Алексей Горбылёв Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу



жүктеу 4.24 Mb.
бет17/17
Дата17.06.2016
өлшемі4.24 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17
Ниндзямания в Японии

   В то время как японское правительство было озабочено созданием эффективных разведорганов, массовое сознание японцев оказалось в плену у очаровательного образа «ночных невидимок» ниндзя.


   С конца прошлого века в Осаке существовало частное издательство «Татикавабунко». Оно специализировалось на дешевой развлекательной литературе – рассказах о похождениях самураев, знаменитых монахов, разбойников и т.д. Душой всего предприятия был старый профессиональный рассказчик Тамада Гёкусюсай, знавший тысячи занимательных сюжетов и обладавший выдающимся красноречием. Фактически, издатели просто переносили на бумагу его замечательные рассказы. Первой книгой «Татикава Бунко» стала книга «Дзэнский наставник на отдыхе», вышедшая в самом начале XX в. За ней последовали «Золотые ворота Мито», «Ивами Дзютаро», «Окубо Хикодзаэмон» и др. Эти книги пользовались большой популярностью, но постепенно объем продаж издательства стал падать. Требовалось найти нового героя, способного привлечь публику. И тут Тамаде вспомнились предания о знаменитых воинах Санады Юкимуры. В некоторых сказаниях упоминался ниндзя, который был прыгуч, словно обезьяна, и совершал невероятные проделки. Ну чем не герой?! Но как его назвать? Феноменальная память Тамады напомнила ему, что на о-ве Кюсю у подножия горы Исидзути есть мост «Сарутоби-хаси». Вот и имя для героя, ведь «Сарутоби» значит «прыгающая обезьяна». По замыслу создателей образа, это должен был быть отважный воин, умный и преданный, короче, классический герой. По ходу дела он будет расправляться с отступниками, нарушившими заповеди ниндзя. Их подобрали из все тех же героев устных сказаний: Исикава Гоэмон, Ники Дандзо, Дзирая и другие. Так появилась на свет книга «Мастер нин-дзюцу Сарутоби Сасу-кэ». Книга имела колоссальный успех. Тираж был раскуплен в мгновение ока. Жителям Осаки пришлись по душе деяния ниндзя-героя, защищавшего их родной город от врагов. К тому же книга была написана добротным языком и с немалой толикой юмора. Увидев такой успех «Сарутоби Сасукэ», редакция «Татикава бунко» решила продолжать в том же духе. Так появились на свет десятки замечательных романов о легендарных «невидимках»: «Сарутоби Котаро», «Маленький тэнгу Сарутоби», «Маленький тэнгу Санада», «Большие деяния нин-дзюцу», «Нин-дзюцу: буря в Эдо», «Маленький тэнгу Киритаро», «Дзинцу Котаро», «Нин-дзюцу: сто обезглавленных», «Маленький тэнгу Касумигакурэ», «Похвальное нин-дзюцу Сасукэ», «Состязание в нин-дзюцу», «Три героя нин-дзюцу», «Нин-дзюцу: Гэндзо из Набари», «Момоти Мицуёмару», «Четыре небесных царя нин-дзюцу», «Мастера нин-дзюцу в сборе», «Нин-дзюцу: Кумогакурэ Рютаро», «Саруватари Торатаро», «Синдо Хэбимару», «Сиратацу Мон-дзюмару», «Момоти Хатиро», «Нин-дзюцу: Фума Рютаро», «Муракумо Рютаро», «Тацумаки Кумохира», «Киригакурэ Дайдзо», «Тодзава Ямасиро-но Ками», «Состязание в нин-дзюцу перед Тоётоми и Одой» и другие.
   Эти книги в начале XX в. стали любимым чтивом для миллионов японцев. Многие хотели быть похожими на легендарных героев. Возможно, отчасти поэтому японцы вступали в националистические общества, шли работать в разведку, наполняли залы боевых искусств. Во всяком случае в Японии в этот период сложился благоприятный климат для развития шпионажа, который отнюдь не считался чем-то постыдным. Об этом свидетельствует, например, интерес японцев к экспозиции Токийского военного музея, где были выставлены портреты и костюмы легендарных агентов времен русско-японской войны.
   На фоне повального интереса к ниндзя постепенно стали появляться и довольно серьезные работы на эту тему. Особо хотелось бы отметить исследование Буё Кэнкэнсая «Со-кусэки кацуё. Нин-дзюцу киай-дзюцу хидэн» – «Секретные традиции нин-дзюцу и киай-дзюцу. Мгновенное применение», подготовленное Токийским научным обществом изучения гипноза и увидевшее свет в 1917 г.
   Во время второй мировой войны, когда американская авиация бомбила японские города, и после нее, когда разруха и хаос не оставляли времени на развлечения, а боевые искусства были под запретом, о нин-дзюцу на некоторое время замолчали. Но ненадолго. С середины 50-х гг. одна за другой стали появляться многочисленные книги о «воинах ночи» средневековой Японии. Особенно плодовитым автором в этой области оказался Ямада Футаро, написавший несколько десятков повестей о ниндзя: «Книга о нинпо Кога», «Книга о нинпо Эдо», «Книга о нинпо Хида», «Книга о нинпо куно-ити», «Книга о нинпо Внешнего пути», «Книга о лунном свете ниндзя», «Сокровищница вассальной верности нинпо», «Книга о нинпо Сингэна», «Книга о нинпо Приходящего с ветром» (в 2-х частях), «Книга о нинпо Ягю» (в 3-х частях), «Книга о мимолетном нинпо», «Книга о нинпо побелевших костей скелета», «Книга о нинпо Ига», «Шпионская свастика», «Черт-меченосец – Будда Рама», «Веселый гадальщик», «Путешествие по миру злых духов» (в 2-х частях) и другие.
   Его книги сильно отличались от изданий «Татикавы». Здесь уже не было конфуцианской морали, утверждающей победу добра над злом. Зато было полным-полно эротических сцен, крови и мистики. С творчеством Ямады Футаро россияне могли ознакомиться по телепостановкам одной из книг этого автора – «Книги о нинпо куноити», которые недавно появились на видеорынке.
   Выход книг Ямады Футаро совпал со второй волной «нин-дзямании» в Японии. В 50-х-60-х гг. на помощь писателям пришли кино и телевидение со своими колоссальными возможностями. На экране ниндзя стали летать, спрыгивать с невероятной высоты, мгновенно исчезать, превращаться в жабу или тигра, ходить по воде и т.д. В это время появляются такие сериалы как «Шпионы-фехтовальщики», «Фудзима-ру – Мальчик-ниндзя», яркие трюковые кинофильмы «Синоби-но моно» и «Синоби-но моно – 2», к постановке которых привлекался Окусэ Хэйситиро, «Замок совы» и «Нинпо куноити». Несколько позже на экраны вышли кинобоевики с участием замечательной группы каскадеров и мастеров будо под руководством Тибы Синъити (Сонни Шиба) «Момоти Сандаю» (прошел на российском телевидении под названием «Ниндзя правителя»), «Тень сегуна» и другие; прекрасный сериал «Одинокий волк с ребенком» («Убийца сегуна») с блистательным Вакаяма Томисабуро в главной роли и т.д. Публика, еще мало разбиравшаяся в тонкостях киносъемки, была просто очарована невероятными возможностями героев этих фильмов.
   В начале 60-х гг. бум ниндзя в Японии достиг своего пика. По телевидению ежедневно шли сериалы о шпионах средневековья, все кинотеатры показывали фильмы о них. Волна «ниндзямании» захватила практически все возрастные категории – от пожилых до малышей. В это время игра в ниндзя стала самой распространенной детской игрой. Ямагути Масаюки отмечает такой факт: в январе 1964 г. все 3 крупнейших детских журнала Японии опубликовали специальные приложения с рассказами о похождениях ниндзя в виде комиксов. В прессе отмечалось, что первое место среди товаров, купленных в канун Нового года в подарок детям, занимали настольная игра с костями и фишками «Кога нинпо Сугороку», электрический возвращающийся сюрикэн и игрушечное ружье «Ниндзя», выстреливающее сюрикэны. Многие дети хотели стать настоящими ниндзя и всячески подражали любимым киногероям. Было зарегистрировано несколько случаев, когда дети «ниндзя» выпрыгивали из окон 2 – 3 этажа и разбивались насмерть. Кое-где ребятишки под-кладывали под колеса поездов гвозди, расплющивали их таким образом, а потом метали как сюрикэны или попросту вырезали звездочки из крышек консервных банок. Иногда такие сюрикэны выпускались и в живую мишень, например, в дядю-полицейского на соседней улице. Был даже зафиксирован случай, когда 13-летний подросток, одетый в полный костюм ниндзя, обвешанный звездочками, с мечом за спиной попытался перелезть через ограду императорского дворца в Киото. Когда охрана схватила его и притащила в полицейский участок, на удивленные вопросы он отвечал, что прекрасно знал, что дворец хорошо охраняется, и потому решил испробовать свое шпионское умение именно в этом месте.
   Нет ничего удивительного в том, что общественность стала выступать с протестами против раздувания «ниндзямании». В ряде японских городов образовательные комитеты приняли постановления, запрещающие игры «в ниндзя». С другой стороны, многие были не прочь погреть руки на интересе широкой публики. По утверждению Ямагути Масаю-ки к 1961 г. на тему нин-дзюцу было опубликовано около 10000 книг разного рода – от детских комиксов до серьезных исследований – снято огромное количество кино– и телефильмов. Магазины были забиты разного рода «ниндзевскими» штучками и примочками. Именно в это время на родине ниндзя в г. Ига Уэно был создан музей «Шпионская усадьба» – «Ниндзя ясики», который стал местом паломничества десятков тысяч японцев. Видя такой успех этого предприятия некоторые предприимчивые дельцы выстроили ниндзя-ясики и в других городах, выдавая их за подлинные дома ниндзя.
   Естественно, что очень многие, насмотревшись фильмов и начитавшись книг, мечтали научиться нин-дзюцу. А как известно, спрос порождает предложение. В результате в Японии появились десятки самозванцев, объявивших себя «хранителями древних традиций». Так «Большой энциклопедический словарь школ боевых искусств» («Бугэй рюха дайдзитэн»), созданный двумя крупнейшими специалистами по истории бу-дзюцу и будо Вататани Киёси и Ямадой Тадаси и изданный в 1969 г., к числу «подозрительных» относил такие школы как Ига-рю в исполнении «17-го патриарха» Ига Сиро Юсая Норихиро (приговор «Бугэй рюха дайдзитэн» краток, но выразителен: «То, чем он занимается, не превышает уровня театрального искусства киай и счета в уме»), Курода-рю в исполнении Мацуо Кэнфу из Иокогамы («Выдаёт себя за представителя школы нин-дзюцу Курода-рю. Является мастером боя железным веером тэссэн и кусаригама школы Ягю-рю») и другие.
   Фудзита Сэйко – последний ниндзя

   Пожалуй, меньше всего претензий предъявлялось к Фуд-зите Сэйко, который называл себя 14-м патриархом школы нин-дзюцу Кога-рю ветви Вада-ха. Фудзита действительно был человеком незаурядным. Он утверждал, что в состоянии концентрации видел в 8 раз яснее и слышал в 14 раз лучше, чем обычные люди. Тренируя выдержку и способность переносить боль, он втыкал в себя сотни иголок. Чтобы выработать невосприимчивость к ядам Фудзита «продегустировал» сотни ядов. В интервью, вошедшем в знаменитую заметку журнала «Ньюсуик» от 3 августа 1964 г., он сказал: «Я съел немало серной кислоты, крысиного яда, ящериц, 879 стаканов и 30 кирпичей». По признанию ниндзя, стаканы есть совсем несложно, а вот кирпичи... Чтобы съесть один кирпич требуется целых 40 минут! При всей невероятности этих утверждений, им можно доверять. Дело в том, что и в весьма преклонном возрасте Фудзита Сэйко демонстрировал вещи фантастические. По свидетельству одного из журналистов, в 63 года ниндзя левой рукой последовательно вынимал из суставов сначала пальцы, затем локоть и, наконец, плечо правой, после чего придавал ей самые невероятные положения, разве что не завязывал узлом.


   Традицию нин-дзюцу он унаследовал у своего отца, Фудзиты Мориносукэ, который был потомком по прямой линии знаменитого ниндзя из Кога Вада Ига-но Ками и одним из лучших сыщиков начала XX века. Помимо родовой школы Фудзита владел еще бо-дзюцу и кэн-дзюцу школы Дайэн-рю, созданной ямабуси Дайэном, дзё-дзюцу школы Синдо Мусорю и рядом других школ традиционных боевых искусств.
   По некоторым сведениям, Фудзита служил в разведывательных органах и выполнял ряд особых поручений в Китае и Маньчжурии, а во время второй мировой войны возглавлял отряд спецназа, действовавший где-то в джунглях Индокитая. Впрочем сам Фудзита эти страницы своей биографии не особенно афишировал.
   Фудзита внес значительный вклад в изучение истории нин-дзюцу, облазив на пару с Окусэ Хэйситиро все горы Ига и Кога. Результатом его изысканий стали несколько книг и статьи о нин-дзюцу в ряде энциклопедий. К самым известным трудам Фудзиты относятся такие книги как «Нин-дзюцу хироку» [69 - «Тайные записки о нин-дзюцу».] (1936), «Сюрикэн-дзюцудзукай кёхон» [70 - «Иллюстрированное наставление по сюрикэн-дзюцу».] (1953) и «Кога-рю ниндзя итидайки» [71 - «Записки одного поколения ниндзя школы Кога-рю».] (1968).
   Будзинкан-додзё и Хацуми Масааки

   В настоящее время во многих странах Европы и Америки огромную популярность завоевала «школа нин-дзюцу» Тогакурэ-рю, преподаваемая в рамках программы организации Будзинкан – «Дом божества войны», созданной японцем Хацуми Масааки (Ёсиаки) на основе 9 традиционных школ бу-дзюцу Многочисленные приверженцы Будзинкана широко пропагандируют Тогакурэ-рю как единственную сохранившуюся до наших дней аутентичную школу нин-дзюцу, а Будзинкан – как воплощение подлинных боевых традиций «воинов-невидимок».


   Согласно утверждениям Хацуми Масааки, он унаследовал у своего учителя Такамацу Тосицугу 9 древних школ ниндзя: Тогакурэ-рю, Кумогакурэ-рю, Куки синдэн-рю (Куки-син-рю), Такаги Ёсин-рю, Гекко-рю, Гёкусин-рю, Кото-рю, Гикан-рю и Синдэн фудо-рю. Такамацу же изучал их у Тоды Синрюкэна Масамицу и Иситани Мацутаро, которые оба были связаны с кланами ниндзя Ига: Тода Синрюкэн Масамицу как 32-й патриарх «древнейшей школы нин-дзюцу» То-гакурэ-рю, а Иситани как потомок семьи тюнинов из Ига.
   Попытаемся разобраться в происхождении 9 рю, которые стали «фундаментом» Будзинкана, и выяснить их причастность к ниндзя. Для этого обратимся к данным весьма авторитетной энциклопедии «Бугэй рюха дайдзитэн».
   Из всех 9 школ Будзинкана только первые 2 – Тогакурэ-рю и Кумогакурэ-рю – являются непосредственно школами нин-дзюцу. Остальные 7 школ включают приемы боя различными видами оружия и без него. С них и начнем свой анализ.
   Итак, Куки синдэн-рю. На этой школе нужно остановиться особо, так как практически вся техника работы с оружием в Будзинкане позаимствована из нее, что не скрывает сам Хацуми. К тому же Куки синдэн-рю школа очень влиятельная, оставившая большой след в истории японских бу-дзюцу.
   Куки синдэн-рю – «божественная традиция семьи Куки» – является школой комплексного боевого искусства (сого бу-дзюцу) и включает в себя технику боя мечом, длинным шестом, короткой палкой, алебардой, копьем, приемы борьбы без оружия в доспехах (кумиути) и без них (дзю-дзюцу), серпом на цепи (кусаригама), метания сюрикэнов, боевого плавания и использования зажигательных средств, а также костоправные методы (сэйкоцу).
   Как видно из самого названия школы, она передавалась в семье Куки. Основателем клана Куки и одновременно Куки синдэн-рю считается Куки Якусимару Курандо Такадзанэ, который прославился своими подвигами в 30-х гг. XIV в., когда он сражался на стороне императора Годайго против клана Ходзё и мятежника Асикаги.
   Семья Куки принадлежала к слою мелких феодалов и активно занималась пиратством. Благодаря этому Куки прославились, прежде всего, как замечательные флотоводцы. Достаточно упомянуть знаменитого самурая этого клана Куки Ёситаку, «адмирала» Оды Нобунаги и Тоётоми Хидэёси.
   Внук Ёситаки, Куки Садатака (XVII век) познакомил с учением семейной школы Окуни Кихэя Сигэнобу из провинции Идзумо, который к тому времени уже был 29-м патриархом школы Тёсуй-рю, созданной по преданию Отомо Кома-ро, изучавшим искусство рукопашного боя у китайского мастера Цзянь Чжэня, приехавшего в Японию в правление императрицы Кокэн (749-758), и известной под названием «Тёсуй-рю дакэн-дзюцу» – «Искусство кулачных ударов Тёсуй-рю». С Окуни Сигэнобу берет начало «внешняя» ветвь (в противоположность «внутренней» ветви семьи Куки) Куки синдэн-рю, традицию которой и унаследовал Хацуми Маса-аки. Никаких сведений о причастности Куки к ниндзя нет, как нет и упоминаний о передаче этой семейной традиции в руки кого-либо из «невидимок». Правда в источниках сообщается, что позже Окуни Кихэй стал ямабуси на горе Кума-но, но было это во второй половине XVII в., когда ямабуси уже давно утратили былую воинственность, а нин-дзюцу медленно умирало. Непричастность Куки синдэн-рю к ниндзя подтверждается и самой техникой школы, о чем свидетельствуют недавно выпущенные учебные фильмы самого Хацуми, в которых приемы боя с оружием (с мечом, копьем и шестом) и без него демонстрируются в тяжелом самурайском доспехе ёрои! Кстати, «секретная ниндзевская техника» фехтования мечом в Куки синдэн-рю в действительности по прямой линии восходит к таким «самурайским» школам как Катори Синто-рю (ее изучал Окуни Киёдзаэмон-но дзё у наставника Такатани Гэндзаэмона) и Бокудэн-рю, основанной одним из учеников Цукахары Бокудэна, последователя Катори Синто-рю и создателя Касима Синто-рю. Таким образом, практически вся техника боя с оружием и часть техники борьбы без оружия в Будзинкане никак не связаны с традициями рукопашного боя ниндзя.
   Такаги Ёсин-рю, другая школа, входящая в программу Будзинкана, является родственницей Куки синдэн-рю. Такаги Ёсин-рю – «Школа возвышающегося сердца семьи Такаги» – ветвь одной из крупнейших школ японских бу-дзюцу Такаги-рю. Она включает в себя технику боя шестом, копьем, алебардой, метание сюрикэнов и дзю-дзюцу.
   По преданию, основы Такаги-рю заложил буддийский монах Унрю – «Текущее облако» – из провинции Рикудзэн, что на севере Хонсю. Произошло это в 1570 г.
   Унрю передал свое учение некоему Ито Кии-но Ками Сукэтаде, который положил в основу своей системы технику боя длинным шестом (бо-дзюцу) и разработал приемы с копьем, алебардой, короткой палкой, мечом и кодати.
   С начала XVII в. эта традиция стала передаваться в небольшой самурайской семье Такаги, служившей князьям Сироиси и давшей свое имя этой школе бу-дзюцу. Большую роль в становлении Такаги-рю сыграл Такаги Ориуэмон Си-гэтоси (1625-1711), который добавил к имевшейся технике некоторые приемы сумо и разработал систему борьбы без оружия (тай-дзюцу) из 48 приемов.
   Мастерство Ориуэмона было столь блестящим, что о нем уже при жизни ходили легенды. Так в одной из версий его биографии утверждается, что он был выходцем из знатного рода Огасавара, потерял господина в бою, стал ронином, но позже поступил на службу к сильному клану Мори. В другой легенде говорится, что однажды он проиграл бой патриарху школы Такэноути-рю Такэноути Хитати-но сукэ Хисакацу и был вынужден пойти к нему в ученики, благодаря чему еще больше усовершенствовал свое искусство. В 1695 г. за выдающееся мастерство в бу-дзюцу его назначили главным наставником по 6 видам боевого искусства княжества Овари. Позже он служил телохранителем у Нарусэ Хаято и получал за свою службу 300 коку в год.
   Такаги Ориуэмон передал секреты Такаги-рю своему сыну, Такаги Уманосукэ (1656-?), который начал открытое преподавание Такаги-рю как комплексного бу-дзюцу. Уманосукэ называл свою технику Такаги-рю тай-дзюцу косино-мавари, или эмоно-дори («захват оружия») и больше всего любил работать копьем. При нем Такаги-рю получила распространение во многих районах Овари.
   Немалый вклад в развитие Такаги-рю внес и сын Уманосукэ, Такаги Гэнносин. Гэнносин стал ямабуси и удалился на священную гору Кумано, где познакомился с другим сюгэн-дзя – Окуни Кихэем, основателем Куки синдэн-рю. Когда 2 мастера сравнили свои школы, выяснилось, что Такаги-рю была сильнее в дзю-дзюцу, а Кукисин-рю – в фехтовании 66. В итоге мастера решили объединить свои знания, после чего к Такаги-рю были добавлены приемы боя шестом, копьем и алебардой Кукисин-рю, а Кукисин-рю у Такаги-рю почерпнула немало техники дзю-дзюцу. После памятной встречи Гэнносина с Окуни Кихэем техника борьбы без оружия в Такаги-рю стала называться «дакэнтай-дзюцу» – буквально «искусство нанесения ударов кулаком по телу».
   Со временем Такаги-рю разделилась на 3 ветви. Одна из них, созданная Иситани Такэои Масадзи, получила название Иситани Такаги Ёсин-рю.
   Среди учеников Иситани были Такамацу Ёсиёси (отец Такамацу Тосицугу) и сын – Иситани Мацутаро. Мацутаро в детстве убежал из дома, поскольку не вынес тягот тех тренировок, которые заставлял выполнять его отец, изучил школу Кукисин-рю у Акиямы Ётаро и позже соединил Такаги Ёсин-рю и Кукисин-рю в единую систему, которую и преподал Такамацу Тосицугу. Последний овладел также традицией Фудзита Такаги-рю.
   Как видим, также, как и в случае с Куки синдэн-рю, связь Такаги-рю с ниндзя никак не прослеживается. Разве что поверить ничем не подкрепленному утверждению Хацуми, что семья Иситани была семьей тюнинов из Ига. Однако и к ним Такаги-рю попала из рук «самураев» не ранее 2-й половины XIX в. А между тем почти вся бросковая техника Будзинкана позаимствована именно из Такаги Ёсин-рю.
   Если 2 вышеописанные школы благополучно дошли до наших дней и ныне преподаются в десятках додзё по всей Японии мастерами, не имеющими никаких связей с линией Такамацу – Хацуми, то остальные 7 школ являются исключительным достоянием этих двух «ниндзя». И ввиду полного отсутствия иных письменных источников, в их анализе нам прийдется опираться только на сведения, сообщаемые Хацуми Масааки.
   Самой древней из этих школ считается Гёкко-рю – «Школа яшмового тигра», в которой преподается косей-дзюцу – «искусство костяных пальцев», или методы поражения уязвимых точек при помощи пальцев.
   По утверждению Такамацу Тосицугу, корни этой школы уходят в Китай династии Тан. Считается, что основу этой системы заложил либо императорский телохранитель, не отличавшийся внушительными размерами и большой физической силой, либо какая-то принцесса, либо придворная дама. После падения Танской империи в 907 г. многие аристократы бежали в Японию. В их числе был и военачальник Те Гёкко, который, якобы, и передал японцам учение косси-дзюцу (методы поражения уязвимых точек пальцами).
   Это учение на протяжении ряда веков передавалось в семье Судзуки, а в XVI в. перешло в клан Сакагами, член которого Сакагами Таро Кунисигэ и стал официальным основателем школы Гёкко-рю сито-дзюцу – «искусства кончика пальца». Затем патриархом Гёкко-рю стал монах Законник Гёккан – Созерцание яшмы. Он обучил этой технике четырех мастеров: 1) Сасаки Гэндаю Садаясу, сын которого, Са-саки Гороэмон Акиёри позже основал школу Гёкусин-рю, также входящую в Будзинкан; 2) Судзуки Дайдзэн Таро Ти-камасу, последователь которого в 4-м поколении Фукао Цу-ноума Сигэёси основал ныне утраченную школу коппо-дзюцу («искусство учения о костях», использует мощные удары руками и ногами для повреждения костей противника) Идзумо-рю; 3) Акимото Кавати-но Ками Ёси, ученик которого Урю ханган (судья) Гиканбо основал школу коппо-дзюцу Гикан-рю, также входящую в Будзинкан; 4) Тоду Сакё Иссинсая, ставшего создателем школы коппо-дзюцу Кото-рю и, якобы, передавшего Гёкко-рю и Кото-рю знаменитому дзёнину Момоти Сандаю.
   Таким образом 4 школы, входящие в Будзинкан, – Гёкко-рю, Гёкусин-рю, Гикан-рю и, с некоторыми оговорками, Кото-рю (по утверждению Хацуми, Кото-рю основывается также на технике, переданной военачальником Те Бусё, бежавшим из одного из корейских царств) являются не отдельными школами, а лишь мастерскими вариациями на тему одной и той же техники.
   Все эти школы сохранились только в Будзинкане, а единственным источником по их истории являются «устные предания» Тоды Синрюкэна Масамицу. Безусловно, что «устные предания» человека, жившего на рубеже XIX – XX вв. по надежности не идут ни в какое сравнение с аутентичными письменными источниками XVI в., хотя бы потому, что человеческая память – плохой хранитель знания. К тому же в генеалогиях, сообщенных Тодой содержатся десятки, если не сотни, имен, не зафиксированных ни в каких письменных источниках!
   Интересен и технический состав этих четырех традиций. Для всех них характерны удары кончиком большого пальца (боси-кэн) или суставом указательного или среднего пальца при вертикальном положении кулака, а также отбивы хлесткими ударами кулаком типа уракэн-ути каратэ. Однако и то, и другое является стандартными приемами таких известных школ как Куки синдэн-рю и Такаги Ёсин-рю. К тому же вся техника такого рода рассчитана на бой с противником, не защищенным доспехами, а подобные системы дзю-дзюцу в Японии сложились не ранее XVII в., после прекращения войн в стране, когда доспехи стали применяться гораздо реже. Характерно, что Куки синдэн-рю и Такаги Ёсин-рю, где также применяются приемы поражения уязвимых точек, сложились лишь в XVII в. К тому же бросковая техника 4-х секретных школ почти ничем не отличается от Такаги Ёсин-рю.

Меньше всего автору известно о школе дакэнтай-дзюцу Синдэн фудо-рю – «Школа божественной передачи непоколебимости». По утверждению Хацуми, ее основателем был Идзумо кандзя Ёситэру, который, якобы, жил в XII в. Интересно, что Хацуми Масааки называет Идзумо-но кандзя Ёситэру основателем и Кукисин-рю. Однако в официальной генеалогии этой школы, опубликованной в «Бугэй рюха дайдзитэн» такой человек не значится, зато важное место в ней занимает Идзумо-но кандзя Ёсихидэ, создавший в 1349 г. систему дакэнтай-дзюцу Кисин-рю, которую изучал основатель «внешней» ветви Куки синдэн-рю Окуни Сигэнобу.


   Идзумо-но кандзя Ёситэру занимает важное место и в генеалогии нин-дзюцу, составленной Такамацу Тосицугу. Согласно этой генеалогии, нин-дзюцу – это искусство, развившееся из одного корня.
   Такамацу утверждает, что все воинские искусства жителей Ига восходят к китайскому военачальнику Икаю (в другом прочтении – Иин), который был вынужден бежать из Китая и поселился в пещере на горе Такао в Ига. Произошло это где-то между 1040 и 1050 годами.
   Икай прекрасно разбирался во всех аспектах военного дела и в совершенстве владел косси-дзюцу. В горах Ига он познакомился с местными ямабуси Гамоном Доси (Фудзи-вара Тиката) и Хогэмбо Тэссином и передал им секреты косси-дзюцу и способ маскировки «летящая птица» (хитё-но какурэгата). От них-то и пошла вся традиция нин-дзюцу Ига. Так, ученик Гамона Доси, Гарю Доси передал свои знания Иге Хэйнаю Ясукиё, который стал основателем знаменитой школы нин-дзюцу Ига-рю, или Кумогакурэ-рю – «Школа маскировки в облаках» – по его боевому псевдониму, а также Хатирю нюдо и уже упоминавшемуся Идзумо-но кандзя Ёси-тэру. Хатирю нюдо обучил секретам нин-дзюцу Тодзаву Ха-куунсая (Хакууна Доси), считающегося создателем школы нин-дзюцу Хакуун-рю и первым патриархом школы косси-дзюцу Гёкко-рю, знаменитого начальника разведки Мина-мото Ёсицунэ – Исэ Сабуро Ёсимори, мага-отшельника Хо-гэна, а также КимонаХэйбэя. Кимон Хэйбэй учил нин-дзюцу Каина Доси, который, в свою очередь, стал учителем Тогакурэ Дайсукэ, основателя Тогакурэ-рю нин-дзюцу – главной школы Будзинкана. От Тодзавы Хакуунсая берет свое начало линия передачи нин-дзюцу, достигающая Сакагами Таро Кунисигэ, официального основателя школы Гёкко-рю, великого дзёнина Момоти Сандаю, Тоду Сакё Иссинсая, официального основателя Кото-рю, и даже семью Натори. Линия передачи нин-дзюцу от Тогакурэ Дайсукэ через Симу Косанту достигает семьи Тода, и лично Такамацу Тосицугу и Хацуми Масааки, а через Хату Сабуро – семей Уэно, Нарита иТоду Гохэя.
   В эту генеалогию оказались вписанными почти все знаменитые ниндзя из Ига и Кога, которые все увязаны здесь линиями передачи и наследования. Истоки нин-дзюцу уводятся к последователям сюгэндо, а Тогакурэ-рю оказывается стержневой традицией нин-дзюцу Ига и Кога. Чудесная картина, в которой каждому знаменитому ниндзя отведена особая ячейка! Правда, непонятно, почему в исторических источниках не упоминается ни Тогакурэ-рю, ни семья ниндзя Тода.
   Однако японские исследователи в большинстве своем встретили появление этой генеалогии со скепсисом. Вот что, например, написали о ней Ямада Тадаси и Вататани Киёси в «Бугэйрюхадайдзитэн»: «Такамацу Тосицугу, воспользовавшись модой на литературу по нин-дзюцу в период после Тайсё (1912.7-1926.11), составил новую генеалогию этого искусства... Эта генеалогия, основанная на данных преданий, изобилует приукрашениями; реальные личности, известные из источников, перемешаны с вымышленными или легендарными героями. Поэтому проверить ее достоверность не представляется возможным».
   В действительности никакие исторические источники не позволяют проследить передачу военного искусства, например, от Фудзивары Тикаты, выведенного в генеалогии Такамацу как Гамон Доси к Иге Хэйнаю Ясукиё, равно как и передачу секретов нин-дзюцу от мифического Тодзавы Ха-куунсая (интересно, что это имя носил и знаменитый мастер нин-дзюцу Кога-рю XVI в.) – к Момоти Сандаю. В ней начисто отрицается реальный исторический процесс постепенного и повсеместного накопления знаний в области шпионажа и разведки и реальный исторический фон, на котором это накопление и развитие происходило, например, все перипетии с семьей Хаттори, с выделением из нее Фудзибаяси и Момоти. Интересно, что ни Хаттори, ни Фудзибаяси в генеалогию не попали.
   Сомнительной выглядит и личность «первооснователя» Икая. По утверждению Хацуми Масааки, Икай был военачальником киданьского государства и, якобы, потерпел поражение в борьбе с китайской династией Сун и был вынужден бежать из Китая на Японские острова. Однако в любой работе по истории Китая можно прочитать, что пик набегов киданей на Китай приходится на конец X в., и что только в 1004 г. китайцам удалось заключить с врагами мир, но на очень тяжелых условиях – они обязывались ежегодно платить киданям огромную дань. Однако набеги киданей продолжались и в последующие годы, и китайцы ничего не могли с ними поделать. И лишь в 1125 г. китайцы в союзе с чжурчженями сумели разгромить киданьское государство Ляо. Таким образом предание о бегстве Икая в Японию в середине XI в. совершенно несостоятельно.
   Однако это не самый «убойный» аргумент в развенчании генеалогии Такамацу и Хацуми. В «Бугэй рюха дайдзитэн» в статье «Тогакурэ-рю» мы читаем: «Он (Такамацу Тосицугу) утверждал, что унаследовал эту генеалогию (а также такие школы „ниндзя“ как Гёкко-рю, Кото-рю, Гёкусин-рю, Син-дэн фудо-рю, Гикан-рю, Кумогакурэ-рю и Тогакурэ-рю – добавим от себя) через устную передачу (кодэн) Тоды Син-рюкэна Масамицу. Однако Тода Синрюкэн (Иссинсай) умер в возрасте 73 лет в 13-й год Мэйдзи (1879 г.). Такамацу же родился через 4 года после смерти Тоды!»
   Это одна из самых загадочных страниц истории Будзин-кана. Дело в том, что разные источники дают совершенно разные даты жизни Тоды Синрюкэна Масамицу и Такамацу Тосицугу. Например, в том же «Бугэй рюха дайдзитэн» в статье «Гёкко-рю» сообщается, что Тода Синрюкэн Масамицу умер 6 декабря 4 года Мэйдзи (1870 г.). Последователи же Будзинкана утверждают, что Тода Синрюкэн жил в 1824 – 1909 гг., а Такамацу Тосицугу – в 1887 – 1972 гг.
   К этой путанице в датах следует добавить и еще несколько любопытных деталей. В официальной генеалогии мастеров Такаги-рю, опубликованной в «Бугэй рюха дайдзитэн», значится Такамацу Ёсиёси – отец Тосицугу, который, по непонятной для автора причине, не упоминается ни в одной из работ по истории Будзинкана. По-видимому, он-то и был первым учителем сына. Любопытно, что кроме генеалогии Такаги Ёсин-рю его имя больше нигде не встречается. Возникает законный вопрос: как же могло получиться, что сын Тоды Синрюкэна не был знаком с «тайными традициями» Гёкко-рю, Кото-рю, Тогакурэ-рю и т.д., а вот внук, в обход папаши, стал их наследником?
   Кроме того, в статьях и книгах последователей Будзинкана почему-то не упоминаются и другие учителя Тосицугу, принадлежавшие к традициям Кукисин-рю и Такаги-рю: Мидзута Ёситаро Тадафуса, Цуноно Яхэйта Масаёси и другие. Кстати, все источники, не связанные с Будзинканом, называют Тоду Синркжэна инструктором по кэндо в одном из военных училищ.
   Что же представляют собой эти «школы нин-дзюцу» Тогакурэ-рю и Кумогакурэ-рю? В недавно выпущенном японской фирмой «Куест» учебном видеофильме «Нинпо тай-дзюцу школы Тогакурэ-рю» продемонстрировано несколько десятков приемов рукопашного боя, особенность которых состоит в постоянном использовании ослепляющих порошков. Показаны также приемы с использованием лазательных когтей (сюко) и сюрикэнов. В «Беседах ниндзя» Хацуми утверждает, что «Тогакурэ-рю преподает свое нинпо тай-дзюцу с некоторыми тайными видами оружия, такими как сэнбан (разновидность сюрикэна), синодакэ (дыхательная трубка) и сюко». По поводу Кумогакурэ-рю там же он говорит, что эту школу «характеризует похожая форма тай-дзюцу с использованием камаяри (разновидность копья с боковым серповидным отростком)». Кроме того, по словам Хацуми, «в Тогакурэ-рю... собрано все лучшее, что имеется в 9 рю». После разбора генеалогий школ Будзинкана это утверждение не может не вызвать недоумения, ведь по крайней мере 2 из них – Кукисин-рю и Такаги Ёсин-рю – с Тогакурэ-рю ничего общего не имеют. Фактически, под названием «нин-дзюцу» Хацуми Масааки преподает разновидность дзю-дзюцу
   Впрочем, некоторыми уловками ниндзя он, по-видимому, все же владеет. Английский журналист Клиффорд Харрингтон рассказывает: «Пока мы беседовали, Хацуми Ёсиа-ки взял большую виноградину и проглотил ее. Затем продолжил разговор (к тому времени я уже забыл об этой мелочи) и вдруг раскрыл рот, глубоко засунул в него два пальца и... достал целую виноградину. Когда-то, по словам Хацуми, таким способом доставлялись секретные сообщения... Бой (показательный) завершился тем, что ниндзя стремительно бросился к стене своего двухэтажного дома, на бегу забросил на крышу прикрепленный к веревке крюк и в считанные секунды взобрался наверх. В этом ему помогли специальные петли на веревке, по которым он поднимался, как по ступеням лестницы».
   Хацуми Масааки не был единственным учеником Такамацу Тосицугу, как утверждается во многих статьях. Напротив, у Такамацу было очень много учеников. Да и сам Хацуми смог познакомиться с Тосицугу только через своего первого наставника Уэно Ки Тёсуя, личного ученика Такамацу.
   Уэно Ки Тёсуй (Ки Тэнсин) был наследником одной из ветвей школы Кукисин-рю, имевшей длиннющее официальное название Хонтай Кисин Уэно тэнсин-рю Куки синдэн дакэнтай-дзюцу – «дакэнтай-дзюцу божественной традиции семьи Куки основной школы небесного сердца семьи Уэно направления Кисин», позже замененное на более короткое Синто тэнсин-рю – «Синтоистская школа небесного сердца».
   Основу этой школы заложил Уэно Тацуэмон Тацукара, который в начале XVII в. соединил технику кэн-дзюцу Като-ри Синто-рю с болевыми приемами торидэ Итидэн-рю. Позже его потомки многое позаимствовали из арсенала школ Кукисин-рю и Такаги-рю, а также из кэн-дзюцу Ходзан-рю и коппо-дзюцу Итидзё фуни-рю. Синтез с другими школами боевого искусства продолжал и восьмой патриарх Уэно Ки Тёсуй, который к семейной традиции добавил приемы каратэ школ Сито-рю и Синдо Дзинэн-рю, китайского кэмпо и различные техники крупной школы бу-дзюцу Асаяма итидэн-рю. Таким образом Хацуми Масааки изначально изучал именно те школы боевого искусства, которые преподавал Такамацу Тосицугу, но не в чистом виде, а в сложной смеси. Интересно, что многие ученики Уэно после смерти наставника перешли под крыло основателя современной школы дзю-дзюцу Хакко-рю Окуямы Рюхо и составили костяк его ближайших соратников-наставников.
   Подведем итог нашему исследованию нин-дзюцу Буд-зинкана. На основе имеющихся данных, можно сделать вывод, что Будзинкан – это сложная синтетическая система рукопашного боя, вобравшая в себя традиции ряда древних школ бу-дзюцу и, возможно, гораздо более поздних каратэ, айкидо и даже китайского кэмпо. Нужно признать, что почти весь технический арсенал Будзинкана – вся работа с оружием и почти вся бросковая техника тай-дзюцу – почерпнут из школ Куки синдэн-рю и Такаги Ёсин-рю, которые никакого отношения к кланам ниндзя из Ига и Кога не имеют. Впрочем, возможно, что Хацуми действительно изучал некоторые боевые приемы из арсенала «воинов ночи».
   Одно можно утверждать наверняка: Хацуми Масааки нин-дзюцу как таковое не преподает. Это становится очевидным уже при рассмотрении программы обучения Будзинкана. Еще более показательно отношение японского правительства к Хацуми и его организации. Оно вполне лояльно, мол, играйте-играйте, чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось. Думается, если бы Хацуми организовал «крутую» школу для подготовки шпионов, диверсантов, террористов, киллеров эта позиция была бы совсем иной. Короче, Хацуми Масааки, хоть и мастер боевого искусства, но все же не ниндзя, как бы этого ни хотели десятки тысяч его последователей.
   И всё таки, есть ли ниндзя сегодня ?

   Думается, однозначного ответа здесь быть не может. Все зависит от того, кого считать ниндзя. Например, можно ли считать настоящим ниндзя человека, который в течение 2-3 лет занимался в каком-нибудь клубе на Западе и получил соответствующий сертификат? Ну а если человек занимался по книге какого-нибудь «западного» специалиста, который, на самом деле, имеет весьма смутное представление о нин-дзюцу и не обучался ни у одного из наставников? Вряд ли. Считать таких любителей ниндзя означало бы относиться к ним в десятки раз серьезнее, чем они того заслуживают.


   Может быть, следует считать ниндзя современных шпионов или солдат из некоторых спецподразделений? По функциям они очень близки своим средневековым сородичам.
   Зато очень и очень далеки по форме – слишком далеко шагнул технический прогресс со времени «золотого века» нин-дзюцу, да и с традиционной японской культурой и философией они, как правило, никак не связаны. К тому же, такое понимание терминов «ниндзя» и «нин-дзюцу» чересчур расширительно, и они становятся синонимами слов «шпион-диверсант» и «шпионаж».
   Все-таки нельзя отрывать нин-дзюцу от того конкретного контекста японского средневековья, в котором оно сложилось. Это означает, что классическое нин-дзюцу «золотого века» сегодня – не более чем музейный экспонат. Хотя экспонат весьма интересный, поучительный и «научительный», в том смысле, что его исследование может дать немало ценного материала. Например, до сего дня не изучены и не разгаданы многие психотехники «ночных невидимок», методы их физической подготовки, способы «оттачивания» чувств – зрения, слуха – и т. д.
   В завершение разговора хочется поделиться лишь одной мыслью: если вы когда-либо слышали от кого-то, что он – «ниндзя», можете считать его самозванцем, ибо это противоречит и духу, и традициям «ночных воинов» и реальной истории.

   Заключение



   Вот и завершилось наше путешествие по страницам истории нин-дзюцу. Многое осталось вне поля зрения автора или просто не вошло в книгу, многое нуждается в проверке и уточнении. Фактически, эта работа лишь намечает направления дальнейших более глубоких и основательных исследований истории «ночных воинов» средневековой Японии. И автор собирается продолжить разговор о ниндзя и нин-дзюцу в ряде последующих публикаций.
   Так в настоящее время готовится к изданию второй том серии «Путь невидимых», который будет называться «Секреты ночных демонов. Подлинная техника нин-дзюцу». Он посвящен анализу философии, теории и практики нин-дзюцу периода его расцвета. В этой книге читатели смогут прочитать об основных принципах нин-дзюцу, структуре шпионских сетей, вербовке и засылке тайных агентов, кодовом языке и боевых псевдонимах ниндзя, методах шифрования информации, способах проникновения во вражеские крепости, приемах маскировки, диверсионных акциях, о работе ниндзя в качестве телохранителей, методах их подготовки и тренировки, системе выживания; познакомятся с десятками видов снаряжения и оружия «ночных воинов», с рецептами лекарств и высококалорийных пилюль, секретными методами психологической войны, с мистическими ритуалами куд-зи-ин и кудзи-кири и т.д. Кроме того, в этот том войдут переводы десятков отрывков из старинных наставлений по разведке: глава о физиогномике ниндзя из «Сёнинки», рекомендации по организации засад и полевой разведке и т.д., и глава о дошедших до наших дней трактатах по нин-дзюцу.
   Хочется подчеркнуть, что настоящая книга – плод работы не только автора, но и целого ряда его коллег по Московскому центру изучения нин-дзюцу «Синобикай».
   «Синобикай» является независимой общественной организацией, занимающейся изучением истории, традиций и техники нин-дзюцу. Центр культивирует древнюю школу боевого искусства Катори Синто-рю. Он поддерживает отношения со многими общественными и научными организациями, со школами и мастерами боевых искусств, проводит учебные семинары, готовит методические разработки, книги и видеопособия по боевым искусствам, переводит важнейшие сочинения по бу-дзюцу, издает журнал «Додзё. Воинские искусства Японии».
   Особенно автору хотелось бы поблагодарить наставника школы Катори Синто-рю Сергея Семенчука за те ценные замечания и советы, за те знания, которыми он поделился при подготовке книги к изданию, а также Алексея Астафьева, который, благодаря многолетнему опыту занятий и преподавания бу-дзюцу и незаурядному таланту художника, смог подготовить замечательные иллюстрации к книге.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет