Cостав лав, формировавших экструзивный купол вулкана шивелуч (камчатка) в 2004-2005 гг



жүктеу 81.56 Kb.
Дата12.07.2016
өлшемі81.56 Kb.

CОСТАВ ЛАВ, ФОРМИРОВАВШИХ ЭКСТРУЗИВНЫЙ КУПОЛ
ВУЛКАНА ШИВЕЛУЧ (КАМЧАТКА) В 2004-2005 гг.

Н. В. Горбач


Институт вулканологии и сейсмологии ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский, n_gorbach@mail.ru
Вулкан Шивелуч – крупнейший и активнейший андезитовый вулкан Курило-Камчатской зоны (Рис.1). В его голоценовой истории было не менее 60 крупных извержений, катастрофические эксплозивные извержения повторяются в среднем через 100-200 лет [Мелекесцев, 1991]. Новейший эруптивный цикл вулкана начался после катастрофического извержения 1964 г. С 1980 г. в кратере формируется новый экструзивный купол. Рост купола происходит неравномерно и сопровождается эксплозивными извержениями различной длительности и интенсивности. Такие извержения наблюдались в 1993 и 2001 гг.

Лавы, формировавшие купол с 1980 г. по 2002 гг., были представлены хорошо раскристаллизованными амфибол-плагиоклазовыми андезитами (SiO2 60-62.5 мас. %) с содержанием вкрапленников до 40 %[Хубуная, 1993; Толстых, 2000].

В 2004-2005 г. сократились периоды между эксплозивными извержениями, связанными с ростом купола, и возросла их интенсивность. Извержение 10 мая 2004 г. разрушило юго-восточную часть купола. В районе южного подножия вулкана сошли пирокластические потоки [Гирина и др.,2004]. В мае-августе на куполе впервые был сформирован вязкий лавовый поток. 27 февраля 2005 г. произошло эксплозивное извержение, которое является наиболее сильным в новейшем эруптивном цикле вулкана. Были разрушены преимущественно северо-западная и западная части купола, а его высота уменьшилась на 136 м. Объем отложений пирокластических потоков и волн по оценке [Нуждаев и др., 2005] составляет ~0,2 км3. После эксплозивной фазы извержения в западной части кратера началось выжимание нового экструзивного блока, высота которого уже к началу апреля превысила 300 м. С его формированием было связано еще одно эксплозивное извержение, которое произошло 22 сентября 2005 г.

Лавы, поступившие на поверхность в 2004-2005 гг. по составу отвечают андезитодацитам и имеют наиболее кислый состав из всех пород, формировавших экструзивный купол. Они представлены пироксен-роговообманковыми андезитодацитами с содержанием SiO2 (63.5-64.2 мас. %). Породы пористые, имеют серийно-порфировую структуру. Вкрапленники составляют 15-25 об. % и представлены плагиоклазом (10-12%), роговой обманкой (5-7%), пироксенами (~2%), единичным биотитом и титаномагнетитом. Основная масса представляет собой желтоватое стекло, в которое погружены тончайшие лейсты плагиоклаза, немногочисленные зерна пироксенов, рудный минерал, редкий апатит. Остаточное стекло имеет риолитовый состав с содержанием SiO2 79.42 мас.%.

Наиболее интересной особенностью лав потока 2004 г. является присутствие в них вкрапленников плагиоклаза, резко отличающихся по составу. По морфологии, составу и характеру зональности выделено четыре типа вкрапленников.

Первый тип – таблитчатые или округлые кристаллы размером 2.0-2.5 мм (реже – до 3-4 мм) с осцилярной зональностью. Их ядра и краевые сложены лабрадором An52-56. В промежуточных зонах, количество которых достигает 10-12, содержание An ритмично изменяется на 8-15 мол.%.

Второй тип плагиоклазов представлен удлиненными фенокристаллами размером 0.7-1.0 мм с прямой зональностью. Состав ядер этих плагиоклазов варьирует от An48 до An 65, краевые зоны представлены средним и кислым андезином. При переходе от ядра к внешним зонам содержание An скачкообразно падает до 30 мол. %.

Третий тип вкрапленников характеризуется обратной зональностью. Ядро отвечает кислому андезину (An32), краевые зоны сложены лабрадором (An53-56). На границе ядро – внешние зоны происходит резкое увеличения содержания An на 25-29 мол. %. Ядра имеют оплавленный и резорбированный облик.

Ядра плагиоклазов четвертого типа содержат корродированные ксенокристаллы битовнита (An 83-78), обрастающие незональным андезином (An47-49).

Вкрапленники бурой роговой обманки (5-7 об. %) по составу относятся к группам кальциевых и натриево-кальциевых амфиболов. Для первой генерации обычны размеры 1.0-1.5 мм, реже 2 мм и более и отсутствие зональности. Вторая генерация вкрапленников представлена зональными кристаллами размером 0.1-0.5 мм. В изученных роговых обманках наблюдаются значительные вариации содержания Аl2O3 – от 6.5 до 12.8 мас.%. Наиболее высокое содержание глинозема имеют краевые зоны кристаллов второй генерации.

Ортопироксен (гиперстен с составом (En69-72, Fs29-27)) образует призматические зерна, размером от первых долей миллиметра до 1 мм. Магнезиальность вкрапленников ортопироксена варьирует незначительно (# Mg 0.69-0.72). Встречаются кристаллы с обратной зональностью: их краевые зоны более магнезиальны, чем ядра. Микролиты основной массы систематически характеризуются более высоким содержанием кальция и магнезиальностью (# Mg0.72-0.74). Моноклинный пироксен присутствует в виде единичных резорбированных вкрапленников и немногочисленных микролитов, по составу отвечает авгиту (Wo39-40 En44-45Fs15-16).

Рудный минерал (магнетит и титаномагнетит) образует субфенокристаллы размером 0.05-0.1 мм, встречается в виде включений в краевых частях вкрапленников амфибола и клинопироксена и в основной массе породы.

По химическому и минеральному составу лавы нового экструзивного блока купола, сформированного в марте-октябре 2005 г. идентичны андезитодацитам потока 2004 г. Содержание кремнекислоты 63.5-63.9 мас.% (7образцов). Породы неравномерно раскристаллизованы. Часто наблюдается линейная и плойчатая полосчатость, выраженная в различном количестве вкрапленников роговой обманки и плагиоклаза в смежных полосах. Как и в лавах потока 2004 г., фенокристаллы плагиоклаза характеризуются сложной морфологией и имеют дискретные по составу группы ядер. Плагиоклазы состава лабрадор-битовнит характеризуются структурами растворения, часто имеют пятнистый облик в результате деанортизации. В отличие от лав потока 2004 г, роговые обманки из лав нового экструзивного блока присутствуют как в виде чистых идиоморфных кристаллов, так и виде зерен с тонкой опацитовой каймой. В подчиненном количестве встречаются кристаллы, полностью диссоциированные на агрегат пироксенов, плагиоклаза и рудного минерала. Амфибол находится в реакционных соотношениях с ортопироксеном и в различной степени замещает вкрапленники последнего. В качестве единичных вкрапленников отмечаются опацитизированные пластинки коричнево-зеленого биотита, размером до 0.3 мм.

Андезитодациты 2005 г. содержат микровключения (2-4 на шлиф). Они имеют размер 0,8 -1,2 мм по длинной оси и состоят из мельчайших закаленных зерен пироксенов, магнетита и, возможно, оливина. В интерстициях между зернами темноцветных минералов присутствует чистое пористое стекло. Внешние зоны микровключений обычно состоят из корродированного лабрадор-битовнита или же окружены мелкими лейстами водяно-прозрачного андезина.



Лавы нового экструзивного блока выносят большое количество кристаллических включений: от преобладающих ксенолитов амфиболитов и амфиболизированных пироксенитов до порфировидных включений, по составу отвечающих габбро-диориту (SiO2 55.7-56.5 мас.%). Последние имеют преобладающий размер 3-4 см и округлую или эллипсовидную форму. Количество включений в блоках из отложений пирокластического потока 22 сентября составляет 5-8 на 1 м2. Включения состоят из плагиоклаза (30-35 %), бурой роговой обманки (20 %), пироксенов (10 %), оливина (5 %), рудного минерала (2-4 %) и 5-10% прозрачного пористого стекла, развитого в интерстициях. Включения характеризуются так называемыми каркасными структурами [Селянгин, 1978], в которых крупные (до 2мм) выделения плагиоклаза (пятнистый лабрадор-битовнит) и бурой роговой обманки погружены в матрикс более мелких зерен с преобладающим размером 0.,3-0.5 мм. Реликтовый оливин интенсивно, но не полностью, замещен рудно-клинопироксеновым агрегатом. Контакт включений с вмещающей лавой отчетливый, но не резкий, с взаимными заливами основной массы. Вдоль контакта отмечается увеличение количества магнетита (во включении), а в основной массе лавы – увеличение количества и крупности пор. Внешние зоны включений более тонкозернистые, чем внутренние. Такие структуры обычно свидетельствуют о высокой скорости кристаллизации.

Петрохимические особенности андезитодацитов 2004-2005 гг. На Рис. 4 приведены вариационные диаграммы главных петрогенных окислов для пород экструзивного купола с 1980 по 2005 гг. На протяжении последних двух лет в последовательно поступивших на поверхность порциях лав наблюдается повышение содержания кремнекислоты. При этом нормальный линейный тренд для средне-кислых пород известково-щелочной серии обнаруживают окислы Mg, Ca, Fe как в андезитах 1980-2002 гг., так и в андезитодацитах 2004-2005 гг. Содержание глинозема не стабильно и не обнаруживает отчетливых трендов. Андезитодациты обогатились титаном и фосфором в сравнении андезитами предыдущих извержений. В андезитах существовал тренд накопления калия с ростом SiO, в лавах же 2004-2005 гг. такой корреляции содержания не обнаружено.

Обсуждение результатов. Резкая гетерогенность состава вкрапленников лав, формировавших экструзивный купол вулкана Шивелуч в 2004-2005 гг. позволяет предположить, что в образовании этих пород принимали участие расплавы, различные по составу и температуре. Андезитодациты содержат резко различающиеся по составу и морфологии генерации плагиоклаза (от олигоклаз – андезина до лабрадор-битовнита). Крайние члены этого ряда представлены резорбированными ядрами вкрапленников третьего и четвертого типа. Эти минеральные фазы не могли одновременно кристаллизоваться из расплава. Во вкрапленниках плагиоклазов второго и третьего типа прямая и обратная зональность имеет прерывистый характер, с резкими скачками содержания анортитовой составляющей на границе ядра кристалла и внешних зон. Такие резкие изменения в составе зон могут отражать изменение физико-химических условий в очаге в результате взаимодействия магм разного состава [Gill,1981]. Высокое содержание глинозема в краевых частях вкрапленников роговой обманки второй генерации и обратная зональность ортопироксена может свидетельствовать о процессе разогрева расплава.

Сокращение периодов между эксплозивными извержениями, связанных с ростом купола, и возросшая их интенсивность в 2004-2005 гг. свидетельствует об увеличении содержания летучих компонентов в поднимающейся магме и изменении ее физико-химических свойств. Лавы, соответствующие периоду высокой активности, обнаруживают изменения степени кристалличности, присутствие гетерогенных по составу вкрапленников и обилие кристаллических включений с признаками закалки. Это позволяет сделать предположение о том, что высокая эксплозивно-экструзивная активность вулкана в 2004-2005 гг. может быть следствием поступления новой порции более нагретой основной (?) магмы в коровый очаг кислой магмы. Внедрение высокотемпературного расплава и его быстрая кристаллизация могли привести к увеличению содержания летучих компонентов и разогреву очага кислой магмы. Изменение и перераспределение содержания летучих компонентов является наиболее вероятной причиной некоторого покисления лав.



Работа выполнена при поддержке грантов ДВО РАН 05-III-Г-08-022 и 06-III-В-08-369.

Список литературы


Включения в вулканических породах Курило-Камчатской островной дуги. М.: Наука, 1978, 221 с.

Гирина О. А., Сенюков С. Л., Демянчук Ю. В. и др. Извержение вулкана Шивелуч, Камчатка, 10 мая 2004 г. // Взаимосвязь между тектоникой, сейсмичностью, магмообразованием и извержениями вулканов в вулканических дугах: Материалы IV международного совещания по процессам в зонах субдукции Японской, Курило-Камчатской и Алеутской островных дуг. 21-27 августа, Петропавловск-Камчатский, 2004 . С. 15-16.

Горбач Н.В. Первый лавовый поток на экструзивном куполе вулкана Шивелуч, 2004 г. Вулканология и сейсмология, 2006, №2. С. 6-12.

Мелекесцев И. В., Волынец О. Н., Ермаков В. А. и др. Вулкан Шивелуч // Действующие вулканы Камчатки. М.: Наука, 1991, Т.1. С. 84-103.

Нуждаев А. А., Гирина О. А, Мельников Д. В. Некоторые результаты изучения пирокластических отложений извержений 28 февраля и 22 сентября 2005 г. вулкана Молодой Шивелуч наземными и дистанционными методами. Вестник КРАУНЦ. Науки о Земле, 2005, №2, Выпуск № 6. С. 62-66.

Толстых М. Л., Наумов Б. В., Бабанский А. Д., Хубуная С. А., Кононкова Н. Н. Состав расплава и условия кристаллизации андезитов вулкана Шивелуч (Камчатка) по данным изучения расплавов в минералах. // Доклады Академии Наук, 1998, Т.359, №5. С. 676-679.

Федотов С. А., Двигало В. Н., Жаринов Н. А. и др. Эруптивный цикл вулкана Шивелуч в 2001-2004 гг. // Вулканология и сейсмология, 2004, №6. С. 1-12.

Хубуная С. А., Жаринов Н. А., Муравьев Я. Д. и др. Извержение вулкана Шивелуч в 1993 г. // Вулканология и сейсмология, 1995, №1. С. 3-20.

Gill J. B. Orogenic andesites and plate tectonic: Mineral and rocks // Berlin-Heidelberg: Springer-Verlag, 1981, 390 p.

Helz R. T. Alcali exchange between hornblende and melt: a temperature-sensitive reaction // Amer. Mineral, 1979,V.64. P.953-965

Рис.1. а – положение вулкана Шивелуч; б- вид на вулкан с юга, пунктирная линия разделяет верхнеплейстоценовый стратовулкан Старый Шивелуч и активную сложнопостроенную постройку Молодого Шивелуча.
Рис.2. а –первый лавовый поток в юго-восточной части экструзивного купола, 28 июля 2004 г., фото М.Е.Зеленского ; б – новый экструзивный блок , 30 июня 2005 г., пунктирная линия ограничивает старую часть купола (справа), фото автора.
Рис.З. Вариационные диаграммы для пород купола с 1980 г по 2005 г.


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет