Краткий очерк истории отечественной невропатологии восточно-сибирское книжное издательство



жүктеу 0.75 Mb.
бет4/5
Дата23.07.2016
өлшемі0.75 Mb.
1   2   3   4   5

Неврозы интенсивно изучались как невропатолога­ми, так и психиатрами. Проблема неврозов была про­граммной на Украинском съезде невропатологов и психиатров в 1934 г. По всей этой проблеме в целом и по отдельным частям ее в советское время были прове­дены многочисленные научные конференции, совещания, симпозиумы, сессии соответствующих научно-исследо­вательских институтов. Особенно много внимания уде­лялось вопросам этиологии, патогенеза, психотерапии и профилактики неврозов. За советский период написаны тысячи статей о неврозах, изданы десятки книг. Самой замечательной среди них, конечно, является небольшая брошюра И. П. Павлова «Опыт физиологического пони­мания симптоматологии истерии» (1932), положившая начало пересмотру патогенеза неврозов с позиций уче­ния о высшей нервной деятельности. В дальнейшем в этом направлении было сделано много, особенно после павловской объединенной сессии Академии наук и Ака­демии медицинских наук СССР (1950), — и это самое ценное и новое, что сделано в послеоктябрьский период но проблеме неврозов. Второй важный вклад советских ученых в разработку проблемы неврозов — принципи­альное толкование неврозов как болезней, социально обусловленных, подчеркивание роли экзогенных факто­ров в их этиологии, патогенезе и патопластике при по­стоянном учете единства эндогенного и экзогенного в патологии человека. Большое значение имеют также работы советских исследователей по психотерапии, ба­зирующиеся на учении И. П. Павлова о сигнальных системах и их взаимодействии.

Заболеваемость неврозами, особенно тяжелыми не­врозами, в СССР с каждым годом снижается. Объясня­ется это, главным образом, успехами социалистического строительства в нашей стране, ростом материального благосостояния, культурного уровня населения, его по­литической активности и сознательности, неуклонным совершенствованием морального облика советских лю­дей. «Переживаемая нами историческая эпоха создает все условия для ликвидации неврозов как социальных болезней» (С. Н. Давиденков, 1955). Немалую роль в этом отрадном явлении сыграла и деятельность совет­ских врачей, стоящих на правильных научных позици­ях в лечении и профилактике неврозов. Назовем здесь только самые крупные и некоторые обзорные работы по неврозам: М. К. Петрова. Собрание трудов. Т. I, III (1953); Труды I Украинского съезда невропатологов и психиатров (1935); Неврозы. Труды конференции, по­священной проблеме неврозов (1956); П. С. Купалов. «Экспериментальные неврозы» (1949); А. Г. Иванов-Смоленский «Очерки патофизиологии высшей нервной деятельности» (1952); Он же. «Учение И. П. Павлова и патологическая физиология» (1952): Он же. «Общие функциональные нарушения высшей нервной деятельности и патодинамические структуры при неврозах и реактивных психозах». Труды Института высшей нервной деятельности (1955); П. Б. Ганнушкин. «Клиника психо­патий, их статика, динамика, систематика» (1933). С. Н. Давиденков. «Истерия. Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.», т. 26 (1943); Е. А. Попов. «Неврастения. Опыт советской меди­цины в Великой Отечественной войне 1941 — 1945гг.», т. 26 (1949); Л. В. Блуменау. «Истерия и ее патогенез» (1927); Н.В. Мясищев. «Невроз и личность» (1960); А. М. Свядощ. «Неврозы и их лечение» (195Э); В. А. Хорошко. «Учение о неврозах» (1943); А. А. Портнов и Д. Д. Федотов. «Неврозы, реактивные психозы и психо­патии» (1957); X. Г. Ходос. «Неврозы мирного и воен­ного времени» (1948); К. И. Платонов. «Слово как фи­зиологический и лечебный фактор» (1957); Он же. «Внушение и гипноз в свете учения И. П. Павлова» (1951); М. С. Лебединский. «Очерки психотерапии» (1959), С. И. Консторум. «Опыт практической психотерапии» (1959); В. Е. Рожков. «Гипноз в медицине» (1954); «Неврозы», в VI т. «Руководства по неврологии» (1960); И, С. Сумбаев. «К теории и практике психотерапии» (1946); Б. С. Бамдас. «Астенические состояния» (1961); Н. В. Иванов «Психотерапия в условиях психоневроло­гического диспансера» (1959).



Нейрохирургия является сравнительно молодой от­раслью клинической медицины, сформировавшейся у нас только за годы советской власти. До этого в Рос­сии были только отдельные крупные хирурги, которые, оперируя во всех областях человеческого тела, при не­обходимости оперировали и на нервной системе (Н. Н. Бурденко, В. Н. Шамов, В. И. Разумовский, В. И. Добротворский, В. А. Оппель, Н. А. Геркен, С. И. Спасокукоцкий, В.М.Мыш и другие), были невро­патологи, проявлявшие интерес к хирургическим забо­леваниям нервной системы (Л. О. Даркшевич, А. В. Фа­ворский, В. М. Бехтерев, М. И. Аствацатуров и многие другие), но не было специалистов нейрохирургов, не бы­ло ни нейрохирургической организации в стране, ни специальной нейрохирургической системы диагностики и лечения соответствующих заболеваний. Прозорливый В. М. Бехтерев еще в начале нашего века предсказывал, что «настанет день, когда невропатолог возьмется за нож». Ученики Бехтерева Л. М. Пуусеп и А. Г. Молот­ков действительно «взялись за нож», но это были только талантливые одиночки.

Первая нейрохирургическая клиника была открыта в Ленинграде А. Л. Поленовым на базе Ленинградского травматологического института. В 1926 г. в Ленинграде возникло второе крупное нейрохирургическое учрежде­ние — Ленинградский институт хирургической невропа­тологии, который сейчас носит имя А. Л. Поленова. В Москве первая самостоятельная нейрохирургическая клиника была открыта Н. Н. Бурденко в 1929 г., в 1934 г. она была реорганизована в Московский институт нейрохирургии, который в настоящее время носит имя Н. Н. Бурденко. Организаторами советской нейрохирур­гии и руководителями ее в течение многих лет были Н. Н. Бурденко и А. Л. Поленов. Оба они были круп­нейшими хирургами, которые в расцвете сил, обладая огромным общехирургическим и травматологическим опытом, переключились целиком на нейрохирургию В тридцатых годах в стране функционировал уже ряд нейрохирургических центров, в которых квалифициро­ванные невропатологи и хирурги совместно занимались лечением соответствующих больных или же высококва­лифицированные невропатологи сами стали нейрохирургами: Центральный институт нейрохирургии в Москве, Нейрохирургический институт в Ленинграде, нейрохирургические центры в Киеве, Харькове, Ростове, Горь­ком, Иванове, Свердловске. Позднее возникли нейрохирургические институты в Тбилиси, Минске, Ереване и других крупных городах. В настоящее время создана нейрохирургические отделения почти во всех областных больницах. Этот вид помощи приближен к населению, но крупнейшими центрами нейрохирургической мысли по-прежнему остаются Московский и Ленинградский институты, которые значительно расширились. С каж­дым годом улучшается их оснащение, повышается нейро­хирургическое мастерство кадров и увеличивается раз­мах их деятельности. Советская нейрохирургия добилась больших успехов во всех областях: в деле организации специализированной помощи населению, подготовки кадров нейрохирургов, совершенствования диагностики и хирургической техники, в научно-исследовательской работе. В наших нейрохирургических учреждениях об­ращают внимание прежде всего на качество диагности­ки, стремятся сделать ее возможно более точной (как в отношении общего диагноза заболевания, так и в от­ношении локализации его) и возможно более ранней. Для достижения этой цели проводятся комплексное об­следование каждого больного группой хорошо срабо­тавшихся специалистов: невропатологом, нейрохирургом, нейроофтальмологом, отоневрологом, нейрорентгенологом. Там, где это нужно, привлекаются и другие специалисты. Больному делают все необходимые клинико-диагностические анализы, производят рентгеноско­пию грудной полости и электрокардиографию. Особенно большую роль в обследовании нейрохирургического больного играют методы простой и контрастной рентгеногра­фии черепа и позвоночника. В диагностике поражений головного мозга значительное место занимает также электроэнцефалография. Заключение о диагнозе формулирует невропатолог после консультации со всеми специалистами, участвовавшими в комплексном обсле­довании больного, особенно же с учетом мнения нейрорентгенолога, нейрохирурга и специалиста по электроэнцефалографии. Операцию делают по возможности радикально, всегда строго учитывая и объективно оце­нивая значение для больного ее наиболее вероятных результатов. Каждую нейрохирургическую операцию обставляют как сложный научный эксперимент, но де­лается этот «эксперимент» целиком в интересах больно­го: внимательная регистрация пульса, дыхания, кровя­ного давления, самочувствия больного, на протяжении операции — электрокардиография, спирометрография, оксигемометрия, электрокортикография и др. При интрацеребральных эктодермальных опухолях степень радикальности оперативного вмешательства определяется с учетом данных биопсии удаленных на опе­рации кусочков опухоли (экспрессный метод гистологи­ческой диагностики). Советские нейрохирурги в совер­шенстве владеют сложнейшей оперативной техникой. Они выполняют все операции, которые делаются круп­нейшими зарубежными нейрохирургами, успешно уда­ляют опухоли третьего, четвертого, боковых желудочков, опухоли гипофиза, основания мозга. Оперируют анев­ризмы сосудов головного мозга, производят паллидотомию или таламотомию по поводу паркинсонизма, хореоатетоза. В последние годы у нас уделяют особенно много внимания внедрению стереотоксических методов, хирур­гическому лечению поражений сосудов головного мозга, лечению стриарных гиперкинезов, глубинных глиом. Практическая нейрохирургическая работа связана с не­обходимостью совершенствовать клиническую невроло­гическую диагностику хирургических заболеваний нерв­ной системы, изо дня в день повышать уровень «параклинических» методов исследования; глубже проникать в морфологию и гистогенез опухолей центральной нерв­ной системы, совершенствовать их классификацию, изу­чать взаимоотношение между болезненным очагом и всей нервной системой, между опухолью и всем организ­мом, систематически оттачивать технику оперативных вмешательств; внедрять в нейрохирургию новые методы анестезии, остановки кровотечения, профилактики операционного шока, кровопотери, — все то, чем обогащается общая хирургия; разрабатывать методы комплексной терапии нейрохирургических заболеваний, сочетая там, где это нужно, оперативное вмешательство с изотопной терапией, рентгенотерапией, гормонотерапией, примене­нием дезинфицирующих средств, антибиотиков (при абсцессах головного мозга, травматических поражениях нервной системы), витаминотерапии и т. д. Именно по­этому нейрохирургические центры, особенно же нейрохирургические институты, развертывают у себя многочис­ленные лаборатории или даже целые отделения: рентгенологическое, электрофизиологическое, изотоподиагностики и изотопотерапии, ликворологическое, об­менное, патоморфологическое, нейрогистологнческое, психологическое, патологии высшей нервной деятельнос­ти и другие в зависимости от специальных научных интересов института. В нашей стране выросли замеча­тельные кадры нейрорентгенологов, отоневрологов, нейроофтальмологов, ликворологов, электрофизиологов, нейроморфологов, биорадиологов, которые, работая целенаправленно вместе с нейрохирургами, не только существенно помогают им в лечении сложнейших боль­ных, но и проводят систематическую научно-исследова­тельскую работу, способствующую развитию и невропа­тологии, и нейрохирургии, и общей неврологии.

За годы советской власти создана обширная нейро­хирургическая литература, включающая тысячу жур­нальных статей, сотни монографий и книг. Достаточно сказать, что библиографический указатель научных ра­бот, выполненных сотрудниками только одного Москов­ского института нейрохирургии за 5 лет (1954—1958), содержит указания на 3 монографии, 7 сборников работ, 9 докторских диссертаций, 24 кандидатских и 431 жур­нальную статью, а в книге «Основы практической нейро­хирургии» (1954) дан указатель русской нейрохирургической литературы, включающий больше 800 названий, хотя этот перечень не претендует на полноту. С 1937 г. в СССР издается специальный журнал «Вопросы нейро­хирургии». Заметим кстати, что специальный нейрохирургический журнал во Франции стал выходить семью годами позднее.



Охарактеризовав вкратце достижения советской не­йрохирургии, надо сказать несколько слов и о нашей нейротерапии (термин В. К. Хорошко), т.е. о научно-исследовательской, организаторской и клинической ра­боте по вопросам лечения нехирургических заболеваний нервной системы. И в этой области за годы советской власти имеются значительные успехи, и здесь произош­ли коренный, изменения, связанные с общими принципа­ми и установками социалистического здравоохранения. Старая невропатология иногда грешила некоторым те­рапевтическим нигилизмом, охотно цитируя гиппократовский афоризм: «Medicus curat – natura sanat» («Врач только наблюдает — природа лечит»). Среди врачей было распространено убеждение, что «невропатологи много знают, но мало делают», т. е. хорошо диагностируют, но плохо лечат. Основанием для такого впечатле­ния о безуспешности лечения нервных болезней и о те­рапевтической пассивности врачей-невропатологов мог­ло послужить то обстоятельство, что многие нервные болезни действительно имеют хронически прогрессирующее течение. Советская медицина характеризуется, меж­ду прочим, тем, что она стремится активно лечить, не просто наблюдать, а «вторгаться в жизнь», вмешаться в ход болезненного процесса в интересах больного. И возможности для такого вмешательства за годы пос­леоктябрьского периода значительно расширились. Современные невропатологи могут полностью излечи­вать цереброспинальный эпидемический менингит, кото­рый раньше давал огромную летальность (40—50°/о) и большую инвалидизацию, излечивать туберкулезный менингит, дававший прежде 100%-ную летальность, вто­ричные серозные и гнойные менингиты, эффективно ле­чить ранние и поздние сифилитические поражения нервной системы, гораздо лучше, чем прежде, лечить тромбирующие сосудистые процессы в головном мозгу, травмы нервной системы, эпилепсию, сирингомиелию, фуникулярный миелоз, миастению, ангиотрофоневрозы, полиневриты, осложнения со стороны нервной системы при диабете, ревматизме и многие другие патологичес­кие состояния. За годы, прошедшие после Великой Октябрьской социалистической революции, вопросы терапии различных заболеваний нервной системы под­верглись всестороннему изучению, клинически и экспе­риментально проверены многочисленные препараты, представленные нашей фармацевтической промышлен­ностью, изучено действие на нервную систему многих старых лекарств в зависимости от пути их введения в организм. Клиника нервных болезней широко использу­ет дезинфицирующие средства, в том числе химиотерапевтические лекарства, антибиотики, которые вводятся и перорально, и внутримышечно или внутривенно, и внутриартериально (например, в сонную артерию по Бурденко при инфекционных заболеваниях головного мозга), и субарахноидально (стрептомицин, реже пени­циллин); дегидратирующее лечение: антилюэтическую и противотуберкулезную терапию; рассасывающие сред­ства (йодистые препараты, хлористый кальций и др.); антикоагулянты, антиспастические средства; лекарства, воздействующие на различные уровни вегетативной не­рвной системы; новокаиновые блокады (интрадермальные — по Аствацатурову, околопочечные — по Вишневскому, паравертебральные — по Шамову, электроионофорез с новокаином — по Вермелю, эпидуральную блокаду — по Катлену, внутривенное и внутриартериальное введение новокаина); медиаторную терапию (эзерин, прозерин, фаномин, диабазол), стимулирую­щую терапию (стрихнин, биостимуляторы — по Филато­ву, гемотрансфузии, аутогемотерапию, некоторые амино­кислоты, оксигенотерапию, китайский лимонник, жень­шень), иммунотерапию (специфические сыворотки, специфический и неспецифический гамма-глобулин), витаминотерапию (особенно часто применяются витами­ны В1 В2, С), гормонотерапию (тиреоидин, паратиреокрин, инсулин, АКТГ, кортизон, адрезон, преднизолон и другие), седативные и противосудорожные средства; психотропные лекарства (аминазин, андаксин, резерпин и др.), субарахноидальное введение воздуха и многие другие препараты и методы, из которых каждый имеет свою значительную литературу. Советские невропатоло­ги располагают в настоящее время большим выбором средств для лечения своих больных.

Как известно, в деле лечения нервных болезней весь­ма значительное место принадлежит физиотерапии и ку­рортным факторам. Эти виды лечения получили в нашей стране колоссальное развитие. Они стали доступными всему населению. Физиотерапевтические кабинеты фун­кционируют в каждом населенном пункте, где имеются врачи, курортных коек у нас тоже много. СССР богат разнообразными мощными по их целебным свойствам курортами. Физиотерапия и курортное дело базируются на хорошо разработанной научной основе. Издается спе­циальный журнал «Вопросы курортологии, физиотера­пии и лечебной физкультуры», существуют и активно работают специальные научно-исследовательские инсти­туты.

Большой вклад в развитие этого раздела медицины вносят невропатологи. Уместно напомнить, что осново­положниками и организаторами научной физиотерапии в России были видные невропатологи профессора С.А. Бруштейн (Ленинград), В. К. Хорошко (Москва) и А. Е. Щербак (Севастополь) и что в настоящее время научно-исследовательской работой физиотерапевтичес­ких центров, как правило, руководят невропатологи (Н. С. Четвериков — Москва, Д. А. Марков — Минск, Д. Г. Шефер — Свердловск, И. Д. Сапир — Иркутск и т. д.). У нас созданы фундаментальные руководства по курортологии и физиотерапии, издан ряд монографий и книг по физио- и курортотерапии нервных болезней. Усиленно разрабатываются вопросы рентгено-радиотерапии, методы лечения изотопами, ультразвуком, анальгезирующими токами Бернара, ионизацией вдыхаемого воздуха и другими новыми средствами. Наряду с этим продолжают изучать и совершенствовать старые виды физиотерапии (диатермию, УВЧ, курорты, аэротерапию, гелиоталласотерапию и др.), возможности которых еще далеко не до конца изучены.

Очерк развития невропатологии в послеоктябрьский период, каким бы он ни был кратким, непременно дол­жен включить хотя бы самый сжатый рассказ о том, что было сделано советскими невропатологами в годы Великой Отечественной войны. С самого начала войны и до конца ее советские невропатологи, как и все меди­цинские работники нашей страны, активно участвовали в борьбе с врагом, отдавая все свои силы, знания и опыт делу лечения раненых на фронте и в тылу. Это было тем более необходимо, что травмы нервной системы (центральной и периферической) в минувшей войне наблюдались очень часто, много чаще, чем в прежних войнах. Невропатологи работали в воинских частях, в военных госпиталях, в эвакогоспиталях близкого и от­даленного тыла, в специализированных нейрохирургических, нейротравматологических и нервно-психиатрических госпиталях. Особенно часто невропатологам в военное время приходилось выступать в качестве кон­сультантов в хирургических и нейрохирургических отделениях. Клиники нервных болезней в это время почти полностью переключились на работу в эвакогоспиталях, организуя лечебно-методические центры при отделах эвакогоспиталей областных отделов здравоохранения, выделяя своих работников на должности инспекторов различных управлений, эвакогоспиталей и эвакопунктов разных уровней по наблюдению за лечением травм нервной системы, нервнобольных бойцов и офицеров, за по­становкой дела физиотерапии и лечебной физкультуры в госпиталях. Некоторые невропатологи, пройдя крат­косрочную хирургическую подготовку, сами стали рабо­тать нейрохирургами.

Много времени и внимания требовала военно-врачеб­ная экспертиза мобилизуемых контингентов, а также раненых и больных в госпиталях. Проводились много­численные массовые мероприятия по повышению уровня неврологической и психоневрологической подготовки всех врачей госпиталей (главным образом, хирургов, травматологов, терапевтов), что настойчиво диктовалось практикой госпитальной работы.

Научно-исследовательская деятельность невропато­логов в военное время почти целиком посвящалась травме нервной системы, ее осложнениям и последст­виям. Статьями на эти темы были заполнены наши спе­циальные журналы, таких статей печаталось много и в общемедицинских журналах, в сборниках научных ра­бот, издававшихся в годы войны различными лечебно-профилактическими учреждениями. Вопросы диагности­ки и лечения травматических поражений нервной системы часто обсуждались на сессиях ученого совета Министерства здравоохранения, на совещаниях при Главном санитарном управлении Министерства оборо­ны. Вся эта работа проводилась под общим руководст­вом Главного хирурга Советской Армии академика Н. Н. Бурденко. Лечение раненых было поставлено у нас так хорошо, как ни в одной стране. Это обеспечило возвращение в строй около 73% всех раненых. Такие замечательные цифры могли быть получены только в результате самоотверженного труда всех тех советских людей, с которыми приходил в контакт раненый, от момента травмы до дня выписки его из госпиталя. На этом пути стояли, конечно, не одни медики, и все же, нет сомнения, что медицинские работники играли здесь осо­бенно большую роль. И недаром они отмечались коман­дованием, недаром многие из них были награждены в годы воины и по окончании ее правительственными на­градами. Народ платил своим врачам, фельдшерам, медсестрам, санитарам, медицинским инструкторам любовью и благодарностью.

В эту огромную работу по лечению раненых невро­патологи также внесли определенный вклад. В годы войны были практически разрешены некоторые очень важные вопросы военной невропатологии, как, напри­мер, вопрос о сроках операции на периферическом нер­ве по поводу его ранения, о поздней первичной обра­ботке черепно-мозговых ранений, о показаниях для вторичной обработки черепно-мозговых ранений и пра­вилах производства этой операции, о местном применении сульфамидов при черепно-мозговых ранениях, о ле­чении абсцессов головного мозга, о внутрикаротидном введении пенициллина при инфекционных осложнениях мозговой травмы, о поведении нейрохирурга при ана­эробных инфекциях мозга, о показаниях и противопо­казаниях для закрытия дефекта черепа после ранения, о показаниях для хирургического вмешательства при ранениях позвоночника и спинного мозга, о хирургиче­ском лечении каузалгии, о лечении закрытой черепно-мозговой травмы и ряд других. Наблюдения советских нейрохирургов и невропатологов в годы войны были обобщены в четырех томах многотомного труда «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941 —1945 гг.» (тома 4, 5, 11, 26). Они легли также в основу многих ценных монографий и книг. Назовем только некоторые из них: М. Ю. Рапопорт. «Очерки неврологии черепно-мозговых ранений» (1947); Н. Н. Бур­денко. Собрание сочинений, тт. IV и V (1950); И. С. Бабчин и А. В. Бондарчук. «Атлас огнестрель­ных ранений. Ранения черепа и головного мозга» (1948); С. П. Полонский. «К диагностике травматичес­ких повреждений нервов конечностей» (1943); Л. Я. Пинес. «Диагностика ранений периферических нервов» (1946); Н. Б. Чибукмахер. «Хирургическое лечение ог­нестрельных повреждений периферических нервов» (1947); К. П. Чиковани. «Синдром каузалгии и его хи­рургическое лечение» (1945); Д. Г. Шефер и М. Э. Колик. «Диагностика и лечение огнестрельных ранений пери­ферических нервов» (1944); К. А. Григорович. «Техника хирургических операций на нервных стволах конечнос­ти» (1951); Н. И. Гращенков. «Анаэробная инфекция мозга» (1944); Н. И. Гращенков «Черепно-мозговые ра­нения и методы их лечения» (1947); Е. В. Шмидт. «Фантом ампутированных» (1948); И. Л. Смирнов. «Патологическая анатомия и патогенез травматических заболеваний нервной системы» (1947): П. Е. Снесарев «Общая гистопатология мозговой травмы» (1946).

В послевоенные годы советские невропатологи, как и работники других отраслей медицинской науки и здра­воохранения, занимались изучением и ликвидацией са­нитарных последствий войны, успешно продолжали исследования но всех тех областях психоневрологии, которые сформировались в прежние десятилетия, а также развернули изучение новых разделов анатомии, физиологии и патологии нервной системы, призванных к жиз­ни современным развитием мировой науки.

Была проделана огромная работа по углубленному исследованию физиологии и патологии коры головного мозга в свете павловского учения о высшей нервной дея­тельности, по внедрению павловского нервизма в теоре­тическую и практическую невропатологию, по пробле­мам ретикулярной формации ствола головного мозга, физиологии, патологии, морфологии и клиники диэнцефальной области. Много внимания было уделено разра­ботке методологических вопросов неврологии. Глубоко изучались проблемы локализации функций в коре го­ловного мозга, корково-подкорковых отношении, роль нервной системы и отдельных ее уровней и структур в целостном организме животного и человека, нейрогуморальных корреляций.

1   2   3   4   5


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет