Развитие английского женского дискурса как функциональной системы


В главе 2. «Эволюция функциональной системности английского женского дискурса XIX-XXI веков»



бет2/3
Дата18.07.2016
өлшемі405.22 Kb.
1   2   3

В главе 2. «Эволюция функциональной системности английского женского дискурса XIX-XXI веков» рассматриваются коммуникативные стратегии и тактики женского речевого поведения, а также анализируются функциональные особенности английского женского дискурса XIX-XXI веков.

В разделе 2.1. «Стратегии и тактики как составляющие речевого общения» исследуются женские и мужские дискурсивные стратегии, изменения общей направленности стратегий в зависимости от возраста коммуниканта, ситуации общения и особенностей эпохи (Т.Н. Астафурова, О.С Ахманова, Е.В. Бакумова, Р.М. Блакар, Л. Вайнбах, Е.М. Верещагин, Дж. Гамперц, Т. ван Дейк, О.С. Иссерс, В.И. Карасик, Е.В. Клюев, Л.П. Крысин, Ю.Б. Кузьменкова, Е.Н. Малюга, Д. Морли, М.М. Полюжин, Р. Ротмайр, Т. Ройтер, Л.Л. Федорова, Н.И. Формановская, Б. Хэзлет и др.).

Понятие коммуникативной стратегии широко распространено в лингвистических исследованиях, направленных на изучение способов воздействия собеседников друг на друга в речевом общении и трактуется как организация последовательности речевых действий, которая зависит от цели речевого взаимодействия и обусловливает выбор адресантом лингвистических единиц, направленных на достижение коммуникативных целей [Клюев 2002].

Для успешного достижения цели речевого общения участниками используется ряд тактик, под которыми подразумевается совокупность речевых действий, выполняемых коммуникантами в той или иной последовательности, которые реализуют/не реализуют коммуникативную стратегию и подчиняются/ не подчиняются тем или иным правилам [Малюга 2008]. Таким образом, если коммуникативные стратегии намечают общее развитие дискурса, то тактики показывают реализацию данной стратегии на каждом этапе развития ситуации общения.

Исследование коммуникативных стратегий и тактик английского женского дискурса на примере англоязычной литературы различных периодов показывает, что выбор речевой стратегии в первую очередь связан с целевой установкой индивида, что позволяет ему (при удачном выборе) регулировать деятельность своего собеседника, влиять на его взгляды и решения. Анализ женских дискурсивных стратегий и тактик на примерах произведений художественной литературы XIX-XXI вв. позволяет выявить функциональные особенности дискурса представительниц слабого пола на разных этапах.



В разделе 2.2. «Функциональные особенности английского женского дискурса на материале художественной литературы» раскрываются особенности и закономерности английского женского дискурса, а также дискурсивных стратегий на разных этапах его развития.

В большинстве коммуникативных ситуаций основополагающей является цель, которую преследуют участники, и каждый из них выстраивает определенную линию речевого поведения (стратегию, реализуемую посредством тактик) для реализации своего коммуникативного замысла.



На уровне конкретного фрагмента женского дискурса можно последить механизмы синергийной эволюции, т.к. в процессе общения возможно отклонение от первоначальной коммуникативной программы вследствие каких-то реакций партнеров или появления новых мотивационных импульсов, или эмоционального воздействия и т.д. Однако реализация коммуникативного замысла (т.е. полезного для системы результата) все равно остается вполне достижимой, если в дискурсе произойдут некоторые функциональные изменения – например, нивелирование значимости или маскировка – условно говоря, «рассеивание» в сознании получателя – тех дискурсивных элементов, которые могут препятствовать достижению коммуникативной цели, а элементы, способствующие этому, будут усилены либо «привлечены» из внешней среды, с тем чтобы система стабилизировалась и возобновилось направленное движение данной системы дискурса к успешной реализации коммуникативной задачи (т.е. элементы системы дискурса будут функционировать с целью обеспечения полезного для системы результата).

Например, в произведении Джона Осборна “Look Back in Anger” приводится разговор между мужем и женой Джимми и Элисон и их другом Клифом.

Jimmy: Do the Sunday papers make you feel ignorant?

Cliff: Not

Jimmy: Well, you are ignorant you’re just a peasant. (To Alison) What about you? You're not a peasant are you?

Alison: (absently) What’s that?

Jimmy: I said do the papers make you feel you're not so brilliant after all?

Alison: Oh -I haven't read them yet

Jimmy: I didn't ask you that, I said…

Cliff: Leave the poor girlie alone, she’s busy.

Jimmy: Well, she can talk, can't she?.. You can express an opinion or does the White Woman's Burden make it impossible to think?

Alison: I'm sorry. I wasn't listening properly.

Jimmy: All right, dear. Go back to sleep (J. Osborne).

На пути к аттрактору коммуникативная стратегия Элисон, нацеленная на избежание конфликта, противодействует стремлению Джимми вывести ее из себя, и все элементы ее дискурса направлены к реализации этого замысла. Пренебрежительное в его устах сравнение с крестьянкой деструктивно для хода речевого общения, что могло бы нарушить функциональное равновесие в дискурсе Элисон (т.е. хаотизировать дискурс) и прервать движение к аттрактору. Но применяя тактику уклонения, героиня делает вид, что не слышала вопрос (What’s that?). Таким образом, ее речевая подсистема вытесняет хаотические элементы и «забывает» о них. Это позволяет Элисон выиграть время на обдумывание и выбрать нужную тактику поведения, которая приведет ее к реализации интенции: сгладить конфликт.

Продолжая дискурсивную линию агрессивности, Джимми вновь обращается к жене бесцеремонно, но Элисон использует элементы, которые позволяют вернуть систему дискурса в равновесное положение: в своих ответах (OhI haven't read them yet; I'm sorry. I wasn't listening properly) она игнорирует вопрос мужа, стараясь изменить ход беседы, что дезорганизует тенденции его дискурса и формирует нужную ей среду в коммуникативной ситуации. После всех функциональных колебаний прагма-смысловой системы реплика Джимми (All right, dear. Go back to sleep) показывает, что женщине удалось решить свою коммуникативную задачу. Система дискурса переходит на новый уровень упорядоченности и относительного равновесия.

Выделение этапов эволюции английского женского дискурса во многом продиктовано изменениями в женском речевом поведении, которые переплетаются с социальными переменами и в частности с изменением роли и статуса женщин в обществе соответствующих периодов. При этом женский дискурс определенной эпохи, реализуемый и в коммуникативных стратегиях, имеет свои особенности, наряду с которыми прослеживаются и общие черты.

Так, например, женское речевое поведение первой половины XIX в. обусловлено подчиненным положением в обществе. В дискурсе героинь данного периода функционируют элементы учтивости, вежливости и смягчения, подтверждающие их зависимый социальный статус. Их речь отличается грамотным построением фраз, регулярным использованием контактоустанавливающих вопросов и предотвращением конфликтных ситуаций, что особенно важно в условиях светского общения. Умение начать и поддержать разговор для представительниц слабого пола является основополагающим и социально обусловленным. В произведении Дж. Остин “Pride and Prejudice” мы видим, что дискурс миссис Беннет выстраивается с целью заинтересовать мужа темой, которая ему обычно не по вкусу:

"My dear Mr. Bennet," said his lady to him one day, "have you heard that Netherfield Park is let at last?"

Mr. Bennet replied that he had not.

"But it is," returned she; "for Mrs. Long has just been here, and she told me all about it."

Mr. Bennet made no answer.

"Do you not want to know who has taken it?" cried his wife impatiently.

"You want to tell me, and I have no objection to hearing it."

"Why, my dear, you must know, Mrs. Long says that Netherfield is taken by a young man of large fortune from the north of England…"

"What is his name?"

"Bingley."

"Is he married or single?"

"Oh! Single, my dear, to be sure! A single man of large fortune; four or five thousand a year. What a fine thing for our girls!" (Austen,1994:5)

Для реализации интенции героиня прибегает к типично женской хитрости: используя формы вежливости и смягчения (My dear) и включая элементы сплетен (have you heard), она начинает разговор, тем самым намечая путь построения дискурса, где все элементы направлены на нужный ей результат. Однако односложный ответ мужа (Mr. Bennet replied that he had not) вносит ситуационные колебания (флуктуации), и прагма-семантическая система начинает искать новые пути для продвижения дискурса. Миссис Беннет делает попытку вызвать отклик у мужа, протвопоставляя ему свое мнение (But it is). Однако его молчание вновь препятствует конструктивному развитию дискурса. Желание реализовать коммуникативный замысел побуждает героиню придать течению коммуникативного акта своеобразные повороты, говоря языком синергетики, фазовые переходы, чтобы элементы дискурса активнее двигались к аттрактору. Используя характерные для женского дискурса контактоустанавливающие вопросы (Do you not want to know), Миссис Беннет все же вовлекает мужа в обсуждение, что благоприятно корректирует коммуникативную ситуацию – муж вынужден откликнуться ("Is he married or single?"). Таким образом, Миссис Беннет удалось воздействовать на внешнюю среду дискурса и добиться своей цели.

Функциональные особенности женского дискурса второй половины XIX-начала XX вв. обусловлены желанием представительниц слабого пола доказать равноправное положение с мужчинами. В данный период для женщин значительно повышается важность профессиональной самореализации по сравнению с заботой о семье и воспитанием детей. В связи с этим в дискурсе героинь все активнее используются типично мужские элементы речевого общения – напористость и агрессивность. Отметим, что для женщин привносить в свою речь мужской тип коммуникации, захватывать инициативу в разговоре, бросать вызов собеседнику, а то и несколько угрожать ему считается отклонением от нормы, не соответствующим стереотипному образу. Однако на рубеже XIX-XX вв. наблюдается стремление женщин доказать свою правоту, отстоять свои права.

Так, в произведении Т. Драйзера “Sister Carry” дискурс героини – миссис Герствуд – направлен на доказательство своей правоты в том, что муж изменяет ей, и решительное заявление своих прав:



"Where were you last night?" she answered. "Who were you driving with on Washington Boulevard? Who were you with at the theatre when George saw you? Do you think I'm a fool to be duped by you? Do you think I'll sit at home here and take your 'too busys' and 'can't come,' while you parade around and make out that I'm unable to come? I want you to know that lordly airs have come to an end so far as I am concerned. You can't dictate to me nor my children. I'm through with you entirely."

"It's a lie," he said, driven to a corner and knowing no other excuse.

"Lie, eh!" she said, fiercely, but with returning reserve; "you may call it a lie if you want to, but I know."

"It's a lie, I tell you," he said, in a low, sharp voice. "You've been searching around for some cheap accusation for months, and now you think you have it. You think you'll spring something and get the upper hand. Well, I tell you, you can't. As long as I'm in this house I'm master of it, and you or any one else won't dictate to me- do you hear?"

"I'm not dictating to you," she returned; "I'm telling you what I want."

"And I'm telling you," he said in the end, slightly recovering himself, "what you'll not get."

"We'll see about it," she said. "I'll find out what my rights are. Perhaps you'll talk to a lawyer, if you won't to me.” (Dreiser, 1968:125).

На начальном этапе формирования системы смыслов данного блока коммуникативное поведение героини характеризуется как направленное на реализацию интенции. Свидетельством этому являются следующие элементы: повторение начала вопроса (Who were you with) и (Do you think), которые подтверждают устойчивость позиции миссис Герствуд и не позволяют читателю усомниться в правильности ее подозрений и слов. Однако вскоре дискурс героини входит в функционально-неравновесное состояние и этому способствует ответ мужа (It's a lie), который вносит хаотизирующие элементы в систему дискурса героини и происходит некое отклонение от первоначально намеченного курса и дискурсивной стратегии. Происходит выбор дальнейшего пути развития (бифуркация), и затем система дискурса миссис Герствуд перестраивается в новом направлении, из внешней среды привлекаются элементы, способствующие структуризации системы и достижению аттрактора. Такими компонентами являются: фраза Lie, eh!, которая дает героине время на обдумывание дальнейшей стратегии речевого поведения и предложение (you may call it a lie if you want to, but I know), которое с одной стороны звучит мягко, не столь категорично, т.е. оставляя за собой право на отступление, с другой – настойчиво, тем самым продолжая намеченную дискурсивную линию. Фраза мистера Герствуда, указывающая на еще не совсем окрепший статус женщины и ее зависимое положение (I'm in this house I'm master of it , and you or any one else won't dictate to medo you hear?) вновь вносит хаотические колебания в систему дискурса героини. Не забывая о том, что речь женщины должна отличаться мягкостью и тактичностью, Миссис Герствуд сдерживает свою агрессию и тактично подмечает (I'm not dictating to you,… I'm telling you …), тем самым, вытесняя хаотизирующие элементы для её дискурсивной системы и игнорируя при этом отказ – угрозу со стороны партнера и формирует нужную среду в коммуникативной ситуации. Финальная фраза героини указывает на достижение ею коммуникативной цели (I'll find out what my rights are), таким образом, система дискурса переходит на новый уровень упорядоченности и пребывает в состоянии относительного равновесия.

Умение поддержать диалог на любые темы и доказать правоту является основополагающим для представительниц слабого пола второй половины XIX- начала XX вв., поэтому в английском женском дискурсе распространяются различные стратегии и тактики, изменяющие прагматические установки адресата. Однако в речевом поведении данного периода остались и черты, свойственные дискурсу первой половины XIX в. – эмоциональность, желание посплетничать и заинтересованность в продолжении разговора.

В середине XX в. возвращение к традиционной модели распределения ролей между полами в обществе (где ценности женщин стали вновь ориентированы на семью) нашло отражение и в функциональных особенностях английского женского дискурса данного периода. Речь представительниц слабого пола не отличается агрессивностью, а напротив, чтобы сохранить комфортную и дружелюбную атмосферу, они прибегают к тактикам дистанцированности и уклонения, которые к тому же дают им возможность снять с себя ответственность и выиграть время на обдумывание последующих коммуникативных действий. Однако, несмотря на возращение традиционных ценностей, в женском речевом поведении середины XX в. прослеживается желание добиться своей цели любым путем. Если во второй половине XIX-начале XX вв. таковым являлся напористый стиль общения, то в дальнейшем функционирование в женском дискурсе комплиментов и лести позволяет быстрее решить поставленную задачу.

Например, в произведении А. Мердок “The Black Prince” Джулиан поставила перед собой цель уговорить Брэдли взять ее в свои ученицы и выстраивает свой дискурс таким образом, чтобы обеспечить успешность реализации задуманного:



"It's not easy to help someone to be a writer; it may not even be possible."

"The thing is, I don't want to be a writer like Daddy, I want to be a writer like you."

My heart warmed to the girl. But my answer had to be ironical. "My dear Julian, don't emulate me! I constantly try and hardly ever succeed! It's a long hard road, Julian, if that's what you believe."

"Well, it's what you believe, and I admire you for it, I've always admired you, Bradley. But the point is this, will you teach me?.. I know I'm not educated and I know I'm immature. …. And then, the second thing, I'd like to write things for you, short stories perhaps, or anything you felt I should write, and you'd criticize what I'd written. You see, I want to be really taken in hand. I think one should pay so much attention to technique, don't you? Like learning to draw before you paint. Do please say you'll take me on. It needn't take much of your time, not more than a couple of hours or so in a week, and it would absolutely change my life."

I said, "I think it's a very good idea and of course I'd like to help, and I do so agree with you about technique-Only just now I'm going to be abroad for a while." (Murdoch, 2003:50).

Положительный результат коммуникативной стратегии Джулиан определяется тем, что ее дискурсивная система активно взаимодействуя с внешней средой, привлекает из нее элементы, нивелирующие хаотические сигналы от Брэдли – сомнение, нежелание помочь (It's not easy to help someone to be a writer; it may not even be possible); создается благоприятная коммуникативная ситуация для реализации интенции героини. Среди подобных элементов можно выделить: лесть (I admire you for it, I've always admired you, Bradley), комплименты-сравнение, (I don't want to be a writer like Daddy, I want to be a writer like you), намеренное преуменьшение своих способностей для акцента на талант собеседника (I know I'm not educated and I know I'm immaturе… I'd like to write things for you, short stories perhaps, or anything you felt I should write, and you'd criticize what I'd written). Подобная природная хитрость помогает завуалировать корыстные мотивы и способствует манипуляции адресатом, создавая впечатление гармонизации взаимоотношений с ним. В конечном счете коммуникативная цель Джулиан реализована, что подтверждает реплика Брэдли (I think it's a very good idea and of course I'd like to help) и прагма-семантическая система дискурса героини вновь уравновешивается.

Эмансипация женщин, средства массовой информации и мир глянца существенно повлияли на дискурсивные особенности представительниц слабого пола второй половины XX-начала XXI вв. Лексические единицы, имеющие отношение к моде, фитнесу, диетам, покупкам являются преобладающими. Заметно упростилась и речь героинь данного периода: вместо полных, развернутых фраз, стали более привычны односложные конструкции и междометия. Например, героиня романа С. Кинсэллы “Shopacholic and Sister” Беки не представляет ни дня без покупок, что не радует ее мужа. Героиня это осознает и. стараясь скрыть множество покупок во время свадебного путешествия, использует целый комплекс речевых стратегий, который воздействует на сознание партнера и направлен на изменение его негативного отношения (в этом ее коммуникативная цель):

"You ordered a dining table and ten chairs... without telling me?" says Luke, goggling as the chairs arrive.

"It's... my wedding present to you!" I say with sudden inspiration. "It's a surprise! Happy wedding, darling!"

"Becky, you already gave me a wedding present," says Luke, folding his arms. "And our wedding was a fairly long time ago now."

"I've been... saving it up!" I lower my voice so Vijay can't hear. "And honestly, it isn't that expensive ..."

"Becky, it's not the money. It's the space! This thing's a monstrosity!"

"It's not that big. And anyway," I quickly add before he can reply, "we need a good table! Every marriage needs a good table."

"Becky, is there anything else you've bought that you haven't told me about?"

"Of course not!" I say at last. "Or... you know. Maybe just the odd little souvenir along the way. Just here and there."

"Like what?"

"I can't remember!" I exclaim. "It's been ten months, for goodness' sake!"

"All right," says Luke, his voice a little gentler. "You've won me over." He gives the table a pat, and then looks at his watch (Kinsella, 2004:19).

Уже первое высказывание героя ("You ordered a dining table and ten chairs... without telling me?") нарушает направленное развитие смысловой системы дискурса Беки. Понимая, что необходимо разрядить обстановку, героиня прибегает к тактике смягчения (включение единиц повышенной коммуникативной значимости для данной ситуации – wedding present, darling). Однако ответ мужа о том, что дело не в стоимости подарков, а в отсутствии свободного места, вновь хаотизируют дискурс Беки. Движение системы к реализации коммуникативной интенции направляется в сторону вытеснения хаотических для ее системы элементов и привлечения из внешней среды тех, которые восстановят функциональное равновесие: инклюзивное местоимение we смягчает эмоции мужа и в то же время снимает полноту ответственности с жены; оценочное снижение It's not that big маскирует правду (It is big); усиление прагматики категоричности Of course not несколько обезоруживает партнера, а для того, чтобы придать объяснению или извинению оттенок предполагаемой возможности, она использует элемент со значением вероятности maybe, «заполнитель пауз» you know помогает скрыть неуверенность и желание оставить время для обдумывания последующих шагов. Все это позволяет женщине формировать необходимую ей внешнюю среду (коммуникативную ситуацию), результатом чего является благоприятная ответная реакция Люка. При этом женщина эффективно решает свою задачу, прибегая не к развернутым, красиво сформулированным аргументам, а всего лишь к простеньким и по лексике и по грамматике фразам.

Бизнес-леди во второй половине XX-начале XXI вв. заимствовали мужской тип общения, поэтому их дискурс характеризуется напористостью, агрессивностью, требовательностью и прямолинейностью. Например, в романе Л. Вайсбергер ”The Devil Wears Prada” Миранда Пристли в диалоге с секретаршей использует типично мужскую модель общения, давая подчиненной почувствовать свою нерадивость:

"I simply do not understand what takes you so long to speak after you pick up the phone," she stated. "In case you haven’t been here long enough to notice, when I call, you respond. It's actually simple. See? I call. You respond. Do you think you can handle that, Ahn-dre-ah?

"Yes, Miranda. I'm sorry," I said softly, head bowed.

"All right then. Now, after wasting all that time, may we begin? …" she asked (Weisberger, 2003:79).

Кроме того, в виду отсутствия каких-либо запретов, в речи представительниц слабого пола, проскальзывают нецензурные слова и бранная лексика. Все эти элементы свидетельствуют о закреплении деловой женщиной своего уверенного положения в обществе, где официально признается равенство полов.





Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет