Главы Жизнеобеспечение человека



бет8/15
Дата17.06.2016
өлшемі5.78 Mb.
#142445
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15

Послесловие
Резюмируя все вышеизложенное, можно сказать, что существует дилемма:

- либо мы будем следовать безмятежным «научным» рекомендациям директора Института питания РАМН академика В.А. Тутельяна:

«Формула пищи XXI века проста: питание должно покрывать наши энергетические затраты и выдерживать соответствие химического состава рациона нашим физиологическим потребностям, то есть мы должны быть изящными, красивыми, здоровыми. Не страдать от недостатка в витаминах, минеральных веществах; или избытка жиров.

На первом месте, уверен, останутся традиционные натуральные продукты и блюда из них. Еды в тубах, таблетках, порошках, исключающих радость накрытого стола, мне кажется, не будет, во всяком случае, такая пища не будет преобладающей. Кулинарные традиции и пристрастия у человечества чрезвычайно сильны и постоянны.



Добавятся, конечно же, продукты из генно-модифицированных источников.

Хочется надеяться, что человек будущего века будет умнее и рациональнее, у него будут знания, позволяющие питаться правильно, сила воли и осознанное желание контролировать себя.

Не плохо бы убрать в будущем из нашего рациона то, что нам не нужно, допустим, животный жир и обеспечить всеми необходимыми веществами. Сахар стоит заменить на подсластитель. Пища будет более здоровой, с заданными медиками качествами.

Особое внимание человек нового века будет уделять биологически активным добавкам к пище, которые позволят без увеличения каллоража рациона и его объема получить полный набор микроэлементов, витаминов. Выпил стакан специального напитка или проглотил драже, включающие их, - удовлетворил, допустим, половину суточной потребности в них. Впрочем, это не стоит откладывать на будущее».

Разумней вернуться к натуральным пищевым продуктам, которые себя ничем не опорочили. Применяя метатехнологию «LT» основанной на управлении параметрами водной среды, можно производить дешевые экологически чистые продукты питания без этих перечисленных проблем.


    1. Питьевая вода

Качество жизни существенно определяет качество воды как для питья и приготовления пищи, так и для санитарно-бытовых нужд.

По данным ВОЗ 80% заболеваний обусловлено плохим качеством питьевой воды. Автомобиль рядового водителя потребляет в день 2−3 л качественного бензина по цене 23 руб./л, продлевающего срок его эксплуатации. При этом сам водитель потребляет 2−3 л некачественной воды по цене 2−3 руб./л, укорачивающей его жизнь. На сегодня стоимость лечения серьезной “поломки” организма намного превысила стоимость ремонта автомобиля.

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека констатирует низкое качество питьевой воды в России. Около 19% проб воды из водопроводной сети не соответствует требованиям нормативов по санитарно-химическим и около 8% - по бактериологическим показателям. В целом по стране до 30% проб воды поверхностных водоисточников не соответствует гигиеническим нормативам по санитарно-химическим и до 25% - по бактериологическим показателям. Серьезной проблемой являются водоразводящие сети, от 40% до 70% которых требуют замены. Как говорится в сообщении службы от 18 марта 2005 года, "в связи с этим аварии на сетях и вторичное микробное загрязнение питьевой воды представляют эпидемическую опасность". Из сообщения следует, что из общего числа зарегистрированных в 2004 году вспышек заболеваний, 77,3% носили "водный" характер и были связаны с неудовлетворительным состоянием систем водоснабжения. (РИА "Новости").

Вода считается питьевой, соответствующей требованиям СанПина, если содержание загрязнений (органика, железо, мутность и др.) не превышает предельно допустимую концентрацию (ПДК). Следует учесть, что требования СанПина сильно занижены, они подогнаны под тот уровень очистки, который технически достижим Водоканалами. Нельзя же ведь, в самом деле, объявить, что в дома подается заведомо не питьевая вода!

Но и при этом 80% воды в России не соответствует даже таким заниженным требованиям. Анализ ситуации показывает, что мы в качестве источника питьевой воды используем не чистую воду, а разбавленную сточную, а современные физико-химические способы очистки не обеспечивают получение химически и инфекционно-безопасной, биологически полноценной питьевой воды.

Вода – неотъемлемая часть геоэкосистемы, основа жизнеобеспечения и жизнедеятельности человека, ключевое звено биосферы в существовании животного и растительного мира, основа национальной безопасности и базовая составляющая экономического комплекса страны, обеспечивающая социально-экологическое благополучие населения.

Приоритетные позиции здесь занимает питьевое водоснабжение. Оно имеет междисциплинарный характер и обусловлено развитием совместных медико-экологических, гидрологических, технико-экономических, правовых и иных подходов к созданию безопасных условий обеспечения населения питьевой водой.

Водоснабжение – это деятельность по обеспечению потребителей водой, которая включает людей в сложную систему активных отношений с окружающей средой, как совокупность устойчивых связей: вода планетарная – водные объекты – системы водоснабжения – вода питьевая – человек – окружающая природная среда.

Под системой водоснабжения понимается комплекс функционально связанных между собой водохозяйственных, гидротехнических, водопроводных и других сооружений, устройств и трубопроводов, предназначенных для обеспечения населения и отраслей экономики водой нормативного качества.
Прежде чем говорить о питьевой воде вспомним школьные уроки о круговороте воды в природе. Тот факт, что качество ее в последние десятилетия изменилось отнюдь не в лучшую сторону — известен каждому. Похоже, безвозвратно ушли в прошлое времена, когда дождевая или талая вода считалась эталоном чистоты.

Еще в середине ХХ столетия дождевой водой, к примеру, мыли голову; на основе талой воды строились курсы водолечения... Сегодня все меньше и меньше остается энтузиастов, готовых не только испить водицы из открытого водоема (пусть даже кристальной с вида чистоты!), но и просто окунуться в незнакомом озерце. Мы стали осторожнее, а вернее будет сказать — настороженность в нас нарастает день ото дня, и с этим нельзя не считаться.

Признаем: для такого поведения есть все основания. Даже факт проживания в экологически чистом и во всех отношениях благоприятном регионе ровным счетом ничего не значит, если помнить о так называемом трансграничном переносе - это когда облака, вобрав в себя вредные промышленные выбросы над территорией одного государства, преодолев затем тысячи километров освобождаются от своего вредоносного груза над ничего не подозревающими жителями "экологического рая" в другом государстве. Как показали исследования, при определенных условиях "карманы" или ячейки влаги в облаках могут сохраняться в течение 10-12 дней, совершая кругосветное путешествие. А значит, прогнозировать насколько далеко от места выбросов, скажем, крупного металлургического комбината прольется "индустриальный дождь" с дарами "ярких представителей таблицы Менделеева" - занятие не из легких, а то и вовсе безнадежное!

Обыч­ная дождевая капля массой 50 мг во время своего падения промывает 16 л воздуха и, следовательно, в 1 л дождевой воды можно обнаружить примеси, содержащиеся в 30 000 л воздуха. Понятно, что чистота дождевой воды зависит от ряда факторов, а именно: санитарно-экологической обстановки тер­ритории, над которой образовалось облако, загряз­нения атмосферы и других. Соединения серы и азо­та, вступая в атмосфере в реакцию с водой, превращаются в кислоты. Эти кислоты выпадают на землю в виде так называемых «кислотных; дож­дей, а, учитывая экологическое состояние атмосферы, почти каждый дождь можно считать «кислотным». Поэтому и за­прещают не только пить дождевую воду, но и мыть ею голову, а тем более готовить на ней пищу.

Не потому ли некоторые наши «просвещенные» современники в поисках чистой воды нынче стремятся поглубже забуриться в земные недра и достать водицу из артезианских скважин? Казалось бы, логика в этом действе есть. Но...

Мы не случайно взяли в кавычки "просвещенность" сторонников подобного решения проблемы чистой воды. Дело в том, что далеко не вся вода, что добыта из-под земли, имеет право называться "минеральной" и, соответственно, не является чистой, питьевой. Суть проблемы в следующем: вода, добытая из глубинных скважин, - не питьевая и для употребления человеком требуется дополнительная водоподготовка - причем, даже в большей степени, чем в случае с водой, взятой из открытого водоема. Находясь под высоким давлением (на глубине 100 м оно достигает около 10 атм.), вода лучше растворяет многие вещества - по сравнению с тем, что происходит на поверхности земли, при нормальных условиях. При прохождении такой воды по трубопроводу начинается интенсивное выпадение в осадок всех растворенных в ней "излишков". Но немалая их часть способна достичь кранов наших квартир и дач. К тому же в воде, взятой из скважины, гораздо меньше содержание кислорода (на глубине в 60 м его уже нет совсем!). А без кислорода - сами понимаете...

И, наконец, о потребности организма в сырой воде. Все тот же процесс эволюции приучил наш организм к потреблению сырой, а не кипяченой воды. Сырая или, другими словами, "живая" вода совсем иначе расщепляет, к примеру, жиры в организме. Не случайно предки говорили: проголодался - испей водицы! Ибо не только вкусна она - настоящая сыра вода, но и чрезвычайно полезна для организма! Именно сырая, не кипяченая!

…да где ж взять ее, спросите вы - чистую и полезную, и чтобы без последствий для желудка нашего, изнеженного прокипяченными водами? Ведь и в роднике нынче далеко не в каждом найдется безопасная для здоровья вода, которую можно пить без предварительного кипячения...




Где же выход? Неужели нет иного пути, кроме как отказаться от врожденной потребности в «живой» воде. Службы водоканала многих российских городов это с успехом делают, и не их вина, что из кранов льется жидкость, малопригодная для употребления в сыром виде. Что можно ожидать после прохождения даже кристально чистой воды через изношенную систему водопровода, проложенного еще едва ли не "рабами Рима"? Срок службы водопроводных сетей большинства наших городов и прочих населенных пунктов уже давно исчисляется просто запредельными цифрами. (Вспомните, когда последний раз меняли водопроводные трубы перед вашими окнами? А ведь их гарантийный срок службы, между прочим, составляет 7-10 лет!). Так откуда же взяться в наших домах чистой питьевой воде?!

Питьевая природная пресная вода представляет собой водно - газо – солевой раствор сложного химического состава. В ней обычно содержатся:



  • ионы неорганических соединений Na+ ; K+ ; Ca2+ ; Мg2+ ; Fe 3+ ; Fe 2+ ; Al3+ ;

NH4+ ; Cl - ; HCO 3 - ; SO4 2- ; NO3- ; NO2- ; F- ; SiO 3 2- ; HS - ; CO 3 2- и др.;

  • растворенные газы: O2 ; CO2 ; N2 ; H2S и др.

  • частицы твердых примесей;

  • органические вещества природного и искусственного происхождения;

  • микроорганизмы и продукты их жизнедеятельности.

В результате техногенной деятельности человека на земле практически вся пресная вода поверхностных и подземных источников загрязнена веществами - ксенобиотиками (гербицидами, диоксинами, пестицидами, продуктами переработки нефти и др.), а также в ней увеличилось содержание токсичных ионов, таких как , Hg2+ ; Pb 2+ ; Cd 2+ ; AsO - ; Cr O42- ; SeO42- и др.

Эти ксенобиотики и ионы металлов даже в самых малых концентрациях угнетают иммунную систему человека и приводят к различным функциональным расстройствам в организме человека. Так, например, следующие вещества дают токсические эффекты:



  • мышьяк - почечную недостаточность и умственные расстройства;

  • селен - нарушения деятельности печени (при передозировке);

  • кадмий - гипертонию, заболевание почек, уменьшение гемоглобина в крови;

  • свинец - анемию, почечную недостаточность, умственную отсталость у детей;

  • ртуть – нервные расстройства, паралич, сумасшествие, слепоту, врожденные дефекты;

  • медь - нарушения деятельности печени и т.д.

Даже если предельно-допустимые концентрации по отдельным веществам не будут превышаться, то, надо понимать, что каждый показатель из них определяет безопасный для человека уровень того или иного вещества лишь в отдельности!

Но собранные вместе, даже в микроскопических количествах, они многократно усиливают разрушительное действие друг друга. Это явление называется синергией - взаимное усиление эффектов воздействия компонентов смеси, причем диоксин, как биологически активное вещество, создает множество синергетических пар с другими соединениями, что приводит к усилению токсических эффектов уже при очень низких дозах, вплоть до следовых количеств (1: 2 000 000).

По наблюдениям американских ученых синергетическая пара свинец - марганец в питьевой воде увеличивают уровень насильственных преступлений в этом регионе в 30 раз, (3000 преступлений на 100 тысяч населения, а в чистых регионах только 100 на 100 тысяч населения). Свинец блокирует работу мозга, а марганец снимает контроль за импульсным поведением, что приводит к агрессивности. Ведь не зря США не так давно сразу на порядок (в десять раз) ужесточили предельно-допустимую концентрацию на свинец в питьевой воде. Даже в тех местах, которые считались экологически чистыми, от экологического отравления никто не застрахован. Ведь вредные вещества с ветром, водой, пылью разносятся на многие сотни километров от источников их образования. Только представьте, что в печени пингвинов в Антарктиде были обнаружены отложения нитритов и пестицидов.

В озерах на севере Японии после Чернобыльской катастрофы появились мышьяк и цезий. А также высокотоксичные вещества, как формальдегид и свинец – основной источник которых является автотранспорт, отравляют атмосферу практически всюду.

Анализ ситуации показывает, что мы в качестве источника питьевой воды используем не чистую воду, а разбавленную сточную, а современные физико-химические способы очистки не обеспечивают получение химически и инфекционно-безопасной, биологически полноценной питьевой воды.

Будем смотреть на ситуацию реально. Какие бы усилия мы бы не предприняли, ситуация в ближайшем будущем не изменится к лучшему. Существующие технические решения систем водоподготовки и очистки питьевой воды в коммунальных системах решают только часть проблем. Актуальна нерешенная проблема снижения содержания в питьевой воде тяжелых вод, так называемых: дейтериевой (удельный вес которой 1,104 г/см3) и тритиевой (1,33 г/см3). Никто не уклонится от попадания радиоактивного водорода в организм. Мы его вдыхаем, мы его пьём. За последние 20 лет количество трития в воде увеличилось в 120 раз. Нет более опасного источника радиации на Земле, чем тритий. Он всепроникающ, он уже в водоёмах. В результате распада трития происходит деформация, уничтожение, разрыв человеческих клеток. Это огромные общечеловеческие проблемы. Тритий, как наиболее радиационно-опасный долгоживущий нуклид способен загрязнять биосферу не только в районах непосредственного размещения источников, в частности атомных электростанций, но и в региональном и глобальном масштабе, потому он недавно включен в список контролируемых радиологических параметров в новой Директиве ЕС по качеству питьевой воды. В последнее десятилетие показано, что природная вода, обедненная тяжелыми изотопами водорода и кислорода даже на 25%, обладает стимулирующим действием на различные биологические объекты и даже лечебными свойствами, а живая клетка способна реагировать на небольшие изменения содержания дейтерия в воде.
Проблема обеззараживания питьевой воды
Обеззараживание - непременное условие при подготовке воды питьевого качества и связано с процессом подавления жизнедеятельности содержащихся в воде болезнетворных микроорганизмов. Ни один из современных применяемых методов обработки воды не обеспечивает 100 % очистки воды от микроорганизмов.

В настоящее время для обеззараживания воды на станциях водоподготовки, как правило, используется хлорирование. Аварии на хлораторных объектах могут привести к гибели персонала и жителей прилегающих районов. Кроме того, образуются побочные продукты, обладающие более высокой токсичностью по сравнению с исходными, в т.ч. диоксины. Они вызывают подавление иммунной системы и репродуктивных функций населения. В распределительные сети подается вода с избыточным количеством активного хлора, который призван подавлять болезнетворные организмы при транспортировке воды по трубам. А если пахнет хлором, то с гарантией превышена предельно - допустимая концентрация (ПДК) по хлору, т. к. чувствительность нашего носа в 3 раза ниже ПДК.

Ультрафиолетовое обеззараживание, как альтернатива хлорированию, тоже не лишена недостатков из-за образования таких токсичных продуктов фотолиза, как нитрит-ионов из нитратов и отсутствие консервирующего эффекта. Следовательно, возможно последующее инфицирования воды, что повсеместно наблюдается в практике систем водоснабжения.

Обеззараживающее действие чрезвычайно ядовитого озона не сопровождается консервирующим эффектом, да к тому же катастрофически ускоряется коррозия труб. Это препятствует сохранению санитарно-гигиенических качеств воды с момента обеззараживания до момента подачи потребителю. При озонировании воды, содержащей органические примеси и пестициды, образуются высокотоксичные соединения, в т.ч. формальдегид, ацетальдегид, броматы и гептахлорэпоксид.

Однако даже если предположить, что система водоподготовки и обеспечит удаление из воды всех микроорганизмов, то остается большая вероятность вторичного загрязнения воды при ее транспортировке по трубам распределительной сети. Качество питьевой воды напрямую зависит от состояния трубопроводов. Даже если на станциях водообработки вода приводится к необходимым требованиям, то дальше она очень часто отправляется в разводящую сеть, которая сама по себе ухудшает качество воды.

Поврежденные ржавчиной "водные артерии" городов не могут служить защитой от сточных вод. В них селятся бактерии, которые синтезируют антибиотики. Насыщенная таким "букетом" примесей вода убивает полезную кишечную флору и вызывает дисбактериоз. При прохождении воды по трубам в ней растет содержание железа. Присутствующий в воде кислород инициирует коррозию. Вода, содержащая повышенные концентрации железа, способствует развитию колоний железистых бактерий. В настоящее время установлено более 20 видов железобактерий, которые широко распространены в различных районах нашей страны. Эти бактерии практически "едят" железо, окисляя его до "ржавой" трехвалентной формы. Биоэлектрохимическая коррозия приводит к ускоренному разрушению труб уже через 10-14 месяцев после начала их эксплуатации. Сами по себе эти бактерии не представляют опасности для организма человека, однако продукты их жизнедеятельности канцерогенны. В условиях малого протока воды через полгода эксплуатации водопровода на внутренней поверхности труб железобактерии образуют обрастания в виде бугров высотой до 10 мм. Именно под такими буграми начинается разрушение материала труб, а при более продолжительной эксплуатации образуются свищи. В дальнейшем образование бугров на стенках водопроводов приводит к зарастанию всей внутренней поверхности, что сопровождается потерей напора воды. Так формируются предпосылки к снижению санитарной надежности и эпидемической безопасности систем питьевого водопользования.

В отложениях, образованных железобактериями, находят благоприятные условия для жизнедеятельности и другие бактерии, в том числе кишечные палочки, гнилостные бактерии, различные черви и другие. Таким образом происходит вторичное загрязнение воды продуктами жизнедеятельности и разложения этих микроорганизмов, что в свою очередь приводит к существенному увеличению в воде концентрации железа. Длительное употребление человеком воды с повышенным содержанием железа (более 0,3 мг/л) приводит к заболеваниям печени, увеличивает риск инфарктов, вызывает рост аллергических заболеваний, негативно влияет на репродуктивную функцию организма. Такую воду регулярно потребляют ~50 миллионов россиян.

В настоящее время в цивилизованных странах широко расширяется продажа питьевой воды из природных подземных источников, хотя весь комплекс вышеперечисленных проблем относится и к этой продукции.

Очистка питьевой воды фильтрами через фильтрующие элементы обладают рядом недостатков. Эффективно очищать от бактерий водные среды также весьма сложно, так как они проникают через фильтры с размерами отверстий от 2÷7 нм (0,025÷0,007 мкм), а к тому же на фильтрующих элементах (картриджах) создаются такие колонии бактерий, что вода после фильтров гораздо более загрязнена не только ими, но и продуктами их жизнедеятельности, которые еще более токсичны. Пытаются решить эту проблему дополнительными элементами, внося в воду серебро или медь, которые также вредят организму человека.

Фармацевтические фабрики ежегодно выбрасывают на мировой рынок тысячи тонн лекарственных препаратов, которые затем поглощаются больными. До недавнего времени было принято считать, что после использования они полностью разрушаются. Однако это оказалось не так. Теперь установлено, что более половины "бывших в употреблении" лекарств покидают организм в биологически активной форме, практически не теряя своих свойств. Они попадают в сточные воды, а оттуда – в источники питьевой воды.

Эти проблемы по лекарственным препаратам и другим химиката уже описаны в обзоре о воде и еде.

Еще одна напасть - «пули дьявола» - специфические молекулы, обнаруженные специалистами в воде. Истончение озонового слоя, а также строительство ГЭС и необдуманное регулирование стоков рек привело к активному размножению сине-зелёных водорослей, которые из-за растущего загрязнения среды начали в свою очередь выделять органические молекулы, названные специалистами "пулями дьявола". Эти "пули" смертельно опасны для всего живого, действуя на организм, как своеобразная биологическая радиация. Что самое страшное - существующие сегодня фильтры практически не способны защитить нас от молекул-убийц. Их обнаружили даже в суперчистых (как считалось) вакцинах против СПИДа. Как утверждает член-корреспондент РАН А. Кульберг, "пули дьявола" способны полностью уничтожить человечество уже через сто лет.

Для обеззараживания воды на станциях водоподготовки, как правило, используется хлорирование. В России используют запредельно высокое количество хлора (200 мкг. на 1 л. воды). А в Европе этот показатель составляет от 60 до 80 мкг. на 1 литр. В Германии — 10 мкг. на литр. Для хлорирования и дозирования хлора на водоочистных станциях строят специальные сооружения – хлораторные. Аварии на этих объектах могут привести к гибели персонала и жителей прилегающих районов. Кроме того, образуются побочные продукты, обладающие более высокой токсичностью по сравнению с исходными, в т.ч. диоксины. Они вызывают подавление иммунной системы и репродуктивных функций населения. Это серьезный недостаток данного метода обеззараживания воды. В распределительные сети подается вода с избыточным количеством активного хлора, который призван подавлять болезнетворные организмы при транспортировке воды по трубам. С целью продления бактерицидного действия введенного хлора на время транспортировки воды по распределительной сети большой протяженности в воду дополнительно вводят аммиак.

В настоящее время обеззараживание стало непременным элементом при подготовке воды питьевого качества и связано с процессом подавления жизнедеятельности содержащихся в воде болезнетворных микроорганизмов. Ни один из современных методов обработки воды не обеспечивает 100% очистки воды от микроорганизмов.

Ультрафиолетовое обеззараживание, как альтернатива хлорированию, тоже не лишено недостатков из-за образования таких токсичных продуктов фотолиза, как нитрит-ионов из нитратов.

Обеззараживающее действие чрезвычайно ядовитого озона не сопровождается эффектом последействия, да к тому же ускоряется коррозия труб. Это препятствует сохранению санитарно-гигиенических качеств воды с момента обеззараживания до момента подачи потребителю. При озонировании воды, содержащей органические примеси и пестициды, образуются высокотоксичные соединения, в т.ч. формальдегид, ацетальдегид, броматы и гептахлорэпоксид.

Качество питьевой воды напрямую зависит от состояния трубопроводов. Даже если на станциях водообработки вода приводится к необходимым требованиям, то дальше она очень часто отправляется в разводящую сеть, которая сама по себе ухудшает качество воды. Поврежденные ржавчиной "водные артерии" городов не могут служить защитой от сточных вод. В них селятся бактерии, которые синтезируют антибиотики. Насыщенная таким "букетом" примесей вода убивает полезную кишечную флору и вызывает дисбактериоз. При прохождении воды по трубам в ней растет содержание железа. Присутствующий в воде кислород инициирует коррозию. Вода, содержащая повышенные концентрации железа, способствует развитию колоний железистых бактерий. В настоящее время установлено более 20 видов железобактерий, которые широко распространены в различных районах нашей страны. Эти бактерии практически "едят" железо, окисляя его до "ржавой" трехвалентной формы. Биоэлектрохимическая коррозия приводит к ускоренному разрушению труб уже через 10-14 месяцев после начала их эксплуатации. Сами по себе эти бактерии не представляют опасности для организма человека, однако продукты их жизнедеятельности канцерогенны. В условиях малого протока воды через полгода эксплуатации водопровода на внутренней поверхности труб железобактерии образуют обрастания в виде бугров высотой до 10 мм. Именно под такими буграми начинается разрушение материала труб, а при более продолжительной эксплуатации образуются свищи. В отложениях, образованных железобактериями, находят благоприятные условия для жизнедеятельности и другие бактерии, в том числе кишечные палочки, гнилостные бактерии, различные черви и другие. Таким образом происходит вторичное загрязнение воды продуктами жизнедеятельности и разложения этих микроорганизмов, что в свою очередь приводит к существенному увеличению в воде концентрации железа. Длительное употребление человеком воды с повышенным содержанием железа (более 0,3 мг/л) приводит к заболеваниям печени, увеличивает риск инфарктов, вызывает рост аллергических заболеваний, негативно влияет на репродуктивную функцию организма. Такую воду регулярно потребляют ~50 миллионов россиян.

Новая российская технология производства и применения экологически чистого обеззараживающего водного препарата (ОВП) позволяет отказаться от канцерогенного хлора и ядовитого озона, а препарат после использования и решения задачи обеззараживания, превращается в обычную природную воду. Существенным преимуществом препарата ОВП является то, что он безопасен для людей и животных, причем обеззараживание производится холодным препаратом ОВП и не требуется пропаривание и подогрев. Предлагаемая технология для промышленного применения основана на электрохимической обработке воды и водных растворов, которые приобретают новое физическое (энергетизированное) состояние. Данная технология обеспечит обеззараживание воды и консервацию ее во время прохождения по трубам к потребителю, да к тому же значительно дешевле в эксплуатации, чем традиционные технологии применяемые в настоящее время с использованием экологически грязных химикатов. Подробнее в разделе прорывные технологии.



Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15




©dereksiz.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет