Краткий очерк истории отечественной невропатологии восточно-сибирское книжное издательство



жүктеу 0.75 Mb.
бет3/5
Дата23.07.2016
өлшемі0.75 Mb.
1   2   3   4   5

РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НЕВРОПАТОЛОГИИ В ПОСЛЕОКТЯБРЬСКИЙ ПЕРИОД

Советская невропатология оказалась в особо благо­приятных условиях для своего развития благодаря то­му, что русские биологи и медики всегда уделяли боль­шое внимание изучению нервной системы — ее морфоло­га и, физиологии и патологии. Русские анатомы, физиологи, патофизиологи, фармакологи, гистологи и до Великой Октябрьской революции проявляли большой интерес к изучению нервной системы. Наши .клиницисты — терапевты, хирурги, педиатры, дерматологи также уделяли много внимания нервным механизмам в пато­генезе болезней, психо-нервному фактору в их этиологии. В советское время, когда резко увеличилось число врачей в стране, во много раз выросли кадры научных работников и были созданы совершенно новые условия для исследовательской работы в области медицины, ин­терес к роли нервной системы в здоровом и больном организме с каждым годом приобретя все большее эвристическое значение. Особенно ярко это проявилось в деятельности наших физиологов. Физиологическая ла­боратория Академии наук СССР, созданная гением И. П. Павлова, настойчиво изучала физиологию высшей нервной деятельности животных (а позднее — и челове­ка); лаборатория кафедры физиологии Военно-медицин­ской академии под руководством Л. А. Орбели систе­матически работала над вегетативной нервной системой, изучала физиологию мозжечка, проблему боли, физиологию органов чувств, проблему сна; нервной физиоло­гией была занята физиологическая лаборатория Ленинградского государственного университета, руководимая А. А. Ухтомским; И. П. Разенков и его многочисленные сотрудники исследовали закономерности нейрогуморальной корреляции; лаборатория К. М. Быкова эксперимен­тально изучала взаимоотношения между корой голов­ного мозга и внутренними органами, аксон-рефлексы, влияние различных лекарств и ядов на нервную систе­му; проблема центра и периферии в физиологии нерв­ной системы являлась основной темой лаборатории П.К. Анохина; Л. С. Штерн с большим числом сотруд­ников планово и целеустремленно разрабатывала про­блему гематоэнцефалического барьера и т. д. В направ­лении нервизма работали и наши крупнейшие патофи­зиологи. Академик А. Д. Сперанский широко развернул исследования по проблеме нервной трофики, изучал значение нервного фактора в возникновении, течении и ликвидации самых разнообразных патологических про­цессов. Эти исследования получили широкий отклик во всех клиниках. Много внимания уделяла вопросу о роли нервных механизмов в патогенезе различных болезнен­ных состояний школа А. А. Богомольца.

Виднейшие гистологи страны А. А. Заварзин и Б. И. Лаврентьев также сосредоточили свои интересы на изучении тонкого строения нервной ткани. В том же направлении проводили свои эксперименты фармаколо­ги С. В. Аничков, М. И. Граменицкий, В. В. Закусов. Морфология нервной системы привлекала к себе внима­ние советских анатомов В. П. Воробьева, В. Н. Шевкуненко, Г. Ф. Иванова, Б. А. Долго-Сабурова и других. Таких фактов можно было бы привести великое множе­ство. Понятно, что все это должно было способство­вать— и действительно способствовало — развитию кли­нической невропатологии. За годы советской власти наша невропатология прошла большой путь и добилась значительных успехов в научно-исследовательской рабо­те, в постановке лечебно-профилактического дела, в под­готовке кадров.

Много было сделано по изучению неврологической семиологии, т. е. симптомов нервных болезней. Совет­ские невропатологи описали большой ряд новых, ранее не известных симптомов и тем способствовали уточнению диагностики. Семиология имеет в виду не только выявление и описание симптома, но также изучение его патогенеза, уточнение его места в клиническом синдро­ме, его прогностического значения и многих других вопросов. Для успешной работы в области семиологии требуются большая врачебная наблюдательность, умение подмечать тончайшие (но достоверные ) факты, ха­рактеризующие состояние определенной функции нервной системы, внимательное, любовное отношение к больному, надо изо дня в день заинтересованно изучать больных. Такая работа проводилась и проводится постоянно во всех клиниках, неврологических стационарах, повсюду, где работают квалифицированные врачи. Труд но назвать клинику, которая не внесла бы своей доли в эту сокровищницу неврологического опыта. Блестящими представителями семиологического направления были В. М. Бехтерев, Л. С. Минор, М. Б. Кроль, С. Н. Давиденков, М. И. Аствацатуров, А. М. Гринштейн и другие. Успешно работали в области семиологии И. Н. Филимо­нов, И. Я. Раздольский, Н. К. Боголепов, И. И. Русецкий, Л. Б. Литвак и другие. М. Б. Кролю принадлежит оригинальное руководство «Невропатологические синдромы», получившее мировую известность. И. Н. Филимо­нов написал ряд важных работ, посвященных изучению рефлексов пирамидных знаков, расстройств речи и дру­гих нервных нарушений. Большой материал по симпто­матологии нервных болезней содержится в монографиях Н. К. Боголепова: «Коматозные состояния» (1950), «На­рушения двигательных функций при сосудистых пора­жениях головного мозга» (1953). И. Я. Раздольский описал «симптом ликворного толчка» и «симптом вкли­нивания» при опухолях спинного мозга, диагностическое значение которых подтверждено другими авторами. И. И. Русецким написано много статей о пирамидных знаках, сухожильных рефлексах, симптомах со стороны вегетативной нервной системы, монографии «Коленный рефлекс» (1935) и «Вегетативные нервные нарушения» (1958). Семиологии зрачков посвящена монография В. А. Смирнова «Состояние зрачков в норме и патологии» (1951).

Интересно и плодотворно изучались в советское вре­мя нейроинфекции. Раньше всего отечественные невро­патологи столкнулись в послеоктябрьский период с эпидемией летаргического энцефалита, проникшего на территорию юга России в 1918 г. и постепенно распространившегося по всей стране. Иностранная медицин­ская литература тогда к нам не поступала, и эпидеми­ческий энцефалит был изучен советскими невропатоло­гами самостоятельно: Я. М. Раймистом в Одессе, А. И. Геймановичем в Харькове, С. Н. Давиденковым в Баку, А. М. Гринштейном в Воронеже, М. И. Аствацатуровым в Ленинграде, М. С. Маргулисом, И. Ю. Та­расевичем в Москве.

Много сил, времени и труда потребовалось для изу­чения клещевого энцефалита, первая эпидемическая вспышка которого на Дальнем Востоке наблюдалась в 1934—1935 гг. Достижения советской медицинской науки (в том числе и невропатологии) в изучении этой новой болезни являются предметом законной гордости наших ученых. За очень короткий отрезок времени (1937—1940) силами комплексных экспедиций, работав­ших на Дальнем Востоке, были точно установлены этио­логия болезни, пути ее передачи, биология передатчика (пастбищного клеща), эпидемиология, симптоматология, течение, патологическая анатомия и указаны основные средства успешного лечения и профилактики клещевого энцефалита. Изучение весенне-летнего энцефалита про­водилось невропатологами совместно с вирусологами, эпидемиологами, энтомологами, иммунологами, патоморфологами, психиатрами. Опыт, накопленный в этой области, значительно стимулировал всю работу по изу­чению нейровирусных заболеваний в стране. Клиника вирусных (сезонных) энцефалитов изучена в СССР так глубоко и разносторонне, как нигде больше. Советская невропатология своими исследованиями внесла значи­тельный вклад в мировую науку. По клещевому и дру­гим вирусным энцефалитам выполнены сотни работ и напечатаны десятки монографий. Это книги А. Г. Пано­ва «Клещевой энцефалит» (1956), П. М. Альперовича «Энцефалит Б» (1949), И. Б. Таланта «Дальневосточный клещевой энцефалит» (1948), Н. И. Гращенкова «Очер­ки вирусных поражений центральной нервной системы» (1951), X. Л. Бельмана «Клещевой энцефалит» (1960); докторские диссертации М. П. Чумакова, И. С. Глазуно­ва, А. Н. Шаповала, Н. В. Шубина, В. Н. Ключикова, В. М. Кантер и др. Далеко не полный перечень научных работ отечественных исследователей по вирусным энце­фалитам, составленный X. Л. Бельманом, содержит 610 названий, а в монографии А. Н. Шаповала приво­дятся 23 диссертации, посвященные клещевому энце­фалиту.

Острый эпидемический полиомиелит за последние десятилетия резко изменил свой клинический облик. В высокой степени возросла патогенность возбудителя. Полиомиелит, бывший раньше спорадическим заболеванием детей в возрасте 2—5 лет, стал давать групповую заболеваемость и даже эпидемические вспышки, причем заболевали не только обычные для этой формы контингенты, но и взрослые, и дети самого раннего возраста (4—8 мес.). Полиомиелит проник в такие географиче­ские районы, где его раньше вовсе не было. Во всех стра­нах мира резко увеличились заболеваемость острым по­лиомиелитом и смертность от него. Указанные факты коснулись и СССР, на что советская медицина ответила большой исследовательской и организационной работой. Усиленно изучались клиника, эпидемиология, география острого полиомиелита, методы его лечения. Патоморфология была прослежена в динамике на эксперименталь­ных животных. Проведена огромная вирусологическая работа. Освоено изготовление вакцин для профилакти­ки полиомиелита по Солку (убитые формалином виру­сы) и Сэйбину (живая ослабленная вакцина).

По постановлению правительства был создан специ­альный институт «Полиомиелит», ставший центром, ко­ординирующим всю научную работу по полиомиелиту и организационные мероприятия по борьбе с этим страш­ным заболеванием. Профилактические прививки по Сэйбину получили уже в 1959 г. гигантский размах. В 1960 г. было привито в СССР сколь 80 миллионов человек в возрасте от 6 месяцев до 20 лет. Это сразу резко снизило заболеваемость острым полиомиелитом, а в настоящее время перед органами здравоохранения поставлена задача в ближайшие годы добиться полной ликвидации заболеваемости полиомиелитом в нашей стране. Советскими невропатологами выполнено боль­шое число интересных исследований по полиомиелиту и написано много книг по этой проблеме. Это книга М. П. Чумакова, И. М. Присмана и Т. С. Зацепина «По­лиомиелит» (1953); сборник «Острый эпидемический полиомиелит» под ред. Н. В. Коновалова (1956); моно­графия Д. С. Футера; «Эпидемический полиомиелит» (руководство для врачей, 1957), работы М. Б. Цукер, Н. А. Крышовой, К. А. Винокурова, Л. М. Поповой, И. А. Робинзон и других.

Много сделано по изучению других нейровирусных заболеваний: острого серозного менингита, японского энцефалита, вилюйского энцефаломиелита, острого диссеминированного энцефаломиелита, первичного острого инфекционного полирадикулоневрита, двухволнового вирусного менингоэнцефалита, рассеянного склероза. По всем этим формам выполнены капитальные исследо­вания, во многом расширяющие паши представления об этих болезнях и вооружающие врача новыми идеями и методами для более успешного лечения и профилактики нейроинфекций.

Советскими невропатологами проделана большая ра­бота по изучению изменений со стороны нервной систе­мы при острых общих инфекциях: сыпном, возвратном, брюшном тифе, малярии, бруцеллезе, кори, дифтерии, скарлатине, гриппе, сепсисе, при хронических инфекци­ях: сифилисе, туберкулезе, проказе, ревматизме, токсоплазмозе. Выделены специальные группы вторичных инфекционных заболеваний нервной системы: нейробруцеллез, нейромалярия, нейроревматизм, нейросепсис.

Успехи, достигнутые советской медициной в этой об­ласти, так велики, что они давно уже обратили на себя внимание ученых всего мира. В настоящее время невоз­можно работать по проблемам нейроинфекций, равно как по неврологии общих инфекций, игнорируя совет­ские исследования. Понятно, что этими успехами совет­ская медицина обязана не только невропатологам, но ­может быть, даже в большей степени — вирусологам, эпидемиологам и паразитологам. В изучение инфекци­онных заболеваний нервной системы особенно значитель­ный вклад внесли М. С.Маргулис, Б. Н. Маньковский, А. И. Гейманович, С. Н. Давиденков, Н. И. Гращенков, Л. И. Омороков, Д. С. Футер. Крупные работы по этой проблеме выполнили М. Б. Кроль, Н. В. Коновалов, А. Г. Панов, П. И. Эмдин, Д. А. Шамбуров, К. Н. Третьяков, Н. А. Крышова, М. Н. Нейдинг, Д.Г. Шефер, В. В. Михеев, Д. А. Марков, Н. Б. Маньковский, М. В. Цукер, Е. М. Стеблов, Г. Г. Соколянский, Е. Ф. Давиденкова, Л. Я. Шаргородский, М. А. Хазанов, Н. С. Четвериков, Э, М. Визен, А. В. Триумфов, В. А. Штаркер, С. Н. Савенко, Н. В. Шубин, Д. Т. Куимов, А. Н. Шаповал, П. М. Альперович, В. М. Кантер и другие.

Большое внимание советских невропатологов при­влекла к себе проблема расстройств кровообращения го­ловного мозга, имеющая огромное практическое значе­ние. Больные с нарушениями мозгового кровообращения составляют около 30% от общего числа больных неврологических стационаров. В структуре летальности насе­ления СССР сосудистые поражения головного мозга занимают третье место, уступая первое место страдани­ям сердечно-сосудистой системы и второе — злокачест­венным новообразованиям. Дефекты кровоснабжения головного мозга, резко снижая трудоспособность соот­ветствующих больных, часто являются причиной инва­лидности сравнительно нестарых лкцей. Кроме того, сосудистые поражения центральной ервной системы часто вызывают такие клинические катастрофы, которые требуют немедленного и ответственного вмешательства от любого врача, который окажется по соседству с по­страдавшим больным. Все это делает понятным, почему проблема сосудистой патологии головного мозга явля­ется ведущей в планах научно-исследовательской рабо­ты головного Института неврологии АМН СССР (Н.В. Коновалов, Е. В. Шмидт, Л. Г. Членов, 3. Л. Лу­рье, Р. В. Ткачев, Г. А. Максудов, Е. А. Жирмунская, А. Н. Колтовер), Психоневрологического института име­ли В. М. Бехтерева в Ленинграде (Е. С. Авербух. М. Д. Гальперин и др.), ряда кафедр нервных болезней. Много и успешно занимались сосудистой патологией М. А. Захарченко, Л. В. Блуменау, С. Н. Давиденков, Л. Я. Пинес, Б. С. Дойников, М. Б. Кроль, А. М. Гринштейн, Н. К. Боголепов, А. И. Златоверов, Б. Н. Мань­ковский, В. В. Михеев, Л. Б. Литвак, Д. А. Марков, Д.К. Богородинский, Б. И. Шарапов, Г. Г. Соколянский, П. М., Сараджишвили, Г.Я. Либерзон, В. М. Слонимская, Н. И. Савченко, М. И. Холоденко, Г. А. Аки­мов, Л. О. Бадалян и другие.

Особый интерес проявлен советскими авторами к вопросам патогенеза расстройств кровообращения го­ловного мозга, синдромологии, дифференциального диагноза, связи изменений в мозгу с гипертонической бо­лезнью, общим атеросклерозом, состоянием аппаратов нейрогуморальной регуляции кровообращения. Выпол­нено большое число работ по рентгенологическому, электроэнцефалографическому, биохимическому и био­физическому изучению церебральной сосудистой пато­логии.

В последние годы горячо обсуждаются методы лече­ния расстройств мозгового кровообращения в остром и хроническом периоде, в частности вопросы хирургичес­кого лечения мозговых кровоизлияний и стеноза магист­ральных сосудов головы.



Проблема опухолей нервной системы разрабатыва­лась советскими невропатологами очень широко и раз­носторонне в связи с бурным развитием у нас нейрохирургии. Возникла острая практическая необходимость возможно скорее улучшить общую и топическую диагностику опухолей головного и спинного мозга, познать их морфологию, гистогенез, разработать реальную клас­сификацию новообразований и наиболее эффективную терапию их. Это в свою очередь потребовало широкого развития нейрорентгенологии, нейроофтальмологии, отоневрологии, топографической анатомии и оперативной хирургии центральной нервной системы. Вопросы эти нашли отражение в многочисленных статьях и в ряде книг, из которых здесь могут быть приведены только некоторые: В. В. Крамер. «Учение о локализациях» (1929); А. В. Триумфов. «Топическая диагностика забо­леваний нервной системы» (1943, 1959); Л. И. Смирнов. «Гистогенез, гистология и топография опухолей мозга» (1951); М. Ю. Рапопорт. «Неврологическая диагностика опухолей височных долей» (1948); К. Г. Тэриан. «Менингиомы» (1941); Б. Г. Егоров «Невринома VIII нерва» (1949); И. Я. Раздольский «Опухоли головного мозга» (1941), «Клиника опухолей головного мозга» (1948), «Опухоли спинного мозга» (1958); В. В. Лебеденко «Клиника и оперативное лечение опухолей спинного мозга» (1937); М. Я. Павлонский «Опухоли спинного мозга и позвоночника» (1941); А. Л. Поленов. «Атлас операций на головном и спинном мозге» (1945); А. Л. По­ленов и И. С. Бабчин. «Основы практической нейрохирургии» (1943, 1954); А. А. Арендт. «Гидроцефалия и ее хирургическое лечение» (1948); Г. Б. Копылов. «Основы нейрохирургической рентгенодиагностики» (1940), Я. И. Гейнисман, «Замедленная и направленная пневмоэнцефалография» (1953); Е. М. Гольцман. «Энцефаловентрикулография при опухолях головного мозга» (1939); Н. Н. Альтгаузен. «Нейрорентгенология детско­го возраста» (1956); М. Д. Гальперин. «Ангиография головного мозга» (1950); О. Г. Агеева-Майкова. «Осно­вы о неврологии» (1960); Е. Ж. Трон «Заболевания зрительного пути» (1955), «Вопросы нейроофтальмоло­гии» (1958); Д. Г. Шефер (ред.) «Опухоли головного мозга» (1958); Г. II. Корнянский и И. Я. Раздольский (ред.). «Опухоли нервной системы». Многотомное руко­водство по неврологии, т. 5 (1959).

Травмы нервной системы изучались до Великой Оте­чественной войны планово и всесторонне под руководст­вом нейрохирургического совета, организованного при Министерстве здравоохранения по инициативе Н. Н. Бур­денко. Разрабатывалась патология производственной, транспортной и бытовой травмы центральной и пери­ферической нервной системы, многие вопросы изучались экспериментально на животных применительно к боевой травме. Невропатологи и нейрохирурги подвергли тща­тельному клиническому анализу опыт Хасана, Халхин-Гола, Финской кампании. Травме нервной системы по­священы многочисленные работы хирургов Н. Н. Бур­денко, В. К. Хорошко, А. Л. Поленова, С. И. Бабчина, А. И. Артюнова, И. Я. Раздольского, М. И. Аствацатурова, Б. С. Дойникова, В. Н. Шамова, Н. И. Гращенкова, М. Н. Нейдинга, А. И. Геймановича, 3. И. Геймановича, Д. Г. Гольдберга, А. И. Эмдина, А. Я. Подгорной, А. А. Шлыкова, Н. Б. Чибукмахера и др. Исследования эти оказались очень полезными для невропатологов и хирургов в годы Великой Отечественной войны.

Специальное внимание было уделено советскими не­вропатологами профессиональным нервным болезням. Эта область профпатологии была очень мало разрабо­тана, квалифицированные клиницисты редко привлека­лись к ее изучению. Понятно, что советское здравоохра­нение не могло мириться с таким положением. За изуче­ние профпатологии взялись крупные коллективы невропатологов под руководством опытных клиницистов — С. Н. Давиденкова, Л. С. Минора, А. М. Гринштейна, В. К. Хорошко, А. Е. Кулькова, А. А. Кеворкьяна, Э. К. Евзеровой, Э. А. Дрогичиной и др. Организато­рами этого дела выступили Институты профессиональ­ных заболеваний в Москве, Ленинграде, Горьком, Харь­кове и других городах, а также клиники токсикологии и профпатологии медицинских институтов. За сравни­тельно короткий срок были изучены токсические энцефалопатии, миелопатии, развивающиеся в условиях острой и хронической промышленной интоксикации ртутью, марганцем, бромэтилом, синдромы отравления тетраэтилсвинцом, антифризом, окисью углерода, серо­водородом, различными продуктами, возникающими в процессе переработки нефти, мышьяковые, свинцовые полиневриты, вегетативные полиневриты, связанные с длительной профессиональной механической травмой, простудные радикулиты у рабочих горячих цехов, пояснично-крестцовые радикулиты и люмбоишиалгии у лиц тяжелого физического труда и многие другие формы профессиональных заболеваний нервной системы. Были выяснены вопросы этиологии, патогенеза, ранней диа­гностики, врачебно-трудовой экспертизы указанных страданий, пути их лечения и профилактики, что прине­сло существенную пользу производству и резко снизило заболеваемость. Много ценного и нового внесли в эту область невропатологии работы Н. И. Гращенкова, Б. Е. Серебряника, 3. Л. Лурье, Н. А. Поповой. В. М. Слонимской, В. С. Сурат, 3. М. Вайнштейна, Т. Э. Розенцвит, Л. Н. Грацианской, Н. И. Савченко и других.



Эпилепсия всегда живо интересовала отечественных невропатологов. Тему эпилепсии называют «коронной темой» русской невропатологии, поскольку уже первый русский профессор по нервным болезням А. Я. Кожев­ников обессмертил свое имя описанием своеобразной формы эпилепсии и в последующем виднейшие предста­вители нашей специальности много занимались падучей болезнью: В. А. Муратрв, Л. О. Даркшевич, Л. С. Ми­нор, В. М. Бехтерев, Е. К. Сепп, В. К. Хорошко, С. Н. Давиденков и многие другие. В советское время эпилепсия пользовалась особенно большим вниманием. Широко изучались ее этиология, патогенез, патологи­ческая анатомия, рентгеноанатомия, биохимия, генети­ка, клиника, лечение, врачебно-трудовая и военно-вра­чебная экспертиза. При этом было установлено много новых фактов, подвергнуты критике некоторые устарев­шие концепции. В изучении эпилепсии в советское вре­мя были использованы новейшие методы: тонкий биохи­мический анализ обмена веществ у эпилептиков, спектрохимический анализ крови и ликвора больных, определение рН, тщательное разностороннее исследова­ние ликвора, включая цитологическое его изучение, изо­топные методики, контрастные методы рентгенографии черепа и головного мозга, электроэнцефалография (имеющая особенно большое значение для исследования эпилепсии); гипервентиляция и другие виды провокации эпилептического припадка; всестороннее клиническое и инструментальное исследование вегетативной нерв­ной системы. Были использованы не только клинические наблюдения и лабораторно-клинические исследования, но и эксперимент на животных. В послеоктябрьский пери­од эпилепсия была программной темой первого Всесо­юзного съезда невропатологов и психиатров (1927), предметом разностороннего обсуждения на многих науч­ных конференциях, расширенных пленумах правлений Всесоюзного и Всероссийского научных обществ невро­патологов и психиатров. До сих пор в проблеме эпилеп­сии еще осталось немало нерешенных вопросов, но сде­лано за 48 лет в этой области много. Объективное пред­ставление о современном уровне наших знаний по эпилепсии и о вкладе, внесенном в ее изучение советски­ми невропатологами, дано в недавней монографии С. Н. Давиденкова, включенной в шестой том многотом­ного руководства по неврологии (1960). Большой инте­рес представляет книга А. Д. Сперанского «Эпилепти­ческий приступ» (1932), посвященная эксперименталь­ной эпилепсии, вызванной у собак новым методом — замораживанием ограниченного участка коры головного мозга. Экспериментальные судороги, вызванные кам­форной интоксикацией, изучались С. X. Мусаэляном на морских свинках (1944). Симптоматической эпилепсии посвящена монография М. С. Скобло (1936). Многие исследователи стремились уточнить роль симпатической нервной системы в патогенезе судорожного приступа, в частности роль шейного симпатикуса и каротидного клубка (Н. И. Гращенков, П. М. Сараджишвили и др.). Эпилепсии посвящены книги: Л. Л. Рохлин «Травматическая эпилепсия» (1948); Д. А. Марков и Т.М. Гельман «Эпилепсии и их лечение» (1954); Е. Ф. Давиденкова-Кулькова. «Диэнцефальная эпилепсия» (1959). Сборники научных трудов по проблеме эпилепсии были выпущены отдельными кафедрами и научно-исследовательскими институтами: кафедрой нервных болезней I Московско­го медицинского института (1937), кафедрой нервных болезней Иркутского мединститута (1938), ЦИУ (1938), кафедрой нервных болезней и кафедрой психиатрии Башкирского мединститута (1939), Московским област­ным институтом психоневрологии (1936), Институтом психиатрии Министерства здравоохранения СССР (1959), кафедрой нервных болезней Омского мединсти­тута (1961, 1962, 1964, 1965). По вопросам эпилепсии выполнено много кандидатских и докторских диссерта­ций. В сентябре 1964 г. в Тбилиси состоялся Всесоюз­ный симпозиум по эпилепсии. Доклады к этому симпо­зиуму опубликованы в двух объемистых томах. Лечение больных эпилепсией подробно освещено в книге Е. С. Ремезовой «Дифференцированное лечение больных эпи­лепсией» (1965).

Среди заболеваний нервной системы чаще всего встречаются радикулиты. Это большая группа страда­ний периферической нервной системы, в которой цент­ральное место принадлежит пояснично-крестцовому ра­дикулиту — пояснично-крестцовой невралгии — ишиасу. С люмбоишиалгией ежедневно имеют дело не только невропатологи, но и врачи других специальностей — терапевты, хирурги, травматологи, урологи, гинекологи. Медико-статистические исследования показали, что примерно половина всего населения, достигшего пятиде­сятилетнего возраста, болеет или когда-нибудь болела той или иной формой пояснично-крестцовой невралгии. Последние десятилетия внесли в учение об ишиасе много нового. С большой убедительностью показано значение для этиологии и патогенеза поражений пояснично-крестцового отрезка периферической нервной сис­темы изменений позвоночника: хондрозов, выпадений межпозвонковых дисков (грыж Шморля), спондилоартрозов, спондилоартритов, спондилезов и пр.

Советские невропатологи уделили много внимания и труда этой чрезвычайно важной проблеме практиче­ской невропатологии, посвятив ей десятки конференций, научных сессий, симпозиумов, сотни журнальных статей, много сборников, монографий и других работ. Сюда относятся монография Д. А. Шамбурова «Ишиас» (1954), Д. А. Губер-Грица «Заболевания пояснично-крестцового отдела периферической нервной системы» (1960), сборник «Заболевания пояснично-крестцового отдела периферической нервной системы» (Харьков, 1937), работа П. М. Сараджишвили «О так называемом пояснично-крестцовом радикулите» (Тбилиси, 1960), сборник «Люмбоишиалгии» (М.-Л., 1938), исследования 3. Л. Лурье, Л. Г. Членова, В. К. Хорошко, Д. С. Футера, Ф. М. Слюсарова, И. И. Русецкого, А. Д. Динабург, Н. В. Миртовского и многих других.

Большую роль в изучении патологии пояснично-крестцового отдела периферической нервной системы сыграли рентгенологи.

Первая половина XX века характеризуется в истории медицины небывало большим интересом к вегетативной нервной системе. Этот интерес наблюдался повсеместно со стороны представителей самых различных практиче­ских и теоретических медицинских дисциплин. Начало поворота к невровегетологии ознаменовалось классичес­кими исследованиями английских физиологов Гаскела и Лэнгли. Клиницисты были заинтригованы позднее смелой попыткой венских терапевтов Этшингера и Гесса объяснить с теоретических позиций английских физиологов патогенез самых различных функциональных нарушений деятельности внутренних органов. Капиталь­ные исследования Дрезеля, Мюллера, Леви, А. Тома, Лэньель-Лавастина, Гийома, Фултона, Кегшона, Даниэлополу поддерживали и развивали этот интерес. Русские ученые внесли в дело исследования вегетативной нервной системы много ценного и оригинального тогда, ког­да этот раздел науки еще был в загоне. Талантливые представители казанской гистологической школы К.А. Арнштейн и А. С. Догель успешно изучали нор­мальную морфологию вегетативной нервной системы еще в восьмидесятых-девяностых годах прошлого столе­тия, А. Любимов (1874), П. Петров (1871), Н. Г. Коро­ленко (1897) и др. представили ценные данные по ее гистопатологии при общих заболеваниях организма, и В. М. Бехтерев и его многочисленные ученики примерно в то же время экспериментально доказали отношение коры головного мозга к различным вегетативным функциям. В самом начале XX века Б. Н. Лаврентьев развернул систематическое изучение строения и связей симпа­тических узлов, а К. М. Быков уже открыл ценные фак­ты по их физиологии.

В советское время отечественные исследователи сде­лали особенно много для изучения вегетативной нервной системы в условиях нормы и патологии и, можно смело сказать, внесли этим неоценимый вклад в мировую нау­ку. Анатомия вегетативной нервной системы обогати­лась совершенно новыми фактами, добытыми с помощью оригинальных методов в лабораториях В. П. Воробьева, Р. Д. Синельникова, В. Н.Терновского, В. Н. Шевкуненко, Г. Ф. Иванова, Д. М. Голуба, Г. А. Орлова, Б.В.Ог­нева, Н. С. Кондратьева, В. М. Годинова и многих других анатомов, гистология ее — блестящими исследова­ниями Б. И. Лаврентьева и его сотрудников, работами Ю. М. Жаботинского, М. Л. Боровского, В. П. Курковского, Б. А. Фаворского и других учеников Б. С. Дойникова, Л. Я. Пинеса, Г. И. Забусова, Н. Г. Колосова, Б. А. Долго-Сабурова и их многочисленных сотрудников. Широко развернулись работы по патологической гисто­логии вегетативной нервной системы на кафедрах мед­институтов и в научно-исследовательских лабораториях. Здесь нужно указать на уже перечисленные выше шко­лы и фамилии ученых, а также на исследования А. И. Абрикосова, Б. Н. Могильницкого, И. В. Давыдов­ского, С. С. Вайля, Е. М. Хает, Е. К. Плечковой, Ю. М. Лазовского и многих других. Работы по физиоло­гии симпатической нервной системы также проводились чуть ли не во всех физиологических лабораториях Сою­за. Наиболее значительными из них являются много­численные исследования, выполненные в лабораториях Л. А. Орбели, которые привели к созданию им теории адаптационно-трофической функции симпатической нерв­ной системы, и К. М. Быкова — о кортикальной регуля­ции вегетативных функций. Значение вегетативной нервной системы для организма животных и человека в условиях патологии было убедительно показано в эк­спериментах А. Д. Сперанского и его сотрудников, по­лучивших мировую известность, в исследованиях Д. Е. Альперна и его школы.

Методика исследования вегетативной нервной сис­темы и ее семиология подробно освещены с использованием большого личного материала А. Л. Эпштейном, И. И. Русецким, Н. С. Четвериковым и другими. Дан­ные морфологии, физиологии, биохимии и фармакологии вегетативной нервной системы привлекаются для реше­ния практических задач клиники в исследованиях Д. Е. Щербака, В. К. Хорошко, А. М. Гринштейна, Е. К. Сеппа, Г. И. Маркелова, И. С. Вайнберга, М. И. Русецкого, Н. А. Поповой, Н. С. Четверикова, Д.Г. Шефера и других.

Здесь невозможно перечислить даже самые значи­тельные труды советских ученых по вегетативной нерв­ной системе. Назовем только некоторые из них: Л. А. Ор­бели. «Лекции по физиологии нервной системы»; К. М. Быков. «Кора головного мозга и внутренние органы»; В. П. Воробьев и Р. Д. Синельников. «Атлас по анатомии нервной системы человека»; А. М. Гринштейн. «Пути и центры нервной системы» (1941); Б. И. Лавре­нтьев. «Морфология вегетативной нервной системы» (1939); Л. Я. Пинес. «Краткий курс лекций по вегета­тивным центрам» (1946); Б. С. Дойников. «Общая гис­тология и гистопатология периферической вегетативной нервной системы» (1935, 1955); Е. К. Плечкова. «Мор­фологии чувствительной иннервации внутренних орга­нов» (1948); Н. Г. Колосов. «Некоторые главы по мор­фологии автономной нервной системы» (1948); Ю. М. Жаботинский. «Нормальная и патологическая морфология вегетативных ганглиев» (1953); Г. И. Маркелов. «Заболевания вегетативной нервной системы» (1948); Н. С. Четвериков. «Лекции по клинике вегета­тивной нервной системы» (1948); И. И. Русецкий. «Веге­тативные нервные нарушения» (1958).

Наследственные заболевания нервной системы осо­бенно успешно изучались С. Н. Давиденковым и теми невропатологами, которые группировались вокруг него в Москве и позднее в Ленинграде, а также Б. Н. Маньковским (Киев) и его сотрудниками. На большом материале были тщательно изучены миопатии, прогрес­сирующие невральные мышечные атрофии, наследствен­ная и семейная формы атаксии, пароксизмальный семей­ный паралич, миоклонус-эпилепсия, причем было уста­новлено много новых, интересных фактов. Разработана классификация гередодегенеративных нервных болезней. Много внимания было уделено поискам методов эффективного лечения этих тяжелых страданий. Внесено много принципиально нового в понимание роли наследст­венного фактора при них. Советские ученые постепенно научились правильно оценивать значение экзогенных вредностей для этиологии и патогенеза всей группы неврогередодегенераций и каждой из основных форм ее в отдельности.

Этиология, патогенез, патологическая анатомия, кли­ника, диагностика и лечение гепатолентикулярной деге­нерации нашли исчерпывающее освещение в трудах Н. В. Коновалова, которому принадлежат самые фун­даментальные исследования по этому вопросу в миро­вой литературе, доставившие ему почетное звание лау­реата Ленинской премии: «Гепатолентикулярная деге­нерация» (1948), «Гепатоцеребральная дистрофия» (1960).


1   2   3   4   5


©dereksiz.org 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет