Грубость, к которым добавляется еще после 480/79 г до н э. идея по­ томственного врага



бет1/3
Дата27.06.2016
өлшемі0.54 Mb.
  1   2   3
Рунг Э.В.

Представление персов как варваров в греческой литературной традиции V в. до н.э. // Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира. Вып. 4. СПб.: Издательство СПбГУ, 2005. С. 125-166.



Достаточно хорошо известно, что греки осознавали свою этни­ческую идентичность посредством противопоставления себя негрекам - варварам1. Греко-варварская поляризация проникала практически во все стороны общественной жизни греков. Она находила отражение в греческой философии, литературе и ис­кусстве. Важным элементом греческой «концепции» варварства было осознание идеи своего собственного превосходства над варварами, нашедшее выражение, в частности, в идеологии, ко­торая получила обозначение в современной историографии как панэллинизм2. Можно согласиться со стремлением М. Флауэра найти истоки доктрины панэллинизма уже в V в. до н.э., особен­но, в вопросе отношения греков к персам как варварам3.

1 По мнению Э. Леви, в классической Греции слово «варвар»
представляет двойной смысл: оно обозначало негреков, сначала - лин­
гвистически, затем также — этнически и географически; с другой сто­
роны слово относилось равным образом к культурной анти-модели, ко­
торая предполагает деспотизм и рабство, чрезмерную роскошь, жестокость
и грубость, к которым добавляется еще после 480/79 г. до н.э. идея по­
томственного врага (Levy Е. La Naissance du concept de Barbare // Ktema.
I984.Vol.9.P.5).

2 О панэллинизме существует довольно обширная литература. Из
наиболее значимых работ см.: Фролов Э. Д. Панэллинизм в политике IV
в. до н.э. //Античная Греция. Проблемы развития полиса. Т.2. М., 1983.
С. 157-207; Исаева В.И. Идеологическая подготовка эллинизма // Элли­
низм: экономика, политика, культура. М, 1990. С.59-85; она же. Антич­
ная Греция в зеркале риторики: Исократ. М, 1994. С. 157-173; Perlman S.
Panhellenism, Polis and Imperialism//Historia. 1976. Bd.25.Ht.l.S.l-30.

3 Flower M. A. From Simonides to lsocrates: The Fifth-Century Origins
of Fourth Century Panhellenism // CA. 2000. Vol. 19. N 1. P. 65-66.
125

В период классической Греции персы в восприятии греков ас­социировались с варварами, понятия врага - перса и варвара были тесно взаимосвязаны. Правда, здесь следует сделать необходи­мую оговорку, что на греческое восприятие персов наложил свой отпечаток уже возникший в мировоззрении греков некий образ Востока, а, кроме того, греки были склонны проводить дифферен­циацию среди варваров, а не стремились сводить весь многооб­разный варварский мир только к Персии, или даже, в широком смысле - к подвластным персам азиатским народам. Например, уже в V в. до н.э. греки видели отличие варваров европейских от азиатских, варваров- давая первым во многом иные характеристи­ки. Кроме того, наряду со стремлением греков подчеркнуть не­кую ущербность варваров по сравнению с эллинами, заметно так­же их стремление идеализировать некоторые варварские народы4. Поэтому мнение французского исследователя Ф.Артога, что с Греко-персидскими войнами термины «персы» и «варвары» начи­нают употребляться в паре, ибо «персы это символическое обо­значение варвара, варвар же означает перса», может быть приня­то только с некоторыми поправками5.

Изучение происхождения и сущности греческой концепции варварства имеет довольно долгую историю. Первые иссле­довательские работы, специально посвященные теме варвар­ства появились в немецкой историографии в XIX - начале XX века. В них главным образом рассматривались проблемы эти­мологии и значения термина «варвар», а также возникновение образа варвара в греческой литературной традиции классичес­кого периода6.



4 См.: Широкова Н.С. Идеализация варваров в этичной литератур­
ной традиции // Античный полис. Межвуз. сборник / Отв. ред. Э.Д.
Фролов. Л, 1979. С. 124-138.

5 Hartog F. The Mirror of Herodotus. The Representation of the Other in
the Writing of History/tr. byJ. Lloyd. Berkley-Los Angeles-London, 1988.
P.323. В другой своей работе Ф.Артог заявляет, что Греко-персидские
войны определили границы обитания варваров и дали им лицо: это
были персы (Hartog F. The Invention of History: The Pre-History of a
Concept from Homer to Herodotus // History and Theory. 2000. Vol. 39. N 3.
P. 393).

6 Roth F. Bemerkungen über den Sinn und Gebrauch des Wortes Barbar.
Diss. Nürnberg, 1814; Zahn R. Die Darstellung der Barbaren in griechischer
126

В XX веке можно выделить несколько теоретических под­ходов, которые определяли принципы рассмотрения исследо­вателями темы варварства.

Во-первых, изучение процесса формирования поляризации «эллины -варвары» в общественной мысли греков, особенно, ее роль в формировании греческого этнического самосознания (эт­нической идентичности) представлено в работах Ю. Ютнера, Г. Бенгтсона, Г. Диллера7, а в отечественной историографии - в публикациях Э.Д. Фролова8. Именно в русле этого направления, ставшего традиционным в антиковедении XX века, изучались проблемы происхождения и эволюции греческих представлений о варварах. Однако, в работах последнего времени возникнове­ние эллинской этнической идентичности все более приковывает интерес исследователей как самостоятельная проблема, уже не в прямой связи с эллино- варварской поляризацией.

Во-вторых, изучение собственно отношения греков с вар­варами было предпринято также в рамках дискуссии в отно-

Literatur und Kunst der vorhellenischen Zeit. 1896; Eichorn A. Barbaras quidsignificaverit. Diss.Leipzig, 1904;Weidner E. Barbaras //Glotta. 1913. Bd.4. S.303-304; Werner H. Barbarus // Neue Jahrbuch fur das Klassische Altertums. 1918. Bd. 41. S.389-408.

7 Jüthner J. Hellenen und Barbaren: aus der Geschichte des nationalbewusstseins. Leipzig, 1923; Bengtson H. Hellenen und Barbaren: Gedanken zum Problem des griechischen Nationalbewusstseins II Bengtson H. Kleine Schriften. München, 1974. S.158-173 (статья 1954 г.); Diller H. Die Helenen-Barbaren Antithese im Zeitalter der Perserkriege // Grecs et Barbares. Vandoevers-Geneve / Entretiens Fondation Hardt sur Г Antiquité classique, T.8.1962. S.37-68.

8 Фролов Э.Д. Проблема традиционных оппозиций в греческой со­циальной терминологии // Социальные структуры и социальная пси­хология античного мира. Доклады конференции. М., 1993. С. 24-26. Не­давно отечественная историография проблемы варварства пополнилась за счет издания материалов конференции в Саратовском государствен­ном университете «Античный мир и варварская периферия» (Антич­ный мир и археология. Вып. 11,2002), а также отдельных публикаций (Никишин В.О. Эллинский шовинизм в архаическую и классическую эпохи: возникновение и развитие // Труды кафедры древних языков. Серия 3. Труды исторического факультета МГУ. М.-СПб., 2000. С. 46сл; Меланченко И.В. Оппозиция «эллины-варвары» в IV в. до н.э. // Анти-коведение и медиевистика. Сб. научных трудов/ Отв. ред. В.В. Дементь­ева. Ярославль, 2001. С. 3-7.
127

шении феномена «греческого расизма». В частности, такой подход реализуется в работе К. Таллина и в монографии Б. Ай-зэка, которые посвящены исследованию проблемы расизма в античности9. К.Таплин склонен отрицать существование ра­сизма у греков, тогда как Б. Айзэк, напротив, допускает при­сутствие форм расовой предосудительности, которые он оп­ределяет как «проторасизм». Между тем, представляется едва ли возможным отношение греков к «варварским» народам ха­рактеризовать как разновидность расизма (или проторасиз-ма), поскольку, в противном случае, существует опасность мо­дернизации - перенесения понятия, описывающего современное явление и появившегося только в первой трети XX века, на материал античной истории. Поэтому, вполне мож­но согласиться с теми исследователями, которые стремятся избегать современного термина «расизм» и употреблять при характеристике отношений греков к чужеземцам понятия «эл-линоцентризм», «этническая предосудительность»10.

В третьих, в настоящее время набирают темпы изучение темы варварства в связи с исследованием проблемы «свой-чужой» на примере греко-римской истории. Ф.Артог посвятил монографию восприятию «другого» «отцом истории» Геродо­том. М.-Ф. Баслэ рассматривала положение «чужого» в Гре­ции, П. Картлидж исследовал «восприятие себя и других» гре­ками".

Наконец, фактически нет числа работам, в которых изуча­ется образы отдельных «варварских» народов в восприятии греков и римлян. Значительный интерес в историографии про­является к проблеме представления варваров в греческой ис-



9 Tuplin С.S. Greek Racism? Observations on the Character and Limits
of Greek Ethnic Prejudice // Ancient Greeks West and East / Ed. by G.R.
Tsetskbladze, Leiden-Boston-Köln, 1999. P.47-75; Isaac В. The Invention
of Racism in Classical Antiquity. Princeton, 2004.

10 Tuplin CJ. Greek Racism? P. 75; Hall E. Inventing the Barbarian. Greek
Self-Definition through Tragedy. Oxford, 1991. P. VI11.

11 Hartog F. The Mirror of Herodotus. Passim; Basiez M.-F. L'Etranger
dans la Grèce antique. Paris, 1984; Cartledge P. The Greeks: A Portrait of Self
and Others. Oxford, 1993.
128

торической традиции (например, у Геродота12),и в литературе классического периода (особенно, в трагедии и комедии13).

Особого упоминания заслуживает монография британской исследовательницы Э. Холл, которая посвящена роли гречес­кой трагедии V в. до н.э. в формировании варварского стерео­типа греков. Но, хотя автор уделяет основное внимание именно трагедии, в книге можно обнаружить и более широкий взгляд на тему зарождения и развития греческой концепции варвар­ства14.

Происхождение греческой концепции варварства - пробле­ма, вызывающая также далеко не однозначные суждения в историографии. Причем, различные интерпретации исследова­телей вызывает как вопрос происхождения самого термина «варвар», так наполнение этого термина определенным содер­жанием, сформировавшим в классический период образ варва­ра, противоположный образу грека. Э. Холл выделила в иссле­довательской литературе четыре наиболее распространенных подхода к вопросу появления термина «варвар» и возникнове­ния «концепции» варварства15: (1) обозначения «эллин» и «вар­вар» и их поляризация были элементами в архаической идеоло­гии перед окончательным завершением «Илиады» Гомера16; (2) два обозначения появились одновременно в период VI11-



12 См. особенно: Heubner S. Studien zu Barbarenbegriff bei Herodot //
Kultur und Fortschritt in der Blutezeit der griechischen Polis. Berlin, 1985.
S.91-108; Bichler R. Der Barbarenbegrieff des Herodot und die
Instrumentalisierung der Barbaren-Topik in politisch-ideologischer Absicht//
Soziale Randgruppen und Ausseiter im Altertum / Hrsg. von I. Weiler.
Symposion. Graz, 1988. S. 117-128; Levy E. Hérodote philobarbaros ou la
vision des barbares chez Hérodote /7 L'Etranger dans le monde grec / Ed. R.
Lonis. Vol.2.Nancy, I992.P.193-244.

13 Bacon H. Barbarians in Greek Tragedy. New Haven, 1961; Long T.
Barbarians in Greek Comedy. Carbondale, Illinois Ï986; Saïd S. Grecs et
barbares dans les tragédies d'Euripide: La Fin des différences? // Ktèma.
1984. Vol. 9.P.27-53.

14 Hall E. Inventing the Barbarian. Passim.

15 Hall E. Inventing the Barbarian... P.6.

16 Murray G The Rise of the Greek Epic. Oxford-London, 1934. P. 144-5;
Weiler I. The Greek and non-Greek world in the archaic Period // GRBS.
1968.V.9.P.21-29.
129

VI вв.дон.э.17;(3) Греко-персидские войны способствовали фор­мированию панэллинской идентичности греков и привели к по­явлению определения «варвары» в значении «другие»18; (4) хотя этническая идентичность эллинов существовала и в архаичес­кий период, но только Греко-персидские войны породили поля­ризацию грека и варвара19. Э. Холл замечает, что она принима­ет четвертое предположение на том основании, что «хотя варвар предполагает грека, грек не обязательно предполагает варва­ра». По мнению автора, греческое этническое самосознание сформировалось еще в архаический период, но Греко-персидс­кие войны способствовали возникновению эллино-варварской поляризации20.

Точка зрения, принятая Э. Холл, продолжает находить своих сторонников среди исследователей21. Относительно недавно она была оспорена К. Таплиным. По мнению этого исследова­теля, уже исторические реалии архаической Греции (прежде всего, Великая греческая колонизация) во многом обнаружи­вают примеры конфронтации греков и негреков и могут быть причиной появления противопоставления эллинов и варваров. Греко-персидские войны, как полагает К. Таплин, приводят к тому, что термин «варвар» становится более обычным и рас­пространенным среди греков22. Подобной точки зрения придер-

17 Stier H.E. Die Geschichtliche Bedeutung des Hellenennamens.
Cologne, 1970. S.21 ; Snell В. Homer und die Entstehung des geschichtlichen
Bewusstseins bei den Griechen // Varia variorum. Festschr. K. Reinhardt /
Hrsg. von F. Klinger. Munster; Cologne, 1952. S. 7-8.

18 Schwabl H. Das Bild der fremden Welt bei den frühen Griechen //
Grecs et Barbares. Vandoevers-Geneve / Entretiens Fondation Hardt sur
l'Antiquité classique, T.8, 1962. P.3-23.

19 См.: Jüthner J. Hellenen und Barbaren... S.3; Ehrenberg V. Ost und
West: Studien zur geschichtlichen Problematik der Antike (Schriften der
philosophischen Fakultät der deutschen Universität in Prag, XV). Brunn.
Prague, Leipzig, Vienna, 1935. S.44-62, 127-39; Bengtson H. Hellenen und
Barbaren... S. 158-173; Oliver J.H. Demokratia, the Gods, and the Free World.
Baltimore, 1960. P. 142; Diller H. Die Helenen-Barbaren Antithese... S.37-68;
Basiez M.-F. L'Etranger dans la Grece antique. P.89.

20Hall E. Inventing the Barbarian... P.6,10,56.

21 См. например: Romilly de J. Les barbares dans la pensee de la Grece
classique//Phoenix. 1993. Vol. 47. №4. P.283-292.

22 Tuplin С J. Greek Racism... P.47ff.

130


живается также Э.Д. Фролов в своей статье о традиционных оппозициях в греческой социальной терминологии. В дальней­шем предполагается взять за основу и далее развить указан­ную точку зрения.

В VIII - VI вв. до н.э. в греческой литературе ßdpßapoc и его производные в целом встречаются не более пяти раз23. Ко­нечно, это еще не показатель, что термин действительно был мало употребим, однако, это фактически является реальным препятствие для формирования относительно полного представ­ления о восприятии греками варваров в архаической Греции. Картину могут дополнять более частые упоминания гречески­ми авторами негреков, нередко с определенной их характерис­тикой24. Однако даже в последнем случае фрагментированность имеющегося материала также сказывается при попытке отде­лить субъективное восприятие чужеземца греческим автором от абстрактного образа, сформировавшегося в общественном

сознании греков.

В трех примерах термин «варвар» применялся для характе­ристики речи чужеземца - негрека. Прежде всего, наиболее ранее свидетельство этого значения термина - определение ßapßapocjxjjvoc - «варвароголосый», - которое присутствует в тексте «Илиады» Гомера по отношению к карийцам в «Ката­логе троянцев» (Ноm., II, II, 867)25. Во-вторых, выражение «вар-

23 Levy E. Naissance du concept de barbare. P. 5; Tuplin C.J. Greek

Racism?. P. 52.



24 Schwabl H. Das Bild der fremden Welt bei den frühen Griechen. P.3-
23.

25 Некоторые исследователи полагают, что прилагательное
ЗарРарбфсоуос не означало ничего более, чем говор на непонятном
грекам языке и поэтому не может восприниматься как показатель не­
гативного отношения Гомера к негрекам - варварам (Bengtson H.
Hellenen und Barbaren... S. 159;Toynbee A. Some Problems of Greek History.
Oxf., 1969. P.50; Basiez M.-F.Le Péril barbare: une invention des Grecs? // La
Grèce ancienne Paris / Ed. C. Mossé. 1986. P.285; Hall E. Inventing the
barbarian... P. 9). Возможно, этого мнения придерживался Фукидид (1,
3,3), который полагал, что Гомеру вовсе не было известно слово «вар­
вар». Однако, Аполлодор и Страбон полагали, что термин «варварого-
лосый» включал в себя уже некую негативную характеристику, при­
чем первый считал, что эта характеристика отражала отношение Гомера
к самим карийцам, а второй, - только к языку карийиев (Strabo, XIV, 2,

131


варская речь» встречается у Анакреонта (Anacr. S.313b SLG). В-третьих, поэт Алкман называет варваром некоего лидийца, который обучал спартанских девушек и юношей патриотичес­ким хоровым пениям (Alcman.fr. 10а Page). В-четвертых, сви­детельство философа Гераклита Эфесского о том, что «плохие свидегели глаза и уши у тех людей, которые имеют варварские души» (Heraclit. F.22 В 107 DK) часто воспринимается иссле­дователями как первое указание в пользу предосудительного отношения греков к варварам. В-пятых, один из вариантов дель­фийского оракула, данного Батту I, основателю Кирены, исполь­зует выражение «варварские мужи» (о! ßdpßapoL dvSpeç) (Diod. VIII, 29, I)26.

Сохранившиеся документы рубежа архаического и класси­ческого периода, в том числе и относящиеся ко времени отра­жения персидских вторжений в Грецию в 490 и 480-479 гг. до н.э., все еще не показывают широкого применения термина «вар­вар» по отношению к персам. Чаще всего в этих свидетель­ствах персы именуются мидянами, термином, который сохра­нялся еще на протяжении всего V столетия до н.э.27 Геродот (IX, 11) же сообщает, что в период войны с Ксерксом спартиа-ты продолжали называть варваров чужеземцами -^élvol. Не­смотря на это, термин «варвары» употребляется в двух доку­ментах 480-479 гг. до н.э. - так называемом «декрете Фемистокла» из Трезены (ML. 23. стркк. 6, 15, 45), а также в афинской клятве, данной перед битвой при Платеях (Tod. II. 204. стркк. 24, 32); оба документа сохранились в поздних копи­ях IV столетия до н.э., и некоторые исследователи подвергают

28). Об этом см.: Funck В. Studie zu der Bezeichnung ßdpßapoc // Soziale Typenbegrieffe. Untersuchungen ausgewählter altgriechischer sozialer typenbegrieffe und ihre Fortlieben in Antike und Mittelalter / Hrsg. E.C.Welskopf. Bd.1V. Berlin,198L S.26-27.

26 Weiler I. The Greek and non-Greek world in the archaic Period. R21 -29.

21 Graf D. Median : the Origin and Significance of the Term // JHS. 1984. V.104. P. 17-19; Tuplin C.J.Persians as Medes//Achaemenid History /Ed. by H.Sancisi-Weerdenburg, A.T.Kuhrt& M.C.Root. Leiden, 1994. Vol.8. P.249-250; Рунг Э.В. Традиция восприятия Греко-персидских войн как мидийских в V - IV вв. до н.э. // Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира. Вып.З. СПб., 2004.С.71 -82.
132

сомнению их. подлинность, в том числе, и на основании упоми­нания в них варваров28. Поэтому, самым ранним эпиграфичес­ким свидетельством в пользу употребления термина «варва­ры» остается теосская надпись о наказаниях за преступления, датируемая 470-ми гг. до н.э (Tod. 1. 23 В стрк. 26).



31

Первым греческим автором, применившим термин «варва­ры» непосредственно по отношению к персам, был великий драматург Эсхил29. Произведения другого драматурга Фрини-ха - «Падение Милета» и «Финикиянки», - к сожалению, не сохранились, и поэтому единственным свидетельством в пользу самой ранней по времени поляризации эллинов и варваров-пер­сов может быть «историческая драма» Эсхила - «Персы», по­ставленная на афинской сцене во время праздника Великих Дионисий в 472 г. до н.э. Еще Дж. Крэйг замечал, что основные подходы к анализу этого произведения зависят от того, счита­ем ли мы ее «трагедией персов» или драматическим представ­лением триумфа Эллады над варваром. В первом случае исто­рические события - только фон, на котором развертываются по своим собственным законам основные действия драмы. Во втором же случае трагедия строго подчинена главной теме: победе Греции и поражению врага30. Справедливость подобно­го замечания теперь вполне очевидна: современные интерпре­таторы драмы реализуют какой-либо один из вышеназванных

подходов


28 Habicht С. Falsche Urkunden zur Geschichte Athens im Zeitalter der
Perserkriege//Hermes. 1961. Bd. 89.Ht. 1.S.7-8.

29 См.: Habichtb C. Falsche Urkunden... S. 8: Basiez M.-F. Le péril barbare.
P. 289.

10 Craig J.D. The Interpretation of Aeschylus' Persae// CR. 1924. Vol. 38. N5/6. P. 98.

31 Интерпретация драмы как типично греческой трагедии см. : Clifton G The Moodofthe 'Persai'of Aeschylus// G&R. 2nd. Ser. 1963. Vol. 10. N 2. P. 111-112; Caldwell R.S. The Pattern of Aeschylean Tragedy//ТАРА, 1970. Vol. 101. P. 77-83; о прославлении драмой победы греков см.: Craig J.D. The Interpretation of Aeschylus' Persae. P. 98ff; Goldhill S. Battle Narrative and Politics in Aeschylus' Persae // JHS. 1988. Vol.108. P. 189-193; Hall E. Invention the Barbarian... P. 57; eadem. Asia unmanned: Images of Victory in classical Athens // War and Society in the Greek World / Ed. by J. Rich & G Shipley. L.. 1993. P. 108.

133


Важной задачей исследователей является также выявление степени адекватного воспроизведения Эсхилом исторической действительности. Отражали ли «Персы» некую реальность, проистекающую из личного опыта драматурга и из историчес­кой традиции афинян. Или трагедия, выражаясь словами Э. Холл, имела мало общего с аутентичной персидской реальнос­тью и во многом основывалась на воображении греков32. Ко­нечно, при всех обстоятельствах, посредством которых Эсхи­лу стали известны некоторые существенные исторические детали, роль воображения не следует полностью отвергать, осо­бенно в связи с тем, что драматург первым из греческих авто­ров, произведения которых полностью сохранились до нашего времени, воспроизводит стереотипный образ персов и Персии, впоследствии закрепившийся в общественном сознании и иде­ологии греков и, в частности, афинян.

Несмотря на существующие различия в исследовательской литературе в связи с общей оценкой «Персов» Эсхила и ее ос­новной идеи, большинство специалистов, посвятивших свои работы как проблеме варварства, так и творчеству Эсхила, в общем соглашаются с тем, что в трагедии персы во многих отношениях противопоставляются грекам33. Очень выразитель­но на этот счет высказалась Э. Холл: ««Персы» Эсхила, кото­рые празднуют победы над Персией, самое раннее свидетель­ство абсолютной поляризации в греческой мысли эллина и варвара, которое появилось в некий момент в ответ на возрас­тание угрозы грекоязычному миру от огромной Персидской империи»34. По мнению П.Джорджа, «персы не были греками и в этой драме они не вели себя так как если бы они были



32 См.: Hall E.Asia unmanned... P. 108.

33 Juthner J. Hellenen und Barbaren. S. 18ff; Goldhill S. Battle Narrative
and Politics in Aeschylus'Persae. P. 189-193; Tuplin C.J. Achaemenid Studies.
P. 134; Kantzios I. The Politics of Fear in Aeschylus' Persians // CW. 2004.


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет