Аммиан фон Бек Гунны Трилогия: книга III аттила – хан гуннов


Лекарское умение старого шамана



бет48/87
Дата18.07.2016
өлшемі2.32 Mb.
1   ...   44   45   46   47   48   49   50   51   ...   87

47.Лекарское умение старого шамана


Старшая жена второго гуннского хана Эрихан долго не могла привыкнуть к новому бревенчатому жилищу, которое было сооружено для нее. Точно такие же были построены и для двух других младших жен. Печь-кимеге была сложена около внутренней стены, разделяющей большую квадратную юрту на два равных помещения, а дым выходил по каменной трубе через крышу. Байбиче не могла привыкнуть к двум новым для нее явлениям. Во-первых, к окнам, в которые были вставлены прозрачные рыбьи кожи; можно было при желании смотреть через них наружу и видеть, что происходит в стойбище. Во-вторых, к тому, что ее жилье состоит из двух равнозначных комнат. Всю свою жизнь, до сегодняшних тридцати одного года, она прожила в юртах, шатырах и палатках, состоящих лишь из одного помещения. Ханыше Эрихан было в диковинку, что у нее имеется собственная отдельная комната. Две другие младшие токалки, остготка Сванхильда и бургундка Гудрун, не удивились двухкомнатному деревянному дому, они когда-то уже жили в своем народе в таких куриенах. Было особенно удобно для байбиче то, что можно было занавесить внутренний проем двери шкурами и, нагрев воду на кимеге, спокойно помыться в большом умывальном тазу без помех, вся полностью. Также было удобно и то, что сыновья, тринадцатилетний Эллак, у которого уже ломался голос и появился пушок над верхней губой, и четырехлетний Денгизих, до сих пор изредка прибегавший потыкаться губами в материнскую грудь, могли во время посещения ее мужем ханом Аттилой, ночевать в передней проходной комнате.

Деревянные квадратные юрты, но только размером несколько поменьше, были возведены и для младших жен, которые также, как и ханыша-байбиче, занимались освящением и обустройством жилищ. По законам своих народов обе германки, Сванхильда и Гудрун, поймали две полудикие кошки, привольно обитавших в кочевье, и впустили их в новый дом, чтобы разогнать злых духов-алпов, мешающих счастливой жизни на новом месте. Кроме того обе младшие жены совершили жертвоприношение великой германской богине плодородия, любви и семейного очага Фригги, покровительствующей женщинам, детям и скоту; они сварили пшенную кашу на буйволином молоке и поставили в углу помещения для угощения небесной прародительницы. Самая младшая токал Гудрун поставила в своем жилище также вторую миску с кашей для своей верховной богини. Она была на сносях и с волнением и с некоторым страхом ожидала дня разрешения от бремени, и потому ей требовалось особое покровительство своей германской небесной благодетельницы. В последние дни и ночи около нее дежурили и спали рядом с ней по очереди главная байбиче Эрихан и средняя токал Сванхильда. В соседних юртах постоянно находилось несколько опытных повитух, а в казанах беспрестанно грелась теплая вода. Со дня на день ожидали в ауле-орду прибавления ханского семейства.

Сегодня был черед ханышы Эрихан пребывать рядом с беременной младшей женой. Байбиче взяла с собой свое рукоделие; она сшивала между собой небольшие прямоугольные и ромбовидные кусочки бархата, парчи, войлока и толстого полотна, изготавливая настенный ковер. Неприхотливая по воспитанию, не требующая для себя чего-то особенного в качестве первой ханской жены, она держалась не только с двумя младшими женами, но и с простыми харахунами племени, скромно и не заносчиво и потому пользовалась у своих подданных большой любовью и искренним почитанием. Хотя она часто испытывала искушение кого-либо обругать и надавать пощечин – тяжело все же быть байбиче, ханышой правителя восточного гуннского крыла, все к ней лезут, льстят и чего-то от нее хотят. Но она никогда не забывала, что некогда говорила ей её мать славянка Злата:

– С властью, роскошью и свободой действий может справиться только умеренная в желаниях и сильная духом женщина. Никогда не забывай, что в случае надобности тебя защитят от явных и тайных врагов только твои соплеменники-простолюдины. Поэтому никогда нельзя их обижать, будь к ним всегда справедлива.

Ханыша Эрихан в душе немного завидовала младшей жене бургундке Гудрун, что ей предстоит испытать счастье материнства. Но она отгоняла от себя это нехорошее чувство. Ее мать, красавица-славянка Злата, всегда внушала ей в детстве, что самое порочное изо всех человеческих чувствований – зависть, которая приводит к наихудшим поступкам и, следовательно, последствиям. А самым лучшим душевным желанием женщины являются прощение и любовь к другим людям. Байбиче Эрихан твердо знала, что надо в любой жизненной ситуации уметь прощать какие-либо противоправные поступки своих подданных, если они не входят в большое противоречие с неписаными законами и традициями кочевых людей. Прощение есть положительный ответ на всякие неожиданные запросы и жизненные проблемы, возникающие между людьми. Прощение растворяет без остатка обиды так же, как горячее молоко постепенно вбирает в себя густое желтое масло. Любовь к другим людям должна быть точно такой же, как и любовь к малышам. Ведь, в сущности, все люди вышли из детства и у них у всех в сердце остались переживания и ощущения, свойственные маленьким детям. И надо их всех любить как больших мальчиков и девочек и тогда они будут отвечать тебе взаимностью, и между тобой и ими воцарится справедливость. А такая любовь – это самое прекрасное чувствование и сопереживание, ибо нет ничего более святого в этом поднебесном мире, чем любовь женщины к маленьким детям. И тогда женщина ощутит себя счастливой. А только счастливая хатун способна родить счастливого и здорового ребенка. Кроме того, женщина может быть счастливой, когда ее любит и понимает муж (так говорила некогда своей дочери-гуннке Эрихан мать-славянка Злата). А в том, что ее господин, хан Аттила, испытывает к ней любовь и проявляет понимание, – в этом байбиче Эрихан никогда не сомневалась.

И во второй раз за день возблагодарила старшая ханыша всевластных богов Йер-Сув341 и всесильную богиню – покровительницу женщин, детей и семейных радостей Умай-ану за то, что они даровали ей такую хорошую жизнь: со своими детьми, при любимом муже.

И вот пришло долгожданное время – младшая жена Гудрун закатила страдальчески глаза и вскричала громким голосом от первых болей в пояснице. Сразу же сбежались четыре старые повитухи, байбиче Эрихан и средняя жена Сванхильда. В большинстве гуннских племен, и среди них у сабиров, женщины рожают стоя, широко расставив ноги. Помогающие старухи держат ее под руки и принимают нарождающегося ребенка. Но на этот раз прошло уже время от раннего утра и до пополудни, а дитё все еще не появилось на свет. Роженица уже устала от боли и своих криков, длинные пышные ее волосы растрепались. Она никак не могла произвести на свет ребенка. Ее положили на одеяла, обмыли холодной водой совсем побледневшее лицо. Повитухи были уже бессильны что-либо сделать.

Ханыша Эрихан послала за старшим шаманом сабиров Айбарсом, который не замедлил прискакать на своей гнедой лошади, сопровождаемый четырьмя юными знахарями-лекарями. Недолго он осматривал роженицу, ощупывал ее круглый живот, в котором бил ножками и ручками никак не могущий народиться на белый свет маленький человечек.

В прихожей комнате, куда вышли старшая ханыша Эрихан и средняя токал Сванхильда, он заявил им обеим, что надо взрезать живот и причем очень скоро, иначе ребенок задохнется, а сама младшая жена погибнет. В случае же разрезания живота, наверняка, можно спасти малыша и есть вероятность, что и сама роженица может остаться в живых.

– Но на все воля небес, – заключил старый опытный лекарь-шаман. – Моя ханыша, ты не против?

– Я согласна, коли другого выхода нет, – тихо кивнула головой по-гуннски снизу вверх байбиче Эрихан.

Старый шаман сабиров и восточного гуннского крыла начал отдавать распоряжения своим четверым помощникам: прогреть до красноты три ножа с узким лезвием, если лезвие очень острое, то немного затупить; наготовить тонких ниток из бараньих жил и две костяные иглы; сварить отвар из трав для скорого погружения в глубокий сон и приготовить обезболивающее и целебное снадобье после пробуждения больной ото сна. Кроме того, повитухам было велено накипятить воды и держать ее на медленном огне готовой к употреблению в теплом виде, нарезать широких и узких льняных матерчатых полос, а для прижигания кровоточащей раны иметь под рукой, в случае надобности, четыре-пять больших клоков бараньей шерсти.

После семи-восьми глотков некоего густого травяного отвара страдающая от сильнейших болей в животе и в пояснице младшая ханыша Гудрун впала в беспокойное забытье. И старший шаман восточных гуннов Айбарс принялся за дело. При осторожном взрезании кожи на округлом животе, вынимании дитя, перерезании пуповины, очищении от запекшейся крови матки, зашивании искривленного разреза – рядом с умелым шаманом-врачевателем присутствовали два его молодых ученика-лекаря и старшая ханыша Эрихан.

Толковый шаман Айбарс пошлепал ладошкой по детской спинке, красноватое тельце дернулось, ротик младенца открылся и раздался первый детский крик.

– Девочка! – обрадованно возвестил чудесный шаман– лекарь. – Крупная девочка, хороший посев своего отца, будь всегда счастлива в этом подлунном мире.

Долго не приходила в себя молодая роженица, произведшая на свет младенца таким опасным для своей материнской жизни способом; три дня и три ночи около нее находился старый шаман-целитель Айбарс, насильно вливавший ей в рот какие-то разведенные в молоке снадобья и порошки, менявший ей повязки на животе и теплой водой обтиравший ей лоб и виски. На четвертое утро молодая ханская токал Гудрун пришла в себя и спросила о ребенке. Ей показали сморщенное красное личико ее дочери, которую все эти дни кормила грудью одна из молодых сабирок, недавно родившая мальчика. Младшая ханыша сразу же успокоилась и снова погрузилась в глубокий сон, но на этот раз равномерный и спокойный. И только тогда сомкнул глаза врачующий ее шаман-знахарь Айбарс, повелев двум своим смышленым ученикам-лекарям быть в помещении рядом и присматривать за роженицей.

На другой день после появления на свет девочки старшая жена Эрихан послала гонца с известием к мужу хану Аттиле, но не сообщала ему, как она народилась на свет. Она твердо верила в лекарские умения старшего сабирского шамана-ведуна Айбарса. И она оказалась права. На шестой день молодая токал Гудрун встала и сделала после операции первые шаги. Но, к сожалению, молоко у нее пропало, пришлось взять в свое жилье молодую кормилицу-сабирку с ее месячным мальчиком.

По законам своего германского бургундского народа младшая жена Гудрун тщательно выбирала имя для новорожденной. Ведь имя, как считают германцы, это первый подарок, если не считать самой жизни, который родители преподносят ребенку, причем пожизненный дар. Конечно, сама молодая мать не имела права давать ребенку имя, но она могла его предложить отцу дитя, хану Аттиле. Ей нравилось короткое, красивое и звучное имя «Бата», которое на германском бургундском и на гуннском сабирском говоре имело сходные значения: благословение, доброжелательство, великодушие.

Когда же уже немного окрепшая юная бургундка Гудрун высказала свои мысли насчет имени ребенка байбиче Эрихан, последняя согласилась с таким мнением, но лишь с условием добавления исконно гуннского слова «хыс» – Батахыс342.


Каталог: uploads
uploads -> 5 1 Құқықтық норманың түсінігі, мазмұны, құндылығы мен негізгі сипаттары
uploads -> Әдебиет пен сынның биік белесі
uploads -> «Қазақ» газетіндегі көтерілген оқу –тәрбие мәселелері
uploads -> Қазақстан Республикасы Ауыл шаруашылығы министрлігі Кәсіпкерлік мәселелері жөніндегі сараптамалық кеңесінің
uploads -> Салыстырмалы кесте
uploads -> ҮЕҰ арқылы 50 жастан асқан тұлғалар, сонымен қатар халықтың мақсатты топтарын жұмысқа орналастыру бойынша мемлекеттік емес секторде мемлекеттік әлеуметтік тапсырысты орналастыру жөніндегі мемлекеттік сатып алу қызметтері бойынша өзгеше
uploads -> Квалификационная характеристика бакалавра специальности 5В071300 – «Транспорт, транспортная техника и технологии»
uploads -> «Қазпочта» АҚ АҚпараттық саясаты бекітілді


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   44   45   46   47   48   49   50   51   ...   87


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет