Алексей Горбылёв Путь невидимых. Подлинная история нин-дзюцу



жүктеу 4.24 Mb.
бет10/17
Дата17.06.2016
өлшемі4.24 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   17
Като Дандзо – двойной шпион

   В истории японского искусства шпионажа не было, пожалуй, ни одного ниндзя, чье имя окружал бы больший ореол загадочности и мистики, нежели Като Дандзо. Его диковинное мастерство было столь невероятно, что людская молва называла его кудесником, магом, способным черпать силы в общении с потусторонним миром. Его жизнеописание давно стало частью фольклора. И отделить в нем правду от вымысла уже практически невозможно.


   Чего только не рассказывают о Като Дандзо предания старины! Его называют основателем целой школы магического боевого искусства, последователи которой использовали различные заклинания для передвижения по воз-духу, заговаривали оружие, и оно могло действовать даже без участия человека. Сам Дандзо, как утверждают народные предания, мог спокойно сидеть, молитвенно сложив руки, пока его бритвенно острый меч рубил врагов направо и налево. Когда однажды несколько самураев выследили и окружили его, Дандзо очертил вокруг себя круг, нарисовал в нем несколько магических знаков и призвал на помощь духов. После этого ни мечи, ни копья самураев не могли проникнуть внутрь круга, а неуязвимый ниндзя весело потешался над ними!
   Реальная биография этого человека почти неизвестна. Одни источники называют его выходцем из уезда Акидзу провинции Хитати, другие – уроженцем Ига, но все сходятся в одном – он был замечательным мастером «искусства быть невидимым» традиции Ига-рю, которую постигал с самого младенчества.
   Дандзо был невелик ростом, и тело у него было легкое как пушинка. При этом силу он имел необычайную и прославился тем, что, якобы, мог перепрыгивать через широченные оборонительные рвы замков. За это товарищи прозвали его Тоби Като – Летучий (или Прыгучий) Като. А еще как-то раз он одним ударом кулака свалил разъяренного быка, вырвавшегося из загона.
   Прослышав, что Такэда Сингэн и Уэсуги Кэнсин нанимают ниндзя, он решил наняться к кому-либо из них на службу. Сначала Дандзо отправился во владения Уэсуги. Прибыл он к замку Уэсуги по видом бродячего фокусника и на рыночной площади призамкового городка принялся демонстрировать свое магическое искусство.
   Как рассказывает легенда, он привел на площадь большого быка и на глазах у всех собравшихся во мгновение ока его проглотил. Все зрители были поражены, но один человек, забравшийся на высокую сосну, что была по соседству, начал подшучивать: «Обман! Обман! Если посмотреть отсюда, он просто уселся быку на спину!» Като Дандзо сильно рассердился, взял в руки саженец тыквы-горлянки, на котором было всего лишь два листика, махнул на него веером и, как ни странно, лоза стала постепенно удлиняться, и прямо на глазах у зрителей на ней зацвел цветок тыквы-горлянки. Когда все зрители в изумлении пораскрывали рты, Като неожиданно выхватил короткий меч и одним ударом отсек чашечку тыквы-горлянки. Как только он это сделал, отрубленная голова шутника шлепнулась на землю. Зрители, пораженные и напуганные этим необычайным искусством, тут же бросились врассыпную.
   По городу поползли противоречивые слухи о таинственном и страшном пришельце, а он сам тем временем явился к Какидзаки Идзуми-но Ками, приближенному князя Уэсуги, заявил, что он лучший ниндзя во всей стране, и попросил представить его князю. Самурай потребовал у Дандзо, чтобы тот продемонстрировал свое искусство, и тогда Летучий Като показал ему свой невероятный прыжок. Самурай пришел в восхищение от столь великого таланта и немедленно доложил о своей «находке» Уэсуги.
   На аудиенции у князя Дандзо вел себя вызывающе и вновь похвастал, что равного ему по мастерству ниндзя во всем свете не сыскать. Тогда Кэнсин нахмурил брови и сказал: «Ну, ежели ты такой мастер, покажи нам свое мастерство. Есть у меня старый вассал Наоэ Ямасиро-но Ками. В его усадьбе хранится драгоценная алебарда. Если ты сможешь ее сегодня ночью украсть, я возьму тебя на службу и назначу большое жалованье».
   Задача Дандзо была поставлена не из легких. Огромный дом Наоэ, защищенный высокими стенами, окружал широкий ров. Многочисленные сторожа неустанно вглядывались в темноту, и подобраться к усадьбе незамеченным не было никакой возможности. Вокруг усадьбы рыскал огромный свирепый волкодав по кличке Мурасамэ, способный учуять любого чужака за сотни метров и прославившийся тем, что как-то на охоте в одиночку загрыз дикого кабана. Кроме того, все комнаты в доме были ярко освещены, и в них постоянно находились десятки слуг.
   И все же Дандзо решил во что бы то ни стало прокрасться ночью в дом Наоэ. Воспользовался он при этом отнюдь не магией, а вполне «посюсторонними» методами – обычными уловками ниндзя. Злобному Мурасамэ он подсунул колобок заранее припасенного и отравленного риса-якимэси, после чего псина, отведав «лакомства», тут же издохла. Затем Дандзо могучим прыжком преодолел ров – не зря же его прозвали «Летучим»! При помощи лазательных когтей (сюко) он взобрался на стену и беззвучно, как кошка, спрыгнул во двор.
   Так как дело было уже под утро, у охранников, которые чересчур рьяно сторожили усадьбу вечером и ночью, к этому времени уже глаза слипались. Поэтому ниндзя даже решил немного покуражиться – он не только утащил драгоценную нагинату, но еще и усадил на спину сладко проспавшую все время его ночных похождений одиннадцатилетнюю прислужницу жены Наоэ и в таком виде – с алебардой в руках и девчонкой за спиной – явился во дворец Уэсуги.
   Все были поражены невероятным мастерством ниндзя. И даже Кэнсин застонал от восторга. Он прекрасно понимал, что этот человек мог оказаться подарком судьбы в борьбе с Такэдой, и уже предвкушал, как при помощи Дандзо отправит своего заклятого врага на тот свет.
   Правда, было тут одно «но». «Как бы Като Дандзо не был подослан врагами?» – думал князь. А тут еще оскорбленный Наоэ стал нашептывать ему, что Дандзо – человек совершенно неизвестный, прошлое его темно, и уж очень его неожиданное появление здесь напоминает уловку врага. Долго раздумывал Кэнсин. И в итоге это одно «но» перевесило все таланты великого синоби. Он подозвал к себе начальника охраны Оникодзиму Сётаро и шепнул ему на ухо приказ немедленно прикончить опасного чужака.
   Однако Дандзо был не дурак. По каким-то признакам он разгадал план князя и решил дать деру пока не поздно. Правда, охранников в замке было слишком много. Тут-то и пригодилось ниндзя его магическое (фокусническое или гипнотическое) искусство. Обращаясь ко всем присутствующим, он сказал: «Ну что ж, господа. Я хочу показать вам кое-что интересное.» С этими словами, Дандзо подозвал к себе похищенную девочку и стал вынимать у нее изо рта одну за другой кукол размером в 3 суна каждая. Когда он извлек их уже штук 30, куклы тали забавно пританцовывать. Все зрители, словно завороженные, уставились на фантастическое зрелище. А хитроумный Като Дандзо тем временем беспрепятственно выбрался из недружелюбного замка.
   После этого случая Дандзо, горевший желанием отомстить Уэсуги, отправился в земли его врага, Такэды Сингэна.
   Прибыв в Кофу, Дандзо явился к одному из главных вассалов Сингэна Атобэ Оисукэ. Он заявил, что хотел бы поступить на службу к князю, чтобы отомстить злокозненному Кэнсину. Такэда испытывал острую нужду в ловких агентах и был рад принять к себе на службу мастера нин-дзюцу. Правда заносчивость и хвастливость Дандзо ему тоже не понравились, и он предложил ему для начала доказать свое мастерство. Существует несколько версий этого испытания.
   Согласно одной из них, насмешливый и хитрый Сингэн, чтобы посбить спесь с грубоватого ниндзя, попросту решил подшутить над ним и приказал перепрыгнуть через высокий забор, зная, что по ту сторону его посажены шипастые розы. Дандзо, ничего не подозревая, взвился в воздух, перемахнул через ограду и уже к вящему удовольствию князя опускался в самый центр колючей клумбы, как вдруг завис в воздухе и полетел обратно… Так велика была сила магии мастера «искусства быть невидимым»!
   Дошла до наших дней и другая, более прозаическая версия. По заданию князя, Дандзо должен был проникнуть в один из замков, который усиленно охранялся.
   Под покровом ночи он подобрался к замку, вскарабкался на стену и уже собирался спрыгнуть вниз, как вдруг почувствовал, что во дворе его поджидает засада. Специалисты Такэды по отлову шпионов тоже заметили лазутчика и приготовились броситься на него, как только он опустится на землю. И вот Като делает роковой прыжок… Охрана с криками «Попался! Держи его! Убить шпиона!» бросается на него, а Като… неожиданно взмывает в воздух, словно птица, описывает круг над двором замка и через мгновение оказывается на стене! У самураев Такэды даже дух от удивления перехватило, когда они услышали веселый смех ниндзя, усевшегося на гребне стены…
   Правда, воспользовался на этот раз Летучий Като не магией, а простейшим трюком, только исполнение его было замечательным. Ниндзя подвесил куклу на удочке и заставил ее немного покружиться в ночном небе, вот и вся шутка! Только Такэда и его приближенные об этом ничего не знали.
   Как бы то ни было, после демонстрации никто уже не сомневался в способностях ниндзя-колдуна, и Такэда немедленно выписал огромное жалованье Като Дандзо.
   На службе у Такэды Като Дандзо показал себя с самой лучшей стороны и совершил немало замечательных подвигов. Однажды Като получил задание пробраться в замок Сува, который славился своей неприступностью. У этого замка была всего лишь одна сторожевая башня, но она была расположена много выше окружающих стен и внутренних построек, и с нее открывался прекрасный обзор на весь замок. После предварительной рекогносцировки Дандзо понял, что проникнуть в замок, не нейтрализовав эту сторожевую башню, невозможно. Тогда Летучий Като разработал план ее захвата, который затем с блеском и реализовал.
   Безлунной ночью Като вскарабкался по стене замка прямо под сторожевой башней. Путем наблюдения ниндзя установил, что это место не просматривалось со стены. Зацепившись на стене под выступающей наружу платформой башни, он просверлил в ней несколько небольших отверстий и вставил в них специальные болты с раскрывающимися шляпками, которые были больше, чем диаметр отверстия. Еще через несколько мгновений ниндзя подвесил небольшие качели на ремнях, прикрепленных к болтам.
   Пока 4 стражника всматривались в темноту, ниндзя устроился у них прямо под ногами и подал знак своим 4 товарищам, скрывавшимся в мутной воде рва, взбираться на стену. Вскоре 5 ниндзя повисли во тьме под платформой башни. Определив по звуку шагов число и расположение охранников, лазутчики мгновенно перемахнули через парапет, прикончили охранников и захватили контроль над ключевой точкой обороны. А еще через несколько минут замок был полностью захвачен синоби Такэды.
   Впрочем, служба Дандзо у Такэды продолжалась недолго и завершилась трагически. Когда у Сингэна был украден драгоценный список «Кокин вакасю», Дандзо, которого Такэда очень боялся и не любил, был обвинен в краже, объявлен вражеским агентом и убит.
   Раппа Фума и Фума Котаро

   На службе у семьи Ходзё состояла знаменитая шайка раппа Фума. Клан Фума являл собой уникальнейшее явление в мире нин-дзюцу. Начать с того, что никто точно не знает его происхождения, несмотря на то, что до наших дней дошли усадьба (ниндзя-ясики) Фума и множество упоминаний в различных источниках.


   По версии крупного японского историка Сибы Рётаро, Фума переселились в Японию из Кореи в период Сэнгоку-дзидай. О причинах их миграции ничего не известно. Поскольку в Японии у них не было земли, и они не могли заняться земледелием, Фума пришлось скитаться по стране, зарабатывая на жизнь театральными представлениями. Видимо такой источник дохода не вполне удовлетворял нужды семейства, и Фума, овладев нин-дзюцу и магией, стали заниматься разбоем и пиратством. В это время к ней присоединилось множество отъявленных бандитов и воров, и сложилась огромная шайка Фума-то.
   По сообщению источников, шайка Фума разделялась на 4 группы с особыми командирами во главе. Официальные титулы их говорят сами за себя: кайдзоку – «пират», сандзоку – «разбойник в горах», гото – «грабитель» и сэтто – «вор».
   Искусство Фума демонстрирует многие характерные черты корейской военной традиции. Они активно применяли взрывчатые и зажигательные смеси, осветительные ракеты и огнестрельное оружие, занимались пиратством во Внутреннем японском море, где многочисленные островки позволяли незаметно подобраться к торговым и боевым судам противника. За это разбойников Фума прозвали «фуна-кайнин» – «морские ниндзя на лодках».
   Поднаторев в нин-дзюцу, Фума стали наниматься на службу к разным даймё в качестве своеобразного диверсионного спецназа и совершили немало подвигов на поле брани. Но больше всего прославился торё [51 - Букв. «предводитель шайки».] Фума Котаро, возглавлявший это разбойничье объединение в середине XVI в.
   Согласно информации источников, он был выходцем из горного уезда Асигара-симо, что в провинции Сагами, имел ужасную внешность, огромный рост – под 2 метра – и служил клану Ходзё. По преданию он был 5 патриархом школы нин-дзюцу Фума-рю. Самым известным его деянием был разгром армии Такэды Кацуёри в битве при Укисима-га хара в провинции Суруга в 1581 г., который подробно описан в «Ходзё годайки».
   Осенью 1581 г. Ходзё Удзинао, контролировавший в то время 8 провинций района Канто, решил вступить в войну с наследником Сингэна, Такэдой Кацуёри. Армия Ходзё и войска провинций Каи, Синано и Суруга под командованием Такэды Кацуёри сошлись в провинции Идзу и стали лагерями друг напротив друга на разных берегах реки Кисэ.
   На службе Удзинао в это время находилось 200 раппа во главе с Фумой Котаро. Разделившись на 4 отряда, они начали каждую ночь, несмотря на непогоду (как говорит источник, «и в ночи, когда лил дождь, и когда дождя не было, и в ночи, когда дул ветер, и когда ветра не было»), совершать нападения на войска Такэды. Раппа Фума убивали воинов Такеды десятками, брали их в плен, перерезали привязи лошадей и уводили их, там и сям устраивали поджоги.
   В одну из ночей они переоделись во вражескую форму и замешались в рядах воинов Такэды, а потом, по условному сигналу, неожиданно прокричали боевой клич и принялись рубить всех подряд, внеся во вражеский стан дикую сумятицу. Резня продолжалась всю ночь, и на утро выяснилось, что в ужасной ночной суматохе вассалы убивали своих господ, а сыновья по ошибке рубили головы отцам.
   От стыда и раскаяния многие в то утро совершили ритуальное самоубийство-сэппуку, другие, обрезав магэ – пучок волос на макушке, символизировавший принадлежность к самурайскому сословию, позорно бежали на гору Коя. А десятеро оставшихся в живых самураев распустили волосы в знак скорби и позора и решили все вместе совершить сэппуку, но только после того, как отомстят коварным раппа. Один из них предложил выследить Фуму Котаро и прирезать его как жертву погибшим сюзеренам и отцам.
   Самураи спрятались в зарослях кустарника и стали выжидать удобный момент. В один из дней на рассвете они заметили отряд Фумы, возвращавшийся после ночного боя, и, незаметно затесавшись в толпу раппа, пробрались к ним в лагерь. Постепенно все отряды шпионов покинули боевые порядки, и в лагере собралось около двухсот человек. Однако хитроумному Котаро показалось, что число его воинов несколько увеличилось с прошлой ночи, и поэтому он догадался, что в лагерь проникли враги. Он приказал всем раппа построиться в круг и зажечь факелы и скомандовал: «Фудзи!» По этой команде раппа Фума опустились на одно колено. А самураи Такэда, опоздавшие выполнить приказание, были безжалостно убиты на месте. «Сегодня ночью все хорошо поработали», – сказал тогда Фума Котаро и вдруг вновь скомандовал: «Цукуба!» Раппа Фума тотчас вскочили на ноги, а те, кто не успел вовремя подняться – воины Такэды, были уничтожены. Так Фума Котаро разделался с врагами при помощи древнего способа распознавания врага, известного в нин-дзюцу как «Тати-сугури, и-сугури» – «Отбор стоящих, отбор сидящих».
   После поражения Ходзё в войне с Тоётоми Хидэёси и падения в 1590 г. Одавары – родового замка Ходзё – раппа Фума, игравшие столь значительную роль на полях сражений, оказались не у дел и занялись тривиальным пиратством, чем немало досаждали властям Тоётоми и Токугавы.
   Во время своих пиратских рейдов раппа активно использовали примитивные подводные лодки собственного изобретения, называвшиеся «рюо-сэн» – «лодка Царь драконов». Рюо-сэн могли почти целиком уходить в воду, так что на поверхности оставался торчать только нос, выполненный в форме головы дракона. Перемещалась такая подлодка благодаря работе гребных колес, скрытых под водой и приводимых в движение изнутри. Балластом служили мешки с песком, суммарный вес которых был рассчитан таким образом, чтобы при его сбросе, рюо-сэн могла мгновенно всплыть на поверхность.
   Ниндзя, действовавшие внутри лодки, в случае необходимости могли легко ее покинуть через люк в днище. Запаса кислорода в рюо-сэн хватало всего на несколько часов, но этого было вполне достаточно, чтобы незаметно подобраться к вражеским кораблям. И тогда специально подготовленные «водолазы», используя дыхательные трубки, забирались под днище избранного судна и начинали сверлить в нем дыры, после чего оно вскорости шло ко дну.
   Поскольку группа Фумы Котаро базировалась на территории района Канто, которым правил Токугава Иэясу, ей пришлось столкнуться с не менее хитроумным ниндзя Хаттори Хандзо, который был начальником разведки и охраны Токугавы. В конце концов, Хандзо удалось разгромить главные силы шайки Фума, а потом и «накрыть» их базу. С тех пор о Фума ничего не было слышно.
   Братья Сада – ниндзя на службе Мори

   В период Сэнгоку-дзидай многие даймё имели в своем распоряжении умелых шпионов, но братья Сада – Хикосиро, Дзингоро (Горо) и Конэдзуми («Маленькая мышь»), состоявшие на службе у княжеской семьи Мори, считались лучшими из лучших. Они были прекрасными тактиками, мастерами бесшумного подкрадывания и переодевания, в совершенстве владели гипнозом. Сада с готовностью брались за любое поручение, какое бы им ни дал Хара Морисигэ – начальник разведки Мори, и совершали такие подвиги, что даже опытные лазутчики только головами качали, отказываясь верить в упрямые факты.


   По поручению Хара, братья Сада создали целую школу, в которой обучали шпионской работе сразу несколько десятков учеников. Качество обучения они всегда проверяли на собственной шкуре, провоцируя своих подопечных на использование нин-дзюцу против учителей. Об этих «испытаниях» сложено немало легенд.
   Однажды ученик Сада по имени Маруяма Санкуро решил тайком пробраться в дом наставников. Прокравшись через сад, Санкуро на мгновение застыл в тени развесистого дерева, чтобы оценить обстановку. Вдруг он почувствовал, что один из братьев покинул свою постель и уже бесшумно подкрадывается к нему. Поняв, что с учителем шутки плохи, Санкуро отказался от своей затеи и поспешил убраться восвояси. На утро Сада Дзингоро спросил неудачника, не он ли рыскал по саду ночью? Санкуро во всем признался, но поинтересовался, как же учитель узнал о его присутствии. Дзингоро отвечал, что он догадался о непрошеном госте, когда насекомые в саду неожиданно умолкли, и в свою очередь спросил ученика, как тот сообразил, что нужно уносить ноги. На это Санкуро сказал, что, когда москиты, которые обычно с полночь молчат, неожиданно зажужжали вокруг, он сообразил, что кто выбросил наружу сетку с москитами, чтобы потихоньку выбраться из спальни. Дзингоро, обрадованный прогрессом ученика, похвалил его за внимательность и сообразительность.
   В другой раз попробовать свои силы против учителей решился еще один ученик, Саяма Хикотаро. Он решил попытаться не только пробраться к учителям «на квартиру», но и украсть у них что-нибудь из мебели. Хикотаро проскользнул в дом через кухонный вход. При этом для шумового прикрытия он попытался сымитировать, будто это один из псов Сада забрался туда, чтобы покопаться в мусоре в поисках вкусных рыбьих костей. Но тут посреди ночной тишины в дальнем конце дома вдруг загрохотал голос одного из братьев-ниндзя, который весело прокомментировал, что крупные собаки обычно держат голову, когда жуют кости, на высоте приблизительно в 2 сяку (около 65 см), а в этот раз чавканье шло с уровня пояса мужчины среднего роста. Хикотаро на мгновение замер от восхищения фантастическим мастерством наставника, а потом в восторженном состоянии отправился домой, проникнувшись еще большим уважением к учителям.
   Самым ловким из троицы был, по-видимому, самый старший, Хикосиро. Современники прозвали его «Кори-но хэнгэ» – «Переменчивый хитрец». И не было человека, который бы не восхищался невероятному мастерству этого ниндзя.
   Как рассказывается в «Интоку тайхэйки» [52 - «Повесть о великом мире тёмной добродетели».], однажды Хикосиро на глазах у целой толпы людей подбросил в очаг в харчевне несколько десятков поленьев и затем умудрился стащить их все до одного, да так, что никто ничего не заметил!
   По сообщению того же источника, в другой раз его искусство решил испытать самурай по имени Ириэ Дайдзо:
   – Слышал я, что ты настоящий мастер нин-дзюцу, но сомневаюсь, что ты смог бы похитить мой меч, – сказал он.
   – Запросто, – отвечал Хикосиро. – Что будет, если я украду твой меч? Отдашь его мне?
   – Разумеется, я подарю его тебе, – согласился самурай, но тут же состроил мину, – только сомневаюсь я, что мне прийдется это сделать.
   Итак, было решено устроить испытание мастерству Хикосиро. Дайдзо вернулся домой, запер все двери, ставни на окнах: во всем доме не осталось ни единой щели, сквозь которую вовнутрь мог проползти незамеченным хотя бы муравей, и стал караулить дерзкого ниндзя.
   Хикосиро же дождался глубокой ночи, когда даже трава и деревья погружены в глубокий сон, и тайно прокрался к дому Дайдзо. Однако внутрь пробраться не было никакой возможности – Дайдзо принял все возможные меры предосторожности. Тогда Хикосиро проделал в стене лаз, что для него было сущим пустяком, и через некоторое время пробрался вовнутрь.
   Дайдзо тем временем мирно почивал, засунув меч под подушку. Оценив обстановку, Хикосиро достал из-за пазухи заранее припасенный бумажный кошелек-татогами, намочил его водой из специального контейнера, скатал из него шарик и, подбросив его вверх, уронил несколько капель на лицо самурая. Дайдзо вздрогнул и тут же проснулся.
   – Ливень что ли? Вода с потолка капает… – удивился он.
   В этот момент Хикосиро и вытащил из под подушки его меч, после чего пораженному самураю ничего не оставалось, как только преподнести хитроумному ниндзя свою знаменитую катану.
   Ниндзя Кога и Токугава Иэясу

   Многие даймё в период Сэнгоку-дзидай использовали ниндзя, но чаще всего к их услугам прибегал Токугава Иэясу (1541-1616).


   Иэясу был старшим сыном мелкого даймё Мацудайра. Земли его отца были зажаты между владениями могущественных кланов Имагава из провинции Суруга и Ода из провинции Овари. Иэясу с детства оказался вовлеченным в жестокую борьбу между этими двумя могучими семьями и был заложником сначала в замке Оды Нобухидэ, отца будущего объединителя Японии Нобунаги, а затем в цитадели Имагавы замке Сумпу. В 1560 г. между Одой Нобунагой и Имагавой Ёсимото разгорелась война. Удача оказалась на стороне Оды, который во время снежного бурана сумел окружить и наголову разбить 40000-ную армию Имагавы, имея под началом всего лишь 2000 бойцов. Этой ситуацией и воспользовался Токугава Иэясу, подняв мятеж против Ёсимото. Прежде всего, он напал на Гамагори, замок Удоно Нагамоти, родственника Имагавы.
   Однако осада замка затянулась. Тогда на военном совете выступил Михара Сандзаэмон, вассал главнокомандующего осаждающей армии Мацуи Сакона Тадацугу (впоследствии Мацудайра Сухо-но Ками Ясутика). Он считал, что штурм такой мощной крепости как Гамагори-дзё грозит большими потерями, поэтому он посоветовал обратиться за помощью к ниндзя из Кога, тем более, что среди осаждавших было несколько буси родом из тех мест. В итоге в уезд Кога были направлены тамошние буси Тода Сабуро Сиро и Макино Дэндзо. Через некоторое время они возвратились в лагерь с отрядами госи из Кога Угаи Магороку с 200 ниндзя и Бан Ёситиро Сукэсады с 80 синоби.
   Сначала Угаи Магороку провел разведку и предложил использовать традиционный метод захвата крепостей гэссуй-но дзюцу – «метод луны в воде». В ночь на 15 день 3 месяца 1562 г. ниндзя, переодетые во вражескую форму, бесшумно проникли в замок, подожгли сторожевую башню Ягумо, господствовавшую над местностью, и учинили беспощадную резню, в которой погибло более 200 бойцов врага. Воины Удоно, не разобравшись, что произошло, подумали, что в замке начался предательский мятеж. Им казалось, что врагов очень много, и они сразу же обратились в бегство. Тем временем переодетые ниндзя, подслушав пароли осажденных и не вступая с ними в открытый бой, продолжали сеять панику. Даже Удоно Нагамоти в страхе бежал в Храм Священного огня, расположенный в северной части замка, но там его настиг, повалил на землю и зарезал предводитель Кога-моно Бан Ёситиро. В то же время отряд Угаи захватил живьем его сына, Нагамоти Тотаро Нагатэру. Эта блестящая победа круто изменила ход событий в пользу Токугавы. И в 6 день 2 месяца следующего года он направил в адрес предводителя ниндзя из Кога Бан Ёситиро благодарственное письмо. Копия этого письма до сего дня хранится в семье потомков буси из Кога Иванэ из городка Исибэ, что в уезде Кога префектуры Сига.
   
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   17


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет