Развитие английского женского дискурса как функциональной системы



бет1/3
Дата18.07.2016
өлшемі405.22 Kb.
  1   2   3




На правах рукописи


Журавлева Светлана Владимировна

РАЗВИТИЕ АНГЛИЙСКОГО ЖЕНСКОГО ДИСКУРСА КАК ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

(на материале английского языка XIX-XXI веков)

Специальность 10.02.04 – германские языки


АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

МОСКВА 2010

Работа выполнена на кафедре английской филологии

государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«Тульский государственный педагогический университет имени Л.Н. Толстого»


Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор кафедры английского языка № 5 ГОУ ВПО «Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России»

Пономаренко Евгения Витальевна


Официальные

оппоненты:

доктор филологических наук, профессор кафедры теории преподавания иностранных языков ф-та иностранных языков и регионоведения ГОУ ВПО «Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова»

Вишнякова Ольга Дмитриевна

кандидат филологических наук, профессор кафедры иностранных языков ГОУ ВПО «Российская таможенная академия»



Кузнецова Наталья Алексеевна


Ведущая организация:

Поволжская государственная социально-гуманитарная академия (кафедра английского языка).

Защита диссертации состоится на заседании диссертационного совета

Д 209.002.07 в Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД России «___» _ноября_ 2010 г. в 13.00 часов по адресу: 119554, Москва, проспект Вернадского, д. 76.
С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России.

Автореферат разослан «___» _октября_ 2010 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

д.ф.н. Н.В. Иванов
Общая характеристика работы
В современной лингвистике не ослабевает интерес к изучению языка и речи в русле антропоцентрической парадигмы, раскрывающей значимость речевой деятельности как одного из важнейших факторов жизнедеятельности человека. Ученые Пражского лингвистического кружка (Тезисы 1929 г.) дали определение языку как функциональной системе, то есть системе средств выражения, служащих какой-то определенной цели [ПЛК,1967]. В Тезисах ПЛК также справедливо подчеркивается, что синхронное состояние языка не только системно, но и динамично, а эволюция языка не только динамична, но и системна. Поэтому неизменно актуальным остается развитие методологических оснований языковедческого анализа, позволяющих углубить и расширить системное и при этом эволюционное, разностороннее осмысление объекта анализа, особенно с позиций функционализма.

В этом плане целесообразно обратиться к синергетическому подходу, который рассматривает язык/речь как самоорганизующуюся (синергийную) систему – сложную, открытую, нелинейную и неравновесную, способную в процессе развития образовывать новые структуры и свойства.

Понятие функциональной системы является ключевым для функциональной лингвосинергетики, которая заостряет внимание на эволюционных аспектах функционального (прагма-семантического) пространства системы дискурса. При этом под системой дискурса в данной работе, вслед за Е.В. Пономаренко, понимается система смыслов дискурса, формируемая через их речевое выражение, а самоорганизация системы дискурса подразумевает функциональное саморегулирование – слияние прагма-семантического потенциала всех элементов дискурса («синергия» означает именно «слияние энергий») [Пономаренко 2007]. Результат самоорганизации состоит в том, что смысловая система дискурса адаптируется к условиям внешней среды (системы языка, ситуации общения, а также индивидуально и социально обусловленных параметров участников) и приобретает новые свойства, не присущие элементам в отдельности, вне системы, и невыводимые из простого «сложения» их семантики. Этот принцип (хотя и без обращения к синергетике) отмечал академик Л.В. Щерба в статье «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании» (1931): в языке существуют «правила сложения смыслов, дающие не сумму смыслов, а новые смыслы» [Щерба 2004: 24], которые он считал важнее правил синтаксиса.

Исследования, проводимые в таком ключе, освещают различные проблемы языкознания, но еще не касались проблемы гендера в языке, в частности эволюции женского речевого поведения. Между тем английский женский дискурс представляет особый интерес как объект синергетического анализа, т.к. функциональная специфика женской речи формируется именно эволюционно, в процессе синергийного взаимодействия элементов системы дискурса между собой и с внешней средой.

Характерные свойства английского женского дискурса обусловлены направленностью дискурса к реализации коммуникативной цели (что позволяет говорить о нем как о функциональной синергийной системе) и тем, какие «коммуникативные возможности» имеют женщины для достижения своих целей в тот или иной период развития общества. Поскольку положение и самоощущение женщин и в обществе в целом, и относительно мужчин, и относительно других женщин, и в семье с течением времени меняется, это отражается и в их сознании, и в дискурсе, и в языковой системе в целом через определенные модификации.

При том, что морфологические, лексические, грамматические маркеры английской женской речи описаны довольно подробно, системно-эволюционные аспекты функционального плана женского дискурса остаются недостаточно изученными.



Актуальность анализа английского женского дискурса в таком ракурсе обусловлена необходимостью восполнить пробел в комплексной функциональной характеристике данного типа дискурса, так как пока остаются до конца не выявленными механизмы его модификаций, динамика в развитии функциональных свойств и перспективные тенденции в женском речевом поведении в процессе взаимодействия дискурса и внешней среды.

Цель исследования заключается в выявлении механизма, особенностей и закономерностей развития английского женского дискурса как функциональной системы.

Для достижения этой цели необходимо решить ряд основных задач, среди которых:



  1. Определение функционального статуса английского женского дискурса.

  2. Обоснование целесообразности функционально-синергетического подхода для анализа системы английского женского дискурса.

  3. Определение функциональной направленности эволюции рассматриваемого дискурса.

  4. Выявление структурных и функциональных особенностей английского женского дискурса на разных этапах его развития.

  5. Раскрытие характерных эволюционных процессов английского женского дискурса и роли внешней среды в его модификации.

Теоретической основой исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых по функциональной лингвистике, лингвосинергетике, общей синергетике (О.В. Александрова, Н.Д. Арутюнова, В.И. Аршинов, О.Н. Астафьева, В.Н. Базылев, В.Г.Буданов, Т. Ван Дейк, И.А. Герман, И.М. Кобозева, Е.С. Кубрякова, С.П. Курдюмов, Г.Г. Москальчук, Дж. Остин, В.А. Пищальникова, Е.В. Пономаренко, И. Пригожин, Дж. Серль, Г. Хакен и др.), по дискурсу (Е.В. Бакумова, Е.С. Кубрякова, Т.А. ван. Дейк, М.Л. Макаров, Н.Н. Миронова, А.В. Олянич, У. Чейф и др.), по гендерологии (С. Бем, И.И. Булычев, О.А. Воронина, Е.И. Горошко, А.В. Кирилина, Д.Ч. Малишевская, М.В. Томская, С.А. Ушакин, И.И. Халеева, Дж. Коутс, Р. Лакофф, Д. Таннен и др.).

Исследование проведено главным образом с использованием метода функционально-синергетического анализа дискурса, также по мере необходимости применялись элементы социолингвистического, сравнительно-сопоставительного, лингвостилистического методов анализа, систематизации, аналогии, компонентного анализа.



Объектом исследования в работе является английский женский дискурс, предметом – эволюционные процессы английского женского дискурса с позиций взаимодействия его разноуровневых компонентов на пути к достижению равновесного функционального состояния, адекватного состоянию внешней среды дискурса.

Материалом исследования послужили художественные произведения английских и американских писателей XIX-XXI вв.: Дж. Апдайка “Rabbit, Run” (1960), Д. Брауна “The Da Vinci Code” (2003), Ш. Бронте “Jane Eyre” (1847), Я. Бэнкса ”The Business” (1999), Л. Вайсбергер “The Devil Wears Prada” (2003), Т. Гарди “Tess of the d’Urbervilles: A Pure Woman” (1891) , Н. Готорна “Fanshawe” (1828), “Mr. Higginbotham’s Catastrophy” (1837), Г. Грина  “Travels with My Aunt” (1969), Г. Джеймса “The Golden Bowl” (1904) Ч. Диккенса “Sketches by Boz” (1836), “David Copperfield” (1849), “The Posthumous Papers of the Pickwick Club (The Pickwick Papers)”, Т. Драйзера “Sister Carry” (1900), С. Кинселлы “Shopacholic & Sister” (2004), А. Кристи “Sad Cypress” (1940), “Sparkling Cyanide” (1944), Д. Лоренс “Lady Chatterley’s Lover” (1928), С. Моэма “Theatre” (1937), Ф. Найтингейл “Notes on Nursing” (1860), Дж. Осборна “Look back in anger” (1956), Дж. Остин “Pride and Prejudice” (1813), В. Скотта “Waverley, Or ‘Tis Sixty Years Hence” (1814) и “Redgauntlet” (1824), М. Спарк “The Portobello Road and Other Stories” (1994), Н. Спаркса “Nights in Rodanthe” (2002), Дж. Стейнбека “The Grapes of Wrath” (1939), У. Теккерея “Vanity Fair” (1848), О. Уайлда “Lady Windermere`s Fan” (1892), Х. Филдинг “Bridget Jones’s Diary” (1998), А. Хейли “Airport” (1968), Б. Шоу “Pygmalion” (1913), С. Шелдона “If Tomorrow Comes” (1985), М. Шелли “Frankenstein, or the Modern Prometheus” (1818), М. Эджуорт “Belinda” (1801), а также опубликованные письма королевы Виктории, интервью Маргарет Тэтчер, Вивьен Ли и Сьюзан Брайдл в англоязычной периодике.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что собранный материал и результаты исследования вносят определенный вклад в развитие функциональной англистики, теории гендера в языке, линвосинергетики и прагматики английского дискурса, а также развивают концепцию динамической системности английского женского дискурса.

Научная новизна работы состоит в том, что впервые английский женский дискурс рассматривается диахронически с позиций теории самоорганизации сложных систем (синергетики) в ракурсе его функциональных модификаций на протяжении двух столетий. При этом на материале английского языка выявлены особенности прагма-семантической самоорганизации женского речевого общения, отражающие динамику развития системы английского женского дискурса, повышающие ее адаптивность к условиям внешней среды и коммуникативную эффективность.

Практическая значимость диссертации определяется возможностью использовать ее материал в спецкурсах по функциональной лингвистике, лингвосинергетике, истории английского языка, теории гендера в языке, на занятиях по стилистическому анализу и интерпретации английского художественного текста, а также при подготовке специалистов по межкультурной коммуникации.

На защиту выносятся следующие основные положения:



  1. Английский женский дискурс является функциональной синергийной системой – динамической, открытой, нелинейной, неравновесной, что делает функционально-синергетический подход оптимальной научной базой для ее анализа; этой системе присуще свойство самоорганизации, при котором в случае возникновения функциональных колебаний, нарушающих равновесное состояние системы, она имеет возможность формальной и содержательной реструктуризации, выбора дальнейшего пути развития и перехода на новый уровень упорядоченности.

  2. Областью притяжения (аттрактором) в процессе функциональной эволюции английского женского дискурса является более упрощенное по структуре и содержанию состояние этой системы как адекватное тенденциям внешней среды – общей системы языка, коллективного сознания, сложившихся условий коммуникации, в том числе (относительно) общепринятого стиля коммуникативного поведения носителей языка.

  3. Моменты перехода системы английского женского дискурса на новый уровень упорядоченности (точки бифуркации) в течение последних двух столетий наблюдались в середине XIX века, на рубеже XIX и XX веков, в середине XX века и на рубеже ХХ и ХХI веков.

  4. В эволюции системы английского женского дискурса проявляются определенные тенденции продвижения:

а) в лексике: от обилия лексики балов, нарядов, любовных отношений, брака (XIX в.) до трудовой лексики и профессиональной терминологии (рубеж XIX-XX вв.) и лексики моды, фитнеса, карьеры, а также повышенно эмоциональной (плоть до бранной) лексики (ХХ-ХХI вв.);

б) в грамматике: от «книжной» правильности речи, многоступенчатых грамматических построений (первая половина XIX в.) до упрощения и неполноты грамматических конструкций (вторая половина XIX-рубеж XX вв.) и вытеснения книжной правильности, обилия односложных конструкций (рубеж ХХ-ХХI вв.);

в) в коммуникативных стратегиях и тактиках: от стратегий предотвращения конфликтных ситуаций и обилия форм контактоустанавливающих и смягчающих тактик (XIX в.) до стратегий напористого доказательства своей правоты (рубеж XIX-XX вв.) и утверждения своего полноправного положения в обществе, бизнесе, политике (рубеж ХХ-ХХI вв.).


  1. Наряду с изменениями в состоянии английского женского дискурса наблюдаются и достаточно устойчивые функционально-прагматические тенденции, такие как заинтересованность в продолжении беседы, эмоциональность, сочетание напористого стиля общения с женской хитростью и лестью, стремление сочетать образ примерной жены и бизнес-леди.

  2. Развитие английского женского дискурса как функциональной системы происходит в неразрывной связи и при решающем влиянии его внешней среды, которая на разных этапах своей собственной эволюции определяет тенденции эволюции данной системы.

Работа прошла апробацию на различных международных, всероссийских, межвузовских конференциях и семинарах (2007-2010 гг.), а также на заседаниях кафедры английской филологии ТГПУ им. Л.Н. Толстого. Основные положения диссертационного исследования изложены в девяти публикациях, в том числе в издании, рекомендованном ВАК РФ для публикации результатов диссертационных исследований.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографии и списка иллюстративного материала.
Основное содержание работы
Глава 1 «Теоретические основания проблемы развития английского женского дискурса» раскрывает теоретические, концептуально важные предпосылки проведенного исследования и посвящена анализу научной литературы по вопросам гендера, дискурса и функциональной лингвосинергетики как основной методологической базы исследования.

В разделе 1.1«Гендер как важная категория английского дискурса» дается краткий обзор гендерных исследований в России и за рубежом, определяются основные факторы, обусловливающие гендерные различия и влияющие на дифференциацию речи мужчины и женщины, а также раскрывается природа гендерных стереотипов коммуникативного поведения.

Центральное понятие гендерных исследований – гендер, – хотя и не имеет однозначного определения, характеризуется вполне определенной спецификой. Этот термин введен с целью отличить «социальный пол» (gender) от биологического (sex). Гендер признается плавающим параметром языковой личности, который конструируется в ходе коммуникативного взаимодействия и предполагает избирательное варьирование представителями различных полов языкового регистра в зависимости от их социальных целей (С. Бем, И.И. Булычев, О.А. Воронина, Е.И. Горошко, А.В. Кирилина, О.Н. Колосова, Д.Ч. Малишевская, И.И. Халеева и др.).

Вопрос о значимости женского и мужского начал в речи человека имеет непростую и уже довольно длительную историю. При этом, например, в феминистских исследованиях на материале английского языка особый упор делается на его ингерентной способности «принижать» женщину, т.к. мужская референтность считается исходной, а женская – производной, что отражается в образовании женских номинаций при помощи специальных языковых средств (waiter-waitress, hero-heroine, major-majorette и т.п.), в традиционном использовании мужских денотатов при отнесенности к лицам обоего пола (man, chairman, mankind, manpower), в существенном («невыгодном» для женщин) расхождении в значении однокорневых парных лексем мужского и женского рода (governor-governess, master-mistress) и т.п. Известны даже смехотворные попытки воинствующих феминисток разоблачать языковой «сексизм» в единицах, никак не связанных с половой референтностью (manipulate, manner, manuscript) и вводить в употребление более (по их мнению) политкорректные новообразования (типа herstory вместо history).

Однако учет гендерного фактора при рассмотрении особенностей и закономерностей дискурса, безусловно, необходим. При этом в центре внимания исследователя оказываются именно дискурсивные характеристики женского типа коммуникации (И.И. Халеева). Дискурсивные исследования показывают, что различия в мужской и женской речи не носят абсолютного характера и не имеют такой жесткой закономерности, как это представлялось на ранних этапах изучения гендера [Пермякова 2007].

В разделе 1.2. «Дискурс как объект функциональной лингвистики» определяются понятия дискурса и текста, а также освещается связь дискурса с коммуникацией и с реальным речевым общением.

В настоящей работе дискурс понимается как сложное коммуникативное явление, включающее в себя текст в совокупности с экстралингвистическими факторами (знаниями о мире, мнениями, установками, целями адресата и т.д.), которые необходимы для понимания текста (О.В. Александрова, Н.Д. Арутюнова, О.Д. Вишнякова, Ю.Н. Караулов, А.Е. Кибрик, В.В. Красных, Е.С. Кубрякова, А.В. Олянич, В.В. Петров, Е.В. Пономаренко и др.). При этом дискурс рассматривается одновременно и как процесс речевой деятельности (с учетом экстралингвистических факторов), и как ее результат (то есть текст).

Дискурс как явление динамичное и интерактивное, с одной стороны, отражает, с другой – сам участвует в формировании множества характеристик исторической эпохи, индивидуальных и социальных особенностей коммуникации и коммуникантов. Исследуя функциональные особенности английского женского дискурса различных периодов, выявляя отличные или схожие черты речевого поведения, в том числе коммуникативных стратегий, мы исходим из того, что гендерные особенности дискурса проявляются именно в процессе непосредственного речевого взаимодействия. Для анализа этих вопросов целесообразно использовать синергетический подход, который на данный момент в современной лингвистике является одним из важных подходов комплексного анализа изменений и закономерностей развития в любой системе, в том числе в дискурсе.

Обоснование правомерности его применения дается в разделе 1.3. «Синергетический подход в исследовании эволюции английского дискурса».

С позиций функциональной лингвосинергетики, для синергийной системы характерно:

- активное взаимодействие элементов между собой и с внешней средой,

- чередование упорядоченных и хаотических состояний,

- регулирующая роль параметров порядка (функциональных связей дискурса, способствующих упорядочиванию смыслового пространства),

- направленность всех элементов системы к функциональному аттрактору (коммуникативной цели)

- и главное – взаимоусиливающее и кооперативное функционирование всех элементов, обеспечивающее адаптацию и самосохранение системы.

Основное преимущество синергетического подхода состоит в том, что он органично сочетает анализ системных и вариативных, динамичных свойств дискурса, что и составляет наиболее значимые характеристики женской речи в процессе эволюции. Распространение динамико-системного подхода в исследовании английского женского дискурса на уровень диахронии позволяет рассматривать речевую коммуникацию с точки зрения проявления системных отношений, реализуемых в ней в определенный период времени (ось синхронии) и с учетом их исторической изменчивости и вместе с тем преемственности (ось диахронии). Рассматривая различные компоненты системы коммуникации, необходимо не только знать их современное состояние, но и уметь сопоставить его с состоянием системы в диахронии – тогда обнаружится трансформация, динамика системы либо ее устойчивость, неизменность. Это позволяет проследить и эволюцию социальных и психологических параметров жизни женщин.

В разделе 1.4. «Основные положения функциональной лингвосинергетики» дается обзор формирования лингвосинергетики как направления системной лингвистики и раскрываются ее важнейшие теоретические положения и понятия, используемые в языковедении: нелинейность (обусловленность общего функционального пространства речи не только последовательным, но и комплексным нелинейным взаимодействием различных элементов системы дискурса), функциональный аттрактор (центр притяжения всех траекторий прагма-семантического развития дискурса – коммуникативная цель, содержание-намерение автора дискурса), параметры порядка (функциональные отношения – содержательно-смысловое взаимодействие высказываний в речевой цепи), хаотизация (появление элементов, не соответствующих общим тенденциям развития системы, нарушающих ее упорядоченность), флуктуации (функциональные колебания), внешняя среда дискурса и т.д.

В синергетике упомянутая выше трактовка функциональной системы дополняется акцентом на то, что вся совокупная деятельность самоорганизующейся системы обеспечивает полезный для нее результат (П.К. Анохин). В нашем случае это обеспечение женской коммуникации эффективными для достижения поставленных целей средствами воздействия на партнера в зависимости от условий протекания общения, т.к. в разных условиях женщины, будучи более гибкими и зависимыми, чем мужчины, как правило, более адаптивны.

Например, героиня Х. Филдинг (“Bridget Jones's Diary”) при общении с молодым человеком по имени Дарси чувствует себя несколько неуверенно: чтобы завоевать его расположение, она схитрила и соврала о том, что прочитала книгу “Backlash”, полагая, что ее собеседник не подозревает о ее существовании. Однако, узнав, что книга ему знакома, пытается сменить тему разговора (что и составляет ее коммуникативную цель), чтобы не выдать себя:

Have you read any good books lately?” he said.



Oh, for God's sake. I racked my brain frantically to think when I last read a proper book… Then I had a brainwave.

Backlash, actually, by Susan Faludi,” I said triumphantly. Hah! I haven't exactly read it as such, but feel I have, as Sharon has been ranting about it so much. Anyway, completely safe option as no way diamond-pattern-jumpered goody-goody would have read five-hundred-page feminist treatise.

Ah. Really?” he said. “I read that when it first came out. Didn't you find there was rather a lot of special pleading?”

Oh, well, not too much…” I said wildly, racking my brains for a way to get off the subject. “Have you been staying with you parents over New Year?”

Yes,” he said eagerly. “You too?” [Fielding,1997:15].

Отвечая на вопрос о книгах, заданный с целью поддержать разговор, героиня стремительно вырабатывает речевую стратегию и использует элементы, способствующие структуризации ее дискурсивной системы (Backlash, actually, by Susan Faludi). Однако реплика Дарси (Didn't you find there was rather a lot of special pleading?) нарушает равновесие в дискурсе Бриджет, т.к. она не в состоянии поддерживать адекватное смысловое взаимодействие с системой дискурса партнера. Тогда, отвлекая его внимание, девушка находит удачный коммуникативный ход – резкую смену темы на вопрос, очень близкий Дарси – о родителях (более характерный именно для женского общения). На этом этапе функциональная связь переключения реализуется как параметр порядка прагма-семантической системы дискурса (Have you been staying with you parents over New Year?). Коммуникативная цель достигнута, что показывает ответная реплика Дарси (Yes,” he said eagerly. “You too?”). Таким образом, общий полезный для системы результат обеспечен участием всех элементов дискурса, т.к. у парня сложилось благоприятное впечатление и о начитанности, и о душевности Бриджет, и о внимании к его личным делам, что повысило и его интерес к девушке. Ловкий дискурсивный маневр героини сыграл роль инструмента функциональной модификации дискурса и восстановил его равновесное состояние на новом уровне развития.





Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3


©dereksiz.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет