И социальная справедливость важнейшие условия социально-экономического развития



Дата24.07.2016
өлшемі234.39 Kb.


ДОСТОЙНЫЙ ТРУД

И СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ –

ВАЖНЕЙШИЕ УСЛОВИЯ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ





Владимир ЩЕРБАКОВ,

Генеральный секретарь ВКП

Мы живем в новом ХХI веке. Здесь новые масштабы и скорости человеческой коммуникации, и новые, все более изощренные и могущественные технологии, и новые экономические возможности. Есть все, чтобы экономика работала в интересах абсолютного большинства населения. Однако человек все более и более отодвигается на второй план. Асимметрия экономического и социального развития, неустойчивость в самом широком ее понимании, дерегуляция отношений в сфере труда, снижение сплоченности его участников, распространение социального отторжения – всё это реалии сегодняшнего времени. Но мир не может так развиваться.

Это отчетливо показал последний финансово-экономический кризис. Он стал проявлением колоссального провала либеральной теории. Однако неолибералы в ряде стран нашего региона не только продолжают исходить из универсальности этих западных экономических теорий, даже без учета их изменений, но главное, не считаются с особенностями и степенью развития рыночных отношений в государствах Содружества. Ведь практика доказывает, что сегодня здесь сам по себе рыночный механизм без государственного участия не способен обеспечить рост и сбалансированность экономики, а нынешний уровень конкуренции не достаточен для достижения технико-технологического прогресса.

Не случайно повсеместно жизнь выдвигает необходимость новой экономической модели. И сегодня мы переживаем время между практически исчерпавшим свои возможности прошлым и пока только контурами отдельных фрагментов будущего. Однако то, что происходит сейчас, свидетельствует об абсолютной неопределённости поведения многих держав мира в сфере моделирования процессов социально-экономического развития.

Более того, нередко у нас мы можем слышать, что надо внимательно отслеживать, как будет складываться постиндустриальный мир и научиться реагировать на эти изменения. Думается, надо не просто отслеживать, а осмысливать процесс, и, главное, активно разрабатывать и реализовывать новую стратегию развития, которая позволила бы государствам региона значительно улучшить свое социально-экономическое положение.

Глобальная экономика после кризиса медленно восстанавливается, но в глаза бросается потенциально опасный разрыв между прибылями и жизнью конкретных людей. Доходы компаний растут, а уровень безработицы и доходы населения остаются практически на прежнем уровне или их изменение очень незначительно.

При этом бизнес не очень активно вкладывает свои прибыли в развитие производства и создание рабочих мест. Это отчасти объясняется слабым совокупным спросом как на национальном, так и глобальном уровнях. Давайте посмотрим на Китай – ведь не случайно он сделал ставку на расширение внутреннего спроса и раскрытие потенциала индивидуального потребления. А либералы от правительства в отдельных странах нашего региона говорят о том, что нужно переходить «от экономики спроса к экономике предложения». Утверждается, что мы приблизились к необходимости ограничений цены рабочей силы, и основной упор нужно сделать на росте производительности труда.

Кто же спорит о необходимости последнего тезиса. Но производительность – это, прежде всего, новая техника и технология. А сегодня, например в России, около 80% оборудования в реальном секторе экономики имеет срок службы от 16 до 35 и более лет. Ясно, что наращивать производительность труда, выпуская при этом конкурентоспособную продукцию на такой технологически отсталой и изношенной основе, невозможно. А инвестиций пока недостаточно.

Думается, именно спрос останется важным источником роста экономики. Но сегодня у бизнеса нет ясности в том, где возникнут новые источники спроса и какой будет государственная политика, например, в финансовом секторе. Если рост доходов на рынке ценных бумаг будет выше, чем в реальном секторе экономики, то это не только повысит риск возникновения «финансовых пузырей», но и ухудшит долгосрочные перспективы в сфере занятости и экономики в целом.

Правительства многих стран продолжают добиваться гибкости, понимаемой как синоним сокращения регулирования на рынках труда, урезания государственных расходов. И эти меры представляются как элементы новой модели развития постиндустриального мира. Назревшие структурные реформы нередко используются для того, чтобы замаскировать атаку на систему коллективных переговоров, уровень заработной платы, трудовые и профсоюзные права. Происходит беспрецедентный рост неформальной и неустойчивой занятости. Но такие “реформы” ведут к увеличению уже существующего неравенства и, в долгосрочной перспективе, нанесут урон социально-экономическому развитию.

Конечно, новые технологии и инновации породят новые производственно-технические и трудовые отношения. Но какими они будут? Какими должны стать профсоюзы в новых условиях? Думается, это большие вопросы, в разработке которых важная роль наряду с социальными партнерами принадлежит и научному сообществу. В любом случае, на наш взгляд, новые трудовые отношения должны остаться традиционно трудовыми, закрепленными в гарантированной системе правоотношений. А достойный труд и социальная справедливость должны стать краеугольными камнями новой стратегии развития.

В странах региона экономические показатели лучше, чем во многих развитых странах. Но впервые за последние годы экономика Содружества имеет уровень своего развития ниже среднемирового. При этом темпы экономического роста остаются наиболее высокими в странах азиатской части региона (Казахстане, Туркменистане, Узбекистане) и Азербайджане. Это связано с высоким внутренним спросом, стимулируемым государством, и ростом госинвестиций в перерабатывающие отрасли и инфраструктуру. Рост ВВП Содружества в 2013 г. оценивается в 2%. Причем наиболее высокие темпы в большинстве стран региона в секторах торговли, строительства и услуг. В России сохранили рост добывающие отрасли; а обрабатывающие - снизили производство, инвестиции в основной капитал вновь показали отрицательный результат. В целом по СНГ промышленная продукция выросла всего на 0,3%.

Деиндустриализация и деградация обрабатывающих отраслей промышленности происходит практически во всех государствах региона (кроме Беларуси и Азербайджана). А это уничтожает потенциал и перспективу развития производительных сил, подъема эффективности труда и как следствие - качества жизни населения.

Сложилось и усугубляется такое положение, когда номинально ВВП стран региона продолжает хоть и мало, но расти. В то же время реально использовать нечего, поскольку растет удельный вес спекулятивных финансовых услуг. И правительствам не остается ничего иного как всё туже затягивать пояса.

У профсоюзов в этой ситуации, как и в период кризиса, вновь наступает момент истины, когда следует определиться - какими должны быть действия для защиты прав и интересов трудящихся, чтобы не допустить ухудшения их жизненного уровня, качества жизни всего населения.

В этих сложных условиях, по нашему твердому убеждению, мы должны подтвердить лозунг, возникший во время кризиса и выдвинутый на эту пятилетку VII съездом ВКП. Стержнем социально-экономического развития и средством ликвидации негативных тенденций в экономике и социальной сфере должен стать достойный труд и социальная справедливость.

Как известно, МОТ выдвинула концепцию достойного труда на рубеже XXI века. Целью заявленной концепции является «содействие в получении и выполнении достойной работы в условиях свободы, справедливости, гарантий защищенности и безопасности и человеческого достоинства».

Говоря о достойном труде, мы подразумеваем: наличие рабочего места, достойную заработную плату, безопасные условия труда, социальную защиту и социальный диалог. В основе своем это понятие исходит из социально-экономического аспекта.

Но нельзя упускать из виду и субъективный фактор. Ведь достойный труд основывается на достоинстве человека. На наш взгляд, восстановить в правах подзабытое слово «достоинство», а главное, организовать кардинальное улучшение жизни, труда, быта, сформировать в обществе достойные человека отношения по своей сути - это стратегическая цель. Выдвинув данное понятие в категорию определяющих, профсоюзы тем самым совершили бы поворот к признанию ценности личности работника приоритетной по отношению к любым другим. Уверен, что за этим поворотом при системной, целенаправленной работе и принципиальной позиции, несомненно, последуют желательные экономические и социальные результаты.

И надо отметить, что государства региона двигаются в этом направлении. Это и идея Общества всеобщего труда в Казахстане, и воссоздание по настоянию профсоюзов звания Героя труда в России, и постановка профсоюзами вопроса о повышении престижности труда и разработки соответствующей Концепции в Украине, и проведение конкурсов лучший по профессии в Беларуси, Кыргызстане, других государствах и в регионе в целом. Профсоюзы могли бы добиваться того, что честно, добросовестно и творчески работающий человек был бы в почете.

Но, конечно, профсоюзы, действующие прежде всего в пространстве трудовых отношений, в первую очередь должны отстаивать право человека на достойный труд. И здесь в государствах региона делается немало. Но цель еще не достигнута. Мало того, многие наши членские организации, анализируя этот процесс, отмечают, что продвижение достойного труда не получило пока необходимого импульса со стороны работодателей и власти.

Но для того, чтобы этот импульс был, власть должна быть в состоянии проводить эффективную макроэкономическую политику. Она должна быть нацелена на поддержку создания качественных рабочих мест и устранение дисбалансов за счет повышения соответствующих налоговых поступлений и справедливого распределения созданного национального продукта. Правительства должны развернуть в обратном направлении тенденцию роста неравенства доходов.

Важно преодолевать негативные факторы, мешающие ставить вопросы достойного труда во главу проводимых реформ, такие, как укоренившееся мнение о негативном влиянии государственного вмешательства на конкурентоспособность и экономический рост; идеи о том, что защита прав работников может замедлить процесс инвестиций и создания рабочих мест. В целом необходимо правильно координировать макроэкономические цели и цели в сфере продвижения достойного труда.

Добиваться широкого распространения достойного труда надо с учетом тех изменений, которые происходят на рынке труда. А они никогда еще не были столь динамичными и глубокими. Обусловлено это многими причинами. Среди них демографические, технологические и структурные изменения, растущее неравенство и миграция, медленные темпы экономического оздоровления, расширение теневого сектора и другие.

Что касается демографии, то население в целом по региону за последние 20 лет уменьшилось, хотя за последний год это сокращение приостановилось. При этом существуют заметные различия по странам. В среднеазиатских государствах, Казахстане и Азербайджане наблюдается рост, а в государствах европейской части, как правило, падение. Это, безусловно, при разных уровнях развития экономики оказало влияние на миграционные потоки. Кроме этого, население в регионе становится старше, что сказалось на увеличении трудоспособного возраста в ряде стран.

Или взять технологические факторы. Цифровая революция продолжает оказывать воздействие на сферу труда. В настоящее время в мире сорок из каждых ста человек подключены к Интернету. По странам региона этот показатель колеблется от 15 до 54, и доступ к сети растет значительными темпами. Мощность компьютеров также постоянно растет. При этом обработка данных надежно осуществляется на высоких скоростях, в удаленной среде и в беспрецедентных масштабах. Новейшие технологии способствуют фрагментации производственного процесса, влияя на местоположение и границы предприятий. При этом долгосрочные последствия таких изменений для количества и местоположения рабочих мест и их качества остаются неопределенными.

Кроме этого технологические инновации сказываются на спросе на определенные профессии и навыки на рынках труда. Один из наиболее тревожных парадоксов заключается в том, что даже в условиях безработицы работодатели сегодня не могут найти работников нужной квалификации.

Безработица в регионе вроде бы не очень высока. По методологии МОТ в целом по Содружеству насчитывается 8,1 млн безработных или 5,9% к численности экономически активного населения. Официально зарегистрированных безработных меньше – 1,2%. Но с учётом поставленной задачи по модернизации и росту производительности труда безработица может возрасти, если не принять соответствующих мер.

В регионе меняется отраслевая структура занятости. Увеличивается доля работающих в сфере услуг. Она составляла в 2013 г. от 53% до 82%. При этом надо отметить неуклонное снижение работников в промышленности. Так, если в 2000 г. в странах региона они составляли 22%, 2005 – 20, то в 2013 г. – уже 18%.

Кстати сказать, в России Президентом поставлена задача по созданию 25 млн высокопроизводительных рабочих мест. По разным оценкам их уже создано от 9 до 15 млн. Но знаете где: в основном в сфере торговли и услуг. А на первом плане должна быть государственная политика по созданию принципиально новых достойных рабочих мест в инновационном секторе и реиндустриализация с модернизацией рабочих мест с совершенно иными условиями труда. И в каждой стране должны быть выбраны те отрасли промышленности, которые могут быть конкурентоспособны как в регионе, так и мире. Так, в России – это оборонка, космос, авиация, металлургия и ряд других.

Способствовать этому может и интеграция в регионе, которая создает благоприятные условия для свободы передвижения товаров, услуг, капиталов, рабочей силы. А это хорошая основа и для создания рабочих мест. Важно только, чтобы эти условия, национальное законодательство нацеливали капитал на создание именно достойных, а не отсталых рабочих мест. И национальные профцентры, и международные отраслевые объединения профсоюзов, и ВКП должны отслеживать и при необходимости вмешиваться в эти процессы.

Для того, чтобы в будущем можно было бы извлечь выгоды для экономического роста из повышения производительности труда, а не усиления эксплуатации трудящихся, больший акцент необходимо будет сделать и на том, чтобы работники обладали более высокими и востребованными профессиональными квалификациями и навыками. То есть требуется формирование нового поколения профессиональных кадров.

В ряде государств началась разработка новых профстандартов, на базе которых должны формироваться образовательные стандарты. Для того, чтобы переход к новой национальной системе квалификаций был осуществлен качественно и бесконфликтно, в этот процесс должны быть вовлечены все стороны социального партнерства.

Имеется богатая практика такого сотрудничества в странах ЕС, где работодатели и профсоюзы совместно разрабатывают профессиональные и образовательные стандарты, ведут прогнозирование потребностей на рынке труда и потребностей в обучении, переговоры по финансированию обучения.

Кстати сказать, в Италии за счет средств предприятий создано 14 отраслевых фондов для обучения, распоряжаются которыми соответствующие советы, состоящие на паритетных началах из представителей работодателей и профсоюзов. Во Франции около 90 таких отраслевых и региональных фондов.

В странах региона, к сожалению, бизнес пока не уделяет этому вопросу должного внимания. Расходы работодателей на профобучение во всех странах Содружества составляют всего от 0,2 до 0,5% от всех затрат по наемным работникам. Хотя можно привести примеры, когда работодатели выделяют значительные средства на подготовку кадров.

В наших странах есть богатый опыт подготовки кадров, когда теоретическое обучение сочеталось с практикой на рабочем месте, которой руководили мастера-наставники. Сейчас эта форма обучения обретает новую жизнь. Её стали называть дуальным образованием. Конечно, в условиях рыночной экономики необходимо хорошо продумать систему вознаграждения наставников. Тогда этот опыт сможет помочь в подготовке высококвалифицированных специалистов и стать надежным подспорьем в продвижении достойного труда.

Кроме этого важно учитывать, что за последние десятилетия кардинально изменилась система передачи знаний, а объем возрос многократно. Ежегодно обновляется 5% теоретических и 20% профессиональных знаний. Это выдвигает необходимость не только хорошего соответствующего базового профессионального образования, но и создания системы непрерывного образования человека в течение всей жизни. Это должно стать общегосударственной задачей. И профсоюзы должны принимать в её реализации более активное участие.



Среди условий, необходимых для формирования среды достойного труда, обязательными являются правовое регулирование трудовых отношений и определенное качество правоприменительной практики.

Изменение трудовых отношений потребовало изменений трудового законодательства. Профсоюзы были активными участниками этого процесса. И сегодня можно констатировать, что, например, дистанционный труд в Казахстане и России включен в сферу трудовых отношений и регулируется национальными трудовыми кодексами.

Однако сегодня работодатели для своей выгоды стремятся к неформальным или полуформальным отношениям в сфере труда, которые для них становятся все более привлекательными и имеют тенденцию к расширению. Это и работа без оформления трудового договора; и заработная плата в конвертах; и бессрочные отпуска; и работа сверх нормы без оплаты или компенсаций; и заемный труд, и труд нелегальных мигрантов и многое другое.

Такие изменения в практике трудовых отношений, объединенные общим термином «неустойчивая занятость», направлены именно на существенное ограничение или вообще снятие с предприятия социальной ответственности за своих работников, за создание достойных рабочих мест. Возникло даже новое понятие в отношении такой занятости – прекаризация1. Все это приводит к экономии затрат на персонал и ослабляет возможности профсоюзов добиваться улучшения условий найма для своих членов, работающих у данного работодателя.

Нередко неустойчивая занятость скрывается в теневом секторе экономики, где труд вообще никак не регулируется и незащищен, что требует более радикальных мер со стороны государств. Но даже в легальном секторе возникает все новые и новые проблемы. Всё это, безусловно, требует дальнейшего совершенствования трудового законодательства. И профсоюзы должны держать здесь руку на пульсе, поскольку трудовое законодательство стремятся либерализовать, что, безусловно, сузит сферу достойного труда.

До сих пор национальным профцентрам государств региона удавалось противостоять этим тенденциям. А борьба профсоюзов Грузии привела к существенной корректировке дискриминационного Трудового кодекса. Но намеренья деструктивных сил, заинтересованных в изменении трудового права и снятии всяких ограничений для эксплуатации наемных работников, с повестки дня не сняты.

Поэтому профсоюзы должны продолжить борьбу против применения неформального и все более незащищенного характера труда посредством укрепления и расширения трудового законодательства. С повестки дня не сняты и вопросы усиления контроля как со стороны государства, так и со стороны профсоюзов за его выполнением. И приоритетной задачей во всех странах должна стать борьба с теневой экономикой.

Важнейшей составляющей достойного труда являются здоровые и безопасные рабочие места. От производственных травм и заболеваний в мире ежегодно умирает свыше 2,3 млн работников, причем примерно 4% всемирного валового внутреннего продукта теряется из-за несчастных случаев и плохих условий труда.

По оценкам МОТ, в странах СНГ жертвами производственных травм ежегодно становятся примерно 12 млн мужчин и женщин. В отдельных государствах наблюдается даже динамика роста смертельных случаев на производстве. Так, в Кыргызстане по имеющимся данным в 2011 году произошло 30 смертельных случаев на производстве, в 2012-м - 36, а в 2013-м – уже 45.

Основными причинами подобного являются: несоответствие рабочих мест требованиям и нормам охраны труда и техники безопасности, не обеспечение средствами индивидуальной защиты, необходимыми материалами и механизмами, слабый контроль со стороны служб охраны труда или вообще их отсутствие, не прохождение сотрудниками обучения.

И хотя данные статистиков в большинстве стран региона свидетельствуют, что прямой производственный травматизм и число зарегистрированных профессиональных заболеваний снижается, озабоченность вызывает тот факт, что доля занятых на вредных и опасных производствах сокращается медленными темпами, а в ряде государств даже отмечается рост.

Отражением ухудшения условий труда и экологии рабочих мест является и рост инвалидности, которая существенно выше, чем в развитых странах. Все это еще раз доказывает, что модернизация старых и создание новых высокопроизводительных рабочих мест осуществляется пока слабо.

Нельзя сказать, что государства региона не принимают мер, чтобы улучшить ситуацию, совершенствовать систему управления охраной труда. Но положение дел требует усиления этой работы.

Прежде всего, речь идет о создании на предприятии условий, при которых охрана труда становится приоритетной задачей и система её управления признается проектом высшего уровня. Охрана труда должна реализоваться как часть корпоративной культуры, для внедрения которой выполняются все необходимые требования, а каждый работник должен быть заинтересован в ней и принимать непосредственное участие. Важно адаптировать программы охраны труда к особенностям малых и средних предприятий.

Вопросы безопасности должны стать обязательным элементом модернизации производства. При этом нельзя допускать преждевременного снятия льгот и компенсаций для работников при частичном или мнимом устранении вредных условий. Особое внимание следует уделить новым факторам неблагоприятного воздействия на работника, таким как напряженность труда, малоподвижность, стресс, длительное повышенное внимание и связанным с ними нервно-психическим и другим расстройствам здоровья.

В целом важно стимулировать направленность инвестиций на создание «зеленых рабочих мест», то есть рабочих мест с безопасными условиями труда, снижающими отрицательное воздействие на окружающую среду за счет сокращения потребления энергии и ресурсов, уменьшения выбросов, отходов и загрязнения, а также за счет сохранения или восстановления экосистем.

Среди условий труда важнейший показатель, характеризующий достойное рабочее место – это заработная плата. Достойная заработная плата должна обеспечивать работнику экономическую независимость, отдых, содержание семьи, возможность приобретения жилья, инвестирования в свое развитие. Достойная оплата – это и необходимое условие для модернизации стран региона.

К сожалению, мы не можем пока говорить о достойной зарплате в государствах региона. Речь идет не только и не столько о том, что уровень зарплаты намного меньше, чем во многих странах мира. В прошлом году среднемесячная зарплата составила от 148 долл. в Таджикистане до 940 долл. в России. Но при этом она фактически «проедается».

Доля расходов на покупку продуктов питания составляет в Кыргызстане, Таджикистане и на Украине 54–58%, в Азербайджане, Армении, Беларуси, Казахстане – 43-49%, в Молдове и России соответственно 37 и 31% потребительских расходов. Тогда как в развитых странах ЕС этот показатель не превышает 15%. По данным экспертного обследования, удельный вес населения, тратящего на продукты питание более половины зарплаты, составляет в Казахстане – 56%, в России – 61, в Беларуси – 72, в Азербайджане и на Украине –76%.

А чтобы купить скромное жилье семье, в большинстве государств региона среднестатистическому работнику нужно потратить практически всю жизнь, при этом не питаться, не одеваться, а только копить.

Кстати, по индексу недоступности жилья Москва вошла в тройку лидеров, уступив лишь городам Мумбаи и Шанхаю. Среднестатистический индиец должен копить на квартиру в Мумбаи 308 лет. Китайцу для переезда в Шанхай понадобится 233 года. Москва на этом фоне выглядит даже оптимистично – всего 144 года. Правда, если быть честным, здесь брали в расчёт квартиру в 100 метров и в престижном районе. Если же спуститься с небес на землю и взять в расчёт обычную «однушку» в панельном доме, то кое-что успеть за свою жизнь все-таки можно, но на это надо потратить среднестатистическому россиянину практически всю жизнь. Чуть лучше картина в Киеве – там 75 лет. В Кишиневе – 19 лет. И этот список можно продолжить. То есть жилье среднестатистическому жителю региона практически не купить.

Но среднемесячная зарплата – это «средняя температура по больнице». Все вы знаете, что в большинстве стран региона большое расслоение по уровню зарплаты. Более надёжный в этом плане ориентир – медианная заработная плата, то есть та, которая делит всех наёмных работников на две равные части. Одна половина получает больше этой черты, другая меньше. По последним статданным в 2012 году медианная зарплата составила в Казахстане 339 долл., а средняя по экономике 678 долл., на Украине – 114 и 379 долл. В 2013 г. в Беларуси она равнялась соответственно 473 и 573 долл., в России – 680 и 940 долл. То есть примерно половина работников в регионе получает зарплату ниже средней по экономике. При этом в целом по СНГ у 13 млн. заработок не превышает прожиточный минимум трудоспособного человека, который ряд экспертов называют «прожиточным минимумом бомжа».

Очень часто низкую зарплату получают и за квалифицированный труд. Взять, например, бюджетную сферу. Позорно низки зарплаты врачей, педагогов и работников культуры, то есть профессий, которые требуют хорошего образования.

И, кстати сказать, они в основном являются «женскими». Именно здесь закладывается гендерное неравенство в оплате труда. Соотношение уровня оплаты женщин и мужчин составляет по странам СНГ от 42 до 78%. Для сравнения в среднем по странам ЕС это 84%. Гендерная дискриминация на рынке труда сейчас признается большинством экспертов и политиков региона и серьезно обсуждается, но для того, чтобы она была решена, нужно значительное повышение зарплаты именно в бюджетном секторе.

Следует отметить, что только странам региона свойственен такой феномен как бедность работающих людей с образованием. Это длящаяся катастрофа требует существенного увеличения уровня доходов работающих. И государствами принимаются меры по повышению зарплат «бюджетникам». Однако, с учётом проводимой политики по сокращению государственных расходов во многих странах региона, эта работа проходит с большими издержками.

Кроме этого, одним из немногих инструментов государственного вмешательства в политику формирования уровня зарплаты является её минимальный размер. Он должен обеспечить воспроизводство рабочий силы. Сегодня же в большинстве стран региона «минималка» ниже даже прожиточного минимума, обеспечивающего только физиологическое выживание. И крайнюю озабоченность вызывает жесткое сопротивление со стороны социальных партнеров требованиям профсоюзов повысить минимальную зарплату. Мало того, в отдельных странах её еще больше обесценивают, пытаясь включить в этот размер компенсационные и стимулирующие выплаты.

Оценкой низкого уровня зарплаты выступает и такой показатель как доля оплаты труда в валовом внутреннем продукте, которая колеблется по странам СНГ от 14 до 51%. Только Россия и Украина достигли по отмеченному параметру европейского уровня. Однако в России во многом это результат статистических досчётов, включающих скрытую зарплату и смешанные доходы. Фактическая зарплатоемкость российского ВВП по оценкам экспертов составляет около 40%.

При этом в большинстве государств региона отмечается снижение этого показателя по сравнению с его пиковыми значениями, тогда как достающаяся капиталу доля прибыли возрастает. А это означает слабое участие труда в распределении созданного продукта. Существует реальная угроза дальнейшего снижения доли оплаты труда в ВВП, если не обеспечить адекватную государственную политику в сфере доходов. Но властные структуры, судя по всему, не собираются отказываться от политики сдерживания роста заработной платы. Наоборот, наступление на права трудящихся нарастает, несмотря на наличие массовой бедности и углубление социального неравенства. И профсоюзы будут бороться за справедливое распределение результатов труда.

К тому же сегодня «львиная доля» фонда оплаты труда достается незначительной группе работников. Например, в Казахстане и России на долю 20% высокооплачиваемых работников приходится соответственно 60 и 49% фонда. Да и в других странах региона отмечается несправедливое распределение доходов, когда на долю 20% богатейших приходится от 30 до 48% совокупного денежного дохода. Россия к тому же занимает одно из первых мест в мире по имущественному неравенству. В стране 110 миллиардеров владеют 35% всех национальных богатств.

Кстати сказать, Президент США Барак Обама озабочен неравенством в своей стране. Он отметил, что пришло время восстановить возможности для всех людей. И одно из первых решений в этом направлении было увеличение минимального размера заработной платы для госслужащих США.

Хотя официальная статистка в независимых государствах показывает относительно приемлемую степень дифференциации населения по уровню доходов в пределах 3-9 раз. Однако эти данные явно занижены. Они не отражают скрытых доходов. Ведь во многих странах региона более половины ВВП производится теневой экономикой, и здесь крупные средства присваиваются небольшой группой людей. Или возьмите оффшорные зоны. В случае учёта этих факторов, по оценкам специалистов, уровень дифференциации в ряде стран может достигать 60–70 раз.

В условиях низкой заработной платы и значительного расслоения важную роль с точки зрения социальной справедливости в дележке созданного национального продукта играет государственная система распределительных отношений. И прежде всего через госбюджет, основным источником которого являются налоги.

В ВКП в прошлом году был проведен анализ сложившихся налоговых систем в государствах региона. Отмечая важную роль налоговой политики при формировании модели развития, мы пришли к выводу, что действующие в большинстве государств региона системы не содействуют решению назревших социально-экономических задач, социально несправедливы и носят в основном только фискальный характер.

Был поставлен вопрос о ликвидации дискриминации налогообложения трудовых доходов по сравнению с нетрудовыми, введении прогрессивной шкалы налогообложения доходов граждан, налога на роскошь, повышении эффективности борьбы с уклонением от уплаты налогов и уходом в оффшорные зоны и других мерах. И самое главное – действующая налоговая система не должна ограничивать реализацию гражданами их конституционных прав на достойную жизнь.

Взять хотя бы подоходный налог с граждан. Мало того, что зарплата у многих работников ниже прожиточного минимума, так с неё еще берут налог. А плоская шкала, действующая в ряде стран нашего региона, приводит к тому, что бедные беднеют, а богатые богатеют.

Абсолютное большинство стран мира используют прогрессивную шкалу в целях разумного перераспределения доходов богатых к бедным. Примером общественного согласия при решении проблем налогообложения являются такие социально ориентированные страны, как Швеция, Бельгия, Нидерланды, Франция, Германия. Там ставки подоходного налога богатых очень высокие, но люди платят, а с бедных не берут ничего. Даже страны, развитие которых построено на либеральной концепции, где каждый выживает сам по себе, определились с тем, что прогрессивный подоходный налог – это справедливо.

В США, например, более 80% поступлений подоходного налога обеспечивают 20% самых богатых граждан США. Следующая по доходам группа (20%) добавляет к этой сумме еще 14 процентов. В итоге 94% всего подоходного налога в США выплачивают 40% населения.

Кстати, сейчас, когда Украина попала в сложное экономическое положение, одной из мер предотвращения финансовой катастрофы и создания предпосылок для экономического роста будет внедрение с 1 июля 2014 г. прогрессивной шкалы налогообложения граждан со ставками: от 15% на доходы до 10 прожиточных минимумов (это чуть больше тысячи долл.) до 30% – на доходы свыше 66 прожиточных минимумов (около 7 тыс. долл.).

Необходимость совершенствования сложившихся налоговых систем в регионе представляется насущной задачей, и профсоюзы должны активно отстаивать здесь свою солидарную позицию, в полной мере используя возможности социального партнерства.

В целом продвижение к достойному труду и социальной справедливости невозможно без хорошо отлаженного социального диалога – для профсоюзов мира это аксиома. Сегодня это, пожалуй, главенствующий способ решения проблем в сфере социально-трудовых отношений. Между тем в мире всё чаще раздаются голоса, в основном из предпринимательских кругов, ставящие под сомнение необходимость трипартизма и социального диалога, в первую очередь, его главного инструмента – коллективных переговоров. Взамен предлагаются различного рода эрзацы. Эти поползновения крайне опасны и должны получать – и получают! – решительный отпор со стороны профсоюзов, что, кстати, и произошло на 9-м Европейском региональном совещании в Осло.

Говоря о социальном диалоге, нельзя пренебрегать таким фактором, как стремительное и повсеместное возрастание роли ТНК. Сегодня это – крупнейший совокупный работодатель в мире. Он весьма строптив и не вписывается в привычные рамки социального диалога. Всё это тормозит развитие профсоюзного движения и социального диалога, а значит, и наше продвижение к достойному труду.

Как нам строить социальный диалог с участием ТНК в глобальном, региональном масштабе и на национальном уровне? Как заставить их нести свою, соразмерную долю ответственности за уважение трудовых норм? Наконец, как интегрировать транснационального работодателя в систему МОТ? Эти и другие вопросы мы неоднократно поднимали в рамках Международной организации труда, и по мере продвижения к реализации идеи достойного труда, ответы на них предстоит искать не одним только профсоюзам, но всем участникам социального партнерства.

Конечно, цель достойного труда и социальной справедливости – это глобальная цель, которую только предстоит достичь. И на каждом этапе развития мы будем вкладывать в неё своё содержание. Но главное – это не сбавлять скорости при движении к этой цели. А для этого необходимо иметь четкую программу действий для современного этапа развития.

Было бы правильным сконцентрировать сейчас внимание профсоюзов в независимых государствах региона и отраслях на разработке перечня стандартов достойного труда, их конкретных значений для сегодняшних условий, и под каждый стандарт разработать совместно с социальными партнёрами план действий для его достижения на определённый период.

На данном этапе развития, думается, следует всеми доступными средствами добиваться достижения следующих социальных рубежей.



Первое. В ближайшие пять лет не менее половины рабочих мест должно быть достойными.

Второе. Использовать активную политику на рынке труда и не допускать уровня безработицы выше 5%. Добиться для молодых людей, окончивших среднее или высшее учебное заведение, гарантий первого рабочего места.

Третье. Государственная политика должна обеспечивать соответствие системы доступного и качественного образования реальной структуре рабочих мест в экономике и спросу на рынке труда.

Четвертое. Существенно поднять среднюю заработную плату. А минимальный её размер – на уровень не ниже прожиточного минимума, а затем переход к более высокому социальному стандарту – минимальному потребительскому бюджету.

Пятое. Придать системе налогообложения более прогрессивный характер для уменьшения неравенства путем механизма перераспределения доходов.

Но все это станет возможным, если будет скорректирована доминирующая сейчас либеральная рыночная модель. И профсоюзы с помощью социального диалога могли бы оказать существенное влияние на формирование новой стратегии роста, где достойный труд выступает в качестве стержня социального, экономического и экологического развития, играет главную роль в обеспечении сбалансированности и социальной справедливости.



Именно труд как решающий фактор развития в условиях ХХI века, в условиях глобализации должен быть выдвинут на первый план и быть в почете. А человек труда должен иметь достойные условия труда и жизни. И профсоюзы приложат максимум усилий для достижения этой цели.

 Доклад на Международной научно-практической конференции «За достойный труд и социальную справедливость» 10.04.2014 в Москве. Все выделения в тексте – авторские

1Понятие «прекаризация» в отношении занятости означает ее неустойчивость, выражающуюся в: а) принудительной для работника неполной занятости в официальной экономике; б) заключении с работниками срочных трудовых или гражданско-правовых договоров вместо бессрочных трудовых отношений; в) найме работников через посредничество частных агентств занятости с нарушением их трудовых и социальных прав; в) полном или частичном демонтаже официальных договоров и переводе трудовых отношений в неформальные формы и др. формах трудовых отношений, сопровождающихся снижением социальной защищенности и ростом социальной уязвимости работников. Все это часто сопровождается утратой работниками части зарплаты и социальных гарантий, а также уменьшением или потерей ими социальной защищенности, прежде всего, от увольнений, обязательного соцстрахования, социальных выплат со стороны работодателей, обусловленных изменением характера трудовых отношений.




Достарыңызбен бөлісу:




©dereksiz.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет