Девочки с марсова поля грустная комедия в двух действиях. Действующие лица марина ивановна



жүктеу 0.57 Mb.
бет1/4
Дата15.07.2016
өлшемі0.57 Mb.
  1   2   3   4




ДЕВОЧКИ С МАРСОВА ПОЛЯ

Грустная комедия в двух действиях.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
МАРИНА ИВАНОВНА, балерина

ФАИНА, ее поклонница, искусствовед

САША, ее сын

ТАМАРА, старая актриса, подруга Марины

ВАЛЕРА, приятель Марины, известный художник

ЛЁЛЯ, одноклассница Марины

ВОВА, молодой артист балета

ТРАТАТУСЯ, мать Марины Ивановны
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Мастерская художника в мансарде старого дома. Огромное окно почти от самого пола. Справа дверь, которая ведет в прихожую, слева вход в кухню. Стены мастерской увешаны картинами и фотографиями, только сейчас они почему-то прикрыты газетами. Можно подумать, что в мастерской идет ремонт. Посредине изящный столик красного дерева, на котором пустая бутылка и стакан. Рядом со столиком стоят два старинных кресла. Справа широкая тахта, над которой висит натюрморт с изображением черных роз – он единственный не прикрыт. Точно такой натюрморт стоит на мольберте. Угол мастерской завален подрамниками и картонами. К ним прислонено зеркало в человеческий рост.

Рассвет. Окно распахнуто настежь, и виден кусок крыши, освещенный первыми лучами солнца.

Марина Ивановна в шелковом домашнем халате стоит спиной к окну. Сейчас она полностью углублена в себя, ни видит и не слышит ничего вокруг.

МАРИНА. Вы снова были у меня сегодня... Ты стоял возле моей постели и гладил меня по голове, а ты, На­таша, говорила мне что-то. Я растерялась и ничего не поня­ла. Возможно я говорила сама с собой. Привыкла, что всегда кто-то рядом и разучилась молчать. Ушла из дому, а вы пришли следом за мной. Кажется, я научилась вас не бояться... (Вздрагивает от неожиданной мысли, возбужденно.) Девочки! Стойте! Там дракон! Он сожрет вас! Бойтесь дракона! Он проглотит вас, выпьет все соки и выплю­нет! Немногие остаются жемчужинами в его золоченом брюхе… Это злая судьба, бегите, пока не поздно!.. Вас восхищает блеск? Он очень дорогой ценой дается. Вам ка­жется так просто провести эти живые линии? Это в жизни легко, а не на сцене. Вас будут изучать в бинокли и подзорные трубы, вы шагу не ступите просто так, не сделаете ни одного естествен­ного движения. Вы будете кроить и перекраивать себя - только то­гда поверят, что вы –живые. Вам придется лепить себя заново, и никто не простит ошибки. Поверьте! Я прошла этот путь. (После паузы.) Но кто же мог знать? Кто? (Подходит к мольберту.) Тот художник знал. Он подарил мне черные розы...
Картина первая

Прошло несколько часов. Уже день. А Марина кажется так и простояла, застыв, перед мольбертом.

Слышно, как щелк­нул дверной замок. Марина быстро убирает со стола стакан и бутылку. В мастерскую входит Фаина. Это немолодая женщина с невыразительным плоским лицом. Одета она скромно, даже несколько старомодно. Говорит с придыханием. В руках у Фаины продуктовая сумка и огромный букет дорогих цветов.

ФАИНА. С добрым утром, Марина Ивановна.

МАРИНА. Здравствуете, Фаина.

ФАИНА(выкладывает из сумки яблоки). Это вам. Яблоки мытые. (Обращается к Марине, словно к маленькому ребенку.) Вы же у нас пташка божья!

Марина уставилась на нее удивленно.

Я в том смысле, что кроме яблочек есть ничего не хотите.



МАРИНА. Спасибо. А я думала, вы не придете сегодня.

ФАИНА. Вы что-нибудь ели со вчерашнего дня?

МАРИНА. Ела.

ФАИНА. Поверим на слово.

МАРИНА. Зачем вы тратите на меня столько времени? Ваши родные скоро меня проклянут.

ФАИНА. Что вы! И сын и муж от вас без ума. Вы - великая балерина.

МАРИНА. Я их совсем не знаю.

ФАИНА. А я не собираюсь допускать их до вас. К чему? Для них вы просто знаме­нитость. Надо искусство любить, а не суету вокруг него.

МАРИНА. Понятно. Только не надо больше покупать цветы. Не надо. Я вас прошу..

Фаина смотрит на букет, словно видит его впервые. Потом протягивает его Марине Ивановне. Марина принимает букет, опустив глаза, кладет его на столик.

ФАИНА(смущенно). Студентки подарили…

МАРИНА. Мне? (Сообразив.) Вам...

ФАИНА. У меня сегодня день рождения… (Снова сюсюкает.)А вы и забыли. Да, Мариночка? Забыли? А я не обижаюсь. Я всегда для вас была пустое место.

МАРИНА. Как же вам не стыдно!

ФАИНА(с плохо скрытой обидой). Забыли, забыли. Сознайтесь, что забыли. Я не в претензии. Я понимаю, у вас сейчас такая ситуация.

МАРИНА(разводит руками). Забыла… Постойте. Я вас поздравляю!

ФАИНА. Спасибо. Все хорошо. Все просто замечательно.

МАРИНА. Что замечательно? Погодите, что же мне вам подарить?

Марина оглядывает комнату, направляется в угол, где свалены картоны, роется в них. Наталкивается на пустые бутылки – они гремят. Марина смущена.

Господи, я же не у себя дома!..



ФАИНА. Я ничего от вас не жду, вы не подумайте.

МАРИНА(хватает со стола цветы и начинает хохотать). Я подарю вам этот букет! Господи, нелепость какая… Дарю вам ваш букет! Примите, примите! Не вздумайте отказываться! (Хохочет.)

Марина Ивановна пытается вручить Фаине букет, та отказывается взять его. В результате цветы упали и рассыпались по полу.

ФАИНА(восхищенно). Марина Ивановна, вы – гений. Вы живая легенда! В городе сейчас только о вас и говорят. Мне оборвали телефон. (Хватает руку Марины и пытается поцеловать.)

МАРИНА(испуганно отстраняясь). Перестаньте… Никто не должен знать, где я.

ФАИНА(собирает цветы с полу). А я молчу. Меня атакуют, пытают, где вы, с кем, – а я молчу. Могила!

МАРИНА. Вы уж пожалуйста…

ФАИНА. Молчу. Дала понять, что мне известно, чтобы не очень волновались, но никаких подробностей. Кстати, я на завтра договорилась с массажисткой.

МАРИНА. Мне сейчас не нужно.

ФАИНА. Могу отменить.

МАРИНА. Отмените, пожалуйста.

ФАИНА. И еще, не знаю говорить ли…

МАРИНА. Скажите.

ФАИНА. Говорят, у вас новый любовник.

Марина громко смеется и начинает взволнованно ходить по комнате. Фаина ходит следом за ней.

А как же, меня спрашивают – я молчу. Значит, правда. Логика обывателя.



МАРИНА(останавливается). Плевать! Вы только адрес этот никому не давайте.

ФАИНА(замечает газеты на стенах, встревожено). А что это вы свои фотографии газетами завесили?

МАРИНА. Они мешают мне.

ФАИНА. А я бы любовалась на вас с утра до ночи. Вы – гений красоты.

МАРИНА. Так и в газетах в свое время писали.

ФАИНА. Мало писали! О вас должна быть книга. Я честное слово, когда-нибудь напишу! А что? У меня уже собран материал, я знаю о каждом вашем шаге… Ну съешьте же вы яблочко!

МАРИНА. Да-да. Какие еще новости?

ФАИНА. В четверг концерт Патриси Каас. Я все организую. Вы обязательно должны пойти.

МАРИНА. Зачем?

ФАИНА. Ведь она национальное достояние Франции! А вы – наша живая легенда. Вы ведь тоже бывали в Париже? Пройдем к ней за кулисы. Представьте, встреча двух звезд! Я это живо вижу.

МАРИНА(резко). Исключено. Я никуда отсюда не выйду.

ФАИНА(разочаровано). Это был бы лучший для меня подарок.

МАРИНА. Я не пойду. (Берет с кресла сумочку, достает кошелек.) Вы, кстати, потратились на фрукты.

ФАИНА. Не надо. Прошу. Между нами не может быть денежных счетов. Вы мне близкий по духу человек, а о близких так радостно заботиться! Поить, кормить… Хотите я разотру вам ноги?

МАРИНА. Нет, нет, не надо!

ФАИНА. Ну позвольте мне, Позвольте. ( Чуть не силой усаживает Марину Ивановну в кресло.) Какое счастье прикасаться к этим неземным, великим, божественным ногам!..

В это время раздается несколько настойчивых звонков в дверь.

ФАИНА(раздраженно). Да кто же это? Кто там еще?!

МАРИНА. Меня здесь нет. Я вылезу на крышу. (Поспешно выскальзывает на крышу.)
Картина вторая

Фаина уходит открыть дверь. Возвращается она вместе с сыном Марины Ивановны Сашей. Это модно одетый красавец лет 35 со следами разгульного образа жизни на лице. В его манере говорить проглядывает внутренняя неудовлетворенность и плохо скрываемое раздражение.

САШАнимательно осматривает мастерскую). Не дурно… Этот художник умеет устроиться. А где же мать, Фаина?

ФАИНА. Не знаю. Ее здесь не было, когда я пришла.

САША. Не ври. Чего бы ты здесь делала тогда?

ФАИНА. Ищи!

САША(возмущенно). Что она делает?! Поставила всех нас в идиотское положение. Нет, ты представь себе сцену: приехало телевидение, камеры, свет, режиссерша извивается угрем. И где же мать? Исчезла. Сбежала! Операторы ржут, а я стою оплеванный как дурак!

ФАИНА. Это закономерно. Ей плохо дома. Я всегда это знала.

САША(резко). Не придумывай. Дома все нормально. Просто она не может ус­покоиться, ей надо, чтобы за ней бегали! Ей хочется, чтобы город о ней говорил! Ей нужен этот скандал. А мне этот скандал нужен, я тебя спрашиваю?! Это она привыкла купаться в скандалах!

ФАИНА. Не скандал – интрига. Тут две большие разницы. Чуешь? (Шепчет.) Марина в этом не признается, но мне сдается, что она затеяла интригу. Тонкую интригу.

САША(призадумавшись). Да, но в какое положение она ставит при этом меня! У меня в театре только о ней и говорят. Говорят, у нее новый любовник. Какой в ее возрасте к черту любовник? Однако ведет она себя, как дешевая шлюха.

ФАИНА(раздраженно). Я не желаю тебя слушать! Твоя мать – великая женщина.

САША. Это для тебя она великая. Носишься с ней, как с писаной торбой.

ФАИНА. Можешь не продолжать. Я уже слышала, что я ненормальная, что у меня комплекс неполноценности. И вообще, уходи. (Пытается вытолкать Сашу.) Тебе здесь делать нечего. Все. Пока.

САША(шутливо отбивается). Но-но, полегче! Хорошо еще не знают, что она в этой мастерской. Об их похождениях уже столько говорили.

ФАИНА. Пустые сплетни, можешь поверить. Я этот вопрос детально изучила.

САША. Свечку им держала, что ли? Во, дура!

ФАИНА. Не хами. Я все-таки старше тебя.

САША(издевательски). И что с того? Ты поклонница - вечная девочка!

ФАИНА. Вот мерзавец! Да, я преклоняюсь перед талантом твоей ма­тери! Кто теперь умеет ценить настоящее искусство? Поклонники ушли... Раньше ее носили бы на руках! В прошлом веке молодые люди впрягались в упряжку своего кумира вместо лоша­дей и везли его домой после спектакля. Они бы разнесли ее одежду по частям, дрались бы из-за стоптанной балетной туфельки!

САША. Тебе повезло, что это было в прошлом. Конкурентов меньше. Кстати, сколько ее туфелек хранится у тебя в шкафу?

ФАИНА(зло). Тебя не касается!

САША(дразнится). Вечная девочка, вечная девочка!

ФАИНА. И что с того? Мое положение достаточно прочное. Не забывай, я канди­дат искусствоведения.

САША. Пойми, все эти сплетни надоели! Я с детства набил оскомину на этом. Ты не обижайся на меня, Фаина. На самом деле я тебя понимаю. Не думай, я не забыл, как ты со мною в детстве нянчилась. И ты всегда дарила мне самые лучшие игрушки. (Расчувствовался и гладит Фаину по руке.) Что мне мать? Тебя я лучше понимаю, чем ее... (Другим тоном.) Чего она сбежала из дому, скажи? Ей с киностудии звонят. В кои то веки предложение, а она!.. Могла бы заработать. Идиотка.

ФАИНА(прижимает палец к губам). Тсс! (Показывает на зеркало.) Сама меня попросила привезти. Я же говорю – интрига. Что-то она готовит. Только не признавайся матери, что я ее выдала. Скажи, сам догадался.

САША. Так она все-таки здесь?

ФАИНА(кричит, подойдя к окну). Эй, вылезайте! Тут ваш сын пришел и мне с ним не справиться!

МАРИНА(выглядывает из окна). Здравствуй, Сашенька! Как ты

узнал про мастерскую?



САША. Догадался… Прячешься от меня на крыше?

Марина спрыгивает с подоконника и со смехом бежит по комнате. Опять ты, мать, придуриваешься!

МАРИНА(виновато). Я и не думала прятаться! Вылезла погреть ноги на солнышке.

САША. Так я и поверил!

МАРИНА. Хочешь вместе позавтракаем? Столько продук­тов, а я ничего не ем.

ФАИНА. Уговори Мариночку поесть!

САША. Сыт по горло! И некогда мне. (Обращает внимание на газеты, которые закрывают стены). Зачем стены завешаны?

МАРИНА. Там фотографии. Я их прикрыла, пока тут живу.

САША(снимает газеты, под которыми оказываются театральные фотографии Марины). Твои фотографии… Неужели он так тебя любит, твой художник? Город говорит, ты вернулась к старому любовнику!

МАРИНА. В этом городе все всё знают.

САША. Сама этого добиваешься.

МАРИНА. Можешь считать так. (Показывает на одну из фотографий. На ней маленький Саша запечатлен рядом с Мариной.) Смотри,

какой ты хорошенький был в детстве! Здесь тебе лет шесть. Весна

шестьдесят восьмого.

ФАИНА(поправляет). Апрель семьдесят первого.

МАРИНА. Неужели вы помните?

ФАИНА(гордо). Вашу биографию я знаю наизусть. Мы тогда еще не

были знакомы. Это после «Лебединого». Могу программку принести.



САША. Зачем?

ФАИНА. Если вам это интересно...

САША(иронично). Все что касается ее, ей интересно.

МАРИНА. Кстати, Валера никогда не был моим любовником.

САША. Какая разница? И без него себя достаточно опозорила.

МАРИНА. Он писал мой портрет. Мы были, как сумасшедшие. Я танце­вала с этой мастерской…

ФАИНА(предвкушая удовольствие от рассказа). Расскажите, как вы с ним познако­мились!

Марина Ивановна колеблется. Эту историю все слышали уже не раз. И все же соблазн рассказать ее снова берет верх. Как и всегда во время рассказа она погружается в отрешенное состояние, похожее на транс, уходит в себя, не видит и не слышит ничего вокруг.

САША(насмешливо). Послушаем, как токует глухарь.

ФАИНА. Сволочь!..

МАРИНА(блаженно улыбаясь). Он подошел ко мне после спектакля и сказал, что хочет написать мой портрет. Оставил бумажку с адресам. Он смотрел на меня таки­ми странными глазами!». Я подумала: «Нет... Он совсем другого хочет…» И отказала ему.

ФАИНА(подыгрывая Марине). А потом?

МАРИНА. Потом я целую неделю не занималась из-за травмы, было свободное время, и под руку попалась бумажка с адресом мастерской. Мне стало интересно, как он будет себя вести. Я вспомнила его влюбленные глаза! Валера был тогда еще никто – даже не член союза.

САША. И ты пошла.

МАРИНА. Пошла. Он мне с порога сказал, что я удивительно краси­вая, что он такой красоты в жизни не видал. Он сказал, что у меня породистые, редкой красоты ноги, что мне надо орден дать за эти ноги! И в самом деле я позже получила приз.

ФАИНА. В семьдесят четвертом.

МАРИНА. Я стала приходить позировать. Он даже собирался мне платить за это...

ФАИНА(с фальшивым ужасом). Господи!..

МАРИНА. Валера тогда еще был нищий и невольно думал, что я нуждаюсь тоже. А у меня в те годы столько денег было!.. Подкидывала ему какую-нибудь жратву - то курицу, то колбасы кусок... Валера специально расчистил мастерскую, чтобы я могла танцевать. Работал он, как одержимый, по тридцать набросков за один сеанс. Тогда он и написал мой портрет, те­перь знаменитый…

САША. Что за портрет? Тот, где ты нагишом?

ФАИНА(возмущенно). Вот тоже слово нашел. Нагишом!

САША. Уж как есть.

ФАИНА. Ню. Это называется «ню». Портрет ню.

САША(дразнится). Ню-ю-ю!..

ФАИНА. Мог бы знать. Все же театральный закончил.

САША. О чем весьма и весьма сожалею.

МАРИНА(выйдя из транса). А жаль, что Валера не был моим любовником, слухи-то все равно пошли...

ФАИНА(блаженно). Я так переживала тогда за вас!

МАРИНА. А тебе нравятся его работы, Саша?

САША. Я такого не люблю. Раньше он писал реалистичнее. (Указывает на мольберт.) Где он видел такие розы?

МАРИНА. Это фантазия.

САША. И почему они в двух экземплярах?

МАРИНА. Не знаю.

ФАИНА. Между прочем у него опять выставка.

САША. Я уже видел афишу. С тем самым портретом «ню-ю-ю».

ФАИНА(обалдело). Не может быть! С тем самым? Где Мариночка нагишом стоит? Где ты видел? Сашка, достань мне такую афишу! Марина Ивановна, выпросите у своего Валеры мне в подарок!

САША(язвительно). Зарабатывает твоим телом. Мог бы с тобой поделиться. Приз-то за ноги взяла ты, а не он.

ФАИНА. Какой ты бываешь мерзкий, Сашка!

САША. Отстань! (Марине). У меня, собственно, к тебе дело, мать.

МАРИНА(вздрагивает). Деньги опять нужны?

САША. Да.

ФАИНА. Пойду зажарю вам яичницу…

САША. Постой.

ФАИНА. Я думала у вас свои дела…

САША. Фаина, будешь мне свидетелем. Ты помнишь, мне предложили место в баре? И что сказала мать? (Передразнивает Марину.) «Сашенька, не оставляй свой театр».

МАРИНА. Я бы и сейчас так сказала.

САША. То бишь продолжай гноить себя за три копейки. Фаина, разговор был при тебе. Она сказала: «Не думай о деньгах, я буду помогать.» А у меня жена с ребенком на руках.

МАРИНА. К чему такой спектакль? Я не отказываюсь от своих слов.

САША. Она сказала: «Я буду зарабатывать, снимусь в кино, уроки дам…»

МАРИНА(обрывает его). Сколько?

САША. Хотя бы двести баксов.

МАРИНА. Сашенька, откуда у меня сейчас такие деньги?

САША. Ты меня спрашиваешь? Я не знаю. Ты попроси у Фаины.

ФАИНА(возмущенно). Ну знаете ли, я тоже с миллионерами не сплю!

САША. Ты студентам зачеты ставишь за деньги, а это будет покруче.

ФАИНА. Ложь! Вы слышали? Вы слышали, что он сказал? Мерзавец!

МАРИНА. Мне очень жаль, Фаина, но я действительно обещала…

ФАИНА. Ну знаете, вы для него в лепешку готовы!..

МАРИНА(берет Фаину за руку). Я вам обязательно отдам.

ФАИНА(через силу) Пускай звонит мне вечером.

МАРИНА. Я вам так благодарна.

ФАИНА. Я ничего не могу обещать! Пускай звонит вечером!

САША(хлопнув Фаину по спине). Дашь, никуда не денешься.

ФАИНА. И вообще мне на работу надо бежать. У меня в два лекция.

САША. Ну и беги с ветерком по холодку.

ФАИНА. Хам!

МАРИНА. Будет вам.

ФАИНА(Саше). Мог бы меня с рождением поздравить, между прочим.

САША. Обойдешься. Пардон, конечно поздравляю! Желаю счастья в личной жизни и успехов в труде.

ФАИНА. Я пошла. Сегодня больше не приду. Отмечаю рожденье в кругу семьи! А завтра ждите меня с тортом. Пока.

Фаина целует Марину Ивановну в щеку и уходит. Проходя мимо Саши строит ему зверскую рожу.
Картина третья

Оставшись вдвоем с Сашей, Марина долго не знает, что сказать. Она ходит по мастерской. Саша следит за ней насмешливым взглядом.
МАРИНА. Ты голодный? Давай я сама зажарю яичницу.

САША. Ха! Ты разве умеешь?

МАРИНА. Хочешь сказать, что я никчемная хозяйка? Пожалуй, ты прав… Я была плохая мать, да? Что ж, буду исправляться. Позволь, я позабочусь о тебе. Мы так давно не оставались вдвоем, Сашенька.

САША. "Чайка" - второй акт!

МАРИНА. Ты хочешь сказать, что я похожа на старую актри­су Аркадину? Разве это так?

САША. С каких пор ты перестала понимать шутки, мать!

МАРИНА. По части яичницы Фаина, разумеется, даст мне фору… Но она такая душная… Как ей сказать, чтобы она не бегала сюда каждый день?

САША. Так и скажи. Зачем ты ей ключ дала? Гнала бы взашей, если она тебе мешает.

МАРИНА. Я так не умею, Саша. Я не умею прогонять людей. Фаина моя тень, а разве можно прогнать собственную тень даже на неделю?

САША. Вы обе ненормальные.

МАРИНА(мягко). Фаина страстно любит танец, она сама мечтала танцевать.

САША. Могу представить эту корову на пуантах. Сон на цыпочках!

МАРИНА. Нет, что ты! Она не танцевала никогда. Даже не пыталась. Я танцевала за нее. Я за всех танцевала, кому была нужна!

САША. Как ты красивенько подать умеешь. Это талант! Прекрасная заготовка для «инвертю», бишь интервью.

МАРИНА. Нет, нет. Позволь мне думать, как я думаю. Не прогоняй Фаину пусть уж она будет со мной.

САША. Пусть будет. Пусть оглаживает твои несравненные ноги. На этот счет, кстати, тоже злословят.

МАРИНА. На всяк роток не накинешь платок…

САША. Да уж конечно. Тем более, что у тебя ничего больше не осталось.

МАРИНА(вздрагивает). Вся моя жизнь со мной осталась! Я много танцевала и клас­сику и модерн... Работала. Все мои роли остались со мной. Мои трагические роли…

САША(перебивает). Смотрю, ты действительно решила дать мне интервью. Тогда позволь задать тебе вопрос: что же случилось на этот раз? Чего ты сбежала? Фаина считает, что ты затеяла очередную интригу.

МАРИНА(взрывается). Неправда! Что эта дура может знать?!

САША. Так что же?

МАРИНА. Мне страшно, страшно дома. Стены давят…

Саша идет в угол, где свалены картоны и ударяет ногой по ним. Раздается звук пустых бутылок.

САША(иронично). А здесь, значит, не страшно!

МАРИНА. Саша, пойми, иногда нужно отрешиться от всего, в том числе и от материальных проблем!

САША. Но-но! Пожалуйста, не путай одного с другим. Тебя разыскивает тетка с киностудии. Что, привезти ее сюда?

МАРИНА. Ни в коем случае! Я не в состоянии сейчас сниматься.

САША. Это почему? Сама все время твердила, что ты никому теперь не нужна, и вот теперь когда представляется случай заработать...
  1   2   3   4


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет