту в качестве простых строителей и через несколько дней уже вызнали замыслы Нобуо и все уязвимые места замка. И все же мощь возводимой крепости внушала госи немалые опасения. Поэтому на совещании было решено напасть на нее еще до завершения строительных работ. Заодно планировалось «устранить» и Такигаву Сабуробэя.
   В июне 1578 г. соединенные войска госи севера и юга провинции Ига во главе с Момоти Тамба неожиданно напали на замок Маруяма. Враг был застигнут врасплох. Ига-моно без труда ворвались в крепость и принялись истреблять ее гарнизон. В этой ситуации часть воинов Оды была блокирована в Маруяма-дзё, часть во главе со своим начальником вырвалась из замка и сосредоточилась в близлежащей деревушке.
   Такигава, собрав своих солдат, двинулся навстречу мятежникам. Но ниндзя из Ига спутали все его планы, сея панику и распространяяслухи о своей много-численности. Сражение было кровавым и продолжалось до глубокой ночи. Бойцы Ига, действуя мелкими группами, стремительно нападали на войска Такигавы и также стремительно исчезали в горах. В конце концов они загнали один отряд врага на залитое водой рисовое поле, где воины, облаченные в тяжелые доспехи, практически не могли передвигаться, а другой – в непроходимую чащу леса, после чего началась настоящая резня, в которой бойцы Такигавы практически не могли оказать сопротивления. Немногие оставшиеся в живых самураи Нобуо, вырвавшись из окружения, бежали в Исэ. На следующий день Ига-моно атаковали блокированный в замке отряд врага и в течение нескольких часов уничтожили его и спалили замок дотла.
   Уже говорилось, что ниндзя одной из своих целей ставили убийство ненавистного Такигавы. И когда через какое-то время в груде трупов было обнаружено тело человека, одетого в богатые одежды и по внешнему виду похожего на него, они решили, что победа полная, прекратили преследование и устроили пиршество.
   Сейчас уже трудно сказать, была ли это случайность, или изобретательные воины Такигавы специально подсунули тело похожего человека, но военачальник остался жив, о чем через несколько дней донесли шпионы в провинции Исэ. Оказывается, в суматохе он сумел скрыться и бежать в местечко Мацу-га симо, откуда перебрался в Исэ. Как констатирует «Иранки», «это была огорчительная ситуация, и весьма досадный случай».
   Китабатакэ Нобуо был взбешен известием о сожжении крепости. Потерпеть поражение от кучки госи – какой позор! Его лучший военачальник Такигава был разбит как ни на что не годный недопесок! Он жаждал мести и требовал немедленного выступления в поход. Но большинство его вассалов, памятуя о страшной битве у крепости Маруяма, всячески старались оттянуть начало военных действия, убеждая князя собрать побольше войск. В результате подготовка к нападению на Ига заняла больше года.
   В начале сентября следующего, 1579 г., 9000ная армия во главе с самим Нобуо выступила из его резиденции в Мацугадзаки. Нобуо решил провести свою армию из Исэ в Ига тремя колоннами, через 3 горных прохода. План вторжения держался в строжайшей тайне, и лишь несколько главных военачальников были ознакомлены с ним. И все же ниндзя заранее сумели выведать планы Нобуо и вовремя оповестили о них предводителей коалиции дзи-дзамураев.
   Поднявшись на недоступные для врага кручи, Ига-моно сначала затормозили наступление армии Оды, а ночью на 17 день 9 месяца, незаметно окружив ее в ущелье на перевале Нагано, приготовились к генеральному сражению.
   Стояла осень, порывистый ветер развевал сотни боевых флажков на пиках самураев Нобуо, двигавшихся по дну ущелья. Это был самый большой отряд армии Исэ, и во главе его стоял сам Нобуо, золоченый зонт которого виднелся даже в густом утреннем тумане. Нобуо действовал четко и планомерно. Как только горный проход начал расширяться, он разделил свои войска на 7 групп и отдал команду атаковать 7 небольших деревушек, лежавших внизу.
   То, что произошло дальше, подробно описано в «Иранки»: «Они (воины из Ига) представляли собой сильную армию, так как находились в родной провинции и умело оценивали преимущества, которые предоставляла им местность. Они создали укрепления, стреляли из ружей и луков, использовали мечи и копья, сражаясь плечом к плечу. Они прижали противника и отрезали его от входа в горный проход. Армия Нобуо была столь занята атакой, что потеряла дорогу, и люди из Ига под прикрытием тени, которую давали горы на западе, легко одолели их. Затем пошел дождь, и они перестали видеть дорогу. Бойцы Ига, воспользовавшись этим и зная, что некоторые еще сидят в засаде в горах, издали боевой клич. Группы местных воинов, услышав сигнал, поднявшись со всех сторон, начали атаку. Буси Исэ смешались во мраке и рассеялись во всех направлениях. Они бросились бежать и были зарублены, кто в узких проходах, кто на крутых скалах. Их преследовали даже на топких рисовых полях и окружили… Вражеская армия сильно, ослабела. Некоторые убивали друг друга по ошибке. Другие покончили жизнь самоубийством. И даже неизвестно, сколько тысяч людей полегло здесь».
   Столь же незавидной оказалась судьба двух других колонн, шедших другими дорогами. Уже битый Такигава Сабуробэй возглавлял самую южную колонну армии Нобуо и наступал через перевал Онибоку-гоэ. Ниндзя заманили его в засаду, окружили и наголову разбили, причем в бою лишился головы Цугэ Сабуродзаэмон, предавший своего господина Китабатакэ Томонори. Третья колонна во главе с Нагано Сакёдаю и Акиямой Укёдаю наступала где-то между первыми двумя. Добравшись до местечка Исэдзи, она начала наступление на эту деревушку, но в самый разгар боя в тыл ей ударили отряды Ига-моно, прятавшиеся в засадах на склонах гор. Зажатые в ущелье и осыпаемые градом камней с гор воины Нагано и Акиямы были почти все истреблены.
   Разгром армии Нобуо был полным и убедительным. Она понесла огромные потери, в строю осталось менее половины воинов, и даже сам Нобуо едва не лишился жизни.
   Узнав о разгроме Нобуо, его отец и повелитель Ода Нобунага направил гневное письмо в его адрес. Расчетливый и коварный Нобунага ругал сына за поспешность и авантюризм, назвав его безрассудный поход «непростительным». Суровый тон письма понять нетрудно: на этот раз, хотя и косвенно, была задета и его честь. В послании к Нобуо он писал: «Вторжение в пределы Ига было большой, в высшей степени ужасной ошибкой, даже если бы это соответствовало Пути Неба, а Солнце и Луна упали бы на землю».
   Как ни сурово прозвучали в этот раз слова родителя в адрес Нобуо, он понял их справедливость и в дальнейшем неукоснительно следовал распоряжениям отца.
   Надо было готовиться к новому походу, но другие военные кампании отвлекали внимание Нобунаги. Когда же он наконец сумел расправиться с монастырем Исияма Хонган-дзи в 1580 г., настал черед провинции Ига.
   Ода собрал всех военачальников в своем замке Адзути и приказал готовить войска к походу на Ига. Многие полководцы были в растерянности. Они не хотели связываться с коварными ночными убийцами, но в страхе перед гневом Оды им ничего не оставалось, как подчиниться.
   План вторжения был разработан во всех деталях. Было решено наступать сразу с нескольких сторон, окружив Ига плотным кольцом войск. И без того маленькую армию госи необходимо было рассеять ударами с разных направлений, прижать к замкам и там блокировать, тем самым лишив ниндзя главного оружия – свободы маневра. На первый взгляд такой план мог показаться безумием – ведь по провинции были разбросаны десятки хорошо укрепленных замков, и выкуривать из них ниндзя пришлось бы месяцами. Ведение долгой осадной войны требовало немалых затрат, но Ода был готов и на это – только бы лишить ниндзя их главного козыря – свободы передвижений, и не дать им возможности бесследно скрыться в горах. В качестве консультантов при разработке этого плана были приглашены несколько перебежчиков из Ига и Кога – главы крупных семей ниндзя Цугэ, Таматаки и Тарао. Кроме того, Тарао Сиробэй Мицухиро, который позднее стал соратником великого дзёнина Хаттори Хандзо, вместе с другим ниндзя, Хори Хидэмасой, согласились возглавить отряды армии диктатора.
   Для реализации плана была собрана колоссальная по тем временам армия – около 46000 воинов. Для сравнения, по оценкам историков, все население провинции Ига составляло в то время около 90000 человек. Во главе отрядов стояли 23 лучших военачальника Оды. Армию сопровождало также большое число синоби из враждебных Ига и Кога семей. Этим полчищам противостояло войско коалиции госи численностью приблизительно в 4000 бойцов, 600 – 700 человек из которых были профессиональными ниндзя.
   Первоначально командовать операцией собирался сам Ода Нобунага. Но за несколько дней до выступления всегда здоровый Нобунага, находясь в своей резиденции в замке Адзути, внезапно почувствовал странную слабость. Начало похода было отложено на несколько дней. А когда войска, возглавляемые Нобунагой, наконец выступили, уже через полдня пути у полководца, который провел большую часть своей жизни в походах, вдруг началось непо-нятное головокружение, все поплыло перед глазами, резко упало зрение, холодный пот покрыл тело. Продолжать поход в таком состоянии он не мог, и армии пришлось вернуться в Адзути. Поползли слухи, что это ниндзя отравили диктатора, стремясь сорвать вторжение в Ига.
   Вняв советам своих приближенных, которые предостерегали его от личного столкновения с ниндзя, Нобунага решил не рисковать и не ездить в Ига до окончания военной кампании. Тем не менее, через посыльных и шпионов он руководил всеми операциями в восставшей провинции. Не один день провел он, размышляя, что можно противопоставить тактике ниндзя из Ига.
   В 27 день 9 месяца 1581 г. войска Оды по 6 дорогам лавиной ворвались в провинцию Ига. Объединенная армия дзи-дзамураев попыталась преградить захватчикам путь в горах на севере провинции, но под напором многократно превосходящего врага стала постепенно откатываться к югу.
   1. 10000-ный конный отряд во главе с Одой Нобуо наступал на Ига из провинции Исэ по дороге через деревушку Исэдзи. В подчинении у Нобуо состояли видные военачальники Нобунаги Ода Нобудзуми, Фурута Хёбу и Ёсида Горо, а также его вассалы, уже имевшие опыт боевых действий против Ига-моно: Такигава Сабуробэй Кадзумасу, Нагано Сакёдаю и Хиоки Дайдзэнрё. Достигнув Исэдзи, Нобуо разделил свой отряд на 3 группы и приказал атаковать 3 местные деревни и несколько небольших крепостей, в которых укрылись буси Ига. Отряд Такигавы осадил замки Танэнама-но сё и Кунимияма, а Нагано и Хиоки напали на долину Ао и крепость в местечке Касивао. Они не встретили большого сопротивления в боях, но понесли большие потери во время ночных нападений ниндзя на их лагеря.
   2. 14000-ный отряд Оды наступал на Ига с севера, с территории Кога, через деревню Цугэ. Командовали им многоопытные полководцы Тамба (Нива) Городзаэмон Нагахидэ, Такигава Сёгэн, Такигава Гидаю, Вакабэ Сакё и Тодо Сёгэн. Лагерь Тамбы Нагахидэ неоднократно подвергался ночным нападениям ниндзя. В результате его солдаты не могли спать из страха быть убитыми и через несколько дней были на пределе физического истощения.
   3. Гамоу Удзисато, Вакидзака Ясудзи и «Казначей» Ямаока наступали во главе 7000ного войска также с территории Кога, но несколько западнее через деревню Таматаки. Главным направлением их удара был г. Уэно. По сообщению «Иранки», когда этот отряд двигался через Кога некий госи Мотидзуки Тётаро, по-видимому, состоявший в союзе с буси из Ига, вместе со своей шайкой преградил путь одной из его колонн, возглавляемой неким Уманоути Дзаэмон-но дзё. В последовавшей дуэли Мотидзуки убил командира вражеского отряда, но был вынужден отступить под напором превосходящих сил противника.
   4. Войско Хори Хидэмасы и Тарао Мицухиро в составе 2300 бойцов проникло в Ига через местечко Тарао тоже из Кога. Поначалу оно не встретило почти никакого сопротивления, поскольку госи северо-западных районов Ига предпочли сосредоточить своих бойцов в сильно укрепленном монастыре Каннон-дзи на горе Хидзи-яма к западу от Уэно.
   5. Мощный, 10000-ный отряд во главе с Асано Нагамасой, Синдзё Суруга-но Ками, Икомой Ута Цумури, Мори Ики-но Ками, Тодой Дандзё Сёносукэ, Савой Гэнсиро, Акиямой Сакондаю и Ёсино Мияути Сёхо наступал с юга провинции Ямато через местечко Нагатани (Хасэ). Эта группировка осадила замок Касивабара, принадлежавший самому Момоти Сандаю. Гарнизоном в это время командовал некий Такано, который был экспертом в области ночных нападений и активно использовал методы школы Кусуноки-рю. Однажды ночью он приказал женщинам и детям, бывшим в крепости, запалить множество факелов и начать размахивать ими. Враги подумали, что гарнизон готовится к вылазке, в их лагере начался переполох, все натягивали доспехи и выходили строиться в поле. Однако… ночь минула, а ниндзя из Касивабары так и не вышли. В результате нападение захватчиков, запланированное на утро было сорвано – просто воины валились с ног после ночного «бдения».
   6. Последняя группировка армии Нобунаги численностью в 3000 самураев наступала также из Ямато, но севернее, через селение Касама. Во главе ее стояли известный полководец Цуцуи Дзюнкэй и его племянник Цуцуи Садацугу. Главный удар этого отряда был направлен на монастырь Каннон-дзи, где укрепились основные силы госи Ига.
   Войска Нобунаги действовали зверски. Они выжигали целиком деревни и близлежащие леса, насиловали, уничтожали посевы, но в сражения не вступали, специально оставляя защитникам Ига проходы к крепостям. Ниндзя постоянно совершали ночные нападения, устраивали засады, вырезали небольшие авангардные и арьергардные отряды, заманивали врага в ущелья и обрушивали на него камнепады. Однако все было тщетно, враг методично оттеснял их к старинным замкам.
   Вскоре оказалось, что силы ниндзя расчленены и разбросаны по замкам, которые были обложены плотным кольцом войск Нобунаги. Прорвать осаду сил у них не было. Формально Нобунага еще не одержал ни одной победы, но фактически уже выиграл кампанию, навязав врагу свою игру.
   На северо-востоке Ига находился буддийский храм Каннон-дзи, больше похожий на крепость, чем на мирную обитель. Располагался он на горе Хидзи-яма, где имелось еще несколько мелких храмов-крепостей. Именно сюда и была загнана главная группировка госи.
   Глубокой ночью отряды Гамоу, Ямаоки и Цуцуи начали штурм монастыря. Основной удар был направлен против главных ворот. Здесь сосредоточилось более тысячи нападающих. Одновременно по штурмовым лестницам началась атака на стены крепости. Возглавил ее сам командующий осаждающей группировки опытный полководец Гамоу Удзисато, бок о бок с которым сражались два его малолетних сына.
   Ига-моно сражались мужественно и умело. На головы нападающим дождем сыпались камни и бревна, покрытые шипами. Одновременно ниндзя сами предприняли контратаку через подкоп (по другим сведениям, отряды ниндзя заранее укрылись в кустах на склоне горы), внеся сумятицу в ряды нападающих. В результате войска, находившиеся прямо у стен монастыря, оказались в полном окружении. При этом ниндзя Момода Тобэй и Ёкояма Дзинсукэ спустились до самого подножия горы и отсекли головы обоим сыновьям Гамоу. Когда ниндзя с боевым кличем устремились на врага с короткими мечами в руках, штурмовые отряды обратились в бегство. И только вступление в бой свежих резервов спасло их от полного разгрома. В награду за героизм, проявленный в этом бою, 7 бойцов из Ига получили прозвище «7 копий с горы Хидзи-яма»: Момода Тобэй, Ёкояма Дзинсукэ, Фукукита Сёгэн, Мори Сиродзаэмон, Матии Киёбэй, Ямада Кансиро и еще один ниндзя, имя которого история не сохранила.
   На военном совете предводителей госи, на котором присутствовали и «7 копий с горы Хидзи-яма», было решено ночью сделать вылазку против авангарда вражеской армии, которым командовал Цуцуи Дзюнкэй. Планировалось ворваться в лагерь противника и убить Дзюнкэя, который прославился особой жестокостью по отношению к Ига-моно – он вырезал це-ликом семьи, сжигал дотла деревни, пойманных ниндзя варил в течение нескольких дней на медленном огне, лично рубил руки и ноги.
   Ниндзя понимали, что убийство Цуцуи не сможет изменить ход кампании в их пользу – в лагере Оды было еще немало военачальников, но рассчитывали посеять панику и страх в рядах осаждавших.
   … Воины Цуцуи спокойно спали, лишь дозорные были начеку и зорко всматривались в ночную тьму. Внезапно тишина была словно взорвана, со всех сторон на лагерь посыпались стрелы. «Иранки» рассказывает: «Казалось, они летели со всех сторон, снизу и сверху. Поднялся странный шум, будто закипает вода в чайнике, и, как можно было ожидать, в лагере многие мудрые, опытные и смелые воины не имели времени даже, чтобы надеть свои доспехи и затянуть их на поясе, они хватали мечи и пики, с поспешностью сбегали вниз и стояли там с отчаянной безнадежностью, непрестанно сражаясь».
   Неожиданно, как это часто бывает в предгорьях, налетел порывистый ветер и загасил факела, освещавшие лагерь. В темноте самураи Цуцуи пришли в полное смятение и в отчаянии принялись рубить направо и налево, надеясь поразить невидимых убийц. Панический страх охватил их – они не понимали: то ли враг окружил их со всех сторон, то ли нападает лишь с одной стороны. Да и где он – этот противник? Никого не было видно, лишь какие-то тени выныривали из темноты, наносили разящие удары короткими мечами и тотчас исчезали из поля зрения. Со всех сторон продолжали лететь стрелы. Боевые кони, отвязавшись от коновязи, носились по лагерю, сбивая воинов с ног. И тут произошло то, что уже когда-то было с войсками Нобуо, – воины, окончательно смешавшись, начали по ошибке убивать друг друга!
   Ниндзя же, напротив, чувствовали себя во время этого кошмарного боя как рыба в воде. Они прекрасно ориентировались в темноте, опознавали друг друга при помощи особых паролей и неприметных меток на одежде.
   Меньше чем через час все было кончено. Лагерь Цуцуи был полностью разгромлен, палатки повалены, кругом валялись окровавленные трупы без голов и с подрезанными подколенными жилами – именно эти уязвимые точки поражали «ночные дьяволы». Однако, хитрому Цуцуи удалось ускользнуть – он предпочитал не ноче-вать в лагере и всегда проводил ночи в отдельном биваке вдалеке от монастыря.
   На фоне отдельных успехов госи из Ига, все яснее становилось, что победа в конце концов останется за многократно превосходящими силами врага. Через неделю после начала вторжения почти вся провинция лежала в дымящихся руинах. В центре Ига еще держался один лишь монастырь Каннон-дзи.
   На него было направлено главное острие атаки армии Нобунаги. Сюда стягивалось все больше и больше войск, пока их численность не достигла 30000 воинов. Судьба главного оплота госи Ига была предрешена.
   Полководцы Нобунаги понимали, что штурм Каннон-дзи может стоить очень дорого, так как ниндзя были полны решимости драться до конца. Как сообщает «Иранки», в последний день обороны монастыря Каннон-дзи «лица [его защитников] напоминали деревянного Будду» – столь велико было их мужество и бесстрашие. И тогда 2 главных военачаль-ника Оды, Цуцуи Дзюнкэй и Гамоу Удзисато предложили поджечь монастырь. Сотни смоляных «огненных бомб» градом посыпались через стены крепости. Начался грандиозный пожар, сухая погода и сильный ветер способствовали тому, что огонь запылал по всему монастырю. Воды внутри него почти не осталось, и тушить пожары было нечем. Дым окутал гору Хидзи-яма.
   Точно так же были преданы огню и все другие, более мелкие замки и монастыри ниндзя. Но никто из госи наружу не вышел – они предпочитали смерть в огне постыдной капитуляции.
   Часть ниндзя попыталась с боем прорваться в горы, но войска Нобунаги столь плотным кольцом охватили их укрепления, что сделать это было практически невозможно. Большинство беглецов пали под ударами воинов врага. Часть госи совершила сэппуку. Многие кончали с собой, бросаясь в огонь, в котором уже погибли сотни их товарищей, – так они соединялись духом с мужественными воинами Ига. В начале 10 месяца все укрепления ниндзя на горе Хидзи-яма пали.
   Пожары полыхали несколько дней, и вскоре на месте некогда прекрасных буд-дийских монастырей остался лишь пепел, который порывистый ветер разметал по всей округе. Рассказывают, что еще через несколько месяцев после этой кровавой бойни деревья в этих местах все еще были покрыты копотью.
   После падения Каннон-дзи, лишь на юге провинции еще в течение месяца, до конца 10 месяца, продолжал держаться замок Касивабара, родовое гнездо семьи Момоти. Оборону его возглавлял сам легендарный дзёнин Момоти Сандаю, и именно его изощренные уловки позволили этой крепости столь долго сопротивляться многократно превосходящим силам врага.
   Нобунага приказал покончить с мятежными кланами госи раз и навсегда. Он требовал неукоснительного следования тактике «выжженной земли». Поэтому семьи госи из Ига вырезались под корень, а для отчета составлялись списки казненных. «Иран-ки» донесла до наших дней ужас той кошмарной резни: «Все [воины Нобунаги] продвигались как один через горы провинции Ига, и монастыри по всей провинции были полностью разрушены огнем… Такигава и Хори Кударо (командиры отрядов Нобунаги) лично спешивались с лошадей и сумели уничтожить не одного умелого воина. Они заняли много районов и наказывали всех своими руками… Во время наступления на монастырь Кикё-дзи одним взмахом меча были преданы смерти тысячи людей, включая [дзёнина] Хаттори. Помимо этого многие были вырезаны и уничтожены до конца… Остатки бежали в горы Касуга-яма, что на границе с [провинцией] Ямато и рассеялись там. Но Цуцуи Дзюнкэй преследовал их через горы, наводя о них справки и разыскивая беглецов… Точное количество зарезанных и разоренных до сих пор неизвестно».
   Казалось, разгром ниндзя был полным. В огне сражений погибли целые семьи. На территории Ига не осталось ни одного целого храма, стены замков зияли жуткими проломами. Деревни были обращены в пепел, а поля – выжжены и вытоптаны. В амбарах крестьян не осталось зерна для следующего посева.
   Большинство жителей бежали в леса. «Темное» искусство ниндзя оказалось бессильно перед вооруженной мощью диктатора, перед бронированной многократно превосходящей ордой врага.
   Но были ли ниндзя действительно сокрушены и изничтожены? Казалось бы вопрос глуп по сути. Тем более, что речь только что шла о жуткой резне и зверствах солдатни Нобунаги. Однако все не так просто. Уже говорилось, что профессиональные шпионы и диверсанты в армии госи составляли 600-700 человек. Что же мы знаем об их судьбах? Из источников той поры известно, что часть из них небольшими группами разбрелась по разным провинциям страны и поступила на службу к разным даймё по всей Японии. Например, группы ниндзя пристроились в кланах Косити из провинции Ямато, Рюдзёдзи из провинции Ямасиро, другие укрылись в провинциях Тамба, Кавати и Кии, в княжестве Фукусима, где впоследствии возникла мощная школа нин-дзюцу Фукусима-рю, в княжестве Кага, где зародилась созданная на основе Ига-рю новая школа «искусства быть невидимым» Этидзэн-рю. Еще 50 человек поступили на службу к могущественной семье Маэда, превратившись в «Ига-моно годзюнин-гуми» – «Отряд Ига-моно в 50 человек».
   Многие ниндзя скрылись в горах и позднее поселились на земле под видом обычных крестьян. О том, сколь много было таких ловкачей, показывает тот факт, что, когда Токугава Иэясу проезжал через провинцию Ига и ему срочно потребовалась надежная охрана (об этом речь впереди), его главный телохранитель и начальник разведки дзёнин Хаттори Хандзо запалил на перевале Отоги, что на границе Ига и Кога, сигнальные огни и в течение нескольких часов собрал отряд в составе 200 ниндзя из Ига и 100 ниндзя из Кога! Причем было это всего лишь через год после «поголовного истребления ниндзя»!
   Добавьте сюда «невидимок», о судьбе которых мы попросту не знаем, и тех, кто, подобно знаменитому Исикаве Гоэмону, о котором речь пойдет далее, занялся разбоем и грабежом. Да погиб ли вообще хоть кто-нибудь из профессиональных «ночных воинов» во время Тэнсё Ига-но ран? Конечно, погиб. Но их были единицы в огромной общей массе госи, крестьян, буддийских монахов…
   Кстати «вырезанные» после своего «истребления» едва не отправили на тот свет самого Нобунагу, когда тот решил лично удостовериться в полноте разгрома противника и в сопровождении многочисленной охраны приехал в Ига. Источники сообщают, что он, боясь покушения, почти нигде не останавливался, а бросив мельком взгляд на разрушенные замки, на груды еще не убранных трупов, на сожженные деревни и удовлетворившись увиденным, спешил далее. И все же ниндзя сумели выследить заклятого врага, когда тот отдыхал от тягот путешествия в старинном синтоистском храме Итиномия.
   … Храм сильно пострадал во время боев, так что князю пришлось удовольствоваться лишь развалинами. Нобунага сидел на складном походном стульчике в плотном кольце телохранителей, военачальников и слуг и равнодушно созерцал руины храма, некогда бывшего центром паломничества жителей всей провинции. Он мог не беспокоиться за свою жизнь: специально натренированные мэакаси только что прочесали всю округу на расстояние мушкетного выстрела. Так что, даже если мятежники и укрылись где-нибудь неподалеку, до него им не добраться – ни мушкетной пулей, ни отравленной стрелой. И вдруг раздался оглушительный грохот. Над лесом взвились три облачка дыма, и свинец градом хлестнул по окружению Нобунаги…
   Это три ниндзя Момоти – Отова Камбэ, Добаси Харада Кими и Инбанкан, – сумевшие незамеченными убраться из замка Касивабара за несколько часов до его падения, произвели залп с трех сторон сразу из оо-тэппо – «больших ружей» (Что представляли собой эти оо-тэппо не совсем ясно: то ли это были легкие переносные пушчонки, то ли крупнокалиберные аркебузы.). Но судьба была милостива к Оде и на этот раз. Пули ниндзя разметали в клочки 7-8 человек из свиты, да ранили еще полтора десятка самураев, но самого князя миновали. Охрана немедля бросилась в погоню, но смельчаков уже и след простыл. Так что Нобунаге ничего не оставалось, как еще раз поблагодарить богов за свое чудесное спасение и подивиться замечательному мастерству отважных «невидимок».
   Ниндзя потерпели поражение, но не были уничтожены. Только ветер войны разметал их по всей стране, благодаря чему школы, связанные с классической традицией нин-дзюцу Ига-рю, стали появляться в самых разных уголках страны Восходящего солнца. И это очень важное следствие Мятежа в Ига годов Тэнсё. Важное, но не единственное…
   Во время Тэнсё Ига-но ран была уничтожена коалиция госи Ига, из-за чего ниндзя как самостоятельная фигура на исторической сцене попросту исчезла, лишившись своей традиционной базы, своей земли, своего единства.
   Что же касается Нобунаги, он не долго наслаждался своей победой над Ига, так как то, что не удалось воинам-"теням", сделал предатель. В 1582 г. Ода осадил твердыню клана Мори крепость Такамацу и бросил на нее все свои войска, оставшись в Киото с горстью телохранителей. Этим воспользовался один из его самых доверенных генералов Акэти Мицухидэ, который решил расплатиться с князем за его оскорбительное поведение по отношению к нему и совершил вероломное нападение на Оду, когда тот развлекался с мастерами чайной церемонии в монастыре Хонно-дзи. Нобунага был убит (или покончил жизнь самоубийством; монастырь сгорел дотла, и тело Оды не было найдено).
   Впрочем и изменник не протянул долго. Главный военачальник Оды Тоётоми Хидэёси разгромил его армию и в 1590 г. объединил Японию.
   
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет