Грете Хойслер – я люблю, … Бруно Грёнинг: „Кто любит Бога, любит человека.“ Бруно Грёнинг



бет2/4
Дата18.07.2016
өлшемі0.62 Mb.
1   2   3   4

Биография


Я, Бруно Грёнинг, проживающий в Плохингене на Неккаре в Штумпенхофе по ул. Дорнендрегер 117, родился 31.05.1906 года в Данциг-Олива четвертым ребенком в семье, где было семеро детей. Мой отец, Август Грёнинг, был бригадиром штукатуров. Мать звали Маргаретой. Мои родители умерли: мать - в 1939 году, отец - в 1949. В годы моего детства и юношества, которые я провел в родительском доме, я все больше и больше замечал удивительные способности, которые были заложены во мне. Они оказывали успокаивающее и исцеляющее воздействие на людей и животных.

Уже в годы моего детства люди, находившиеся вблизи от меня, становились здоровыми, а взрослые и дети в минуты возбуждения или ссоры успокаивались от нескольких моих слов. Еще ребенком я смог установить, что животные, которых считали дикими и злыми, по отношению ко мне были спокойными и добрыми. Поэтому отношения между мной и моими родителями были странными и натянутыми. Я рано стремился к полной самостоятельности, чтобы уйти из окружения непонимания моей семьи. Я ходил в среднюю школу. После ее окончания я поступил в торговый техникум, где учился два с половиной года. По просьбе моего отца мне пришлось бросить свою учебу, так как он хотел, чтобы я выучился профессии строителя. Отец мой хотел, чтобы я стал строителем. Я последовал желанию отца и учился на плотника. Сдавать выпускные экзамены мне не пришлось, так как в те времена в Данциге была большая безработица.


По этой причине мне пришлось оставить учебу за три месяца до ее окончания без сдачи выпускных экзаменов, потому что фирма, где я работал и проходил практику, должна была закрыться из-за малого количества заказов.
Семья, работа, плен и возвращение на родину

Бруно Грёнинг пишет в своей биографии: „В 1925 году мне удалось создать строительный и деревообрабатывающий цех, и я стал самостоятельным. Через два года я это дело оставил и стал работать на фабрике рабочим до 1943 года. Я работал на шоколадной фабрике, затем 9 месяцев на почте Данцига телеграфистом, а затем на фирме Сименс и Галске электриком с током низкого напряжения. Большинство работ здесь я выполнял самостоятельно.

Все эти работы я выполнял с большим интересом, и особенно мне хотелось поработать во всех сферах там, где я мог изучать человеческие знания и умения во всех жизненных ситуациях и в разных социальных слоях. Я узнал, как живут эти люди. Я искал контакты не только с беднейшими из бедных, но и богатейшими из богатых, чтобы узнать их образ жизни. Личная жизнь, как это принято понимать: посещение кинотеатров, ресторанов и кафе, игра в карты и т. д., все это меня не интересовало.

В возрасте 21 года я женился на Гертруде Конн из Данцига. От этого брака родилось двое детей, которые впоследствии умерли.

Очень рано у меня появились особые способности воздействовать успокаивающе и исцеляюще на людей и животных. Такие способности имели некоторые люди испокон веков. Это воздействие на предрасположенных к этому людей было таким сильным, что нарушения в психике и в теле, которые другим методам лечения уже не поддавались, излечивались или существенно улучшались.

В 1943 году в возрасте 37 лет я был призван в армию. Мое мировоззрение приводило к конфликтам. Так, к примеру, на основании моего высказывания: „Пошлете вы меня на фронт или нет, я не буду стрелять ни в одного человека", - мне пригрозили военным трибуналом. В конце концов я все же попал на фронт.

В 1944 году осколком гранаты я был ранен в верхнее бедро правой ноги. Из-за этого я попал в военный лазарет и потом недолеченным был опять послан в бой против русских на немецкой земле.

В марте 1945 года я попал в русский плен. В декабре 1945 года я был отпущен из плена и отправлен в Западную Германию. В русских лагерях для военнопленных я любым способом заступался за товарищей. За это меня 3 раза забирали в русскую комендатуру на допросы. Один раз мне даже пригрозили расстрелом. Я также требовал, чтобы с нашими немецкими военнопленными обращались хотя бы как со скотом, так как обращение в те времена с немецкими военнопленными было хуже, чем с животными.

И здесь мне вновь представилась возможность оказывать помощь больным друзьям, находившимся в безнадежном состоянии, и приносить им облегчение. После моего освобождения из лагеря военнопленных в 1945 году я снял себе квартиру в городе Дилленбург и привез свою жену, которая как беженка жила в Шлезвиге. Чтобы заработать на жизнь, я брался за любую работу, которую мне предлагали в послевоенное время. В Западной Германии совместно с беженцами из Судетенгау я организовал предприятие, оказывающее помощь всем бедствующим. Я также был в комиссии по распределению жилплощади, так как чувствовал себя обязанным опять помогать людям.“ Герфорд, 1949 год

Бруно Грёнинг пишет об этом времени в своей автобиографии:

„В марте 1949 года через одну знакомую мне женщину я был рекомендован семье Хюльсманн, проживающей в городе Герфорде. Я должен был помочь их сыну, и это свершилось. Господин Хюльсманн предал это очень широкой огласке и поэтому в доме и вокруг дома собралась большая толпа народа, где происходило много исцелений и даже спонтанные.

Поначалу я разыскал учереждения здравоохранения с целью получить разрешение на совместную работу с врачами. Я хотел с самого начала избежать все неприятности. Чиновники отклонили это. Напротив, мне было выдано письменное распоряжение о запрете на исцеление людей. Ищущие исцеления, которые собрались вокруг дома Хюльсманна, устроили во время моего отсутствия демонстрацию и атаковали Ратушу. Бургомистр города был вынужден вызвать меня и дать мне хотя бы пять дней для исцеления собравшихся людей.

Я также предпринимал поездки в Гамбург, Шлезвиг и т. д. к врачам, которые приглашали меня, чтобы по случаю этих моих приездов помочь больным людям. В Гамбурге дошло до того, что я получил запрет на выступление перед людьми от главного бургомистра города лишь потому, что жители Гамбурга подготовили для меня все для выступления перед тысячами ищущих помощи и исцеления.“ Доктор философии Кауль в 1949 году был в Герфорде одним из присутствовавших здесь корреспондентов, которые с теплотой следили за происходящим, и мы приводим ниже отрывок из его брошюры „Чудо из Герфорда".

„Все беды человечества затронули меня!“

Тысячами приходят больные и слабые в маленький вестфальский городок, который в своих каменных стенах прячет чудодейственного доктора. На автобусах, грузовиках, на своих машинах, на электричке и пешком, на лошадях и велосипедах, на инвалидных колясках и в машинах „скорой помощи" днем и ночью прибывает масса людей в Герфорд на площадь Вильгельмплатц, где возвышается протестантская церковь, к дому номер семь, в котором Бруно Грёнинг нашел кров у родителей одного ребенка, которого он исцелил. Беды людей, которых мы здесь видели, потрясающи и безграничны. В окрестных палисадниках и скверах сидят больные, стоят шезлонги, носилки. Дни и ночи ждут пришедшие люди помощи и исцеления.

В ночь на 17 июня 1949 года полиция хотела разместить на ночлег 50 матерей с их маленькими детьми в бараках, но никакие уговоры не сдвинули людей с места. Даже начавшийся дождь не испугал людей: все стояли и ждали и никто не ушел. Со всех концов Германии собрались они здесь: безнадежные и утомленные, подростки и старики, женщины и девушки, дети, представители всех сословий и социальных групп, американцы, англичане, бельгийцы, швейцарцы, шведы, югославы, поляки и даже цыгане, которые после исцеления одного немого цыганского ребенка находились здесь в толпе. Хромые, слепые, глухие -объединенное общество страдающих и беспомощных. Все они - бедные люди, независимо от того, сидят ли они в шикарных автомобилях или с усилием передвигаются на своих костылях, надеющиеся и потерявшие надежду, уставшие и разочарованные, они имеют только одно желание: найти исцеление! Они не спрашивают, что здесь происходит, разрешено ли это официальными властями, министерством или нет, наука за или против этого, и кто тот, который должен их исцелить. Спаситель он или книжник? Они хотят быть исцеленными от страданий, быть снова полноценными, радостными и здоровыми людьми.

Между этими человеческими бедами и возникшими спорами о Бруно Грёнинге возникла пропасть человеческого непонимания. Появляются скептики, любители сенсаций, конкуренты, завистники, сплетники, зазнавшиеся и высокомерные. Все они верят в то, что именно они должны высказать свое мнение, чтобы защитить право и закон, сохранить общественный порядок и безопасность. Но при виде этих страданий и потрясающей откровенности этой картины они все молчали, смотрели и безмолвно отворачивались. Если неожиданно поднимается и идет неуверенным шагом человек, который в течение 20 лет лежал парализованным в коляске, был живым трупом, тогда происходит что-то неслыханное, что находится по другую сторону бытия. Для него и для нас свершилось чудо, которое невозможно понять, даже если кто-то проявит очень много смекалки, ссылаясь на то, что никто еще не привел точных научных доказательств того, что Грёнинг излечил не мнимые, а настоящие болезни. Была ли 70-летняя госпожа Климпгофе из Энигерлога, проживающая по улице Остенфельд 123, которая в течение 7 лет была парализована, настоящей больной или мнимой, пусть это решают врачи, которые до сих пор лечили ее безуспешно.

Реальностью является то, что эта пожилая женщина 16 июля 1949 года в 2 часа дня самостоятельно, без чужой помощи поднялась со своего стула и после семи лет тяжелой болезни свободно начала двигать руками. Этому я являюсь свидетелем. Для меня это является одним из „чудес", которые находятся по ту сторону узких познаний человеского разума, и в которые мы не можем проникнуть при помощи расчетов.

Люди, которым была оказана помощь, от всего сердца были благодарны своему исцелителю. Сообщения об исцелениях, письма благодарности этого времени, являются потрясающими документами человеческого страдания, а затем счастья и благодарности. Доктор Каул представил нам живую картину ищущих помощи в Херфорде в 1949 году.

Так, успехи об исцелениях тех времен в Герфорде являются огромным свидетельством веры людей. Следующее сообщение об исцелении получил Бруно Грёнинг от одного мужчины, супругу которого он исцелил от недугов.

(перевод О. Иоханнес) Леопольд Штефан, директор фабрики, пенсионер, Бад Зальцуфлен и.Л. Унтере Мюленштрасе 16 .07.1949 год.

Сообщение об исцелении.

Многоуважаемый господин Грёнинг!

Я считаю себя обязанным выразить глубокую благодарность Вам, дорогой Господин Грёнинг. Искренне, от чистого сердца благодарю Вас за излечение моей жены Гильды Штефан из Бад Зальцуфлен, Унтере Мюлен-штрассе 16!

Согласно представленным заключениям врачей, выданным в 1942 году, у нее были „неврологические жалобы при артрозе, деформации позвоночника, общее нарушение кровообращения, ревматизм мышц, одышка вследствие сердечного заболевания".

Моя жена, так же, как и моя дочь Луитгард (рожд. 01.05.1930 г. в Кемнице, Судетенланд), находилась на протяжении многих лет до 1945 года на лечении у профессора доктора Макса Гохрайна, который был директором клиники университета в Лейпциге. В это время они получали облегчение, но не излечение.

Многие годы меня преследовали нацисты за мои христианские мировоззрения и при первой же возможности арестовали меня и осудили специальным судом на 14 месяцев тюремного заключения. Заботы и хлопоты о моей судьбе, бесчеловечность изгнания с Родины, экспроприация, а также бесчеловечные сопутствующие этому явления, а теперь еще и долголетняя безработица и незаслуженная бедность сильно ухудшили состояние моей жены и особенно моей дочери.

В этой связи заслуживает крайне редкий, но достойный упоминания и признания случай с местным врачом -специалистом по нервным заболеваниям доктором Шпернау, который также преследовался нацистским режимом. Он, принимая во внимание все обстоятельства нашего бедственного положения, лечил их бесплатно. С весны 1945 года он лечил и меня (паралич руки и слабость в теле), и я могу сказать, что ему также удавалось только облегчить страдания и недуги, но не излечить.

С полным доверием в Вашу силу, которую вложил в Вас Господь Бог, стояли мы, как и множество других людей, в Герфорде в саду возле дома номер 7 на Вильгельмплатц и просили исцеления у Вас. Это было после обеда 01.06.1949 года. Наше разочарование и горечь были безграничны, когда мы узнали о выходе распоряжения чиновников, которое запрещало Вам исцелять неизлечимых больных и больных, страдающих долгие годы. Для нас было это непонятным и не по-христиански.

Но то, что вера в Бога передвигает горы, доказывает то, что моя жена, с которой Вы никогда не виделись и не разговаривали, излечена, полностью излечена. Уже в то время, когда моя жена стояла в толпе, у нее распухли кисти, а пальцы свело судорогой. У нее появились сильные боли в затылке. Тотчас после возвращения домой из Герфорда моя жена, а также и моя дочь, которая в этот момент ощущала сильное жжение в глазах и во всей области глаз, были вынуждены лечь в постель (боли во всем теле, очень сильная усталость).

В ночь с 1 на 2 июня 1949 года моя жена почти не спала, в то время как моя дочь, которая на протяжении многих лет страдала бессонницей, провела одну из самых спокойных ночей. Моя жена не находила себе места от болей, она не знала , куда и как положить свою голову, ноги и руки. Имеющиеся на протяжении многих лет давление и тяжесть в затылке ближе к задней части головы, тяжесть в обоих плечах и в левом бедре исчезли у моей жены уже в саду у дома на площади Вильгельмплатц 7 в тот момент, когда Вы говорили, обращаясь к большому количеству больных.

Утром второго июня полностью исчезли оставшиеся боли в названных выше местах. Уже 02.06.1949 г. в течение всего дня моя жена не имела никаких жалоб и болей, правда, в ночь со второго на третье июня появились терпимые боли, при которых она уже могла немного спать. С пятницы, третьего июня, моя жена полностью освободилась от болей и недугов, она была полностью излечена и совершенно здорова. Также полностью исчезла одышка. Моя жена может теперь делать то, что она в течение многих лет не могла делать: она может глубоко, без труда дышать, может даже носить тяжести и подниматься по лестнице.


Болезни моей дочери согласно имеющимся заключениям врачей: гормональная недостаточность, судороги, при которых помимо нервных нарушений отрицательную роль играет дисгармония желез, связанная с развитием, нервное подергивание ресниц, время от времени появляющееся заикание при разговоре. В последнем свидетельстве местного врача -специалиста по нервным заболеваниям было очень серьезно засвидетельствовано, что после того, как наш ребенок 3 раза побывал рядом с Вами, его состояние значительно улучшилось. Улучшилось так, что мы, родители, можем спокойно жить после долгих лет неспокойной жизни и не бояться, что наш ребенок, упав и разбившись до крови, вновь будет доставлен домой на „скорой помощи“.

Никто: ни один человек или учреждение, ни один так называемый запрет - не смогут нам запретить верить в Вашу лечащую силу, которой Вас наградил Господь Бог, и искать близость с Вами. И полные веры в милость, которой Вас наградил Господь Бог, мы просим Вас вернуть нашему ребенку здоровье. И мы твердо убеждены, что Вам удастся с Божьей помощью то, чего не удалось врачам при их большом желании и с помошью химических медикаментов на протяжении 9 лет. Эти годы были для нас, родителей, полны забот и хлопот.

Мы еще раз говорим Вам, многоуважаемый господин Грёнинг, большое спасибо. Пусть Всемогущий дает Вам силы, укрепляет Вас в Вашей борьбе, полной страданий, против зла и сохранит Вас надолго для страдающих людей! Мы вспоминаем Вас в наших молитвах. С сердечными пожеланиями и глубокой благодарностью к Вам Ваши благодарные ... (подписи) Леопольд Штефан, Гильда Штефан, Луитгард Штефан.
БРУНО ГРЁНИНГ помогает страдающему человечеству

„Кто имел великое счастье снова вернуть свое

здоровье через меня, пусть всегда благодарит Бога

от всего сердца. Я - только Его инструмент и слуга.“ Какое значение имеют события 25-летней



давности в Герфорде для друзей Бруно

Грёнинга сегодня ?

Герфорд должен стать сейчас для нас тем, что является для человека самым святым. Здесь Бог проявил себя перед людьми, чтобы показать им, как велик Он и чего Он хочет.

Он хочет дать людям возможность уже сейчас, в нашей земной жизни, вновь найти дорогу к Нему. И это свершилось благодаря Бруно Грёнингу. Через Бруно Грёнинга мы можем узнать желание нашего небесного Отца, в соответствии с которым человек должен быть добрым, красивым и здоровым.

Это событие произошло в Герфорде для того, чтобы люди, обреченные на нужду, беду и болезненные муки, смогли найти спасение от зла и недугов. Это происходило открыто, на глазах всех людей разыгрывались библейские сцены, и весь мир, затаив на мгновение свое дыхание, прислушивался к ним.

Мы, друзья Бруно Грёнинга, осознаем свой долг в том, чтобы преподнести людям нашего времени важность события в Герфорде так, чтоб они смогли испытать это точно так же, как в свое время это испытали и мы.

Человечество будет всегда называть это событие чудом, так как оно не может пока понять то, что нам объяснял Бруно Грёнинг: „Это не чудо, это вновь восстанавливается в человеке порядок Божий.“ Это событие вечно для того человека, который не собьется с Божественного пути, открытого для нас Бруно Грёнингом.

Это событие Божественное: человек получил сегодня возможность отказаться от пути страданий, перейти на путь Божий и двигаться по этому пути только вперед. Спустя 25 лет у нас появилась потребность с теплотой в сердце вспоминать о том времени и за это мы очень благодарны нашему Творцу и его слуге Бруно Грёнингу.

Мы познали свет, который пришел в наш мир благодаря этому событию. И мы приходим в ужас от мысли, что темные силы на Земле были уверены в своей власти и хотели подавить это. Сегодня мы знаем то, что Бруно Грёнинг знал уже тогда: „Этого нельзя запретить. Что бы ни случилось, это будет свершаться, несмотря ни на что ...“

Мы убеждены, что в будущем уже нельзя будет больше приостановить это пламя любви к ближнему из Герфорда. Эта любовь станет обязанностью и само собой разумеющимся, эти 25 лет уже доказали нам это. Как любить ближнего, - это показал нам Бруно Грёнинг на своем примере как слуга Божий. Он предложил и нам предоставить себя в распоряжение орудием Божьим для того, чтобы мы не утешали наших страдающих ближних пустыми словами, а могли быть сейчас на самом деле, активными посредниками в оказании помощи. Это и является для нас завещанием из Герфорда.
Что узнали люди от Бруно Гренинга в Герфорде?

„Доверяй и верь, Божья сила помогает и исцеляет.“ „Самый великий врач - это наш Бог.“

„Чем больше страдание, тем дольше выздоровление.“

„Хорошее в человеке должно вытеснять плохое.“

„По свом делам человек будет взвешен, и если он

не окажется слишком легким, тогда ему остается

надежда на спасение.“

„Откиньте от себя свое страдание!“

„Тебе помогло потому, что ты верил.“

„Я не подчиняюсь человеческим законам. Я совершал дела, о которых вы говорите как о чуде, но это не чудеса, это само собой разумеющееся.“

„Человек не может совершать чудеса, а также

совершать что-то подобное тому, что вы здесь

сейчас видите.“

„То, что я должен помочь всем людям, неверно. Я знаю, что десяти из ста я помочь не смогу. Кто насмехается над Господом Богом, тому помочь невозможно.“

„Люди любой национальности, расы и религии

достойны помощи.“

„Мы все - дети Божьи и имеем только одного Отца и это - Бог. Только Он один может нам помочь в нужде и в беде.“

„Все будет происходить по Его воле и тогда, когда

меня уже среди вас не будет.“

„Я хочу отдать все, что имею, и даже свою жизнь.“ „Если я и остался беден, все равно я - самый счастливый человек на Земле, так как я могу помогать.“

„Одного я не хочу: - благодарности. Благодарите

вашего Господа Бога, если это происходит, то это -

Его милость.“ „Моя жизнь принадлежит всем людям, и поэтому драгоценна каждая минута и каждая секунда.“

„Меньше слов и больше дела.“ Бруно Гренинг и медицинская наука в Геидельберге.

Давайте послушаем самого Бруно Грёнинга! „Об эксперименте в Геидельберге в 1949 году -короткое сообщение, в котором перечислено только самое важное.“

В июне 1949 года я получил со стороны государства необоснованный письменный запрет на исцеления. Это было необоснованно, потому, что исцеляю не я , а исцеляет „Оно“. Мои разъяснения, с которыми я выступал перед собравшимися людьми, ищущими помощи, имели такую огромную проникающую силу, что у многих присутствующих, объявленных врачами неизлечимыми, наступали исцеления. Об этом многие узнали, в том числе узнал , прочитав заметку в журнале „Ревю", и профессор Ф., который в то время жил в Марбурге. Он был так потрясен, что разыскал излеченных и установил, что исцеления были на самом деле. Таким образом, интерес все возрастал, и было так, что сбор сведений устраивали прямо на месте, и они тоже подтверждали успех. Я сам был в то время не в Герфорде, а в северной части Германии. Профессор Ф. сделал в Герфорде все возможное, чтобы я получил от него известие, и я тут же захотел поехать в Герфорд, так как некий профессор Ф. и другие господа ждали меня с большим интересом, и которые якобы имели намерение открыть путь для моих действий.

Я приехал по их приглашению. В Герфорде я побеседовал с профессором Ф., который пообещал мне со своей стороны и со стороны профессора В. любую поддержку в совместной работе в его клинике в Герфорде. Они хотели не только сделать все для того, чтобы освободить мне путь, но и группа врачей необычайно заинтересовалась мной и моими действиями, и по этой причине они хотели бы постоянно сотрудничать. Господа были так сильно заинтересованы потому, что, как они подчеркнули, на 100% были уверены в моем успехе и прежде всего потому, что моя деятельность должна была пойти на пользу всему человечеству. Было решено, что я в течение 10 дней должен был находиться в распоряжении выше указанных лиц в гейдельбергской клинике. Это нужно было для того, чтобы суметь доказать всей группе врачей, что исцеление через личность Грёнинга можно проверить с точки зрения медицины и рекомендовать это от имени врачей.

Через несколько дней я узнал, что журнал „Ревю“ хочет все это профинансировать. Незадолго до этого эксперимента мне была предоставлена возможность пожить несколько дней в деревянном домике недалеко от города Франкфурта-на-Майне. Мне была предоставлена эта возможность для того, чтобы я смог внутренне собраться и настроиться на предстоящее мне задание.

В то же самое время в журнале „Ревю" сообщалось: „Бруно Грёнинг у врачей гейдельбергской клиники университета ...“ Мы согласовали с доктором В., что эксперименты должны начаться 27 июля 1949 года. Пациенты должны быть выбраны из числа тех больных, которые обратились к Грёнингу в письмах.
Дело в том, что к тому времени было свыше 80 000 писем: письма от больных, которые жили только одной надеждой, что Грёнинг их исцелит, а также письма благодарности от людей, которых Грёнинг уже исцелил. Эти 80 000 писем, которые поступили в Герфорд, мы привезли на грузовике.

Другая часть пациентов должна была быть передана для лечения из клиники Лудольф-Крель. 26 июля „Ревю" снимает для Бруно Грёнинга и его узкого круга частный дом, в котором он должен был практиковать. Утром 27 июля Грёнинг покидает одинокий лесной домик в Таунусе, и через несколько часов на нашем автомобиле благополучно прибывает в Гейдельберг.

Магнитофонная запись исключает ошибки. После экспериментов Грёнинга в Гейдельберге общественность не нуждается уже в большей или меньшей степени противоречивых высказываниях свидетелей о его лечебных методах.

Магнитофонные записи содержат точный ход лечения. Воспроизведение отрывков из магнитофонной записи представляет убедительную картину намного лучше, чем это делалось в длинных сообщениях.

На двух следующих страницах „Ревю“ опубликовало отрывки, которые показывают интереснейший для медицины успех Грёнинга в так называемой „драматической“ форме. Замечания о поведении пациента взяты из одновременно ведущегося стенографического протокола.
Бруно Грёнинг лечит болезнь Бехтерева у Штробеля. Отрывок из магнитофонной записи.

Штробель: (Мгновенно чувствует боли в тазобедренных костях с обеих сторон)

Грёнинг: У Вас все еще есть боли?

Штробель: Да, но уже не такие сильные.

Грёнинг: Они постепенно исчезают. Закройте

глаза и будьте внимательны! Что сейчас происходит?

Штробель: Боли отступили. Ощущение неподвижности позвоночника, такое впечатление, что он у меня сейчас сломается.

Грёнинг: Легкий зуд, который делает позвоночник

мягким.

Встаньте, подвигайтесь в области поясницы, наклонитесь! (Штробель наклоняется до пола.)



Грёнинг: Теперь сделайте обратное движение поз-

воночника.

Штробель: Болит сзади.

Грёнинг: Наклоните голову так, как будто Вы

хотите посмотреть вниз! Голову вправо, влево, сильнее! Посмотрите вверх и вниз, вверх и вниз, влево и вправо!

Штробель: (Часто повторяет эти движения).

Грёнинг: Согните большой палец правой руки. Что

Вы замечаете в большом пальце?

Штробель: Легкость.

Грёнинг: А что теперь в пояснице?

Штробель: Я ничего не чувствую, сзади очень спокойно.
Гренинг: Сядьте опять! Что теперь происходит в

теле? Штробель: У меня теперь совсем спокойное

ощущение. Гренинг: Но что сейчас происходит?

Штробель: Я ничего не могу в данный момент

сказать. Гренинг: В тазовой части Вы ощущаете легкое

давление. Штробель: Я ничего не чувствую. Гренинг: Закройте глаза и наблюдайте за своим

телом! Штробель: Боли вдоль позвоночника исчезли, мне

стало легче. (Встает без затруднений.) Гренинг: Как Вы обычно встаете?

Штробель: Очень тяжело - я был полностью скован. Гренинг: Сделайте несколько шагов!

Штробель: У меня боли в паху, главным образом

при подъеме по лестнице.

Мне казалось, я не поднимусь, мне было

очень больно, слева больше, чем справа. Гренинг: Попробуйте-ка взбежать вверх по

лестнице! Штробель (Идет к лестнице, внезапно взбегает по

лестнице вверх и вниз. Он очень

счастлив.) Гренинг: Сделайте повороты головой вправо и

влево! Штробель: Трещит, как-будто там сзади песок. Гренинг: Как теперь?

Штробель: Мне становится легче. Гренинг: Треск прекратился?

Штробель: Нет, еще трещит! Грёнинг: Подержите-ка руку здесь. Уберите руку!

Штробель: (Двигает еще головой).

Грёнинг: Трещит уже меньше.

Штробель: (Снова делает движения головой) Да, мне хорошо.

(Грёнинг занимается другими пациентами)

Штробель: Мне стало легко, у меня уже нигде не болит и в тазобедренных костях все боли тоже исчезли.

Грёнинг: Просит Штробеля еще раз подняться по

лестнице.

Штробель (Бежит опять легко вверх и вниз).

Случай с господином Штробелем, который привлек к себе внимание в Гейдельберге, стал доказательством для регистрации первого заключения по этому вопросу. Пациент Штробель из Маннхайма-Неккарау. Его история болезни: квалифицированный рабочий с кабельной фабрики, родился 30.01.1906 года, женат с 1928 года, имеет одного ребенка. Ранее ничем не болел, кроме как воспалением легких. Во время войны был трижды ранен осколками гранаты в ноги и ягодицы, в 1944 году - тяжелое ранение. Ему казалось, что у него была сломана шея, но врачи ему об этом ничего не говорили. В 1945 году - плен, но уже в апреле этого же года он был из него отпущен. В августе 1945 года ему стало трудно двигать шеей, затем появились боли в паху и, наконец, ему стало трудно ходить. Наступила полная неподвижность позвоночника, поворачивать голову он не мог, при ходьбе и подъеме ощущал сильные боли. Типичный случай болезни Бехтерева.

В начале сеанса ему было очень тяжело и он с большим трудом входит в комнату для пациентов. В первом кадре он находится среди других больных. Во втором кадре Грёнинг говорит Штробелю, чтобы он встал и поднял ноги. Штробель двигается, не ощущая болей, до этого момента это было для него невозможным. Кадр третий: без особых затруднений господин Штробель делает наклоны туловищем вперед, затем назад. Кадр четвертый: теперь он легко бежит вверх по лестнице большого вестибюля в здании „Рутенбергхаус", свободный от многолетней тяжести в душе и в теле.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет